Поиск эффективной бизнес-модели в рамках существующих парадигм экономической сложности и создания стоимости: пример калининградских мебельных предприятий

Баринов А.Я.1, Волошенко К.Ю.2, Дрок Т.Е.2
1 Калининградская школа международного бизнеса, Россия, Калининград
2 Балтийский федеральный университет им. И. Канта, Россия, Калининград

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Баринов А.Я., Волошенко К.Ю., Дрок Т.Е. Поиск эффективной бизнес-модели в рамках существующих парадигм экономической сложности и создания стоимости: пример калининградских мебельных предприятий // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 239-256. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111914.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45611386

Аннотация:
Авторы продолжают серию своих публикаций в рамках научного проекта, посвященного экономике сложности и выбору отраслевых стратегий регионами России в новой парадигме создания ценности на примере Калининградской области. В настоящей статье ими предпринята попытка разработать прикладной подход к объяснению выбора эффективной бизнес-модели на уровне компании с точки зрения сложности продукта и характеристик цепочки создания стоимости. Авторы в своем исследовании опираются на концепции экономической сложности, создания стоимости и добавленной стоимости. Оценка механизма формирования добавленной стоимости, выявления перспектив и проблем развития мебельных предприятий, не производящих сложной продукции, и всего мебельного сектора Калининградской области проведена на базе их обследования при поддержке Ассоциации калининградских мебельщиков. Ключевая задача проводимого исследования состояла в обосновании выбора стратегии развития и бизнес-модели компаниями в группе производств с невысоким потенциалом сложности, которая бы обеспечивала упрочение и расширение их позиций в цепочках ценности и поддерживала последующий рост добавленной стоимости в целом на уровне отрасли или сектора. Практическая значимость исследования состоит в определении взаимосвязи выбора бизнес-модели с особенностями цепочек создания ценности с точки зрения увеличения добавленной стоимости в мебельном секторе эксклавного региона.

Ключевые слова: бизнес-модель, экономическая сложность, регион, цепочка создания стоимости, мебельное производство

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и правительства Калининградской области в рамках научного проекта № 19-410-390002 «Экономика сложности и выбор отраслевых стратегий регионами России в новой парадигме создания ценности на примере Калининградской области».

JEL-классификация: M11, M21, O33, L68



Введение

В условиях возрастающей роли фактора научно-технологического развития и концептуальных положений создания ценности в глобальных, национальных и региональных цепочках перед компанией встает задача поиска эффективной бизнес-модели. Однако в последние годы все большее влияние на этот выбор стала оказывать и парадигма сложности экономики. В теории и практике региональной экономики сегодня расширяется доказательная эмпирическая база, появляются дополнительные факты в пользу понимания потенциала сложности продукта и в целом сложности экономики как основополагающего базиса в будущем развитии компаний, отраслей и секторов, как следствие для роста благосостояния экономики. Это обусловливает возникновение и актуальность решения комплекса новых научно-практических задач.

Цель исследования состоит в поиске эффективной бизнес-модели в современных парадигмах сложности экономики и создания ценности на примере мебельного сектора Калининградской области.

Используя теоретические положения концепций сложности экономики, создания ценности и добавленной стоимости, в настоящем исследовании рассматривается методический подход к анализу альтернативных вариантов бизнес-моделей компаний в цепочках ценности через оценку их значения с точки зрения влияния на формирование добавленной стоимости в отрасли. В качестве объекта исследования выбраны мебельные предприятия эксклавного региона, не относящегося к категории отраслей, производящих сложную продукцию. Исходные данные сформированы по результатам обследования предприятий мебельного производства Калининградской области.

В рамках исследования проанализированы особенности создания и роста добавленной стоимости в мебельной отрасли, учитывались различные формы организации производства и реализации продукции, специфика формирования цепочек по видам мебельной продукции.

В качестве основного ограничения исследования применительно к различным регионам выступает информационное обеспечение разрабатываемых бизнес-моделей мебельных производств. В каждом отдельном случае требуется серьезная методическая подготовка информационной базы в соответствии с задачами проводимых оценок и характером управленческих решений. Данные бизнес-модели не могут в чистом виде быть перенесены в практику хозяйственной деятельности мебельных компаний других регионов континентальной России.

Научная новизна проводимого исследования обусловлена разработкой эффективной бизнес-модели в современных парадигмах экономики сложности и создания ценности мебельных компаний региона. Значимость и применимость результатов исследования определяется динамично меняющимися факторами внешней среды, изменениями условий хозяйствования, экономико-географическим положением региона.

Гипотеза исследования. Построение эффективной бизнес-модели в рамках существующих парадигм экономической сложности и создания стоимости позволит оценить возможности и угрозы для роста экономической эффективности и конкурентоспособности мебельных предприятий Калининградской области как на национальном, так и на международном уровне.

В теории и практике региональной экономики на сегодняшний день расширяется доказательная эмпирическая база, появляются дополнительные факты в пользу понимания потенциала сложности продукта и в целом сложности экономики как основополагающего базиса для развития компаний, отраслей и секторов [1, 2] (Hausmann et al., 2011; Roos, 2017). По этой причине известные подходы к бизнес-модели через корпоративную стратегию, бизнес-процессы и создание стоимости [3–5] (Al-Debei, Avison, 2010; Fielt, 2014; Verhoeven, Johnson, 2017) требуют учета логики сложности. Особое влияние оказывают технологические изменения, глобализация, цифровизация экономики [6] (Dementiev, Ustyuzhanin, Evsukov, 2018), а также современные экологические требования и условия [7, 8] (Veisten, 2007; Carrillo-Hermosilla, Gonzalez, Konnola, 2009).

Актуальность поиска эффективных механизмов роста и управления распределением добавленной стоимости при формировании ценности [9] (Gereffi, Humphrey, Sturgeon, 2005) с учетом фактора сложности продукта определяет комплекс новых научно-практических задач. В частности, это обоснование выбора бизнес-модели компаниями в группе производств с невысоким потенциалом сложности. Решение указанной задачи в данной работе предлагается на примере компаний мебельного кластера Калининградской области.

Различные виды мебели в рейтингах мировой торговли относятся к товарам с невысоким уровнем сложности. Близкое к периферийному положение мебельной отрасли в мировом продуктовом пространстве свидетельствует о слабом потенциале перехода к технологически более сложным  продуктам [1] (Hausmann et al., 2011). Это может указывать, помимо прочего, на отсутствие возможностей включения в глобальные цепочки ценности. Поэтому для таких отраслей в случае невысокой диверсификации экспортной корзины страны (региона) обоснованным является фокусирование  на достижении эффекта масштаба, в обратном случае – на  создании  недостающих  производственных ингредиентов для производства промежуточных или конечных товаров [10] (Lyubimov, Lysyuk, Gvozdeva, 2018). Это возможно или за счет повышения  технологического  уровня  уже  экспортируемых простых  товаров, или поиска источников сокращения затрат на производство единицы продукции.

В Калининградской области мебельное производство характеризуется как невысоким технологическим уровнем, так и недостаточным числом компетенций – производственных ингредиентов, при этом в них фиксируется высокая доля импорта [11] (Barinov, Drok, 2016). Учитывая слабую диверсификацию калининградского экспорта (с учетом вывоза товаров в другие регионы России), в промышленной политике для мебельной отрасли с точки зрения экономической сложности одним из критериев роста становится развитие существующих производственных  ингредиентов. Это, соответственно, предполагает уже на уровне компаний выбор между двумя альтернативными стратегиями – удешевления выпуска продукции или дифференциации, неразрывно связанной с технологическим развитием. В анализе бизнес-моделей растет значение критериев формирования добавленной стоимости и достижения операционной эффективности. В этой связи в настоящем исследовании при оценке вариантов бизнес-моделей мы изучаем взаимосвязь сложности продукции, создания ценности и показателей операционной деятельности.

Разработанный подход к обоснованию выбора эффективной бизнес-модели через сложность и ценность имеет высокую научно-практическую значимость. С одной стороны, это инструмент для оценки мер обеспечения роста экономической эффективности и конкурентоспособности предприятий как на национальном, так и на международном уровне. С другой стороны, мы развиваем методические основы для понимания формирования эффективной бизнес-модели с учетом концептуальных положений сложности продукта и знания о механизмах формирования ценности. В качестве основного ограничения по использованию приведенного в статье подхода выступает формирование репрезентативной базы исходных данных как для построения бизнес-моделей, так и последующего моделирования добавленной стоимости. В каждом конкретном случае требуется организация специальных обследований предприятий отрасли и сбор фактических данных по финансово-экономическим показателям.

Следуя логике исследования, в настоящей статье приводятся теоретические положения экономической сложности и цепочек ценности применительно к формированию моделей бизнеса, рассматриваются вопросы методологии исследования, обсуждаются результаты поиска бизнес-моделей на примере мебельного кластера Калининградской области, а также даются некоторые предложения в части выбора эффективной бизнес-модели при современных условиях и ограничениях развития отрасли.

Теоретический обзор: сложность экономики и цепочки ценности для бизнес-моделей

В рамках теории стратегического менеджмента бизнес-моделирование строится на базе трех основных методологических подходов: информационного, ценностного и ресурсного. Причем последний подход стал основой для развития теории конкурентных преимуществ и концепции цепочки создания ценности [12] (Porter, 1985). Эта идея принадлежит Дж. Томпсону, который внес значительный вклад в развитие науки об администрировании [13] (Thompson, 1967).

В своей работе [14] (Purnomo et al., 2014) рассматривают вопросы укрепления института мелких производителей мебели для повышения добавленной стоимости. Цепочка создания стоимости обеспечивает системное представление о производстве и использовании определенного продукта или услуги. В нем описываются действия, необходимые для того, чтобы вывести продукт или услугу из концепции или дизайна на различных этапах производства, от доставки до конечного потребителя и утилизации после использования и переработки [15, 16] (Kaplinsky, Morris, 2000; Schmitz 2005). Другие авторы [17] (Herr et al., 2006) предложили использовать анализ цепочки создания стоимости (value-chain analysis, VCA) для модернизации мебельной промышленности, процесс, который направлен на повышение экономической конкурентоспособности предприятий и оказывает положительное влияние на социальное развитие.

Концепция экономической сложности делает акцент на том, как производственный процесс конкретного продукта подразумевает взаимодействие нематериальных активов (знаний и возможностей) и как их сочетание приводит к конкурентоспособным продуктам, а также к возникающей глобализации и взаимосвязанности мирового рынка, где конкурируют национальные экономики и их набор возможностей [19] (Voloshenko, Drok, Farafonova, 2019).

Помимо исследований экономической сложности на межнациональном уровне, известны попытки рассмотрения данной теории на национальном уровне и ее распространения на субнациональные образования внутри стран. Эти вопросы рассматривались авторами и в других своих работах [19, 20] (Voloshenko, Drok, Farafonova, 2019; Drok, Voloshenko, 2020).

Однако отмечены затруднения для проведения подобных анализов, связанные с ограничениями концептуальных и статистических данных [21] (Ruus, Voloshenko, Drok, Zverev, 2020). В связи с чем особого внимания заслуживают различные подходы, к которым прибегают специалисты.

В России в последние годы также отмечается интерес к вопросам применения теории экономической сложности, однако у исследователей нет еще четкого представления о влиянии теории экономической сложности на цепочки создания ценности для бизнес-моделей компаний.

В настоящее время российскими учеными освещаются научные принципы и практика применения известных подходов к измерению экономической сложности регионов России [22, 23, 10] (Kadochnikov, Fedyunina, 2013; Kravchenko, Ageeva, 2017; Lyubimov, Lysyuk, Gvozdeva, 2018).

Возможности применения экономической сложности на уровне решения вопросов бизнес-моделей обусловлены как общими теоретическими положениями, так и формированием необходимого знания о том, как должна и будет меняться экономика страны (региона) для роста благосостояния. С точки зрения конкретного бизнеса данное знание имеет критическое значение. Через понимание основных текущих и будущих трендов в развитии мирового рынка и в изменении сложности профильной продукции отрасли, состава и уровня требуемых компетенций для достижения сравнительных преимуществ формируется стратегия развития для отдельных секторов, отраслей и производств, что является основанием для выбора стратегии бизнеса и последующего поиска эффективной бизнес-модели.

До настоящего времени не было серьезной попытки увязать концепции экономической сложности и создания ценности для целей разработки эффективных бизнес-моделей, учитывающих соотношение продуктовой сложности, добавленной стоимости и операционной эффективности. Однако очевидность и практическую значимость такой работы нельзя недооценивать. В современных условиях все четче ощущается зависимость уровня процветания и возможностей развития бизнеса от быстроты реакции на происходящие внешние изменения, способности компаний действовать в соответствии с меняющимися требованиями и трендами мировых рынков. Процессы усложнения экономики и продукции начинают оказывать все более решающее влияние на формирование и распределение добавленной стоимости в цепочках ценности и, соответственно на последующий выбор бизнес-модели. По всему миру компании различных отраслей внедряют новые модели бизнеса, сосредоточенные на конкретном звене цепочки создания ценности, тем самым изменяя и даже разрушая конкурентные преимущества фирм с интегрированными цепочками.

Данные и методология: поиск эффективной бизнес-модели

Основываясь на концептуальных положениях теории экономической сложности и создания ценности, в рамках настоящего исследования авторами разрабатывается подход к вариативному анализу и оценке бизнес-моделей. Предложена и апробирована следующая последовательность шагов в решении научно-практической задачи поиска эффективной бизнес-модели с использованием традиционных и авторских методов и алгоритмов:

1) изучение продуктовых цепочек создания ценности и анализ особенностей формирования и распределения добавленной стоимости;

2) построение бизнес-моделей и их анализ по различным критериям;

3) обоснование выбора эффективной бизнес-модели.

Авторами данной статьи применяется подход, который был апробирован в рамках проекта по созданию университетской информационно-аналитической системы поддержки региональных социально-экономических исследований БФУ им. И. Канта. Результаты исследования и разработок опубликованы в серии работ [11, 24, 25] (Barinov, Drok, 2016; Voloshenko, Ponomarev, 2017; Soldatova, Voloshenko, 2016). В рамках подхода предложено изучать продуктовые цепочки, последующая детализация которых осуществляется через анализ межотраслевых связей. Это позволяет установить основные виды деятельности (звенья) цепочек, участвующие в создании стоимости продукта для конечного потребителя, идентифицировать участников цепочки, оценить их позиции, в конечном счете выявить особенности формирования и распределения создаваемой добавленной стоимости в цепочке.

По результатам оценки продуктовых цепочек с учетом специфики технологии производства анализируемой продукции выявляются особенности бизнес-моделей. При анализе бизнес-моделей учитывается способ организации производства. Оценивается значение и доля бизнес-процессов на различных звеньях цепочки создания стоимости. Полученные данные о бизнес-процессах и анализ их значения в цепочках ценности позволяют выделить варианты бизнес-моделей с точки зрения конкурентных стратегий [26] (Voelpel, Leibold, Tekie, Von Krogh, 2005) и данных эмпирических исследований в отрасли.

На основе результатов изучения цепочек ценности и бизнес-моделей оценивалась их взаимосвязь с типами конкурентного доминирования. В качестве базовых категорий использовались такие как сложность цепочки ценности и технологическая сложность продукции. В настоящем исследовании сложность цепочки ценности характеризуется нами как степень участия предприятия в формировании и распределении добавленной стоимости по всем звеньям цепи. Сложность цепочки зависит от уровня интегрированности предприятия в целом и производства его отдельных продуктов в глобальную цепочку ценности [27] (Avdasheva, Budanov, Golikova, Yakovlev, 2005), инвестиционной политики предприятия и выбранной конкурентной стратегии, а также от многих внешних факторов в контексте стратегических задумок руководства. Особенности формирования и распределения добавленной стоимости в цепочке ценности предопределяют уровень технологической сложности производства продуктов: чем больше звеньев цепочки в совокупном вкладе в создании основной части ценности продукта, тем выше будет уровень технологической сложности его производства и самой продукции. При этом возможности технологического усложнения продукции напрямую зависят от производственных ингредиентов (компетенций), которыми располагает компания. Поэтому в настоящем исследовании особое внимание уделялось анализу и оценке производственных ингредиентов – компетенциям, которые потенциально или фактически влияют на формирование ценности и ее распределение в цепочке.

Применительно к мебельному кластеру на основе данных обследования предприятий рассматривается уровень компетенций – производственных ингредиентов (относительно высокий и относительно низкий) по отношению к технологической сложности продукции и с учетом собственно сложности цепочки ценности. В практическом плане рассматривается проблема перехода между возможными вариантами бизнес-модели в условиях выбора типа конкурентного доминирования, уровня сложности цепочки ценности и технологической сложности продукции. В качестве важного критерия выбора бизнес-модели остается операционная эффективность.

Обоснование выбора эффективной бизнес-модели проводится на основе результатов моделирования добавленной стоимости при одновременной оценке показателей операционной деятельности предприятия. В настоящем исследовании используется операционная модель3. Расчеты проводятся по критериям посредством установления сценарных условий. В частности, на примере мебельного кластера Калининградской области анализировалось влияние изменения географии и логистики, технологий и дизайна, доли импортных производственных ингредиентов. В результате в сравнении с заданными начальными условиями создания ценности при производстве продукции моделируются соответствующие изменения в добавленной стоимости, прибыли, затратах на ресурсы внешних контрагентов и др. По результатам расчетов производится итерационный анализ выбора бизнес-модели. В качестве критериев эффективности выступают:

1) соответствие расчетных показателей выбранной конкурентной стратегии;

2) операционная эффективность;

3) наибольшая величина создаваемой добавленной стоимости.

Информационная база для построения бизнес-моделей, анализа цепочек ценности и последующего моделирования сформирована на основе статистических данных, результатов глубинных интервью и анкетирования предприятий.

Для исследуемого мебельного кластера Калининградской области обследование проводилось при поддержке Ассоциации калининградских мебельщиков (АКМ), выборка включала предприятия – члены АКМ.

Результаты и обсуждения

Для мебельной отрасли значительное влияние на сложность цепочки, помимо прочего, оказывает число внешних поставщиков товаров и (или) услуг. Поэтому в данном исследовании авторы выделяют и анализируют две крайние категории продукции мебельного производства компаниями региона:

1. Продукция с высоким уровнем сложности цепочки ценности, для производства которой свойственны значительные инвестиции в производственные ингредиенты, в частности в обеспечение технологической гибкости; широкий ассортимент; высокие издержки, связанные с инновационной рефлексией компании.

2. Продукция с низким уровнем сложности цепочки ценности, для производства которой характерны большие закупки комплектующих и полуфабрикатов; организация сборочного производства; ограниченные компетенции (производственные ингредиенты).

Концентрация преимущественно на первой категории продукции может порождать как высокие, так и низкие издержки, что является следствием целевой направленности формирования сложного производственного потенциала предприятия. Наоборот, производство относительно простой продукции опирается на большие поставки комплектующих деталей. Производство мебели в этом случае, по сути, является сборочным при ограниченных компетенциях компании. Отказ от простой продукции и низкотехнологичного производства требует определенных инвестиций в те или иные компетенции, которые формируют новые звенья цепочки создания стоимости.

Уровень экономической сложности продукции мебельной отрасли в целом и с учетом уровня сложности цепочки ценности в условиях конкретного предприятия определяли содержание процесса поиска бизнес-модели – пространство решений между стратегией низких издержек и стратегией дифференциации. Соответственно, выбор конкурентной стратегии предприятия обусловливался сложностью и технологическими возможностями цепочки ценности для достижения желаемой позиции на рынке. Лидерство по издержкам или претензия на доминирование на рынке на основе дифференциации требует инвестиций. Их характер и будет определять бизнес-модель предприятия (рис.).

Сложность цепочки ценности
Относительно высокая
B. Инвестиционная модель массового производства
C. Инвестиционная модель дифференцированного производства

Инвестиции в расширение цепочки создания стоимости
Низкие удельные издержки
Увеличение доли добавленной стоимости
Высокий потенциал расширения стандартного ассортимента
Массовые продажи
Цена диктуется рынком
Развитая система распределения стандартного продукта

Инвестиции в расширение цепочки создания стоимости
Создание дифференцированного продукта
Увеличение доли добавленной стоимости
Высокий потенциал расширения ассортимента дифференцированных продуктов
Продажи под запрос узкого клиентского сегмента
Цена диктуется уровнем ценности дифференциации
Развитая система распределения дифференцированного продукта

А. Модель сборочного производства
D. Инновационная модель
Относительно низкая

Инвестиции в поставки комплектующих
Низкие удельные издержки
Низкая доля добавленной стоимости
Высокий потенциал расширения ассортимента стандартных продуктов
Массовые продажи
Цена диктуется рынком
Развитая система распределения

Инвестиции в технологические инновации
Низкие удельные издержки + дифференциация продукта
Увеличение доли добавленной стоимости
Высокий потенциал расширения ассортимента новых продуктов
Массовые продажи
Цена формируется уровнем инновационности продукта с учетом финансовых возможностей массового клиента
Развитая система распределения инновационного продукта

Низкие издержки
Дифференциация
Тип конкурентного доминирования
Рисунок. Сравнительный анализ формирования бизнес-моделей мебельного производства по критериям «Сложность цепочки ценности – Тип конкурентного доминирования»

Источник: составлено авторами.

Модель А «Сборочное производство» соответствует одному из основополагающих тезисов теории экономической сложности, что низкая продуктовая сложность при невысокой дифференциации экспортного портфеля подталкивает к выбору стратегии удешевления продукции. В этом случае предприятия выбирают одну из самых простых бизнес-моделей в условиях минимальной технологической сложности и простой цепочки ценности. Этой модели присущи большие закупки комплектующих, высокие издержки на их транспортировку и хранение, низкий уровень добавленной стоимости, наличие узкоспециализированных базовых компетенций в отдельных звеньях цепочки ценности. Последнее порождает производство технологически простых продуктов. С применения данного типа модели начинали свою производственную деятельность большинство мебельных предприятий Калининградского кластера. Это было оправдано на начальном этапе развития при невысоком уровне конкуренции и неразвитых клиентских запросах.

Однако развитие рынка и продукта требует поиска новых подходов к формированию эффективной бизнес-модели. Возможны три траектории движения компании. Если предприятие делает ставку на конкурентную стратегию лидерства по издержкам (на массовое производство стандартной продукции и снижение удельных затрат) при повышении в конечном итоге уровня добавленной стоимости, то предприятие переходит к Модели В «Инвестиционная модель массового производства». Предприятия, как правило, выходят за рамки региона и пытаются выстраивать сеть распределения на федеральном уровне.

Если предприятие пытается выйти за рамки производства стандартной продукции и перейти к выпуску технологически более сложных продуктов, то необходимы инвестиции в новые компетенции (в новые производственные ингредиенты). Повышение уровня компетенций в отдельных звеньях цепочки ценности позволит создать собственное производство в тех звеньях цепочки, которые порождают дифференциацию конечного продукта. Это предполагает перейти либо к Модели С «Инвестиционная модель производства дифференцированного продукта», либо инвестировать в технологические инновации – Модель D «Инновационная модель». Отличие этих бизнес-моделей друг от друга состоит в том, что при поиске дифференциации в Модели D мы выходим на технологические инновации, порождающие два эффекта одновременно: низкие издержки и новый дифференцированный продукт. Модель C предполагает иной результат: рост удельных издержек, которые возникают при инвестициях в производстве дифференцированного продукта. Нам представляется, что в мебельной отрасли при производстве некоторых продуктов следует рассматривать возможность реализации на практике Модели D. Так, технологические инновации по созданию новых материалов для производства кухонных фасадов в совокупности с созданием нового дизайна могут породить «голубой океан» при незначительных изменениях в технологии собственно производства кухни. Если же в этом примере технологическая сложность производства растет, то бизнес-модель D дрейфует в сторону Модели C. Однако этот вопрос требует дальнейших исследований.

Заключение

Проблема стратегического выбора и соответствующей конкурентному типу доминирования бизнес-модели в условиях сложившегося уровня технологий, компетенций, особенностей отраслевого рынка все еще остается для компаний открытым вопросом. Доступные сегодня аналитические инструменты, методы, модели и подходы не дают системного представления о выборе эффективной бизнес-модели. Это особенно отчетливо проявляется в периоды кризиса, неустойчивости и неопределенности. Проблема, по мнению авторов статьи, состоит в том, что не учитывается связность и обоюдное влияние на деятельность компаний сложности продукции с учетом особенностей формирования и распределения добавленной стоимости в цепочках ценности. Как результат, выбор бизнес-модели базируется исключительно на оценке и ожидаемом изменении внутренних элементов с ориентацией на внешние факторы экосистемы. Все это в полной мере относится к отраслям, выпускающим несложную продукцию, в нашем случае это мебельное производство.

Принципиальные положения подхода к поиску эффективной бизнес-модели состоят в оценке в конкретных условиях конкурентного доминирования сложности цепочки ценности и связанной с ней технологической сложности продукции, а также уровня компетенций – производственных ингредиентов. Сложность цепочки влияет, а при прочих равных условиях – предопределяет технологическую сложность продукции. Выбор конкурентной стратегии предприятия тесно связан с технологическими возможностями и производственными ингредиентами, а они, в свою очередь, с уровнем сложности выпускаемой продукции. В результате мы наблюдаем следующую обусловленность выбора бизнес-модели компании: сложность цепочки ценности – технологическая сложность продукции – тип конкурентного доминирования – производственные ингредиенты (компетенции).

Так, на примере предприятий мебельной отрасли в ходе исследования определены варианты моделей бизнеса в зависимости от уровня сложности их цепочки ценности и вида конкурентного преимущества, которого они придерживаются. Для типа конкурентного доминирования по низким издержкам рассматривается модель сборочного производства и инвестиционная модель массового производства, предполагающая постепенное усложнение цепочки. Для стратегии дифференциации усложнение цепочки продиктовано переходом от инновационной модели к инвестиционной модели дифференцированного производства.

Результаты исследования выявили ряд ограничений, но в то же время обозначили еще больше вопросов, представляющих научно-практический интерес и составляющих пространство будущих исследований. Основными лимитирующими факторами исследования выступали следующие.

Во-первых, трудности формирования информационной базы данных и необходимость ее периодического обновления.

Во-вторых, объективность выводов могла бы быть выше в случае большего охвата несвязанных отраслей, так как в данной работе изучается только мебельная отрасль.

В-третьих, работа ограничивается только кейс-стади Калининградской области.

Включение в обследование предприятий других регионов существенно бы повысило научную значимость результатов. Большинство указанных ограничений связаны с бюджетными лимитами и высокой трудоемкостью. Однако считаем, что данная работа может быть выполнена проектными группами в рамках различных форм научной коллаборации при поддержке бизнеса.

Апробация разработанного подхода на отдельных предприятиях региона подтверждает практическую значимость результатов работы, работоспособность и потенциал развития данного инструментария для бизнеса. Методические особенности формирования исходной информационной базы, построения бизнес-моделей и оценки цепочек ценности делают их доступными для других видов продукции, отраслей и регионов.


Источники:

1. Hausmann R., Hidalgo C. A., Bustos S., Coscia M., Chung S., Jímenez J., Simoes A., Yildirim M.A. The Atlas of Economic Complexity: Mapping Paths to Prosperity. - Cambridge, MA: MIT Press, 2011.
2. Roos G. Technology-Driven Productivity Improvements and the Future of Work: Emerging Research and Opportunities. - Hershey, PA: IGI Global, 2017.
3. Al-Debei M., Avison D. Developing a unified framework of the business model concept // European Journal of Information Systems. – 2010. – № 3. – p. 359-376. – doi: 10.1057/ejis.2010.21.
4. Fielt E. Conceptualising Business Models: Definitions, Frameworks and Classifications // Journal of Business Models. – 2014. – № 1. – p. 85-105. – doi: 10.5278/ojs.jbm.v1i1.706.
5. Verhoeven B., Johnson L.W. Business Model Innovation Portfolio Strategy for Growth Under Product Market Configurations // Journal of Business Models. – 2017. – № 5. – p. 35-50. – doi: 10.5278/ojs.jbm.v5i1.1924.
6. Дементьев В.Е., Устюжанина Е.В., Евсюков С.Г. Цифровая трансформация цепочек создания ценности: «улыбка» может оказаться «хмурой» // Журнал институциональных исследований. – 2018. – № 4. – c. 58-77. – doi: 10.17835/2076-6297.2018.10.4.058-077.
7. Veisten K. Willingness to pay for eco-labelled wood furniture: choice-based conjoint analysis versus open-ended contingent valuation // Journal of Forest Economics. – 2007. – № 1. – p. 29-48. – doi: 10.1016/j.jfe.2006.10.002.
8. Carrillo-Hermosilla J. Gonzalez P.D.R., Konnola T. Eco-Innovation: When Sustainability and Competitiveness Shake Hands. - London: Palgrave Macmillan, 2009. – 256 p.
9. Gereffi G., Humphrey J., Sturgeon T. The Governance of Global Value Chains // Review of International Political Economy. – 2005. – № 1. – p. 78-104. – doi: 10.1080/09692290500049805.
10. Любимов И.Л., Лысюк М.В., Гвоздева М.А. Атлас экономической сложности российских регионов // Вопросы экономики. – 2018. – № 6. – c. 71-91.
11. Баринов А.Я., Дрок Т.Е. Цепочки создания добавленной стоимости и бизнес-модели в мебельном производстве (на примере Калининградской области) // Устойчивое развитие: общество и экономика: материалы Международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 2016.
12. Porter M. Competitive Advantage: Creating and Sustaining Superior Performance. Albany.edu. [Электронный ресурс]. URL: https://www.albany.edu/~gs149266/Porter%20(1985)%20-%20chapter%201.pdf (дата обращения: 10.01.2021).
13. Thompson J.D. Organizations in action: Social science bases of administrative theory. - New York: McGraw-Hill, 1967.
14. Purnomo H., Guizol P., Muhtaman D.R. Governing the teak furniture business: a global value chain system dynamic modelling approach // Environmental Modelling & Software. – 2009. – № 12. – p. 1391-1401. – doi: 10.1016/j.envsoft.2008.04.012.
15. Kaplinsky R., Morris M. A handbook for value chain research. Prepared for the IDRC. Brighton: Institute of Development Studies, University of Sussex. [Электронный ресурс]. URL: http://asiandrivers.open.ac.uk/documents/value_chain_handbook_RKMM_Nov_2001.pdf (дата обращения: 23.12.2020).
16. Schmitz H. Value chain analysis for policy-makers and practitioners. Value-chains.org. [Электронный ресурс]. URL: http://www.value-chains.org/dyn/bds/docs/424/VCA%20Guide%20Schmidt%20ILO%202005.pdf (дата обращения: 13.12.2020).
17. Herr M.L., Hultquist I., Rogovsky N., Pyke F. A guide for value chain analysis and upgrading. - Rome: ILO, 2006.
18. Руус Й., Волошенко К.Ю., Дрок Т.Е., Фарафонова Ю.Ю. Анализ экономической сложности Калининградской области — выбор отраслевых приоритетов в новой парадигме создания ценности // Балтийский регион. – 2020. – № 1. – c. 156-180. – doi: 10.5922/2079-8555-2020-1-9.
19. Волошенко К.Ю., Дрок Т.Е., Фарафонова Ю.Ю. Экономическая сложность на субнациональном уровне инновационная парадигма регионального развития // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 3. – c. 735-752. – doi: 10.18334/vinec.9.3.40822.
20. Дрок Т.Е., Волошенко К.Ю. Развитие теории экономической сложности: термины и детерминанты. / Современные вызовы и перспективы развития международной торговой системы: монография. - СПб: Cкифия-принт, 2020. – 23-29 c.
21. Руус Г., Волошенко К.Ю., Дрок Т.Е., Зверев Ю.М Типология европейских стран по интенсивности трансграничного сотрудничества и ее влияние на уровень экономической сложности // География, окружающая среда, устойчивость. – 2020. – № 1. – c. 6-15.
22. Kadochnikov S.M., Fedyunina A.A. Economic growth due to export externalities: a spatial econometric analysis for Russian regions, 2003–2008 // International Journal of Economic Policy in Emerging Economies. – 2013. – № 4. – p. 358-374. – doi: 10.1504/IJEPEE.2013.057909.
23. Кравченко Н.А., Агеева С.Д. Диверсификация экономики: институциональные аспекты // Журнал институциональных исследований. – 2017. – № 4. – c. 52-67. – doi: 10.17835/2076-6297.2017.9.4.052-067 .
24. Voloshenko K.Yu., Ponomarev A.K. Introducing sectoral models into regional management: an assessment of regulatory impacts on the economy // Baltic region. – 2017. – № 4. – p. 93-113. – doi: 10.5922/2079-8555-2017-4-5.
25. Солдатова С.Э., Волошенко К.Ю. Идентификация и моделирование участия предприятий регионального АПК в цепочках создания стоимости // Управленческое консультирование. – 2016. – № 10(94). – c. 83-92.
26. Voelpel S., Leibold M., Tekie E., Von Krogh G. Escaping the red queen effect in competitive strategy: Sense-testing business models // European Management Journal. – 2005. – № 1. – p. 37-49. – doi: 10.1016/j.emj.2004.12.008.
27. Avdasheva S., Budanov I., Golikova V., Yakovlev A. Upgrading Russian enterprises from the value chain perspectives: The case study of tube & pipe, and furniture sectors // Economic Working Papers. – 2005. – № 58.

Страница обновлена: 09.10.2021 в 14:24:34