Производительность и условия труда: связь и перспективы улучшения

Широков Ю. А.1, Ивакина Е.Г.1
1 Российский государственный аграрный университет - Московская сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева

Статья в журнале

Экономика труда
Том 8, Номер 3 (Март 2021)

Цитировать:
Широков Ю. А., Ивакина Е.Г. Производительность и условия труда: связь и перспективы улучшения // Экономика труда. – 2021. – Том 8. – № 3. – С. 251-260. – doi: 10.18334/et.8.3.111812.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44927269

Аннотация:
Предмет исследования. В статье обобщены результаты изучения влияния санитарно-гигиенических условий труда на его производительность. Цель исследования. Определить возможности повышения работоспособности и производительности труда путем улучшения санитарно-гигиенических условий на рабочем месте. Актуальность работы определяется тем, что в ближайшие годы можно ожидать роста производительности труда не более чем на 3% при заданных 5-6%, что требует поиска вариантов изменения тренда. Производительность труда зависит от множества причин, но одними из самых влиятельных и в то же время управляемых являются санитарно-гигиенические условия труда. Методология исследования основана на изучении опубликованных работ и выявлении степени влияния вредных факторов на рабочем месте на работоспособность человека и производительность труда. Результаты. В российской экономике почти 39 % рабочих мест не соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям. Анализ исследований показал, что, например, создание рационального искусственного освещения повышает производительность труда до 13%. При повышении температуры с 26 до 29 Со производительность труда снижается на 13%, а при повышении до 33 Со – на 35%. Под влиянием систематического шума производительность труда в некоторых случаях снижается до 66%. В заключение предлагаются варианты решения поставленной задачи. Первый заключается в приведении рабочих мест к нормативным требованиям известными методами, что в большинстве случаев не требует значительных финансовых затрат, но существенно повлияет на рост производительности труда, доведя этот показатель до 7%. Второй–исключение человека из зоны действия вредных факторов за счет дистанционных систем управления с приборным управлением и видеонаблюдением за технологическими процессами, полной автоматизации производственных процессов, робототехники. Область применения. Результаты исследования могут быть использованы при реализации национального проекта по повышению производительности труда и поддержке занятости населения.

Ключевые слова: производительность труда, человеческий фактор, работоспособность, рабочее место, условия труда, вредные факторы

JEL-классификация: E24, J24, J81



Введение

Повышение производительности труда – одна из ключевых задач успешного экономического и социального развития России в условиях тенденции на сокращение численности занятого в экономике страны населения. Президент России В.В. Путин в ходе заседания президентского совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам отметил: «Нам нужно форсированно наращивать производительность труда, ежегодный минимум на 5–6% увеличивать». Отсюда и цель национального проекта «Производительность труда и поддержка занятости», действующего с октября 2019 г., – темпы роста производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики должны быть к 2024 году не ниже 5% в год.

Цель исследования – выявить возможности повышения работоспособности и производительности труда за счет улучшения санитарно-гигиенических условий на рабочих местах.

Предметом исследования является влияние санитарно-гигиенических условий труда на работоспособность человека и производительность труда.

Актуальность работы определяется тем, что при имеющихся тенденциях в ближайшие годы можно ожидать прирост производительности труда не более 3% при заданных 5–6% [1] (Potudanskay, 2018). Это подтверждают эксперты Совета Федерации [1] и ВШЭ [2]: в первом квартале с учетом изменения числа замещенных рабочих мест и динамики ВВП прирост производительности труда составил лишь 1,7%. По их же прогнозам, в ближайшие годы ожидаемый рост – не более 3% [2] (Mironov, 2019).

Причем и этого уровня можно не достигнуть вследствие ожидаемого роста доли возрастных работников из-за повышения пенсионного возраста. Если исходить из того, что работоспособность человека достигает максимума в возрасте от 20 до 30 лет, снижается почти на 30% к 50–60 годам, а в возрасте 60–65 лет падает на 40% и более, то вследствие повышения пенсионного возраста и увеличения доли работающих в возрасте 60–65 лет на 6–7 млн человек (при общем числе занятого населения в экономике РФ 72,3 млн чел.) можно ожидать снижения показателей производительности труда в целом по стране примерно на 3% [3] (Valeeva et al., 2018). То есть прогнозируемый рост производительности труда в 3% при сохранении сложившихся тенденций может быть нивелирован увеличением доли возрастных работников и снижением их работоспособности. Следовательно, нужно задействовать все возможные резервы повышения работоспособности, чтобы обеспечить необходимый рост производительности труда не менее 5% в год.

Среди этих резервов: замена физически и морально устаревшего оборудования, модернизация производства, внедрение наилучших доступных технологий, повышение уровня организации труда и управления производственными процессами [4] (Shirokov, 2020). Но эти естественные направления повышения производительности труда требуют значительных инвестиций и времени для их реализации. Есть и другие резервы. В частности – повышение работоспособности работников.

Методология исследования основана на изучении материалов опубликованных работ и выявлении степени влияния санитарно-гигиенических условий на рабочих местах на работоспособность человека и производительность труда.

Влияние санитарно-гигиенических условий труда на работоспособность и производительность труда

Под работоспособностью мы понимаем способность человека производить целенаправленные действия, обеспечивающие качественное выполнение заданного объема работы в установленное время. Работоспособность зависит от множества причин, но одними из наиболее влиятельных и в то же время поддающихся управлению являются вредные производственные факторы на рабочих местах. Трудно обеспечить работоспособность и прирост производительности труда, если, согласно официальным данным (Росстат), в 2016 г. почти 39% населения от общей численности занятых работников в экономической сфере РФ (то есть десятки миллионов человек) работало в условиях, не соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям. Статистика этих показателей в 2017–2018 гг. лучше, но многие это связывают не с улучшением условий труда, а с заниженными показателями при проведении специальной оценки рабочих мест по условиям труда [3] (Valeeva et al., 2018).

Более всего выявлено несоответствий реальных условий труда санитарно-гигиеническим требованиям в сельском хозяйстве и сопутствующих отраслях экономики – 34%, коммунальном хозяйстве – 33,5%, обрабатывающих видах производства – 33,3%. Около 28% рабочих мест не соответствуют нормативным требованиям при добыче полезных ископаемых, в энергетике, строительстве. Причем работники, занятые на рабочих местах с несоответствиями санитарно-гигиенических условий труда, в 17,7% случаев подвергаются значительным воздействиям акустических колебаний: шума, ультразвука, инфразвука; на 6,6% рабочих мест есть несоответствия световой среды, 5,3% – микроклимата, 5,1% – превышен допустимый уровень вибрации (Минтруд РФ, 2018 [3]).

Вследствие неблагоприятных условий показатели производительности труда значительно сокращаются. Если около 5 млн людей работают под воздействием значительных уровней акустических колебаний: шума, инфразвука, ультразвука (как отмечено выше, это несоответствие санитарно-гигиеническим требованиям выявлено на 17,7% рабочих мест с вредными условиями труда), то нужно считаться с тем, что показатели их работоспособности не могут и близко приближаться к потенциальному максимуму [5–9] (Cividino et al., 2019; Leijten et al., 2014; Shirokov, 2020, Shirokov, Smirnov, 2018; Shirokov, Smirnov, Shcherbakov, 2019).

Исследования показывают, что акустические воздействия, превышающие санитарно-гигиенические нормы, снижают работоспособность и производительность до 66%, а число ошибок в расчетных работах увеличивается более чем на 50% [7] (Shirokov, 2020). Ультразвук и инфразвук, присутствующие в технологических процессах и воздействующие на работников, не только повышают утомляемость, но и вызывают сонливость, головокружение и другие расстройства, которые снижают работоспособность и повышают риск аварий и несчастных случаев [7, 10, 11] (Shirokov, 2020; Shishegar et al., 2016; Okman et al., 2018). Как отмечено выше, на 6,6% рабочих мест с вредными условиями труда нарушены и нормы световой среды. Исследования НИИ Труда показали, что создание рационального искусственного освещения увеличивает производительность труда до 13%, а естественное освещение (через оконные проемы) – до 10%. При нормальном освещении заметно снижается и вероятность травмирования работников вследствие несчастных случаев. А травмы – это, как правило, длительное выбытие работника из производственного процесса, что самым прямым образом снижает показатель производительности труда и отвлекает от работы в среднем на 50,4 дня (Росстат, 2020 г.).

Излишне яркий свет тоже вреден: слепит, снижает зрительные функции, приводит к перевозбуждению нервной системы, уменьшает работоспособность. Увлечение последних лет энергосбережением и экологической безопасностью привело к массовой замене ламп накаливания и газоразрядных ртутных ламп светодиодными. Большинство применяемых в системах промышленного освещения светодиодных источников света основаны на синих кристаллах. В ходе исследований выявлено, что избыточный объем синего цвета в спектре светодиодов, созданных на базе синего кристалла, негативно влияет на физиологические процессы в организме человека, повышая утомляемость и снижая работоспособность. При этом нарушается выработка гормона мелатонина, который настраивает организм человека на отдых и сон в конце дня. Т.е. его дефицит препятствует восстановлению сил в межсменный период, что приводит к увеличению периода врабатываемости и не позволяет достичь максимума производительности труда в период устойчивой работоспособности.

Рациональное освещение с применением источников света, дающих спектр излучения, близкий к солнечному, и не создающих ненормативной глубины пульсации светового потока, обеспечивает психологический комфорт, способствует уменьшению зрительного и общего утомления, снижает опасность производственного травматизма [10] (Shishegar et al. 2016). Причем решение проблемы оптимизации освещения рабочих мест не требует больших затрат, но может немедленно дать эффект в повышении работоспособности и росте производительности труда.

Существенное влияние на самочувствие человека и его работоспособность оказывают и параметры микроклимата [7, 11] (Shirokov, 2020; Okman et al., 2018). В реальном производстве параметры микроклимата не соответствуют санитарно-гигиеническим нормам на 5,1% рабочих мест. Эти несоответствия не вызывают повреждений или нарушений состояния здоровья, но приводят к возникновению ощущений теплового дискомфорта, напряжению механизмов терморегуляции, ухудшению самочувствия и понижению работоспособности. Установлено, что работоспособность человека начинает падать при температуре воздуха более 24–25 Со. Например, при повышении температуры с 26 до 29 Со производительность труда снижается на 13%, а при повышении до 33 Со – на 35%. Ранее выполненные исследования показали, что повышение температуры с 25 до 30 °С в прядильном цехе Ивановского камвольного комбината приводило к снижению производительности труда на 7% (Ю.А. Шиков (Shikov), 1972 г.). В тот же период (1980 г.) Институт гигиены труда и профзаболеваний АМН СССР установил, что производительность труда работников машиностроительного предприятия при температуре 29,4 Со снижалась на 13%, а при температуре 33,6 Со – на 35% по сравнению с производительностью при 26°С (С.В. Белов (Belov), 2003).

Экспериментально установлено, что максимальная работоспособность и производительность труда имеют место при оптимизации теплового баланса за счет отсутствия напряженности системы терморегуляции [11] (Okman et al., 2018).

Производительность и качество труда снижаются и при воздействии такого фактора, который присутствует на многих рабочих местах, как вибрация (5,1% среди рабочих мест с вредными условиями труда), вследствие чего также повышается утомляемость, появляется реальный риск серьезных профзаболеваний.

Вследствие отмеченного рассмотрим, как могут влиять условия труда на известные фазы работоспособности человека (см. рис.):

Фаза I. Предрабочее состояние – период, когда работник настраивается на работу, обдумывает предстоящие действия.

Фаза II. Период врабатывания, втягивания в рабочий процесс (или адаптации). Производительность труда в это время ниже потенциально возможной (линия 2) и постепенно нарастает.

Фаза III. Период устойчивой работоспособности. Длительность этого периода, как правило, около 70–75% времени рабочей смены. Эффективность труда в этот период максимальная.

Фаза IV. Период утомления. В этот период работоспособность снижается, падает внимание, замедляется скорость реакций, появляются ошибочные действия. Этот период наступает раньше при наличии неблагоприятных условий труда [1] (Potudanskaya, 2018).

Рисунок. Фазы работоспособности человека в течение рабочего дня

Источник: составлено авторами.

Линия 1 – горизонтальная линия без этапов врабатываемости и спада, показывает гипотетическую работоспособность робота, когда отсутствуют периоды врабатываемости и спада вследствие нечувствительности к негативным факторам на рабочем месте.

Производительность труда определяется площадью многоугольника, ограниченного осями «время – работоспособность» и кривой изменения работоспособности.

Линия 3 показывает изменение работоспособности при наличии вредных факторов (более длительный период врабатываемости при недостаточном отдыхе, недостижение нормативной работоспособности в фазе III – при устойчивой работоспособности и снижение работоспособности в фазе III после обеденного перерыва по сравнению с дообеденным периодом).

Площадь заштрихованной зоны эквивалентна потере производительности труда при наличии неблагоприятных факторов на рабочем месте, снижающих работоспособность.

Практика показывает, что в зависимости от тяжести и напряженности трудового процесса, усталости в предшествующий рабочий день и уровня восстановления работоспособности за время межсменного отдыха период фазы II может занять от нескольких минут до двух-трех часов. Естественно, этот период важно минимизировать, снизив тяжесть и напряженность трудового процесса и повысив эффективность межсменного отдыха за счет его активизации: фитнес, спорт и др.

Время периода фазы III необходимо приблизить к длительности смены. Но в зависимости от наличия вредных производственных факторов максимального пика работоспособности можно и не достигнуть (линия 3), что реально происходит на многих рабочих местах, где имеют место неблагоприятные производственные факторы, не соответствующие санитарно-гигиеническим нормам.

Санитарно-гигиеническое состояние производства в РФ должно было быть оцененным на всех рабочих местах до 31 декабря 2018 г. Но контрольные мероприятия, проведенные инспекциями профсоюзов в ряде регионов страны, показали, что имеет место искажение реального уровня вредных факторов [3] (Valeeva, 2018). Поэтому экономическим службам предприятий вне зависимости от результатов проведенной специальной оценки рабочих мест целесообразно сопоставить фактические потери рабочего времени на предприятии (количество дней на 100 работников) с расчетной величиной потерь при благоприятных условиях труда, которая определяется по следующей эмпирической формуле [12] (Mustafina et al., 2005):

Д в.у.т. = (2,42 + 0,167В) 100,

где В – средний возраст работающих на предприятии, лет.

Если на предприятии фактические потери рабочего времени выше расчетной величины, то этот показатель ориентирует на необходимость углубления внимания к состоянию условий труда, ревизии результатов проведенной специальной оценки рабочих мест и выявления тех неблагоприятных факторов, которые явно снижают работоспособность и производительность труда, увеличивают потери рабочего времени из-за болезней [13] (Shirokov, 2018).

Заключение

Приведенные данные показывают уровень связи работоспособности и, как следствие, производительности труда с санитарно-гигиеническими условиями на рабочих местах. Если допустить, что тенденция роста производительности труда сохранится на уровне 3%, а при нормализации условий труда на 39% рабочих мест производительность повысится не менее чем на 10%, то это в итоге позволит поднять показатель роста в целом по стране почти на 7%. В связи с этим необходимо на предприятиях, имеющих рабочие места с несоответствующими санитарно-гигиеническим нормам условиями труда, принять меры к их нормализации.

На наш взгляд, имеется несколько вариантов решения проблемы ускорения роста производительности труда в РФ. Первый – привести условия труда на рабочих местах к нормативным требованиям известными методами, прежде всего, нормализовав таких «убийц работоспособности», как свет, шум, параметры микроклимата. Подвергнуть ревизии целесообразность экономии электроэнергии за счет несовершенных (с доминирующей дозой синего света в спектре излучения или создающих эффект пульсации светового потока) энергосберегающих источников света в ущерб работоспособности и производительности труда. Это в большинстве случаев не требует значительных финансовых затрат, но позволит добиться заметных показателей роста производительности труда.

Второй, более долгий и капиталоемкий – исключение человека из зоны вредных факторов путем его удаления за счет систем дистанционного управления с приборным контролем и видеонаблюдением за технологическими процессами, полной автоматизации производственных процессов или роботизации производства. Во всех перечисленных случаях мы исключим человеческий фактор и, соответственно, фазы врабатывания и усталости, обеспечив максимально возможный уровень производительности, но уже не труда, а производственного процесса.

[1] Производительность труда в России и в мире. Влияние на конкурентоспособность экономики и уровень жизни // Совет Федерации Ф С РФ, Аналитический Вестник. – 2016. – № 29.

[2] Производительность труда в России снизилась второй год подряд «РБК». [Электронный ресурс] URL: https://www.rbc.ru/economics/

[3] Результаты мониторинга условий и охраны труда в Российской Федерации в 2017 году. // Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации. – М. – 2018.


Источники:

1. Потуданская В.Ф., Батуева А.В. Резервы роста производительности труда на основе качества использования рабочего времени // III Региональная научно-техническая конференция Ученые Омска - региону: Материалы III Региональной научно-технической конференции. Омск, 2018. – c. 141-147.
2. Миронов В., Кузнецов А., Самсонова Н. Россия и конкуренты: кто победит в гонке за производительностью?. Ниц вшэ. [Электронный ресурс]. URL: https://dcenter.hse.ru/mirror/pubs/share/direct (дата обращения: 21.02.2021).
3. Валеева Э.Т., Бакирпов А.Б., Галимова Р.Р., Ахметшина В.Т. Условия труда и профессиональная заболеваемость в республике Башкартостан // Медицина труда и промышленная экология. – 2018. – № 4(16). – c. 57-62.
4. Широков Ю.А. Анализ возможностей по управлению себестоимостью продукции растениеводства // Аграрная Россия. – 2020. – № 1. – c. 32-39. – doi: 10.30906/1999-5636-2020-2-32-39 .
5. Cividino S.R.S., Pergher G., Gubiani R., Moreschi C., Da Broi U., Vello M., Rinaldi F. Definition of the methodology for gradual and sustainable improvement of farm safety and its preliminary application // Аgriculture. – 2018. – № 1(7). – p. 1-10.
6. Leijten F.R.M., van den Heuvel S.G., Ibema Yu.F., van der Ya.a.Beck, V.S. Robroek Ya., Burdorf A. Influence of chronic health problems on working capacity and labor productivity: a longitudinal study among older workers // Scandinavian Journal of Work, Environment and Health. – 2014. – № 5. – p. 473-482. – doi: 10.5271/sjweh.3444.
7. Широков Ю.А. Оценка рисков в сфере безопасности труда в связи с повышением пенсионного возраста // Безопасность труда в промышленности. – 2020. – № 6. – c. 29-34. – doi: 10.24000/0409-2961-2020-6-29-34 .
8. Широков Ю.А., Смирнов Г.Н. Актуальные проблемы охраны труда в современном сельском хозяйстве. / в книге: Прикладные, поисковые и фундаментальные социально-экономические исследования: интеграция науки и практики. Монография. - Самара: Поволжская научная корпорация, 2018. – 57-72 c.
9. Широков Ю.А., Смирнов Г.Н., Щербаков В.С. Принципы оценки эффективности охраны труда в сельском хозяйстве // Международная научная конференция, посвященная 175-летию К.А. Тимирязева: ДОКЛАДЫ ТСХА. Сборник статей. Москва, 2019. – c. 329-334.
10. Shishegar N., Bubekri M. Natural light and productivity: analysis of the impact of daylight on the health and alertness of students and employees // Health, biology and life science: International conference (HBLS-16). Istanbul, Turkey, 2016. – p. 151-155.
11. Okman Zh., S. Neupane, Correct I. K., Relative N., Klas-Hakan N. At the workplace measures to improve performance: a systematic review and meta-analysis of their effectiveness // Scandinavian Journal of Work, Environment and Health. – 2018. – № 2. – p. 134-146. – doi: 10.5271/sjweh.3685.
12. Мустафина А.С. Экономика безопасности труда. - Кемерово: Кемеровский технологический институт пищевой промышленности, 2005. – 72 c.
13. Широков Ю.А. Вопросы экономики охраны труда на предприятиях АПК // Экономика, бизнес, инновации: Сборник статей II Международной научно-практической конференции. Пенза, 2018. – c. 214-217.

Страница обновлена: 19.04.2021 в 10:32:15