Ограничения развития предпринимательства в провинциальном регионе: результаты полевого исследования

Белокур О.С.1, Цветкова Г.С.1
1 Поволжский государственный технологический университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 12 (Декабрь 2020)

Цитировать:
Белокур О.С., Цветкова Г.С. Ограничения развития предпринимательства в провинциальном регионе: результаты полевого исследования // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 12. – С. 3043-3058. – doi: 10.18334/epp.10.12.111440.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44668151

Аннотация:
Отрицательные тренды в отечественной экономике, связанные со сжатием сектора малого и среднего предпринимательства, снижением уровня предпринимательской активности подтверждают актуальность исследования ограничений предпринимательской деятельности в провинциальном регионе. В статье представлены результаты полевого исследования провинциального региона на примере Республики Марий Эл. Проведен сравнительный анализ ответов респондентов с результатами альтернативных исследований по данной проблематике, в том числе отчетов федеральных институтов и международных докладов. Выделены общие административные и экономические ограничения, характерные для бизнеса среды, определяемые в качестве системных проблем российской экономики. Основные ограничения развития бизнеса в субъекте, в том числе развития инновационного предпринимательства, связаны в первую очередь, с его отрицательными финансово-экономическими характеристиками: низкая платежеспособность потребителей, нехватка собственных финансовых ресурсов, высокая стоимость и сложность привлечения ресурсов внешних источников финансирования, существенные налоги и сборы. Полученные результаты можно считать типичными для региона России логистически удаленного от емких рынков сбыта и с низкими доходами населения. Практическая значимость результатов социологического исследования заключается в получении объективной оценки условий и ограничений предпринимательства в Республике Марий Эл, данных представителями бизнес-сообщества региона; возможности использования результатов опроса для выстраивания эффективных коммуникаций институтов власти и малого бизнеса.

Ключевые слова: административные барьеры, экономические ограничения, предпринимательство, инновации, социологический опрос

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 19-010-00476.

JEL-классификация: L26, M21, O31



Введение

Высокий интерес к исследованиям административных барьеров, экономических и социокультурных ограничений развития предпринимательской деятельности регионов России обусловлен многими факторами, и в первую очередь ролью предпринимателя в национальной экономике, его созидательном потенциале. Сила предпринимателя как субъекта социальных отношений состоит в созидающей роли, позволяющей корректировать и координировать планы другим участникам социально-экономического взаимодействия [1, с. 98] (Uerta de Soto, 2008, р. 98). В условиях низких институциональных ограничений свободы предпринимательской деятельности каждый человек может использовать свои предпринимательские способности, получать экономическую выгоду [2, с. 74] (Uerta de Soto, 2011, р. 74). Растущий интерес к исследованию предпринимательской активности регионов, факторов и ограничений локального бизнеса объясним процессами глобализации и цифровой трансформации. Российские регионы активно позиционируют себя в качестве участников международных рынков и субъектов трансграничной торговли, что ведет к необходимости создания эффективных экосистем предпринимательства. Признание роли малого и среднего бизнеса в отечественной экономике подтверждается пулом приятых стратегических документов, таких как «Стратегия развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года» и национальный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».

В качестве теоретической базы исследования использованы работы отечественных и зарубежных ученых по проблемам предпринимательства, обосновывающие роль субъектов малого бизнеса как драйверов инновационного развития экономики [3] (Khayek, 2012). Особое внимание уделено развитию технологического предпринимательства [4] (Kadatskaya, Lavrova, 2020). Справедлив вывод Ерошенко Е.П. о том, что успех российских регионов, стартапы которых представлены в международном рейтинге Startup Ranking, обеспечен эффективной региональной экосистемой предпринимательства [5, с. 132] (Eroshenko, 2019, р. 132). Авторы опирались на статистические данные и выводы экспертов, свидетельствующие об отрицательных трендах в отечественной экономике: сжатии сектора малого и среднего предпринимательства, снижении уровня предпринимательской активности [6] (Zemtsov, 2020). Снижение доли индивидуальных предпринимателей и субъектов малого бизнеса подтверждают коэффициенты рождаемости организаций и коэффициенты официальной ликвидации, проанализированные в работах [7, с. 1245] (Simutina, Puzikova, Stanislavskaya, 2019, р. 1245). Значимость локального аспекта исследований предпринимательской деятельности отмечают авторы коллективной монографии «Новая пространственная стратегия для России», в которой подчеркивается особенность малого бизнеса как бизнеса, «тяготеющего к региональной территории, к региональному пространству» [8, с. 121] (Bukhvald, Vilenskiy, 2020, р. 121).

Особый интерес представляли труды, в основу которых положены результаты социологических опросов предпринимателей российских регионов. В частности, работа Булановой Е.В., Соменковой Н.С., Ягуновой Н.А. позволила сопоставить ответы руководителей малых инновационных предприятий г. Нижнего Новгорода, мегаполиса, географически близкого к региону исследования [9] (Bulanova, Somenkova, Yagunova, 2019).

Проведенный анализ теоретических и прикладных исследований по проблемам предпринимательства показал, что все авторы говорят о необходимости снижения ограничений развития малого бизнеса и усиления эффективности инструментов государственной поддержки субъектов предпринимательства. Малый бизнес является менее защищенным экономическим агентом относительно крупных компаний, которые по-прежнему остаются лидерами российской экономики [10, с. 121] (Savin, Mariev, Pushkarev, 2020, р. 121). Социологические исследования подтверждают, что предприниматели, «отвечающие за бизнес», создающие новые рабочие места, «острее ощущают нестабильность своего экономического положения по сравнению с лицами наемного труда [11, с. 66] (Soboleva, 2019, р. 66). Глубокий анализ развития предпринимательского сектора в контексте достижений и проблем государственной поддержки малого бизнеса представлен в коллективном научном докладе «Развитие малого и среднего предпринимательства в России в контексте реализации национального проекта» [12] (Barinova, Gromov et al., 2020). Вопросы снижения ограничений развития предпринимательства как способа решения системных проблем российской экономики исследуются в коллективной монографии «Государство и малый бизнес в России: проблемы гармонизации законодательства и практики его применения», формулируется вывод, что в первую очередь необходимы институциональная сбалансированность законодательства о государственном регулировании малого бизнеса [13].

Таким образом, критический анализ работ по проблемам малого и среднего предпринимательства показал, что исследование ограничений развития субъектов малого бизнеса в региональном контексте является актуальной исследовательской задачей, имеющей практическую значимость.

Цель исследования состояла в проведении социологического опроса представителей малого бизнеса провинциального региона, выявлении ограничений развития предпринимательской деятельности. Практическая значимость исследования заключается в апробировании авторской анкеты социологического опроса, получении объективной оценки условий и ограничений предпринимательства в Республике Марий Эл, возможности использования результатов опроса для выстраивания эффективных коммуникаций институтов власти и малого бизнеса.

Методика исследования

Регион исследования. В качестве географической площадки исследования выступал провинциальный регион – Республика Марий Эл. Республика входит в состав Приволжского федерального округа и позиционируется как регион с невысокими доходами населения, наличием инвестиционных проблем, дотации из федерального бюджета в 2020 году составили 7,226 млн руб. [14]. Авторы согласны с утверждениями исследователей, которые в качестве значимого и важного фактора, стимула к предпринимательской деятельности определяют материальное положение жителей региона [15, с. 206] (Obraztsova, Chepurenko, 2020, р. 206). В Республике Марий Эл было зарегистрировано 20302 субъекта малого и среднего бизнеса (включая микропредприятия), в том числе 12138 индивидуальных предпринимателей и 8164 юридических лиц.

Полевое исследование предпринимателей провинциального региона проводилось в течение весны и лета 2020 года. Оно являлось вторым этапом, первый этап исследования представителей бизнес-среды региона был реализован в 2019 году. Отметим, что авторы сознательно не включили в анкету вопрос о внешнем отрицательном воздействии пандемии Covid-19, который, безусловно, продолжает накладывать серьезные ограничения для развития предпринимательской активности. С учетом сложившихся эпидемиологических обстоятельств авторы отдали предпочтение онлайн-версии анкеты, размещавшейся на интернет-платформах Mail.ru и Google.com. Незначительное число респондентов были опрошены традиционным способом с использованием бумажных форм сбора данных. Отбор респондентов происходил на основе сети личных и профессиональных контактов исполнителей проекта, со стороны Администраций муниципальных образований Республики Марий Эл оказывалось значительное содействие исследованию. Критерием отбора респондентов являлось наличие предпринимательской деятельности, в качестве респондентов приняли участие 382 представителя малого бизнеса, что соответствовало необходимым критериям выборки.

Для реализации цели исследования авторами разработана анкета, состоящая из 33 вопросов, распределенных по пяти блокам; вопросы, касающиеся факторов и ограничений развития бизнеса, вошли в четвертый блок. В рамках данной статьи авторы представляют результаты анализа ответов респондентов по данному блоку. Социальный профиль предпринимателя региона, его компетенции были представлены авторами ранее в других работах, поэтому в данной статье остановимся на более общих характеристиках представителя малого бизнеса региона [16] (Belokur, Tsvetkova, 2019). Предприниматель провинциального региона – это чаще всего городской житель, проживающий в столице республики г. Йошкар-Ола, что подтверждает общий тренд создания новых малых предприятий, технологического предпринимательства в городских агломерациях с хорошей транспортной инфраструктурой [17] (Kolomak, 2018). Статистика свидетельствует, что число малых предприятий по виду экономической деятельности «Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство» в Марий Эл составляет только 7% к итогу от общего количества малых предприятий (без микропредприятий) [18, с. 200].

В исследуемом регионе малый бизнес ведут предприниматели среднего возраста, основная часть респондентов находилась в возрасте от 31 года до 50 лет, 72% имеют высшее образование, при этом боле 40% из них являются обладателями дипломов технических и инженерных специальностей. Данная характеристика подтверждает выводы российский исследователей о том, что человеческий и интеллектуальный капитал являются наиболее ценным ресурсом для предпринимательской деятельности в регионах [19] (Zazdravnykh, 2014). Средний возраст предпринимателей региона близок к общероссийскому – 36 лет, что свидетельствует о наличии у них практического опыта и бизнес-практики. Возраст микро- и малых предприятий составляет пять лет и более.

Для анализа ограничений развития предпринимательства в регионе большое значение имел рынок сбыта товаров и услуг. Для значительной части респондентов локальный рынок Республики Марий Эл является основным, около 30% предпринимателей региона ориентированы на рынки других субъектов Российской Федерации, в том числе мегаполисы (Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Казань). Положительной оценки заслуживает факт, что 8,8% опрошенных являются экспортерами, ориентируют свой бизнес на внешние рынки (страны СНГ и дальнего зарубежья). Следует отметить, что локальность рынка не всегда рассматривается как ограничивающий, сдерживающий фактор развития предпринимательства. В частности, как положительное влияние локальности отмечают более глубокое знание региональным бизнесом традиций, обычаев, привычек локального сообщества [8, с. 121] (Bukhvald, Vilenskiy, 2020, р. 121).

Далее рассмотрим основные результаты полевого исследования, проведем сравнение ответов наших респондентов с данными федеральных аналитических отчетов [20, 21], докладов независимых российских и международных экспертов [22], альтернативных исследований российских ученых [23] (Bobrova, Kovaleva, 2015). Представляется, что такой подход позволяет более точно определить «болевые точки» внешней среды, ограничивающие развитие предпринимательства на локальном рынке.

Обсуждение и анализ результатов

Аналогично первому (пилотному) этапу исследования в 2020 году респонденты в качестве основных экономических ограничений для развития бизнеса в регионе отметили низкий платежеспособный спрос (56,9%), высокие налоги и сборы (49,4%), высокую стоимость аренды, услуг и ресурсов (40,2%). Обратим внимание, что отдельные представители бизнес-сообщества демонстрировали «философское» восприятие ограничений предпринимательской деятельности, подтверждая ее определение как самостоятельной деятельности, осуществляемой на свой риск [24]. В частности, 5% наших респондентов ответили, что не сталкивались с экономическими ограничениями в своей деятельности

Считаем, что полученные результаты являются типичными для провинциального региона с низкими доходами населения, логистически удаленного от развитых рынков сбыта (рис. 1).

Рисунок 1. Экономические ограничения для развития малого бизнеса

Источник: результаты полевых исследований авторов.

Низкая платежеспособность населения региона, особенно на территориях сельских муниципальных поселений, серьезно сдерживает развитие малого бизнеса. Например, средний доход на душу населения в 2019 году в целом по Марий Эл составлял 21,08 тыс. руб., в регионах, граничащих с республикой, доходы выше: Татарстан – 35,68 тыс. руб., Нижегородская область – 33,8 тыс. руб., Кировская область – 23,7 тыс. руб. [25]. На территории сельских муниципальных образований республики наблюдается сокращение форм малой торговли как вида предпринимательской деятельности, поскольку к ограничению низкого платежеспособного спроса добавляется фактор агрессивных маркетинговых стратегий и конкуренции со стороны федеральных продуктовых сетей. Это особенно ощутимо для провинциального региона, поскольку в торговом бизнесе занято 26,2% малых предприятий от общего числа предприятий данного формата [18, с. 202].

Вполне ожидаемым стал ответ респондентов о высоких налогах и сборах, страховых взносах как ограничениях предпринимательской деятельности (49,4%). В рейтинге факторов, сдерживающих развитие предпринимательской деятельности, респонденты ВЦИОМ традиционно указывают на высокий уровень налогообложения бизнеса [26]. Вывод наших респондентов согласуется с выводами экспертов о нарастающем «санкционном уклоне» российского налогового законодательства, росте рисков предпринимательской деятельности, и как следствие, уходе в теневую экономику [21].

Рисунок 2. Административные ограничения для развития бизнеса

Источник: результаты полевых исследований авторов.

Среди административных ограничений наибольшая доля предпринимателей отметили нестабильность российского законодательства в области предпринимательской деятельности (48,5%); кроме этого, были отмечены такие ограничения, как сложность и затянутость получения разрешающих документов (26,8%); предоставление преференций другим участникам рынка на заведомо неравных условиях (18,8%); частые проверки со стороны контролирующих органов (13,8%); противоправные действия контролирующих органов (12,6%). При этом 22,2% ответили, что не сталкивались с административными ограничениями, что, с нашей точки зрения, свидетельствует о положительных изменениях в экосистеме предпринимательства региона.

Многие административные ограничения развития малого и среднего бизнеса, безусловно, относятся к числу системных, характерных для всей отечественной экономики. Например, отмечается тенденция к увеличению доли государственного сектора и, соответственно, к снижению конкуренции в строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве, транспорте, в сферах, где традиционно высокий уровень малого и среднего бизнеса [21]. Эксперты подчеркивают, что в целом для экономики характерно нарушение прав и законных интересов предпринимателей в сфере малой торговли и общественного питания. Подтверждая этот факт, наши респонденты и предприниматели других регионов отмечают «непредсказуемость государственной политики и постоянное появление новых требований» [26].

Основные ограничения для внедрения инноваций в бизнес связаны в первую очередь с неблагополучными финансово-экономическими характеристиками региона: низкая платежеспособность потребителей (48,9%), нехватка собственных финансовых ресурсов (40,2%), высокая стоимость и сложность привлечения ресурсов из внешних источников (29,9%) (рис. 3). Ограниченность финансовых ресурсов предпринимателей выступает как сдерживающий фактор перехода на оплату пластиковыми картами, поскольку обслуживание эквайринга становится существенной статьей затрат малого бизнеса. Однако около четверти наших респондентов указали, что ограничения для внедрения инноваций в регионе отсутствуют. Косвенно это подтверждает известное определение Ф. Хайека, который рассматривал предпринимательство не как вид экономической деятельности, а прежде всего, как характеристику поведения, которому присущи творчество и поиск оптимальных решений [3] (Khayek, 2012).

Рисунок 3. Ограничения для внедрения инноваций в бизнес

Источник: результаты полевых исследований авторов.

Меньший процент респондентов в качестве ограничений отметили неготовность потребителей покупать инновационные товары, услуги (23,4%), нехватку персонала с необходимыми компетенциями (20,1%), бюрократические барьеры (13,0%), недостаточный уровень правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности (10,9%). Считаем, что такие результаты свидетельствуют о первостепенности снижения финансово-экономических барьеров для развития бизнеса в регионе, усиления экономических стимулов для повышения инновационной активности бизнеса. Подтверждением данного вывода является распределение ответов предпринимателей на вопрос о том, каких видов поддержки бизнеса не хватает в регионе (рис. 4).

Большинство наших респондентов считают, что необходимо усиление косвенной финансовой поддержки (кредитных и налоговых льгот, льготных условий аренды, покупки оборудования и т.д.), 40,6% – прямой финансовой поддержки (рис. 4). Данная позиция предпринимателей Республики Марий Эл согласуется с результатами опросов малых инновационных компаний, в которых отмечается низкая доступность кредитов и дефицит венчурных фондов, которые могли бы более активно поддерживать развитие технологического предпринимательства [27, с. 118] (Dezhina, Medovnikov, Rozmirovich, 2019, р. 118). Снижение доступности кредитных ресурсов для малого бизнеса отмечается и федеральными институтами, в частности Счетной палатой Российской Федерации [20], на «недоступность денег – высокие ставки по кредитам» указывают эксперты «Глобального мониторинга предпринимательства Россия 2019/2020» [22].

Рисунок 4. Распределение ответов на вопрос о том, каких видов поддержки инновационного предпринимательства не хватает в регионе

Источник: полевые исследования авторов.

Международные эксперты и отечественные исследователи в качестве фактора ограничений болевой точкой малого предпринимательства отмечают проблемы в реализации государственных программ поддержки бизнеса [12, 22] (Barinova, Gromov et al., 2020). Подтверждается данный вывод и в нашем исследовании, 35,1% респондентов считают, что в Республике Марий Эл недостаточно консультационного и информационного сопровождения предпринимателей (по законодательству, экономическим, техническим вопросам). Респонденты отметили, что они плохо информированы о действующих в регионе программах поддержки предпринимателей им непонятно их содержание, кроме того, 23% респондентов не участвуют в программах поддержки из-за бюрократических сложностей, сомневаясь в объективности оценки проектов, а 10% ничего не знают о программах поддержки. Около 24% респондентов осведомлены о действующих программах и готовы принимать в них участие при хорошей информационной поддержке, 7% – не нуждаются в программах поддержки. С нашей точки зрения, такие результаты свидетельствуют о необходимости активизации работы в области доведения информации до предпринимателей о мерах и программах поддержки бизнеса в регионе, выстраивания эффективных коммуникаций институтов власти и бизнеса.

Заключение

Проведенное полевое исследование и сравнительный анализ его результатов с выводами других альтернативных работ, аналитических докладов федеральных институтов подтверждают объективность оценок, данных предпринимателями рассматриваемого провинциального региона. Основные ограничения развития бизнеса в данном субъекте РФ, в том числе развития инновационного предпринимательства, связаны в первую очередь с его отрицательными финансово-экономическими характеристиками: низкая платежеспособность потребителей, нехватка собственных финансовых ресурсов, высокая стоимость и сложность привлечения ресурсов внешних источников финансирования, существенные налоги и сборы. Полученные результаты можно считать типичными для провинциального региона России, логистически удаленного от емких рынков сбыта и с низкими доходами населения. В этой связи первостепенными шагами по снижению ограничений развития бизнеса являются меры, направленные на устранение финансово-экономических ограничений, усиление экономического стимулирования инновационной активности бизнеса. Практическая значимость результатов социологического исследования заключается в получении объективной оценки условий и ограничений предпринимательства в Республике Марий Эл, данных представителями бизнес-сообщества региона; возможности использования результатов исследования для выстраивания эффективных коммуникаций институтов власти и малого бизнеса.


Источники:

1. Уэрта де Сото Х. Социализм, экономический рост и предпринимательская функция. –М., Челябинск: Социум. 2008. – 488 с.
2. Уэрта де Сото Х. Социально-экономическая теория динамической эффективности. –Челябинск: Социум. 2011. – 409 с.
3. Хайек, Фридрих Август фон. Дорога к рабству / Фридрих Хайек ; [пер. с англ. М. Гнедовского]. - Москва: Астрель : Полиграфиздат, 2012. - 317 с.
4. Кадацкая Д.В., Лаврова Ю.С. Тенденции развития инновационного технологического предпринимательства в условиях цифровой экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 985-992. – doi: 10.18334/vinec.10.2.100800.
5. Ерошенко Е.П. Развитие экосистемы предпринимательства в регионах Российской Федерации как основа создания успешных стартапов // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – Том 9. – № 2. – с. 123-134. – doi: 10.18334/epp.9.2.40772
6. Земцов С.П. Институты, предпринимательство и региональное развитие в России // Журнал Новой экономической ассоциации, № 2 (46), 2020, с. 168–180.
7. Симутина Н.Л., Пузикова О.П., Станиславская М.В. Изменение организационных форм предпринимательства: институциональные преобразования в субъектах Российской Федерации // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 2. – с. 961-972. – doi: 10.18334/rp.20.5.40664.
8. Новая пространственная стратегия для России: Монография // Ответ. ред. д.э.н., проф. Е.М. Бухвальд, д.э.н., проф. А.В. Виленский. М.: Институт экономики РАН, 2020. – 250 с.
9. Буланова Е. В., Соменкова Н.С., Ягунова Н.А. Формирование стратегии развития малого инновационного предприятия промышленного комплекса // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 2. – с. 449-466. – doi: 10.18334/vinec.9.2.40783
10. Савин И.В., Мариев О.С., Пушкарев А.А. Оценка рыночного отбора в России: когда размер (фирмы) имеет значение //Вопросы экономики. 2020. № 2. С. 101—124.
11. Соболева И.В. Социальное самочувствие предпринимателей и наемных работников в малом бизнесе // Социологические исследования. 2019.№ 4. С.57-69. DOI: 10.31857/S013216250004586-7
12. Развитие малого и среднего предпринимательства в России в контексте реализации национального проекта / М.П. Антонова, В.А. Баринова, В.В. Громов, С.П. Земцов, А.Н. Красносельских, Н.С. Милоголов, А.А. Потапова, Ю.В. Царева. — М. : Издательский дом «Дело» РАНХиГС,2020. — 88 с.
13. Государство и малый бизнес в России: проблемы гармонизации законодательства и практики его применения/ монография Москва: Издательство «Прометей». 2019. -152 с.
14. Распределение дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации на 2020 год, тыс. руб. [Электронный ресурс].URL: https://www.minfin.ru/common/upload/library/2020/01/main/FFPR_2020_-2022.pdf (дата обращения 15.11.2020)
15. Образцова О.И., Чепуренко А.Ю. Предпринимательская активность в России и ее межрегиональные различия // Журнал Новой экономической ассоциации, № 2 (46), 2020, с. 198–210.
16. Белокур О.С., Цветкова Г.С. Исследование компетенций бизнес-сообщества: региональный профиль // Региональная экономика: теория и практика. – 2019. – Т. 17, No 11. – С. 2058 – 2075.https://doi.org/10.24891/re.17.11.2058
17. Коломак Е.А. Городская система современной России. – Новосибирск: Издательство ИЭОПП СО РАН, 2018. – 144 с.
18. Республика Марий Эл в цифрах: Крат. стат. сб./Маристат –Йошкар-Ола, 2020–467с.
19. Zazdravnykh Ye.A. Why there are more entrepreneurs-manufacturers in one regions and less in others: an empirical evidence.// Экономика региона, 2014. №3, 140-146.
20. Отчет о промежуточных результатах экспертно-аналитического мероприятия «Мониторинг реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» [Электронный ресурс]. URL: https://ach.gov.ru/upload/iblock/200/2005dbf690b7a5b8d37e3f94ff84ad82.pdf (дата обращения 24.11.2020)
21. Доклад Президенту Российской Федерации. Реестр системных проблем российского бизнеса-2020. [Электронный ресурс]. URL: http://doklad.ombudsmanbiz.ru/2020/3.pdf (дата обращения 27.11.2020)
22. Национальный отчет «Глобальный мониторинг предпринимательства. Россия 2019/2020». [Электронный ресурс]. URL: https://gsom.spbu.ru/images/cms/menu/otchet_2020-red-2n-04-06.pdf (дата обращения 12.10.2020)
23. Боброва, О.С., Ковалева, А.С. (2015). Как делать? Российские предприниматели о бизнесе (по результатам опроса 2014 года): цели и мотивы // Российское предпринимательство, 2015/ № 16(15), С. 2313-2334. doi: 10.18334/rp.16.15.551
24. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 08.12.2020). [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/ecba25c5ee75edc02f685823ed10abe2b0d7b887/ (дата обращения 27.11.2020)
25. Статистика по России. Доходы: средний доход на душу населения в 2019 г.[Электронный ресурс ]. URL:
https://russia.duck.consulting/maps/359/2019(дата обращения 17.11.2020)
26. Оценка динамики факторов, влияющих на бизнес и антикризисные меры. Исследование ВЦИОМ, 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/database/open_projects/business2018/ (дата обращения 15.10.2020)
27. Дежина И. Г., Медовников Д. С., Розмирович С. Д. О государственной поддержке малых инновационных компаний Фондом содействия инновациям // Социологические исследования. 2019. № 11. С. 110-119. DOI: 10.31857/S013216250007447-4

Страница обновлена: 02.10.2021 в 12:37:42