Формирование цифровой экономики и направления ее влияния на социально-экономическое развитие и трансформацию публичного управления

Ватлина Л.В.1
1 Сибирский университет потребительской кооперации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Ватлина Л.В. Формирование цифровой экономики и направления ее влияния на социально-экономическое развитие и трансформацию публичного управления // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111177.

Аннотация:
В статье обосновывается необходимость формирования цифровой экономики, а также необходимость внедрения инновационных технологий в систему публичного управления социально-экономическим развитием общества. Так как современный мир постоянно меняется, и цифровизация задает тон, по которому будут развиваться экономика и ее социально-экономические системы, это вызывает необходимость в исследовании и всестороннем анализе процессов цифровой трансформации, которые подразумевают использование инновационных технологий, для наиболее лучшего использования того, чем уже общество пользуется. Тенденция такова, что цифровые технологии все больше внедряются во все сферы нашей привычной жизни, меняя ее качественные составляющие. И задачей государственного управления, на наш взгляд как раз состоит в том, чтобы направлять эти процессы с сохранением целостности экономических систем. Автором в статье рассмотрены зарубежные практики и современные тенденции цифровой трансформации, которые происходят на базе цифровых платформ, интегрирующих хозяйственные, социальные и технологические процессы часто в одной сервисной экосистеме. Особое внимание уделяется цифровизации правительства и государственного сектора, на основе чего делаются выводы о роли оцифровки данных при формировании электронного правительства. Также автором выявляются препятствия на пути внедрения инновационных технологий

Ключевые слова: цифровая экономика, инновационное развитие, инновации, трансформация, социально-экономическое развитие, публичное управление

JEL-классификация: O31, O32, O33, O38



Введение

В последнее время не только в России, но и во всем мире пристальное внимание уделяется теме и, соответственно, терминам «цифровизация», «цифровая трансформация», «цифровая экономика» и «цифровая стратегия». Все эти термины по своей сути обозначают глубокую трансформацию социально-экономических процессов, компетенций и моделей для лучшего использования изменений и возможностей сочетания цифровых технологий и их ускоряющегося воздействия на общество приоритетным образом с учетом нынешних и будущих изменений [2].

Цель исследования. Основной целью исследования является обоснование необходимости цифровой трансформации в системе публичного управления социально-экономического развития общества. Цифровизация в глобальном плане представляет собой концепцию общехозяйственной и экономической деятельности, основанной на цифровых технологиях, внедряемых в различные сферы жизни людей и разных отраслях производства. И эта концепция широко внедряется во всех без исключения странах, и в том числе в России, на протяжении последних лет.

Актуальность исследования. Процессы цифровой трансформации социально-экономических процессов страны прошли уже достаточно длительный путь развития. В национальной экономике возникает совершенно новый институт, новая разновидность сферы услуг – сервисные интеграторы, при которых в прогрессивном экономическом развитии и управлении системами качество предоставления услуг существенно возрастает, но механизмы их функционирования, способы управления, сетевого сервисного взаимодействия с другими экономическими субъектами, а также многие другие вопросы остаются недостаточно изученными.

Практическая значимость. Мониторинг зарубежного и российского опыта позволил выявить, что разработка новых, инновационных механизмов управления как целостной системы является актуальной, а также достаточно новой в области методологии управления.

Цифровизация в мире начала проявляться уже в 1990-х годы. В то время как в России только стали появляться первые мобильные телефоны, в развитых странах уже говорили о внедрении IT-технологий (информационно-коммуникационные технологии) в экономические процессы [13]. Но, конечно, тогда сложно было себе даже представить, какую роль в экономических процессах и жизни общества в целом будут играть IT-системы.

С тех пор прошло почти 30 лет, и теперь Интернет, гаджеты и компьютеры стали неотъемлемой частью нашей жизни: можно с уверенностью сказать, что практически каждый человек имеет дома умное устройство, которых в мире уже насчитывается более 26 миллиардов единиц, а в России только за последний год было куплено почти 20 миллионов SIM-карт для IoT-оборудования (Internet of things/Интернет вещей, IoT — концепция вычислительной сети физических предметов) [5] (Vatlina, 2020).

Но если процесс цифровизации протекает уже давно, то почему в России он не работает глобально. По мнению российских специалистов, есть один маленький нюанс: чтобы цифровизировать всю страну, нужно для начала ее всю электрифицировать [14] (Tsifrovoye pravitel'stvo, 2020). Многие люди просто не хотят пользоваться новыми изобретениями и приспособлениями, даже если по мнению разработчиков они упрощают жизнь делая ее более качественной. Современные технологии многим непривычны, не нужны и непонятны. В связи с этим нельзя пока говорить о глобальной цифровизации страны, хотя перемены действительно происходят – умные бытовые приборы сами о себе заботятся, многие процессы контролируются машинным зрением, робототехника заменяет человека. Но все вот это работает, только если вы живете в крупных городах страны, где хотя бы электричество и вышка сотовой связи есть. Цифровая трансформация происходит в больших городах и промышленных центрах, а за пределами оных, как обычно, все сложно [11] (Plotnikov, 2020).

Цифровая трансформация в правительстве и государственном секторе

«Глобальная цифровизация» – звучит внушительно. Мы все зависим от эффективности работы правительства, покупаем товары и услуги в Интернете и офлайн, общаемся и используем информацию. Цифровизация делает все эти процессы более простыми. Хотя цифровая трансформация преимущественно используется в бизнес-контексте, но она также влияет за счет использования цифровых технологий и на другие стороны хозяйственные структуры и сферы жизни, такие как правительственные учреждения государственного сектора и организации которые принимают участие в решении социальных проблем, таких как загрязнение окружающей среды, образование и здравоохранение.

В отличие от начального этапа цифровизации, внедрение технологий «Индустрии 4.0» подразумевает прохождение четырех стадий, обеспечивающих наблюдение (наглядность), понимание, подготовленность и самооптимизацию процессов. Если во многих европейских странах, например в Германии, цифровая трансформация рассматривается, прежде всего в отношении промышленности, то в Японии на первый план выходит влияние цифровизации на общество в целом с использованием программы «Общество 5.0», для построения которой, по мнению японского общества, необходимо преодолеть пять основных барьеров («стен») (рис. 1):

Рисунок 1. Пять основных барьеров, для перехода к «Обществу 5.0» в Японии

Источник: составлено автором на основе материалов [3].

Цифровое правительство во Франции основывается на цифровых платформах, на которых собираются данные общественного мнения и даже проходят консультации с общественностью, а также определяются потенциально криминогенные зоны и развивается предиктивная юстиция [1].

Одной из стран, где в последнее время было предпринято больше стратегических инициатив и действий в области оцифровки и цифровой трансформации, является Австралия. В стране в 2015 году было открыто Управление цифровой трансформации, целью которой стало создание единой цифровой идентичности, позволяющей гражданам в цифровом виде получать доступ к государственным услугам с помощью одного процесса входа в систему, но только 41 % опрошенных руководителей государственного сектора удовлетворены нынешней реакцией своей организации на цифровые тенденции [8] (Shklaruk, 2019).

Другой пример – Великобритания, где была запущена программа цифровой трансформации. В феврале 2016 года правительство Великобритании также объявило о создании нового консультативного совета, который поможет сформировать программу цифровой трансформации и государственных цифровых услуг с помощью того, что оно называет «цифровыми тяжеловесами» или Digital Strategy – документ, который включает в себе семь направлений, по которым страна намерена развиваться [7]. В США предполагается, что «Цифровая служба Соединенных Штатов» изменит подход федерального правительства к работе с гражданами. Очевидно, что это большая задача для большой страны с довольно медленными ИТ-преобразованиями, но среди инициатив программы по улучшению доступа к правительственной информации «Healthcare.gov» и модернизация иммиграционной системы.

Система анализа данных давно уже эффективно используется во всех вертикалях исполнительной власти. Ярким примером является поиск преступников с использованием онлайн-камер на улицах или возможность отправить обращение в нужные инстанции по интернету. Одна из главных заслуг цифровизации государства – это снижение количества бумажной волокиты и бюрократии при оформлении документов. Справки и паспорта можно заказывать через приложение, там же хранить и обновлять все данные. Хотя роль и структура национальных и местных органов власти, правительственных агентств, спонсируемых государством организаций и учреждений государственного сектора различны от страны к стране.

Однако, независимо от способов организации типичных областей, в которых участвуют правительства, таких как общественное здравоохранение, транспорт, общественная инфраструктура, полиция и оборона, услуги для граждан или их регулирование, может решаться с помощью цифровых решений. Например, часть услуг может предоставляться по умолчанию, то есть без заявления граждан и выяснения кто на какие льготы и когда имеет право (рис 2).

Рисунок 2. Предоставление государственных услуг с помощью цифровизации

Источник: составлено автором.

В то время как с точки зрения гражданского опыта роль цифровой трансформации становится очевидной в таких областях, как электронное правительство и программы цифровой идентификации, во многих других областях прозрачность, эффективность и координация являются ключевыми для оцифровки процессов и управления проектами.

Таким образом, первым движущим фактором цифровой трансформации в правительстве и государственном секторе является экономия средств и более высокая прозрачность. Второй цифровой драйвер – это удовлетворение потребностей «цифрового» гражданина и повышение качества обслуживания граждан. Запросы населения увеличиваются с каждым днем, и приоритетной задачей правительства является улучшение предоставления качественных государственных услуг отвечающим потребностям граждан. Таким образом, правительства по всему миру ощущают на себе двойное давление. [13] (Digital Government Russia, 2020).

Правительства и правительственные учреждения реализуют проекты и инициативы по цифровой трансформации по множеству причин, главные из которых – удовлетворение запросов населения под новые тренды времени, а другая – экономия средств и времени, связанных с бумажной волокитой. Эти преобразования происходят на всех уровнях: национальном, региональном, местном, наднациональном. Они также происходят и в секторах национальной экономики, таких как общественный транспорт, здравоохранение, образование и т. д. Таким образом, функция цифрового правительства состоит в том, чтобы действовать с применением цифровых данных при оптимизации, трансформации и создании государственных услуг.

Локальные и международные факторы цифровой трансформации в правительстве

Повышение эффективности и прозрачности, улучшение и согласование процессов, «умное правительство» и «умные города»; привлечение новых инвесторов; преодоление цифрового разрыва; преобразование государственных транзакционных услуг; управление на основе данных; лучший доступ к информации и управление ею; повышение удовлетворенности и доверия граждан; потребности быстро меняющейся демографии и уравновешивание затрат при оптимизации эффективности: – все это играет роль в продолжающейся оцифровке и цифровой трансформации правительства и государственного сектора. В конечном счете, способность государственных систем и государственных органов к адаптации будет определять их выживание [10].

Очевидно, что адаптация к изменяющимся требованиям эпохи цифровой информации обусловлена не только внутренними факторами. В глобальной экономике способность оставаться конкурентоспособной требует совершенства в области цифровых технологий и информации. В некоторых странах это еще более актуально, поскольку экономика переходит от своих традиционных источников дохода, таких как энергия, к источникам доходов, которые типичны для экономики услуг, как мы, например, видим на Ближнем Востоке.

Международный аспект цифровых преобразований в правительстве не ограничивается только экономическими сдвигами и потребностями. Такие организации, как ЕС и ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), призывают государства (члены) сблизить свои правительства с гражданами, как это сделала ОЭСР в своей «Рекомендации по стратегиям цифрового правительства». Гражданская позиция является одним из основных факторов, способствующих цифровой трансформации, и это не удивительно, поскольку, в конечном счете, мы все потребители, клиенты, граждане, пациенты и т. д.

Для комплексной оценки цифровизации экономики в целом по стране воспользуемся индексом Business Digitalization Index, BDI, который объединяет в себе пять различных индексов:

1. Применение цифровых каналов передачи сведений и информации. Индекс отслеживает использование мессенджеров, облачных технологий и других систем.

2. Внедрение цифровых технологий в бизнес-процессы. Суть данного индекса состоит в отслеживании использования технологии Интернета вещей, системы управления взаимоотношениями с клиентами, искусственного интеллекта и другого.

3. Использование рекламы в интернете. Индекс рассматривает то, как активно бизнес использует контекстную рекламу, рекламу в социальных сетях и др.

4. Защита информации бизнеса. Данный индекс исследует, как компании пользуются антивирусными программами и то, как развита защищенность конфиденциальной информации.

5. Человеческий капитал. Здесь рассматривается, насколько компании позволяют развиваться своему персоналу.

В начале 2019 года была произведена оценка цифровизации бизнеса множества стран мира. Всего возможное количество пунктов – 100. В диаграмме приведены данные по первым пяти странам и по России (рис. 3).

Рисунок. 3. Индекс цифровизации экономики по странам: 2019

Источник: составлено авторов по данным [15].

Лидирующую позицию среди указанных стран занимает Финляндия со значением Индекса на уровне 50 пунктов. Далее следуют Бельгия (47), Дания (46), Республика Корея (45), Нидерланды (43). Россия (28 пунктов) находится в одном ряду с такими странами Центральной и Восточной Европы, как Болгария, Венгрия, Польша и Румыния. Но справедливости ради надо отметить, что на момент конца 2019 года Индекс составлял уже 45 пунктов, а в 2020 году 50 пунктов. Мы видим значительное прогресс в цифровой трансформации экономики в России, это говорит о том, что население стало быстрее адаптироваться к инновационным технологиям и под изменения рынка.

Рассмотрим проблемы цифровой трансформации в России более подробно. В 2019 году ведущая консалтинговая компания (борющаяся за кусок огромного пирога цифровой трансформации) Deloitte University Press, исследовала цифровую трансформацию в правительстве и ее способы. Аналитики компании пришли к некоторым выводам, проведя опрос более 1200 государственных служащих. Опрос учитывал мнение чиновников на перспективу и их взгляд на эволюцию цифровой трансформации. Согласно опубликованному отчету, 53 % респондентов считают, что цифровые технологии разрушают государственный сектор в «умеренной или значительной степени», 23 % ответили «в незначительной степени», то есть получается, что 76 % негативны в своем суждении и только 24 % респондентов ответили «совсем нет» или «не знаю».

Таким образом, информационные и коммуникационные технологии – это область, которая наиболее подвержена общественному мнению и в которой больше всего ощущается влияние цифровых тенденций, за которыми следуют образование, транспорт, международные отношения и экономическое развитие. Также высоко оцениваются энергетика, социальные услуги, оборона и здравоохранение, в то время как право, правосудие, финансы и доходы менее всего «затронуты/нарушены». Только 41 % опрошенных руководителей государственного сектора удовлетворены нынешней реакцией своей организации на цифровые тенденции, которая включает улучшение процессов, привлечение талантов и внедрение новых моделей обслуживания, создающих ценность.

Как можно увидеть на рисунке 3, наибольшим препятствием на пути к цифровой трансформации выступает недостаточная зрелость текущих бизнес-процессов и отсутствие необходимых навыков и компетенций.

Рисунок 4. Препятствие на пути внедрения инновационных технологий

Источник: [6]

Очевидно, что эта диаграмма не дает общей картины состояния и проблем, связанных с цифровой трансформацией в правительстве, но выявляет проблему связанную с неготовностью процессов, но давайте закончим цитатой Клауса Шваба на конференции в Давосе 2016: «…в конечном итоге, способность государственных систем и государственных органов к адаптации будет определять их выживание». Единственная опасность цифровизации – в снижении важности человека во многих процессах и вероятное исчезновение в будущем целых профессий, с которыми лучше будут справляться роботы.

Заключение

Таким образом, в данной статье были рассмотрены проблемы цифровой трансформации в Российской Федерации и ее влияния на социально-экономическое развитие и трансформацию публичного управления. Можно сказать, что процесс внедрения цифровизации во все сферы хозяйственной жизни общества не стоят на месте, экономика государства развивается и преодолевает упомянутые проблемы. Также скачок в цифровизации был замечен во время всплеска коронавирусной инфекции, индекс цифровизации в России резко пошел вверх.

Стоит отметить прогресс в сфере цифрового управления, а именно повышение популярности портала госуслуг, который включил в себя возможность выполнения таких функций, как регистрация бизнеса, уплата штрафов, запрос на удостоверение личности и т. д., что значительно упростило жизнь граждан.

Помимо этого, важно отметить, что Министерство экономического развития планирует открыть образовательную среду, в которой специалисты (более 1 млн граждан) различных отраслей смогут пройти курсы повышения квалификации в сфере информационных технологий. На этот проект планируется выделить около 1,3 млрд рублей. Процесс обучения будет включать в себя IT-программы и создание бизнес-проектов. Данный центр будет выпускать квалифицированных сотрудников, имеющих профессиональные навыки в сфере информационных технологий. Специалист, обладающий данными знаниями, будет, несомненно, востребован на рынке труда.


Источники:

1. Conseil d’Etat. Etude annuelle 2017. Puisance publique et platformes numeriques: accompagner l”uberisation. - Paris, 2017.
2. Digital transformation: online guide to digital business transformation. I-Scoop. [Электронный ресурс]. URL: https://www.i-scoop.eu/digital-transformation (дата обращения: 10.11.2020).
3. Toward realization of the new economy and society— Reform of the economy and society by the deepening of “Society 5.0”— Outline. Keidanren. [Электронный ресурс]. URL: http://www.keidanren.or.jp/en/policy/2016/029_ outline.pdf (дата обращения: 11.11.2020).
4. Боркова Е.А. Организационные аспекты реализации государственной политики устойчивого развития // Креативная экономика. – 2020. – № 4. – c. 431-444.
5. Ватлина Л.В. Специфика взаимодействия органов публичной власти с образовательными организациями // Актуальные вопросы развития современного общества: Сборник научных статей 10-й Всероссийской научно-практической конференции. 2020. – c. 76-79.
6. Ватлина Л.В. Цифровые технологии и модернизация государственного управления // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. – 2020. – № 5(125). – c. 88-93.
7. Власти Великобритании опубликовали стратегию развития цифровых технологий. [Электронный ресурс]. URL: https://d-russia.ru/vlasti-velikobritanii-opublikovali-proekt-strategii-razvitiya-tsifrovyh-tehnologij.html (дата обращения: 08.11.2020).
8. Шклāрук М.С. Государство как платформа: люди и технологии. - М: РАНХиГС, 2019. – 111 c.
9. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии covid-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150.
10. Ломоносовские чтения-2019. Секция экономических наук. Экономические отношения в условиях цифровой трансформации. / сборник тезисов выступлений. - М.: Экономический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2019. – 1046 c.
11. Плотников В.А. Перспективы трансформации социально-экономической системы под воздействием цифровизации // Современное состояние экономических систем: экономика и управление: Сборник научных трудов II Международной научной конференции. Под общей редакцией Д.В. Розова, Г.Г. Скворцовой. 2020. – c. 6-11.
12. Технологии цифровизации в России – настала эпоха перемен. (2018-2020) Центр 2М. [Электронный ресурс]. URL: https://center2m.ru/digitalization-technologies (дата обращения: 01.11.2020).
13. Цифровая экономика: глобальные тренды и практика российского бизнеса. Национальный исследовательский университет ВШМ. [Электронный ресурс]. URL: https://kc.hse.ru/wp-content/uploads/2018/02/VSHYE-2017Cifrovaya-yekonomika-globalnye-trendy-i-praktika-rossiyskogo-biznesa-2.pdf (дата обращения: 10.11.2020).
14. Цифровое правительство 2020 перспективы для России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.iis.ru/docs/DigitalGovernmentRussia2020RUS.pdf.
15. Цифровая экономика. Индекс Цифровизации бизнеса. НИУ ВШЭ. [Электронный ресурс]. URL: https://issek.hse.ru/data/2019/02/27/1193920132/NTI_N_121_27022019.pdf (дата обращения: 13.10.2020).
16. Что такое цифровизация и какие сферы жизни она заденет. Центр 2М. [Электронный ресурс]. URL: https://center2m.ru/digitalization-technologies (дата обращения: 10.10.2020).

Страница обновлена: 20.11.2020 в 14:52:59