Государственное регулирование процессов взаимодействия населения, бизнеса и власти в условиях социально-экономических кризисов ХХІ века

Кайдашова А.К.1, Сизганова Е.Ю.1, Цветков С.А.1
1 Владимирский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 3 (Март 2021)

Цитировать:
Кайдашова А.К., Сизганова Е.Ю., Цветков С.А. Государственное регулирование процессов взаимодействия населения, бизнеса и власти в условиях социально-экономических кризисов ХХІ века // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 3. – doi: 10.18334/epp.11.3.111645.

Аннотация:
В данном исследовании авторами охарактеризованы механизмы регулирования социально-экономического взаимодействия государства, населения и бизнеса в условиях мировых кризисов. Рассматриваются характерные черты кризисов 2008, 2014 и 2020 годов в России. Отмечено, что кризис 2008-2009 годов имел преимущественно экономический характер и предпосылками к его возникновению послужили проблемы мировой экономики, тогда как кризис 2014-2015 годов был спровоцирован не только экономическими, но и политическими факторами. В свою очередь сегодняшний кризис является отражением сложнейшей ситуации, связанной с непредсказуемостью пандемии как фактора воздействия на процесс экономического развития. На основе сравнения и обобщения данных социологических опросов, статистических данных, определены психологические и экономические особенности взаимоотношений граждан Российской Федерации и представителей бизнес-структур с публичной властью в названные периоды. Проанализированы меры стабилизации экономики и поддержки государством бизнеса и отдельного гражданина в период кризиса последних лет. Выявлены наиболее значимые изменения в характере государственного управления под влиянием трансформационных процессов в современном обществе, а также определены приоритетные задачи в выстраивании дальнейшего взаимодействия субъектов экономической реальности

Ключевые слова: государственное регулирование, социально- экономический кризис, взаимодействие между субъектами экономических отношений, антикризисные меры

JEL-классификация: G01, O11, O40



Введение

Сегодня Россия, как и мировое сообщество в целом, переживает трансформацию социальных связей, отношений и явлений. Причинами этой трансформации стали последствия изменений, вызванных глобальными процессами различного рода, в том числе и кризисами последних лет – 2008, 2014 и 2020 гг.

В период кризисов ХХІ века экспериментальные рамки для проверки территорий на прочность создала объективная реальность, являющаяся отражением сложнейших эволюционных процессов общества. Каждый из кризисов, таким образом, приобрел свой характер, определяемый как причинами его возникновения, так и спецификой протекания и комплексом последствий для развития территории. В связи с чем и механизмы взаимодействия государства с обществом в кризисный и посткризисный периоды неизбежно были и будут представлены в широком диапазоне. Необходимость эффективного использования данных механизмов обусловила актуальность темы исследования.

Различные аспекты возникновения и протекания глобального кризиса, последствия и характер его воздействия на экономику России представлены в работах В.А. Мау [9, 10] (Mau, 2016; Mau, 2009); особенности протекания социально-экономических кризисов в региональном разрезе исследуются Н.В. Зубаревич, С.Г. Сафроновым [6] (Zubarevich Safronov, 2020); оценку влияния кризиса на ожидания и поведение россиян дает в своих работах Кузина О.Е. [8] (Kuzina, 2009); анализ причин и следствий финансового кризиса представлен в работах С.Р. Трейса [22]. В рамках изучаемой темы интерес представляют также работы таких авторов, как П.О. Авен, С.Р. Борисов, А.Н. Шохин [2] (Aven, Borisov, Shokhin, 2011), Т.В. Бутова [3] (Butova, 2014), А. Жук [5] (Zhuk, 2009) и др.

Целью данного исследования является выявление специфики процессов взаимодействия государства, населения и бизнеса как субъектов экономической реальности, сложившейся в России в условиях кризисов ХХІ века.

Научная новизна исследования заключается в систематизации и проведении сравнительного анализа и сопоставления данных социологических исследований и ряда социально-экономических показателей официальной статистики, что позволяет определить актуальные задачи государственного управления в сфере социально-экономического развития страны с учетом отличительных характеристик и общих тенденций кризисов, протекающих в различных временных рамках.

В качестве гипотезы авторами сформулировано предположение о том, что:

- социально-экономический кризис можно охарактеризовать как период, на протяжении которого власть может реализовать свои возможности и имеющийся потенциал, помогая справиться с проблемами экономического и социального характера бизнесу, людям и территориям;

- определяющим условием выхода из кризисной ситуации является учет возможностей государства, его стратегических ориентиров, масштаба и последствий кризисов, что в итоге определяет объемы, интенсивность государственной помощи и формат взаимодействия с определенными целевыми группами.

Для изучения исследуемого вопроса были использованы теоретические методы исследования, такие как синтез, классификация и обобщение, а также методы экономического и статистического анализа, моделирования и прогнозирования.

Взаимодействие государства, населения и бизнеса в контексте социально-экономических кризисов ХХІ века

Кризис 2008–2009 гг. имел экономический характер, основные причины – обрушение экономики США, затем – других стран, вызванное эмиссией мировой валюты, перепроизводством доллара, провалом системы ипотечного кредитования. Основные меры стабилизации, предпринятые Правительством РФ, – поддержка банковского сектора, повышение ликвидности банков, поддержка предприятий оборонно-промышленного комплекса и государственных предприятий, национального автомобилестроительного комплекса, снижение уровня безработицы и поддержка ипотечного рынка.

В 2008 году Балацким Е.В. была отмечена зависимость психологического состояния российского общества от материальной стороны жизни, когда рост денежных доходов граждан определял позитивные настроения в целом [1] (Balatskiy, 2008). Вероятно, поэтому влияние мирового финансового кризиса на материальное положение индивида оценивалось довольно оптимистично (49% опрошенных считали, что мировой кризис не затронет их материальное положение). Такие оценки, на наш взгляд, могли быть основаны на убеждении населения в том, что средства массовой информации необъективно отражают информацию о кризисе, либо преувеличивая, либо сглаживая его предполагаемые последствия (лишь 29% опрошенных считали информацию объективной). Как следствие этого, 75% населения страны имело слабые представления о сути антикризисных мер, предпринимаемых государством.

При этом по отношению к действиям Правительства и Президента РФ население в целом высказалось скорее положительно (одобряют их деятельность – 57%, не одобряют – 30%). Соответственно, был низок и уровень протестного потенциала: массовые выступления считали возможными 29% граждан, 64% были уверены, что такие выступления маловероятны [8] (Kuzina, 2009).

При оценке населением антикризисных мер со стороны государства на первое место ставилась борьба с инфляцией (56%), поддержку же банковской системы посчитали важной лишь 23% респондентов. Данное положение дел можно объяснить тем, что в 2008 году в банках деньги хранила меньшая часть россиян – 32%, а к началу 2009 года их число сократилось до 27%. Кроме того, россияне отмечали возникшие в связи с кризисом опасности: потеря работы (26%), сокращение на предприятии (42%), снижение или задержка заработной платы (54%). Интересно, что при оценке материального положения семьи мнения разделились на три почти равные группы: свое материальное положение как хорошее на данный момент оценивали 32% опрошенных, как среднее – 29%, плохое – 31%.

Сложившиеся условия определили снижение психологической зависимости граждан от помощи со стороны государства и активизировали население в плане самостоятельного поиска путей выхода из «личного» финансового кризиса.

Что же касается взаимодействия малого и среднего бизнеса с государством, ситуация несколько сложнее. В отличие от крупного бизнеса, малый и средний бизнес в ситуации экономического кризиса не способен выстоять без государственной поддержки. Соответственно, государство в пакет антикризисных мер всегда включает мероприятия в этом направлении. Так, в 2009 г. был сокращен перечень товаров и услуг, подлежащих обязательной сертификации, была введена дифференцированная ставка налога, снижены налоги на инвестирование в науку, введены льготы для вновь создаваемых предприятий, преференции для малого и среднего бизнеса при осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд. Несмотря на принятые меры по стимулированию развития бизнеса в России, отмечено замедление темпов роста числа предприятий малого и среднего бизнеса [5] (Zhuk, 2009).

Кризис 2014–2015 гг. имел скорее экономико-политическую природу, причины – введение экономических санкций, падение цен на нефть, курса рубля по отношению к мировой валюте. Основные меры стабилизации, предпринятые Правительством РФ, – контрсанкции, поддержка банков. Появилась реальная возможность повысить экономическую устойчивость территории за счет развития собственного производства взамен на санкционные товары и услуги [9] (Mau, 2016).

Согласно данным, предоставленным в материалах мониторинга общественного мнения, проводимого экспертами Центра ВЦИОМ, нами получена следующая психологическая картина кризиса 2014–2015 гг. [12–15].

Большинство россиян связывали наличие экономических проблем страны, прежде всего, с падением мировых цен на нефть (39%) [13, с. 134]. При этом граждане в целом поддержали позицию государства на фоне введения антироссийских экономических и политических санкций (57%), а предложенную правительством антикризисную меру по сокращению численности государственных служащих одобрили 63% опрошенных [13].

Основными проблемами население считало нарастающую инфляцию, нестабильную внешнюю политику, падение уровня доходов, снижение уровня жизни, безработицу. Достаточно большая часть населения отметила снижение или задержку заработной платы. При этом многие связывали проблемы бедности с недостаточной помощью нуждающимся семьям со стороны государства. Как и в предыдущие годы, предпочтительным способом вложения своих накоплений россияне считали приобретение недвижимости (47%), имели банковские вклады 23% опрошенных [14, с. 81].

Одним из факторов негативных настроений в обществе в рассматриваемый период являлся рост цен на продукты первой необходимости и рост коммунальных платежей. Путями улучшения экономики домохозяйства россияне выбрали переход на более дешевые товары, кредитование в банке, отказ от путешествий [15].

Граждане России (47%) отметили также наличие негативных последствий от введения антироссийских санкций, но при этом поддержали политику собственного государства относительно помощи ДНР и ЛНР (69%) и внешнеполитического курса на Украине (51%). Эти данные подтверждают наличие такой особенности поведения россиян, как консолидация с властью в вопросах внешней политики, независимо от наличия связанных с кризисом экономических проблем как частного, так и общегосударственного характера [12].

По поводу взаимодействия государства и бизнеса в условиях данного кризиса исследователи отмечают неопределенность выбора основы такого взаимодействия обеими сторонами [3] (Butova, 2014). Выбор заключается в определении характера взаимодействия: либо государство занимается вопросами социального характера, а бизнес – вопросами прибыли и наращиванием капитала, либо бизнес несет ответственность за социально-экономическое развитие страны, а государство оказывает ему поддержку, используя все доступные инструменты управления.

Настоящий кризис 2020 года носит смешанный характер, когда взаимодействующими и оттого вызывающими очень серьезные последствия стали экономические и социальные факторы. Пандемия стала тем ударом, который нельзя было предугадать и потому подготовиться к его отражению. Падение цен на нефть, снижение доходов населения и потребительского спроса, безработица усилили социальный характер кризиса, что потребовало сильнейшей поддержки со стороны государства. В первую очередь это социальные выплаты, денежные вливания в отдельные пострадавшие отрасли, поддержка потерявших работу, малого бизнеса.

В период кризиса 2020 года государство оказалось перед серьезной дилеммой – сохранение человеческой жизни и здоровья населения или поддержка экономики. При этом стоит подчеркнуть, что опорой экономического развития страны выступают человеческие ресурсы, забота о которых со стороны государства является косвенной поддержкой экономики страны.

Данный кризис послужил экспериментом для всего человечества. Результатом процесса сложнейшего взаимодействия между государством, бизнесом и населением стал консенсус, к которому стороны пришли в условиях кризиса. Выбор между бизнесом и гражданином, сделанный властью в пользу последнего, стал отражением гуманизма в государственном управлении и продемонстрировал доминирование социальной функции в деятельности государства.

Региональные институциональные решения в рамках переданного Президентом РФ губернаторам права самостоятельного определения антикризисным мер были также непростыми: рост смертности от вируса или экономический спад из-за карантина? Учитывая специфичность регионального развития, государство отказалось от стандартных моделей управления и предоставило местным властям возможность корректировать общенациональные меры в зависимости от масштабов и темпов распространения инфекции внутри своих территорий.

Проблемы сокращения занятости населения, снижения ВВП и покупательского спроса на большинство товаров и услуг с одновременным ростом безработицы были очевидными с самого начала кризиса. В ответ на это государство сделало главное – подтвердило ключевой принцип, заключающийся в том, что прямая поддержка людей, инвестиции в образование, здравоохранение и народосбережение, демографию – это залог роста национальной экономики, устойчивого и динамичного развития страны.

Несмотря на принятые государством смягчительные меры, по бизнесу – преимущественно малому и среднему – был нанесен серьезный удар. В марте в России стало на 23 тыс. компаний меньше, в апреле еще на 20 тыс. В мае падение даже ускорилось, минус 24 тыс. компаний за месяц. Среди наиболее пострадавших – южные регионы. В лидерах падения сразу после Москвы (-8219 организаций за месяц) и Санкт-Петербурга (-3762) идут: Самарская область (-1321), Краснодарский край (-1044), Ростовская область (-1008) [19].

Отметим, однако, что меры поддержки государством бизнеса и населения были беспрецедентными по своему масштабу, объему выделенных средств, охвату помощи (табл. 1) [11].

Таблица 1

Меры поддержки государством бизнеса и населения в период кризиса 2020 г.

Меры поддержки бизнеса
Меры поддержки населения
- налоговые льготы
- льготное кредитование
- кредитные каникулы
- отсрочка по уплате арендных платежей
- приостановление выездных налоговых проверок
- мораторий на банкротство
- беспроцентные кредиты на выплату зарплаты
- прямые государственные субсидии
- продление лицензий и разрешений
- госзакупки
- создание временных рабочих мест
- снижение страховых взносов и др.
- повышение пособий по безработице
- выплаты на детей, льготная ипотека
- автоматическое продление сроков действия паспортов, прав, инвалидности
- кредитные каникулы
- продление пособий на детей
- доплаты медработникам
- дистанционные постановка на биржу труда и оформление больничного
- выплаты волонтерам
- помощь гражданам, оказавшимся за рубежом и др.
Источник: составлено авторами.

При этом, по результатам мониторинга (май 2020 года), в котором приняли участие 2 055 компаний из всех российских регионов, меры поддержки бизнеса в период пандемии коронавируса со стороны правительства положительно оценили 6,6% опрошенных, еще 21,2% отнеслись к ним скорее положительно. Как подчеркивают В. Полякова и А. Гальчева, более половины респондентов (55,1%) оценили действия властей отрицательно или скорее отрицательно [17] (Polyakova, Galcheva, 2020). Отрицательные оценки явились показателем того, что не всегда механизмы поддержки бизнеса со стороны государства работали в полной мере, так, некоторые субъекты хозяйственной деятельности сталкивались с трудностями получения кредитов на местах.

Согласно данным опроса, проводимого Российским союзом промышленников и предпринимателей в конце 2020 года, в котором принимали участие 267 компаний, лишь 38,2% из них смогли воспользоваться финансовыми мерами поддержки со стороны государства, 61,8% остались вне списка льготных категорий [18]. При этом 11,8% компаний смогли получить две меры поддержки, 13,7% – три. Есть также небольшая группа организаций (7,9%), которая смогла воспользоваться более чем четырьмя мерами поддержки.

По вполне понятным причинам в данном списке оказались компании, которые были отнесены государством к наиболее пострадавшим отраслям. Отмечено также, что более существенную поддержку со стороны государства получили представители малого и среднего бизнеса (40,7%). 25% компаний столкнулись с бюрократическими препонами со стороны банков, что не было спрогнозировано при разработке государственных программ. Около 21,6% респондентов отмечают такую проблему, как длительное принятие решений со стороны государственных органов власти. Более позитивные оценки получены со стороны системообразующих предприятий (37% из предприятий данного вида). В группе представителей малого и среднего бизнеса представлены также негативные оценки мер государственной поддержки: так, 17,1% назвали их неэффективными [18].

По результатам опросов ВЦИОМ, представленных за 2019–2020 гг., нами сделан вывод о том, что оценка населением социально-экономической политики, которую проводит наше государство, серьезных трансформаций не получила (табл. 2) [14].

Таблица 2

Реакция населения на социально-экономическую политику, проводимую в России в период кризиса 2020 г.

Ответы респондентов
Устраивает ли Вас экономическая и социальная политика, которую проводят власти нашей страны?
экономическая
социальная
дек. 2019
июнь 2020
дек. 2019
июнь 2020
В целом устраивает
21
27
24
35
Отчасти устраивает, отчасти не устраивает
30
30
31
28
В целом не устраивает
44
38
39
30
Затрудняюсь ответить
5
5
6
7
Источник: составлено авторами на основе данных сайта Всероссийского центра изучения общественного мнения [14].

Заключение

Отмечая особенности взаимодействия государства, бизнеса и населения в период кризиса 2020 года, нельзя не подчеркнуть:

1. Усиление транспарентности власти. Подтверждением являются:

− многократные обращения Президента РФ и Председателя Правительства РФ к гражданам с объявлением мер поддержки бизнеса и населения;

− расширение возможностей портала «Госуслуги» в целях предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном формате;

− открытие «Горячих линий» Минкомсвязи, Минпросвещения, Минобрнауки, Ростуризма и др. федеральных министерств, специальных региональных горячих линий. На сайте мойбизнес.рф для удобства предпринимателей были собраны контакты всех региональных call-центров, необходимых общефедеральных номеров.

2. Медийное разнообразие. Плохая новость очень быстро превратилась в доминанту, что привело к ускорению реакции власти на внешние и внутренние вызовы. Так, по данным опросов, 88% россиян заявили о достаточности информации относительно ситуации с коронавирусом.

3. Консолидацию власти, бизнеса и населения. В борьбе с внешним вызовом не только государство в рамках реализации организационной функции пришло на помощь бизнесу и населению, но и возросло число волонтеров, бизнесменов-меценатов, предприятий, готовых обеспечить население востребованной продукцией – продовольствием, медицинскими масками и др.

4. Тотальную цифровизацию жизнедеятельности общества. Вынужденное сжатое по срокам внедрение и освоение новых информационно-телекоммуникационных технологий нередко сопровождалось паникой, дискомфортом и сопротивлением (более 10% россиян выразили недоверие к искусственному интеллекту). С одной стороны, дистанционный формат взаимодействия позволил перманентно решать текущие задачи, с другой, обнажил целую серию проблем – неравный доступ к информационным технологиям, снижение качества диалога, перерасход времени и др.

5. Усиление контроля. Закрытие границ, предприятий, самоизоляция, цифровые пропуска ограничили свободу перемещения граждан и вызвали психологический дискомфорт, непонимание, а нередко и протесты.

Кризис 2020 года определил и ряд задач, которые предстоит решить в перспективе:

− обеспечение цифрового равенства населения, как территориального, так и возрастного;

− поддержание непрерывного диалога власти с бизнесом и населением для отслеживания реакции на принимаемые решения и достижения лучшего взаимопонимания;

− расширение экономических и социальных свобод граждан и бизнеса до предкризисного уровня;

− восстановление доверия к власти со стороны наиболее пострадавшей в результате кризиса части населения и бизнеса (малый и средний бизнес, средний класс, психологически наиболее уязвимый в период кризисов).

Говоря о психологических особенностях взаимодействия рассматриваемых нами субъектов, следует подчеркнуть наличие таких общих тенденций, как достаточно устойчивый высокий показатель поддержки и одобрения деятельности государства в условиях кризисов со стороны населения, низкий индекс протестных настроений, в целом позитивные прогнозы и надежды на стабилизацию экономического развития страны в ближайшем будущем. И это на фоне высоких инфляционных ожиданий, снижения уровня доходов населения, роста безработицы и опасений потерять бизнес.

Анализируя политику государства в вопросах взаимодействия с бизнесом и населением в период кризисов, следует отметить наличие как общих, так и специфических подходов к выработке антикризисных мер в различные периоды времени, что нашло отражение в отраслевых акцентах помощи, объемах финансовой поддержки граждан и юридических лиц, разнообразии финансовых инструментов и социальных льгот, транспарентности власти и использовании медийных инструментов.

Только использование ситуационного подхода в разработке антикризисных мер со стороны государства в вопросах поддержки бизнеса и населения позволит трансформировать известные пути решения социально-экономических проблем и должно строиться на основе учета психологического и экономического характера природы и последствий узловых критических ситуаций в развитии российского общества.


Источники:

1. Балацкий Е.В. Экономические детерминанты психологического состояния общества // Мониторинг общественного мнения. – 2008. – № 2. – c. 18-25.
2. Авен П.О., Борисов С.Р., Шохин А.Н. Бизнес и власть в России: теория и практика взаимодействия. / монография. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011. – 349 c.
3. Бутова Т.В. Модели взаимодействия власти и бизнеса в Российской Федерации // Вестник ГУУ. – 2014. – № 6. – c. 23-26.
4. Всероссийский центр изучения общественного мнения. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/ratings (дата обращения: 20.01.2021).
5. Жук А. Государственная поддержка малого и среднего бизнеса в условиях кризиса // Мировое и национальное хозяйство. – 2009. – № 3-4(10-11). – c. 95-100.
6. Зубаревич Н.В, Сафронов С.Г. Регионы России в острой фазе коронавирусного кризиса: отличия от предыдущих экономических кризисов 2000-х // Региональное развитие. – 2020. – № 2. – c. 4-16.
7. Кайдашова А.К., Ашин А.А., Сизганова Е.Ю. Социально-экономическое развитие субъектов ЦФО в контексте измерения индекса устойчивости // Экономика и управление. – 2020. – № 5. – c. 115-123.
8. Кузина О.Е. Влияние финансового кризиса на ожидания и поведение россиян // Мониторинг общественного мнения. – 2009. – № 1. – c. 26-50.
9. Мау В.А. Антикризисные меры или структурные реформы: экономическая политика России в 2015 году // Вопросы экономики. – 2016. – № 2. – c. 5—33.
10. Мау В.А. Глобальный кризис: опыт прошлого и вызовы будущего // Экономическая политика. – 2009. – № 4. – c. 47-61.
11. Меры Правительства РФ по борьбе с коронавирусной инфекцией и поддержке экономики. Сайт Правительства России. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/support_measures/ (дата обращения: 16.12.2020).
12. Мониторинг мнений (ВЦИОМ): январь-февраль 2015 // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2015. – № 1. – c. 68 -73.
13. Мониторинг мнений (ВЦИОМ): март-апрель 2015 // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2015. – № 2. – c. 133-142.
14. Мониторинг мнений (ВЦИОМ): май-июнь 2015 // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2015. – № 3. – c. 81-89.
15. Мониторинг мнений (ВЦИОМ): июль-август 2015 // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. – 2015. – № 4. – c. 114-140.
16. Орлов С.Н., Реутов Р.В. Оценка адаптации населения к изменениям на финансовом рынке // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 4. – c. 1231-1246.
17. Полякова В., Гальчева А. Половина малых и средних компаний назвали свое положение катастрофой. Сайт «РосБизнесКонсалтинг». [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/business/22/05/2020/5ec742969a79470ab2d31eb9?from=from_main (дата обращения: 20.01.2021).
18. Российский союз промышленников и предпринимателей. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rspp.ru/activity/analytics/-otsenka-biznesom-finansovykh-mer-podderzhki-v-usloviyakh-rasprostraneniya-covid-19/ (дата обращения: 30.01.2021).
19. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14036 (дата обращения: 03.01.2021).
20. Картухин В.Ю., Кретинин В.А., Кузнецов В.В. Формирование и совершенствование пространственной организации национального и регионального хозяйства. / коллективная монография. - Владимир: Владимирский филиал РАНХиГС, 2020. – 294 c.
21. Экономические и социальные последствия коронавируса в России и в мире // Аналитический бюллетень Высшей школы экономики. – 2020. – № 4.
22. Trece C. P. The first international financial crisis in the 21st century: causes and effects. [Электронный ресурс]. URL: https://www.theeconomyjournal.eu/texto-diario/mostrar/776666/the-first-international-financial-crisis-in-the-21st-century-causes-and-effects# (дата обращения: 12.01.2021).

Страница обновлена: 08.02.2021 в 12:47:10