О влиянии криптовалют на экономическую безопасность России

Цакаев А.Х.1, Хаджиев М.Р.2
1 Чеченский государственный университет; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), Россия, Грозный
2 Чеченский государственный университет, Россия, Грозный

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 3, Номер 1 (Январь-март 2020)

Цитировать:
Цакаев А.Х., Хаджиев М.Р. О влиянии криптовалют на экономическую безопасность России // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 1. – С. 53-62. – doi: 10.18334/ecsec.3.1.110121.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42864788

Аннотация:
В статье рассмотрены финансовые аспекты развития «цифровой экономики». Исследуются формы функционирования новых децентрализованных платежных систем и их роль в цифровой экономике. Особое внимание уделяется вопросам трансформации денежной и налоговой систем государства, возникшим на основе появления в сфере денежного обращения и инвестиций криптовалют. Выявляются суть и содержание цифровых денег, особенности их эмиссии и обращения, основанные на Blockchain технологиях. Показано, что цифровизация современного денежного обращения несет значительные риски и требует преобразований действующей налоговой системы государства, в формах ее администрирования и контроля. Авторы характеризуют развивающиеся риски в финансовой и инвестиционной сферах российской экономики на основе расширения возможностей применения криптовалют. Отмечается необходимость развития новых форм международного сотрудничества в современных условиях развития Blockchain технологий.

Ключевые слова: блокчейн, деньги, крипто-валюта, налогообложение, цифровая экономика, риски, экономическая безопасность



Последние годы развития экономических отношений отмечены множеством новых инновационных технологий в финансовой сфере. Оказались затронуты практически все традиционные платежные системы, включая деньги и денежное обращение. И сегодня уже совершенно очевидно, что возникновение иных форм денег – криптовалют – формирует принципиальные изменения как в экономической, так и в социальной реальности. Криптовалюты существенно меняют привычное представление людей о том, какими бывают деньги. В классическом представлении фиатные деньги всякий раз эмитируются неким определенным государством в лице национального или государственного банка. Криптовалюты переворачивают это представление о деньгах своей децентрализованностью, отсутствием какой-либо привязки к институту государства. Их можно охарактеризовать как надгосударственную структуру, не подконтрольную государственным административным структурам, что тем самым непосредственно затрагивает вопрос экономической безопасности государства.

И здесь прослеживается прямая зависимость между криптовалютой и формированием рисков в сфере экономической безопасности государства, где неподконтрольные государственным структурам денежные средства способны стимулировать развитие таких негативных социально-экономических явлений, как:

a) сокращение бюджета государства;

b) использование неподконтрольных денежных средств вне легальной экономики;

c) увеличение инфляции;

d) спад экономической активности легальных инвесторов;

e) рост коррупции;

f) нарушение трудового, гражданско-правового, экологического, уголовно-процессуального законодательства и т.д.

Цифровое развитие национальной экономики генерирует принципиально новые риски и угрозы потери экономической безопасности страны. Это усугубляется тем, что в цифровой экономике имеет место усиление противоречия между индивидуальными и общественными приоритетами в экономической безопасности из‑за сохранения неформальных институтов, и насколько они сохраняют свою экстрактивность и инклюзивность для современной России, это особенно значимо. Можно уже сегодня констатировать, что такие операции, как легализация криминально добытых денежных средств с использованием криптовалюты, активно применяются на практике.

Вопросы развития цифровизации и цифровой экономики, как правило, рассматриваются в двух плоскостях – в ракурсе дигитализации и последующей цифровизации системы коммуникации между экономическими субъектами и в ракурсе, собственно, цифровой экономики. Цифровизация классических процессов влечет за собой скорее трансформацию каналов трансляции и ретрансляции информации производственного, финансового и иного вида, а цифровая экономика представляет собой экономическую деятельность по созданию и реализации электронных товаров и услуг в рамках электронного бизнеса и электронной коммерции – деятельность по созданию добавочной стоимости посредством генерации цифровых экономических благ. Важнейшим элементом трансформаций являются решения на базе финансовых технологий, выступающие как драйверами роста, так и источниками новых угроз и рисков снижения экономической безопасности. «В настоящее время блокчейн-технологии в основном используются для обезличивания при проведении криптовалютных операций и получения спекулятивного дохода, что не является основной функцией финансового инструмента, что не является благом для общества в целом» [1, с. 187] (Corbet, Lucey, Urquhart, Yarovaya, 2019).

Вследствие возможностей появившихся схем с использованием криптовалют и последующего бесконтрольного перевода их в фиатные деньги усиливается риск легализации доходов, полученных преступным путем. Что приводит и к актуализации рисков потери экономической безопасности в условиях криптовалютной реальности.

Криптовалюта сегодня уже воспринимается не просто как новое средство платежа и объект инвестиций, а обязательное условие входа в криптовалютную экономику, средство обмена в этой новой цифровой экономике. А это требует, с одной стороны, более детальной разработки методов и инструментов экономической безопасности, а с другой – более четкого выстраивания приоритезации целей и ценностей экономической безопасности страны, организации и предприятия, а также физического лица. Именно экономическая безопасность государства в условиях криптовалютной реальности обретает повышенное значение из‑за того, что движение реальных активов сопровождается криптовалютными операциями, которые могут сопровождаться ущемлением государственных экономических интересов.

Криптовалютная действительность является реальной угрозой потери экономической безопасности и глобальным вызовом для любого государства – крупного, среднего и малого. Так, согласно отчету Всемирного экономического форума о глобальных рисках, киберпреступность и кража личных данных занимают третье и четвертое место в рейтинге общемировых угроз [2]. «И благодаря новым технологиям, и в частности блокчейн-технологии, представляют криптовалютным транзакциям анонимность, что, в свою очередь, делает их идеальным инструментом в сделках с наркотиками и оружием, снижения налогооблагаемой базы, отмывания денег, что несет угрозу потери экономической безопасности страны» [3, с. 23] (Mamaeva, 2016).

Также можно отметить риски для финансовой системы, формируемые спекулятивными операциями, связанными с криптовалютами, котировки которых более волатильны, чем у официальных валют. Кроме того, наблюдаются и политические противоречия из‑за того, что, с одной стороны, криптовалюта является явным источником формирования богатства, а с другой – практически ни одно государство не может использовать криптовалюту (распределить, перераспределить, экспроприировать и т.д.), тем самым отсутствует полноценная защита заинтересованных инвесторов от обмана со стороны продавцов криптовалютных активов.

В такой ситуации взаимодействие власти, бизнеса и населения (через общественные организации) в вопросах цифровой безопасности приобретает ключевую роль в укреплении основ их совместной деятельности. Все большее значение приобретает контроль за влиянием криптовалютных операций на формирование рисков потери экономической безопасности государства в сферах налоговой политики и налогового регулирования, а также регулирования оборота криптовалют.

К особенностям криптовалютной экономики следует отнести:

- во-первых, развитие интернет-экономики – так, Facebook, Uber, Airbnb, представляющие из себя инновационные цифровые платформы, не обладая какими-либо существенными физическими активами, при этом превосходят по своей капитализации многие промышленные гиганты, обладающие существенными физическими активами;

- во-вторых, наличие «облачных» технологий, которые трансформируют вычисления в услугу, что позволяет компаниям уйти от вложений в закупку вычислительных мощностей и хранение данных;

- в-третьих, появление новых гибридных организационных форм взамен устаревших вертикальных систем управления, которые более приспособлены к быстрым изменениям на рынке и более эффективны;

- в-четвертых, повсеместное, глобальное, использование интернета в качестве основного инструмента поиска информации;

- в-пятых, «самоорганизация становится основным подходом к управлению, что отражается в появлении новых моделей экономических отношений, которые определяются экономикой совместного пользования – Alibaba, eBay, Amazon и т.д.» [4, с. 135] (Tsakaev, Khadzhiev, 2019).

«Криптовалютные операции несут в себе определенные риски потери экономической безопасности страны, прежде всего в сфере налогообложения, и поэтому требуют законодательного регулирования» [5, с. 18] (Genkin, 2017). Вместе с тем установление запрета на законодательном уровне на совершение криптовалютных операций также имеет негативные последствия для экономической безопасности страны, так как уводит рынок криптовалютных операций в теневую экономику, формируя тем самым инструментарий обслуживания нелегальных бизнес-операций. «Есть угроза, что вся нарождающаяся новая цифровая экономика (криптовалютная экономика) будет процветать в стране, но вне зоны влияния государства, то есть полностью отстранившейся от официальной денежной системы и государственных решений» [6, с. 54] (Mamaeva, Lazareva, Rybakova, Kiryukhina, 2018). Отсутствие контролирующего центра и фактическое нахождение криптовалют вне правового поля не позволяют реализовать механизм обеспечения исполнения обязательств, отмены или обжалования несанкционированной транзакции. К тому же, «сложно признать денежным суррогатом криптовалюту, в связи с чем нормы об ответственности за мошенничество либо в иной форме хищения крайне трудно применимы, что, в свою очередь, делает невозможным привлечение к уголовной и административной ответственности субъектов экономики в настоящее время в России» [7, c. 429] (Maksurov, 2018).

Разрешение указанной ситуации особенно актуально для экономической безопасности России и будет зависеть от того, какой подход на законодательном уровне примут в отношении регулирования криптовалютного рынка.

На сегодняшний день Центральный банк России выбрал в качестве основного пути для себя роль закрытой регулируемой эмиссии денег [1] (Corbet, Lucey, Urquhart, Yarovaya, 2019), однако доля занятых в сфере эмиссии криптовалют растет в геометрической прогрессии, и если в рамках нормативно-правового поля Россия выберет ограничительные, запретные методы, то занятые в этой сфере субъекты уйдут в тень. Вследствие этого представляется уместным введение льготного налогообложения в сфере майнинга, мотивировав тем самым майнеров, создав национальный реестр и дав возможность проводить операции с криптовалютой на официальной основе.

Следует учитывать, что введение в России санкций в отношении пользователей криптовалют приведет к оттоку капитала с российского рынка на рынки других стран с более дружественной нормативно-правовой базой. В ином случае, то есть в случае признания криптовалюты как дополнительного платежного средства, потребует внесения изменений в действующее российское законодательство (отмена ст. 27 в ФЗ «О Центральном банке РФ (Банке России)», изменение в ч.1 ст. 140 Гражданского кодекса РФ, ч. 1 ст. 75 Конституции РФ и пр.).

Вместе с тем необходимо понимать, что принятие решения по регулированию криптовалютных операций в отдельно взятой стране не может обеспечить безусловное снятие рисков, так как в условиях криптовалютной реальности экономическая безопасность государства зависит от уровня синхронизаций усилий всех стран в регулировании стремительно развивающейся криптовалютной экономики. Особое внимание заслуживают меры, принимаемые межправительственным органом по финансовым мероприятиям (ФАТФ), членом которого является Россия с 2003 года, в соответствии с которыми регулирование использования децентрализованных денежных средств (криптовалют) предложено следующим образом [8]:

1. Регулирование деятельности торговых площадок криптовалют.

- Деятельность субъектов, участвующих в операциях по конвертации криптовалют в фиатные деньги, необходимо подвергнуть системе лицензирования.

- Обязать и делегировать права на сбор информации о клиентах торговым площадкам по операциям с криптовалютами.

- Обязать и делегировать права на обеспечение надлежащего хранения информации о клиенте и его операциях торговыми площадками, связанными с операциями криптовалютами.

2. Для регулирования использования криптовалют необходимо создать международные межведомственные рабочие группы для взаимодействия надзорных и регулирующих органов.

«Международное сообщество должно выработать единую стратегию, которая должна реализовываться по следующим направлениям:

- международное определение юридического статуса криптовалют;

- определение ключевых элементов при проверке финансовых потоков;

- построение международной базы данных информации, доступной специальным подразделениям по проверке финансовых потоков» [9. с. 68] (Genkin, Mikheev, 2017).

3. Осуществление консолидации на межгосударственном уровне по выработке и реализации эффективной и сбалансированной системы контроля, создание общей нормативно-правовой базы, обмен опытом, оказание взаимопомощи, создание процедур выявления, ареста и конфискации доходов, полученных и используемых для совершения преступлений, заключение договоров об экстрадиции лиц за преступления, совершенные с использованием криптовалют, а также другие меры, связанные с выявлением и снижением рисков и угроз для экономической безопасности государства.

4. Разработка концепции трансформации системы налогообложения, переход и основной упор на налогообложение объектов, обладающих физическими качествами, в частности в первую очередь на совокупность имущественных налогов, что уже было отмечено в своих выступлениях рядом государственных деятелей, в частности в 2019 году министром экономического развития России Орешкиным М. и в 2020 году премьер-министром РФ М. Мишустиным [10, 11] (Ageeva, Kalyukov, 2019).

В связи с вышеуказанными проблемами при использовании криптовалют есть вероятность недополучения налоговых доходов от операций, где возможно использование в качестве расчетов криптовалюты, а именно, это оплата товаров, услуг, работ, вследствие чего бюджет государства недополучит большую часть доходов от налогов, взимаемых с выручки доходов или налогов, связанных с потреблением. Однако, как отметил в своем выступлении в конце февраля 2020 года премьер-министр РФ М. Мишустин: «Там серьезные есть деньги. Инвентаризация подразумевает в том числе и объекты незавершенного капитального строительства, и земельные участки, выбывшие из оборота, и наведение порядка, связанного с регистрацией прав собственности. Чтобы субъект права и объект недвижимости были у нас четко соединены и доступны – как для налоговой службы, так и для муниципалитетов и субъектов» [12].

Дальнейшее развитие процесса легализации майнинга и применения криптовалют с большой вероятностью позволит исключить использование данных денежных инструментов для отмывания и легализации денежных средств, полученных преступным путем, что в конечном счете положительно скажется на экономической безопасности государства.


Источники:

1. Corbet S., Lucey B., Urquhart A., Yarovaya L. Cryptocurrencies as a financial asset: A systematic analysis // International Review of Financial Analysis. – 2019. – № 62. – p. 187.
2. Global Risks Report 13-th Edition. The International Monetary Fund. [Электронный ресурс]. URL: http://reports.weforum.org/global-risks-2018/.
3. Mamaeva L.N. (Current issues of information security in modern economy // Information security of regions. – 2016. – № 1. – p. 23.
4. Tsakaev, A.Kh., Khadzhiev, M.R. Taxation and transfomations to the digital economy conditions // International scientific journal Industry 4.0. Year IV. – 2019. – № 3. – p. 135.
5. Генкин А.С. Блокчейн и уникальные ценные объекты // Страховое дело. – 2017. – № 3. – c. 15-22.
6. Mamaeva L.N., Lazareva V.A., Rybakova K.S., Kiryukhina M.V. Current issues of information security in modern economy // Economic safety and quality. – 2018. – № 1. – p. 54.
7. Maksurov A.A. On the issue of legal liability for using the cryptocurrency in the production of calculations // Bulletin of Omsk law Academy. – 2018. – № 4. – p. 429.
8. Public consultation on FATF draft guidance on digital identity. Financial Action Task Force (FATF). [Электронный ресурс]. URL: http://www.fatf-gafi.org/publications/fatfrecommendations/documents/consultation-digital-id-guidance.html.
9. Генкин А.С., Михеев А.А. Регулирование использования криптотехнологий – антиотмывательный аспект // Современный юрист. – 2017. – № 4. – c. 62-70.
10. Агеева О., Калюков Е. Орешкин предложил провести полную инвентаризацию российских земель. РБК – мультимедийный холдинг России. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/21/03/2019/5c9386319a794786558fd411.
11. Мишустин М. поручил провести «инвентаризацию» проектов правительства РФ. Информационное агентство REGNUM. [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/polit/2850823.html.
12. Выступление руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина. Nalog.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nalog.ru/rn77/news/smi/8487443/.
13. Федеральный закон от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (с изм. и доп., вступ. в силу с 23.01.2020)
14. Генкин А.С., Михеев А.А. Перспективы применения технологии блокчейн в государственном и муниципальном управлении // Самоуправление. – 2017. – № 4. – c. 47-52.
15. Цакаев А.Х., Юлдашев Р.Т. Развитие региональной экономики в условиях цифровизации (материалы международной научно-практической конференции, г. Грозный, РФ) // Страховое дело. – 2018. – № 11. – c. 60.
16. Mohanta B.K., Jena D., Panda S.S., Sobhanayak S. Blockchain technology: A survey on applications and security privacy Challenges // Internet of Things. – 2019. – № 8. – p. 349.

Страница обновлена: 13.11.2020 в 10:31:41