Временные кластеры как форма межорганизационных взаимодействий

Власов С.А.

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

№ 9 (81), Сентябрь 2013

Цитировать:
Власов С.А. Временные кластеры как форма межорганизационных взаимодействий // Креативная экономика. – 2013. – Том 7. – № 9. – С. 33-42.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=21034654

Аннотация:
В статье представлен обзор исследований, посвященных временным кластерам. Термин «временный кластер» используется для описания и анализа временной формы межорганизационных взаимодействий, наблюдаемых на таких мероприятиях, как конференции, торговые выставки или конгрессы. В обзоре раскрываются предпосылки возникновения данной концепции, анализируются основные теоретические и эмпирические исследования, посвященные этому феномену, выявляются пробелы и актуальные вопросы для дальнейших исследований

Ключевые слова: кластеры, обмен знаниями, межорганизационные взаимодействия, временные кластеры, организационные формы



Впервые термин «временный кластер» (temporaryclusters) в 2006 году предложили использовать Питер Маскел, Харальд Батхлт и Андерс Малмберг, подразумевая под ним форму межорганизационных взаимодействий, наблюдаемую в ходе различных профессиональных встреч, конференций, конгрессов и выставок [1].

Авторы предположили, что межорганизационные взаимодействия в ходе таких мероприятий, представляют собой аналог межорганизационных взаимодействий наблюдаемых в перманентных (то есть географических) кластерах, только в кратковременной и интенсифицированной форме.

Актуальность исследований временных кластеров

Ключевой характеристикой, позволяющей рассматривать такие профессиональные мероприятия, как разновидность кластеров, стал интенсивный обмен знаниями между организациями, проходящий во время таких мероприятий. В целом, авторы определяют временные кластеры как «кратковременные события (hotspots) интенсивного обмена знаниями, построения сетей и генерации идей» [1].

В качестве примеров временных кластеров обычно приводятся различного рода профессиональные встречи, такие как международные торгово-промышленные выставки, конференции, конгрессы, и пр. В современной литературе понятие временных кластеров на данный момент более четко не определено и чаще обозначение термина и раскрытие его сути осуществляется через перечисление различных форм организационных встреч. Сам же термин устоялся пока лишь в узкой области исследований, которые публикуются в основном в журналах, освещающих проблемы экономической географии, как например RegionalStudies и EconomicGeography.

Работа Х. Маскела, А. Батхлта и П. Малмберга по временным кластерам является логическим продолжением предыдущей работы авторов, в которой они начали с рассмотрения феномена так называемых «глобальных каналов знаний» (globalknowledgepipelines), которые пересекают границы локальных географических кластеров и соединяют их между собой [1]. Формирование таких каналов знаний, рассуждают авторы, может происходить в рамках временных кластеров, которые, таким образом, являются площадками, создающими ценность для всех участников.

Актуальность исследований временных кластеров также подкрепляется множеством фактов, иллюстрирующих изменения, происходящие в настоящее время в экономике и обществе в целом. Роль феномена временных кластеров в социально-экономических системах можно оценить на основании показателей так называемой индустрии встреч (meeting industry).

Согласно новому отчету PricewaterhouseCoopers LLP подготовленному по заказу Совета Индустрии Конвенций (Convention Industry Council) индустрия встреч ежегодно приносит более 100 миллиардов долларов в ВВП США (с учетом косвенных эффектов вклад оценивается более чем в 450 млрд дол.), что больше, чем такие индустрии США как автомобильная промышленность (78 млрд дол.), информационные технологии (76 млрд дол.), а также музыкальная и кино индустрии (60 млрд дол.) [15].

Например, только за 2009 г. было проведено порядка 1,8 миллионов событий, которые собрали более 205-ти миллионов посетителей. Более половины (52%) этих событий составляют корпоративные и бизнес встречи, четверть (25%) конвенты, конференции и конгрессы и чуть более одной десятой части (12%) относятся к торгово-промышленным выставкам (trade shows).

Другое исследование «Отдача от инвестиций в бизнес поездки США» проведенное исследовательским центром Оксфорда показало, что на каждый доллар, который компания затратила в бизнес поездки (face to face business travel), приходится 12,5 долларов в увеличении доходов. Исследование также демонстрирует значение таких инвестиций в удержании бизнес позиций, привлечении новых потребителей и новых бизнес партнеров [13].

Появление концепции временных кластеров спровоцировало ее дальнейшее развитие и стало появляться все больше исследований, посвященных этому явлению. После введения понятия, авторы продолжили разработку своей теории и стали изучать различные механизмы и практики, которыми характеризуются эти формы межорганизационных взаимодействий.

Так, в статье Н. Шультц и Х. Батхлта [2] выделяется несколько взаимосвязанных практик, которые могут приносить выгоды для участников временных кластеров: (1) глобальный обмен знаниями, основанный на личном взаимодействии (face-to-face interaction), (2) изучение рыночных тенденций, (3) решение проблем и генерация идей (4) создание сети и информационных каналов в сообществах [2].

Можно также найти многочисленные примеры из смежных исследований, которые могут проиллюстрировать такие механизмы создания глобальных каналов знаний. Например, известно, что временные кластеры могут быть непосредственно связаны с формированием как формальных [4] так и неформальных [5] сетей межорганизационных взаимодействий. Объяснить такую связь помогает теория социального фокуса (foci theory), идея которой заключается в том, что связи в социально-экономических системах образуются и поддерживаются только в контексте общих социальных активностей, в которые вовлечены участники [7].

О сравнительном анализе временных кластеров с другими формами межорганизационных взаимодействий

Среди концептуальных работ по рассматриваемой тематике, необходимо отметить некоторые попытки проведения сравнительного анализа временных кластеров с другими формами межорганизационных взаимодействий. В своей статье Х. Маскел, А. Батхлт и П. Малмберг проводят аналогию между временными кластерами и перманентными или, другими словами, классическими кластерами, выделяя ряд схожих свойств и ключевых различий. Далее авторы рассматривают временные кластеры в качестве особой формы обмена знаниями между организациями и создания знаний в результате их взаимодействий.

Авторы выделяют две размерности для сравнения форм межорганизационного создания знаний: временной горизонт создания знаний и сфокусированность в создании знаний. В таблице представлена типология межорганизационных форм создания знаний, которую предлагают авторы.

Таблица

Межорганизационные формы создания знаний


Временной горизонт создания знаний
Квази-перманенный
Временный
Сфокусированность при создании знаний
Высокая степень сфокусированности
(ориентированность на цель)
Стабильные сети
Межфирменые проекты
Широкий фокус
(ориентированность на видение)
Кластеры
Временные кластеры

Таким образом, авторы сравнивают такие межорганизационные формы как:

1) временные кластеры, которым свойственна несфокусированность при создании знаний и их непродолжительность;

2) краткосрочные межорганизационные проекты, которые являются сфокусированными на конкретных задачах, но также могут быть непродолжительными;

3) квази-стабильные межорганизационные сети взаимодействий, со сфокусированными и достаточно длительными процессами создания знаний;

4) перманентные или классические кластеры, характеризуемые авторами как формы несфокусированные, но при этом длительные процессы создания знаний в межорганизационных отношениях.

Существуют также и некоторые другие попытки проведения сравнительного анализ временных кластеров в отношении других «межорганизационных форм», например, в размерностях времени существования и количества участников [9] или по свойствам различных видов взаимодействий, как например взаимодействия через личные встречи или через информационно-коммуникационные технологии [3].

Обратимся теперь к эмпирическим исследованиям по этой тематике. Учитывая сравнительную молодость концепции, таких исследований немного, и большинство из них используют качественные методы исследования, а именно опираются на анализ отдельных кейсов или интервью с представителями организаций, участвующих в выставках или конференциях.

Например, в работе Рамирез-Прассилаз [16] на основе кейс-стади идентифицируются механизмы, через которые фирмы используют географическую и относительную близость для взаимного обогащения знаниями в ходе торговых выставок . Ключевой вывод этого исследования заключается в том, что важно учитывать сетевые эффекты межорганизационных взаимодействий – фирмы, не участвующие во временных кластерах, тем не менее получают выгоды от них, благодаря сетевым отношениям с локальными партнерами [16].

В другой работе, на основе 450 полуструктурированных интервью, авторы описывают специфику эффектов от участия организаций в временных кластерах, в зависимости от таких контекстуальных переменных как размер фирмы, позиция в цепочке создания ценности, уровень стандартизации в производстве и структуре сбыта [18].

Наконец, в недавней статье авторов Риналло и Голфетто [17] на основе разнообразных данных (интервью в организаторами торговой выставки и ведущими фирмами, статистике выставки за 20 лет, и публикациях по теме выставки за исследуемый период) убедительно демонстрируются центральные механизмы, через которые организаторы выставок формируют создание знаний в индустрии. В статье этих авторов делается вывод, что синергия, возникающая из временной географической близости, может быть усилена через идентифицированные механизмы, которые применяются центральным субъектом (мета-актором), формирующим и координирующим взаимодействие участников конференции.

О состоянии исследований временных кластеров

Из анализа немногочисленных исследований по временным кластерам, которые рассматривались в приведенном обзоре, можно сделать следующие выводы о состоянии исследованности данного феномена.

Во-первых, временные кластеры описываются как сложная взаимообусловленная система интерактивных процессов, куда включаются такие практики как обмен знаниями, научение через наблюдение (learning by observation), генерация новых идей, легитимация индустриальных стандартов, поиск партнеров, и т.д.

Во-вторых, немногочисленные эмпирические исследования фокусируются лишь на качественном описании некоторых процессов без рассмотрения всей совокупности, как предлагается в концептуальных работах [14, 16, 17, 18].

Большинство современных эмпирических исследований носит качественный характер, результаты которых основывается на частных этнографических наблюдениях или анализе интервью с участниками. Малое исключение составляют попытки проанализировать социальные структуры, образованные в результате участия во временных кластерах [16].

Также анализ, проводимый в большинстве эмпирических исследований, сфокусирован на отдельных реализациях временных кластеров или на совокупности реализаций в течении небольшого промежутка времени. Тем не менее, существуют попытки выхода за рамки отдельных реализаций временных кластеров, например, отдельной выставки, конференции, и т.п., или какой-либо совокупности независимых реализаций. Так в статье Д. Пауэра и Дж. Янсона временные кластеры рассматриваются уже как серии взаимосвязанных и взаимообусловленных периодичных событий, как например ежегодные конференции [14].

Среди небольшого числа эмпирических исследований. косвенно связанных с временными кластерами, но при этом рассматривающих некоторые эффекты этого феномена можно выделить несколько направлений:

1) анализ истории развития науки [19];

2) влияние образовательных медицинских конференций на индивидуальные результаты деятельности медицинских работников [8];

3) оценка индивидуальных научных результатов на основе библиографического анализа сборников докладов с конференций [21];

4) оценка транснациональных потоков знаний через статистику работ, представленных на международных конференциях [10];

5) исследования эффекта от участия в профессиональных конференциях на результаты деятельности предпринимательских фирм с учетом динамики структуры социальных сетей [20].

Нужно отметить еще одно развивающееся направление исследований по похожей тематике в рамках теории организации. Это направление исследований непосредственно связано с феноменом временных кластеров и косвенно затрагивает тематику инноваций и обмена знаниями, однако в этих работах используется другая терминология, а именно понятие «событий, конфигурирующих организационные поля».

События, конфигурирующие организационные поля (field-configuringevents) – «это временные социальные организации, такие как торговые выставки, профессиональные встречи, конкурсы технологий, бизнес мероприятия, которые создают и формируют развитие профессий, технологий, рынков и отраслей» [11].

Это понятие, точно также как и временные кластеры, обозначает такие профессиональные встречи как конференции, конгрессы и пр. Основным аргументом данного направления исследований является то, что динамика изменений институциональных и организационных полей конфигурируется на микро-уровне через индустриальные выставки, профессиональные встречи, состязания технологий, деловые церемонии и т.д.

Таким образом, современное состояние исследований временных кластеров можно охарактеризовать как зарождающееся и перспективное направление. Немногочисленные результаты этих исследований, в которых преобладающее большинство использует качественные методы, позволяет сделать вывод о том, что это направление исследований находиться развивающейся фазе [6].

Почти во всех рассмотренных работах отмечаются общая недоисследованность роли временных кластеров в социальных и экономических системах, а также предлагается существование теоритический связей с процессами инноваций и заполнения ряда пробелов в исследованиях.

Выводы

В заключение, обозначим суть этих пробелов и наметим ключевые вопросы для будущих исследовательских изысканий.

1. Представляется, что большую ценность на сегодняшний день могут представлять исследования, посвященные количественному измерению влияния участия организаций во временных кластерах на результаты инновационной деятельности фирмы.

2. Потенциальным исследовательским вопросом может стать оценка сетевых эффектов от участия во временных кластерах для организаций. При этом под сетевыми эффектами могут подразумеваться как формальные, так и неформальные связи между организациями на различных уровнях – индивидуальном, организационном или институциональном.

3. Учитывая современное состояние методологического аппарата социальных наук и доступность вторичных архивных данных по участию фирм в кластерах и их взаимодействию, следует рассмотреть динамику межорганизационных взаимодействий во времени и проследить связь с развитием технологических траекторий в отдельных индустриях.

Все эти вопросы представляют собой востребованные и актуальные направления исследований в различных областях науки, таких как экономическая география, стратегический менеджмент и исследования инноваций.


Источники:

1. H Bathelt [et al.] Clusters and knowledge: local buzz, global pipelines and the process of knowledge creation [Journal] // Progress in Human Geography. − 2004. − 1: Vol. 28. − Р. 31−56.
2. H Bathelt and N Schuldt International Trade Fairs and Global Buzz, Part I: Ecology of Global Buzz [Journal] // European Planning Studies. − 2010. − 12: Vol. 18. − Р. 1957−1974.
3. H Bathelt and P Turi Local, global and virtual buzz: The importance of face-to-face contact in economic interaction and possibilities to go beyond [Journal] // Geoforum. − 2011. – Vol. 42. − p. 520−529.
4. H Berends [et al.] Contacts and Contracts: Cross-Level Network Dynamics in the Development of an Aircraft Material [Journal] // Organization Science. − 2011. − 4: Vol. 22. − Р. 940−960.
5. A De Meyer Tech Talk: How Managers Are Stimulating Global R&D Communication [Journal] // MIT Sloan Management Review. − 1991. − 3: Vol. 32. − P. 49−49.
6. AC Edmondson and SE McManus Methodological fit in management field research [Journal] // Academy of Management Review. − 2007. − 4: Vol. 32. − P. 1155−1179.
7. SL Feld The Focused Organization of Social Ties [Journal] // American Journal of Sociology. − 1981. − 5: Vol. 86. − P. 1015−1035.
8. L Forsetlund [et al.] Continuing education meetings and workshops: effects on professional practice and health care outcomes [Journal] // Cochrane Database of Systematic Reviews. − 2009. − 2: Vol.
9. M Francisco [et al.] Conference Models to Bridge Micro and Macro Studies of Science [Journal] // Journal of Artificial Societies and Social Simulation. − 2011. − 4: Vol. 14. − P. 13.
10. B Godin Measuring knowledge flows between countries: The use of scientific meeting data [Journal] // Scientometrics. − 1998. − 3: Vol. 42. − P. 313−323.
11. J Lampel and AD Meyer Field-configuring events as structuring mechanisms: How conferences, ceremonies, and trade shows constitute new technologies, industries, and markets − Introduction [Journal] // Journal of Management Studies. − 2008. − 6: Vol. 45. − P. 1025−1035.
12. P Maskell [et al.] Building global knowledge pipelines: The role of temporary clusters [Journal] // European Planning Studies. − 2006. − 8: Vol. 14. − P. 997−1013.
13. Oxford Economics USA The Return on Investment of U.S. Business Travel [Report], 2009.
14. D Power and J Jansson Cyclical Clusters in Global Circuits: Overlapping Spaces in Furniture Trade Fairs [Journal] // Economic Geography. − 2008. − 4: Vol. 84. − P. 423−448.
15. PricewaterhouseCoopers LLP The Economic Significance of Meetings to the U.S. Economy [Report], 2011.
16. M Ramirez-Pasillas Resituating proximity and knowledge cross-fertilization in clusters by means of international trade fairs [Journal] // European Planning Studies. − 2008. − 5: Vol. 16. − P. 644−664.
17. D Rinallo and F Golfetto Exploring the Knowledge Strategies of Temporary Cluster Organizers: A Longitudinal Study of the EU Fabric Industry Trade Shows (1986–2006) [Journal] // Economic Geography. − 2011. − 4: Vol. 87. − P. 453−476.
18. N Schuldt and H Bathelt International Trade Fairs and Global Buzz. Part II: Practices of Global Buzz [Journal] // European Planning Studies. − 2010. − 1: Vol. 19. − P. 1−22.
19. T Soderqvist and AM Silverstein Participation in scientific meetings − a new prosopographical approach to the disciplinary history of science − the case of immunology, 1951−72 [Journal] // Social Studies of Science. − 1994. − 3: Vol. 24. − P. 513−548.
20. W Stam Industry Event Participation and Network Brokerage among Entrepreneurial Ventures [Journal] // Journal of Management Studies. − 2010. − 4: Vol. 47. − P. 625−653.
21. L Zhang and W Glänzel Proceeding papers in journals versus the “regular” journal publications [Journal] // Journal of Informetrics. − 2012. − 1: Vol. 6. − P. 88−96.

Страница обновлена: 29.03.2024 в 11:29:50