Концептуальные аспекты управления реструктуризацией промышленности региона

Щепакин М.Б.1, Губин В.А.1, Хандамова Э.Ф.1
1 Кубанский государственный технологический университет

Статья в журнале

Лидерство и менеджмент
Том 6, Номер 3 (Август-Сентябрь 2019)

Цитировать:
Щепакин М.Б., Губин В.А., Хандамова Э.Ф. Концептуальные аспекты управления реструктуризацией промышленности региона // Лидерство и менеджмент. – 2019. – Том 6. – № 3. – С. 257-278. – doi: 10.18334/lim.6.3.41021.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=40087389
Цитирований: 7 по состоянию на 31.10.2020

Аннотация:
Раскрыта экономическая природа и установлена экономико-управленческая идентичность реструктуризации. Разработана классификация реструктуризации в контексте управления этим процессом. Предложена концептуальная модель управления функционированием и развитием промышленного комплекса региона по фактору «реструктуризация»

Ключевые слова: промышленность региона, сущность реструктуризации, экономико-управленческая идентичность реструктуризации, классификация реструктуризации, концептуальная модель управления реструктуризацией промышленности региона

JEL-классификация: R11, O14, R12, R19



Введение

Несмотря на то, что реструктуризация достаточно давно вошла в практику отечественного хозяйствования как действенный инструмент управления развитием различных отраслей экономики страны, понятийные и содержательные аспекты толкования экономической природы реструктуризации подвергаются постоянному уточнению в условиях противоречивости характера тех процессов, которые сопровождают намечаемые и обозначаемые (на разных уровнях регулирования и управления экономикой) преобразования с участием тех или иных рыночных партнеров (государства, регионов, бизнес-структур разных форм собственности и функциональной принадлежности, социальных институтов, общества). Остаются без внимания те факторы, которые существенным образом влияют на характер, масштаб и качество реструктуризационных процессов в тех или иных сферах жизнедеятельности общества. Хотя и принимается во внимание изменяющийся геополитический климат в мировой системе экономических отношений, тем не менее, в качестве определяющих процессы преобразований факторов не рассматривается состояние политико-экономического и рыночно-конъюнктурного окружения национальной социально-экономической системы, а также внутреннее состояние бизнеса (в части оценки мотивационно-поведенческого вектора реакций трудового ресурса на обострение противоречий, разногласий и конфликтов при построении отношений с государством, бизнесом, собственниками, а также при формировании внутрифирменных коммуникаций и т.п.).

Морально-нравственный компонент мотивационного вектора трудового ресурса на выстраивание отношений с разными рыночными агентами (включая государство с его чиновничье-бюрократическим аппаратом на всех уровнях власти) вообще не принимается во внимание как фактор наращивания потенциала на инновационные изменения в различных сферах экономики страны. Нами обосновывается, что мотивационно-поведенческий вектор трудового ресурса, проявляющий себя конкретно и отчетливо каждодневно в результатах труда работников (управленцев, рабочих, инженеров, предпринимателей, служащих и др.), закрепляет за ним свойства носителя качественных системных преобразований в обществе. Влияние факторов, характеризующих мотивационные, коммуникационные и поведенческие установки работников, способно изменить понимание социально-экономической сущности реструктуризации как процесса преобразований в системе рыночных и иных отношений в развивающемся обществе. Новое понимание реструктуризации может изменить направленность усилий государства и общества на поиск резервов и возможностей для экономического роста в России. Следует признать, что исследования проблем реструктуризации еще не обладают должной научной завершенностью, в значительной степени они лишь сводятся к не всегда удачным попыткам аналитической констатации текущей и перспективной значимости достигнутых и ожидаемых результатов произошедших и происходящих в стране структурных преобразований. Понятно, что всеобъемлющая масштабность и исключительный динамизм этих преобразований объективно препятствует полноценному научному воплощению смысла и роли реструктуризации как составной части модернизации всех компонентов социально-экономической жизни общества, и в первую очередь ее промышленной составляющей, в рамках которой формируются и уточняются концептуальные основы новой, в том числе и региональной промышленной генерации [1, c. 8] (Gubin, Shchepakin, Gubin, 2014, р. 8). В этом плане видится достаточно закономерным тот факт, что сегодня практически отсутствует единая общепризнанная позиция в толковании сущностного и понятийного восприятия реструктуризации в контексте различных уровней управления и воплощения рациональных связей и отношений, а также в контексте учета свойств и характера выстраиваемых бизнес-процессов в едином коммуникационном пространстве вступающих во взаимодействие субъектов. В значительной сте­пени это связано, с одной стороны, с относительной новизной проблемы в условиях обострения внутрисистемных отношений между разными участниками рыночного пространства, с другой, ‒ с недостаточной глубиной ее исследования, а с третьей, ‒ с неоднозначностью взглядов на понимание сущности реструктуризации как экономической категории, проявляющей свою идентичность только в процессе построения коммуникаций с заинтересованными на сотрудничество субъектами рынка.

В процессе осмысления результатов и формирования научной концепции реструктуризационных преобразований тех или иных сфер жизнедеятельности региона не учитывается влияние характера, содержания и масштаба мотиваций работников на инновационные изменения. Кроме того, не формализуется идентичность реструктуризации в тех или иных ее составляющих (экономических, организационно-технических, управленческих и иных) в процессе выработки моделей маркетингового и иного поведения субъекта с рыночными агентами разных уровней и функциональной принадлежности в условиях ресурсных ограничений и изменяющихся вызовов рынка. В прикладном аспекте подобное положение дел сдерживает разработку методических аспектов управления реструктуризацией и формирование действенных механизмов воплощения реструктуризационных циклов в моделях управления экономикой региона и его системообразующими сегментами.

Актуальность выбранной темы определяется тем, что необходимость уточнения экономической природы реструктуризации и ее экономико-управ-ленческой идентичности может стать тем инструментом, который позволит обозначить нужный социально-экономический вектор поведенческих реакций государства, бизнеса и общества в направлении выявления имеющихся внутренних резервов для стабилизации функционирования и наращивания роста экономического развития страны, для придания действиям властных структур и верхних эшелонов управления отраслями осмысленного организационно-экономического, управленческого, маркетингового и технико-технологического наполнения.

Цель исследования предполагает: а) уточнение экономической природы реструктуризации и установление ее экономико-управленческой идентичности; б) разработку классификации реструктуризации как инструмента модернизационных преобразований промышленного сектора региональной экономики; в) построение модели управления функционированием и развитием промышленности региона, способной создать предпосылки для ослабления неблагоприятного действия внешнего окружения и стабилизации внутреннего состояния трудового ресурса; реализация модели может способствовать разрешению противоречий, разногласий и конфликтов во благо устойчивого развития социально-экономической системы на основе усиления значимости промышленного сегмента экономики региона, ориентируемого на укрепление социально-экономического вектора его развития посредством достижения баланса интересов государства, общества, бизнеса, власти и работников.

Методы исследования: диагностики факторов, определяющих процессы реструктуризации; понятийного и категориального анализа; обобщения, сравнения и систематизации; индукции и дедукции; метод эмпиризма; статистического и экономического анализа; системной оценки процессов и явлений; экспертных оценок; моделирования связей и отношений.

Экономическая сущность и управленческая идентичность реструктуризации как инструмента структурной модернизации экономики региона

Несмотря на то, что раз­личные ав­торы по-своему воспринимают сущностные основы реструктуризационных процессов, подавляющее большинство их склонно воспринимать реструктуризацию не как разовое мероприятие, а как ключевой инструмент преобразований, как своего рода идеологию функционирования и развития бизнеса [2] (Pecherskiy, Sirotkin, Gusakov). Реструктуризация бизнеса ‒ это процесс адаптации субъектов к рыночным реалиям спроса и конкуренции: изменение производственно-технологических цепочек; построение системы интегративных связей между разными заинтересованными участниками отношений; включение диверсификации производственно-торговой деятельности как инструмента управления устойчивым развитием бизнеса [3] (Mashtakov, Shchepakin, Oblogin, 2016); разработка маркетингово-поведенческого инструментария по управлению конкурентной позицией производственного предприятия [4] (Khandamova, Krivosheeva, Fitsurina, Mikhaylova i dr., 2019); создание новых торговых площадок на качественно иной информационно-коммуникационной платформе [5] (Shchepakin, Oblogin, Mikhaylova, Sokolova, 2019); выстраивание маркетинговых сетей в различных направлениях построения бизнес-процессов [6] (Shchepakin, Avdeeva, Latynin, 2016); налаживание необходимого сервиса как условия адресной клиентоориентированности; адаптация продуктового ряда к требованиям покупателей, инвесторов, посредников и иных рыночных агентов; устранение диссонансов разного характера посредством изменения управленческих процессов и модуляционных сигналов, исходящих от источников разного происхождения и уровня (от государства, от бизнеса, от населения, от работников и т. п.) [7, с. 118] (Shchepakin, Gubin, Khandamova, 2019, р. 118) и т.д.

В определенном контексте выявления сущности реструктуризации и ее

экономической природы следует обратиться к понятию экономической идентичности региона как формы самоопределения и самопозиционирования регионального социума [8, c. 134–141] (Chernobrovkina, 2015, р. 134–141). И в этом смысле следует рассматривать реструктуризацию тех или иных сфер жизнедеятельности региона, и в частности промышленных комплексов, с позиций их экономико-управленческой идентичности для выявления их свойств и особенностей, связей и отношений, формируемых между субъектами в реальном маркетингово-коммуникационном пространстве, отображающем характер выстраиваемых между ними бизнес-процессов на единой аргументированной мотивационной платформе взаимодействующих сторон для конкретных условий состояния рынка [9, 10] (Khandamova, Shchepakin, 2015; Shchepakin, 1998). Понятие идентичности связано с необходимостью формирования эмпирико-описательных типологий группового и индивидуального поведения, которое в границах коммуникационных пространств субъектов отображает непосредственно маркетинговое поведение участников отношений в полном формате тех интересов, которые затрагивают и потребителя, и бизнес, и государство, и общество, и отдельных социумов разных уровней.

Рассматривая реструктуризацию в качестве достаточно сложного по форме и содержанию организационного преобразования следует обратить особое внимание не только на значимость собственно структурных изменений, но и на формирование реальных механизмов эффективного взаимодействия, управления и координации процес­сов совместного функционирования и развития вновь образуемых (в рамках выстраиваемых отношений) компонентов [11, с. 12] (Gubin, Shchepakin, Gubin, 2017, р. 12). Без соответствующего механизма управления реструктуризацией решать проблемы конкурентоспособности производственных структур промышленности не представляется возможным [12] (Odintsov, Ezhkin, 2000). Построение механизма управления реструктуризацией зависит, в первую очередь, от кон­кретных целей и задач масштабирования бизнеса и его способности и готовности к осуществлению структурных преобразований. В контексте обозначенных исходных позиций под реструктуризацией предлагается понимать обусловленную внутренним стремлением субъекта к самосохранению, систематическую, непрерывную и последовательную деятельность, обеспечивающую приведение структуры этого субъекта в состояние перманентной готовности к своевременному и адекватному реагированию, с одной стороны, на внешние риски, вызовы и угрозы, обеспечивающие рациональное использование сформированного в процессе его функционирования интегративного потенциала, а с другой, ‒ на внутренние противоречия, разногласия и конфликты, которые могут разрешаться теми или иными способами внутри бизнеса силами его собственников или топ-менеджеров. Чаще всего внутренние противоречия (составляющие в долевой части не более трети от его полномасштабного объема) замыкаются на материальные интересы работающих, которые в принципе могут быть разрешены в той или иной мере в пользу работников.

Смешение понятий реструктуризации и реформирования приводит к ошибкам в построении механизма управления процессами реструктуризации. И если реформирование затрагивает как область экономических и производственных отношений, так и область социальных отношений и политику в ее разных проявлениях, то реструктуризация в своей организационно-экономической сущности раскрывает процессы изменений в экономике и организационном построении бизнеса [13, c. 3] (Varlamov, 2008, р. 3). Последнее сопровождается изменением поведения участников отношений (маркетингового, технологического, производственного, личностного и иного), которое ранее не оценивалось управленцами, и не принималось во внимание как важнейший фактор преобразований. Чаще всего существующее понимание сущности реструктуризации затрагивает систему отношений бизнеса с рынком в экономическом аспекте, а также внутриорганизационное построение отношений работников, обеспечивающих реализацию целей и задач предприятий по удержанию ими своих конкурентных позиций. При этом социально-нравственная основа функционирования бизнеса, а также мотивационно-поведенческая ее составляющая оставались в «тени». В сложившихся представлениях о реструктуризации коммуникационные связи оцениваются только с организационно-технической стороны. Этим связям придаются свойства инструмента построения взаимодействий для достижения задач партнерства, и только с позиций получения дохода и зарабатывания прибыли. Коммуникационный фактор как инструмент управления состоянием внешней и внутренней сред в контексте интересов общества, государства и собственно работника остается непознанным. Реинжиниринг бизнес-процессов чаще всего рассматривается с позиций совершенствования организации и изменения систем управления и производства, ориентирующих собственников бизнеса и персонал на реализацию достижений в области информационных технологий, а также на учет системных изменений свойств рынка, ориентированных в рамках укрепления клиентоориентированности бизнеса на индивидуализацию предоставляемых потребителям товаров и услуг [14] (Mishulin, Serikov, 2017). М. Хаммер, давая стандартное определение реинжинирингу (как сопутствующему реструктуризации понятию), исходил из «… фундаментального переосмысления и радикального редизайна процессов бизнеса с целью достижения значительного повышения результатов деятельности в современных критериях оценки» [15] (Khammer, Champi, 1997). Реинжиниринг и реструктуризация – отдельные, взаимосвязанные между собой (рекурсивные) процессы. При этом реинжиниринг не формирует новой модели бизнеса, а адаптивно реагирует на изменяющиеся свойства рынка, требуя преобразований в архитектуре бизнеса и некоторых связях, обеспечивающих трансформацию бизнес-процессов под задачи функционирования и развития предприятий (субъектов).

По мнению отдельных исследователей, реструктуризация – это управляемый процесс структурных изменений в деятельности предприятия, способный обеспечить устойчиво высокие показатели его развития в условиях непрерывных изменений внешней среды [13, c. 5] (Varlamov, 2008, р. 5). Изменения, происходящие в сознании участников рыночных отношений, требуют уточнения понятия реструктуризации как управляемого процесса, формируемого во внутренней среде бизнеса, и «прорастающего» в своих изменяющихся связях в маркетинговое коммуникационное пространство, подверженное влиянию изменяющихся состояний трудового ресурса, изменяющейся логике построения отношений бизнеса с государством, с обществом, с вовлекаемыми в сотрудничество партнерами и рыночными агентами, а также с собственным персоналом и рядовыми работниками. Технократический взгляд на реструктуризацию не создает нужного импульса для получения желаемого результата от осуществления этих процессов, поскольку они игнорируют влияние тех элементов, которые отображают изменение состояний, которые реально оказывают влияние на качество и характер технологической и организационной составляющих реструктуризации. Вот эта «невидимая» компонента по существу может, с одной стороны, тормозить сам процесс реструктуризации и сдерживать позитивные изменения внутри отдельных сфер и отраслей экономики, а с другой, ‒ выступать катализатором преобразований на инновационной основе, как во всех составляющих технико-технологических цепочек создания стоимостей, так и во всех звеньях управления бизнес-процессами и отношениями внутри самого бизнеса. Когда мы что-то не видим, это не значит, что этого нет. Чем глубже мы проникаем в процесс понимания сущности процессов и явлений, тем отчетливее просматривается механизм управления этими процессами без дополнительных неоправданных потерь и рисков. Рассматриваемая в этом контексте реструктуризация может быть содержательно охарактеризована через взаимосвязь совокупности постоянных и определяющих свойств взаимодействующих сторон, присущих непрерывным количественным и качественным изменениям элементов, участвующих в определенной деятельности и вынужденных в процессе этой деятельности адекватно реагировать на конкретные экзогенные и эндогенные раздражители. Имеются в виду те действия, те состояния, те процессы, которые возникают как ответные реакции на риски внешнего и внутреннего характера, а также на те или иные воздействия безотносительно к субъекту-инициатору посылаемых сигналов [16] (Shapkin, Shapkin, 2017).

По внешнему контуру изменения обусловливаются непрерывно генерируемыми негативными импульсами глобализированной экономики, хотя и переживающей этап своего «свертывания» по ряду объективных и субъективных причин, но все еще являющейся объективной, «правящей бал» реальностью экономический жизни современного общества. По внутреннему контуру изменения обусловлены в значительной степени субъективизированным восприятием работниками всего происходящего внутри бизнеса и вне его. Внутренний контур воздействий построен на интуитивном реагировании на внешние и внутренние раздражители. Бизнес, в свою очередь, не принимает в должной мере и всерьез «настроения» работников с их морально-нравственными и мотивационно-поведенческими сомнениями. Он ориентирован на безусловное сохранение (или увеличение) получаемой прибыли конечными рыночными бенефициарами [17] (Kerashev, 2007). Возрастающий доход собственников чаще всего не подкрепляется позитивным восприятием работников в справедливости его распределения между основными участниками отношений (государством, работниками и обществом). Причина в том, что собственниками игнорируется сам фактор согласованной сопряженности мотивов разных участников корпоративного взаимодействия. Восприятие справедливости распределения результатов функционирования бизнеса не принимается во внимание, и тем самым искажается понимание значимости инновационных преобразований во благо общества и рядового человека.

В этом контексте экономическую сущность реструктуризации предлагается воспринимать как присущую любому хозяйствующему образованию (субъекту) способность к постоянному и определяющему удовлетворение его внутренних потребностей в самосохранении и развитии. Эта способность реализуется посредством изменения структуры его взаимосвязанных потенциалов (технического, технологического, финансового, кадрового, маркетингового, коммуникационного, поведенческого и других), которые обеспечивают адекватную реакцию этого образования (в нашем случае промышленности региона) на внешние вызовы, риски и угрозы. Эта реакция должна подкрепляться соответствующими мотивами участников отношений на инновационные изменения в производственной сфере, а также возрастающей коммуникационной проницаемостью на построение отношений с разными участниками маркетингового коммуникационного пространства, сбалансированных по выгодам и интересам сторон при ориентации их на укрепление социально-экономической доминанты в развитии общества. Реструктуризация – это не технократическая категория экономической науки, а это социально-экономическая категория, описывающая свойства, характер и взаимосвязи между участниками отношений, выстраиваемых между ними под задачи развития системы, развития личности, развития общества и социумов как потребителей нового системного качества преобразований, как материально-технических, так и морально-нравственных.

Классификация типов реструктуризации в контексте управления модернизацией экономики региона

В современной научной литературе многозначность понимания реструктуризации трансформируется в выделение значительного числа разнообразных классификационных признаков и разновидностей типов реструктуризации, свидетельствующих о сложности этой экономической категории, неоднозначности взглядов, представлений, мнений, суждений, формирующих ее теоретическое восприятие и предопределяющих ее методологическое воплощение в построении механизмов управления изменениями разного характера.

В зависимости от объекта, характера и этапности воспринимаемых авторами изменений, происходящих в рамках реструктуризации, при­нято выделять доминирующие подходы к ее восприятию: приватизационный [18] (Goldberg, Uotkins, 2000), реорганизационный [19] (Kryzhanovskiy, 1998), кадровый [20] (Katkov, 2002), финансовый [21] (Ayvazyan, Kirichenko, 1999), структурный [22] (Karlik, Komarov, 2005), радикальный [23] (Aistova, 2002), процессный [24] (Gritans, 2005), многоэтапный [25] (Krutik, Muravev, 2001), ремиссионный [26] (Azriliyan, 1999), комплексный [27] (Korolkova, Andryuschenko, 2004), реформативно-инструментарный [28] (Gayduk, Merzlikina, 2002), реформативно-инновационный [29] (Trenev i dr., 2001) и ряд др.). Обобщая сущест­вующие научные и практические подходы к классификации реструктуризации, представляется возможным развить их с позиции управления ею (табл. 1).

С учетом сложившихся реалий хозяйственной жизни, проходящей в условиях непрерывного модернизационного «натиска» как превалирующей доминанты экономического существования и развития системы, предлагается выделить такие с позиции управления «узловые» классификационные признаки реструктуризации в контексте модернизационных воздействий, как: тип, охват, стратегия, субъект, сфера, инициатор, концентрация.

По первому признаку предлагается выделить конструктивную, коррективную и деструктивную реструктуризацию. Конструктивная реструктуризация объединяет в себе комплекс модернизационных воздействий, ориентированных на качественное изменение потенциала промышленности региона посредством создания принципиально новых производств, хозяйствующих субъектов или их объединений (кластеров, субкластеров), деятельность которых обеспечивает достижение стратегических целей регионального развития. Коррективная реструктуризация характеризуется количественным изменением потенциала промышленности региона посредством внутренних преобразований существующих производств, хозяйствующих субъектов или их объединений (кластеров, субкластеров), имеющих очевидную перспективу участия в решении стратегических задач развития региона. Деструктивная реструктуризация предусматривает изменение потенциала промышленности региона посредством полного или частичного разрушения формирующих ее производств, хозяйствующих субъектов или их объединений (кластеров, субкластеров), деятельность которых не обеспечивает (а зачастую даже затрудняет) достижение стратегических целей регионального развития.

По признаку «стратегия модернизационного воздействия» предлагается выделять разновидности реструктуризации, ориентированные на реализацию стратегий выживания, стабилизации и развития.

Таблица 1

Классификация реструктуризации в контексте модернизации экономики региона

Классификационный признак
Разновидность реструктуризации
Стратегия модернизационного воздействия
Реструктуризация выживания
Реструктуризация стабилизации
Реструктуризация развития
Охват модернизационного воздействия
Базовые отрасли промышленности региона
Приоритетные отрасли промышленности региона
Прочие отрасли промышленности региона
Субъект модернизационного воздействия (уровень бизнеса)
Реструктуризация субъектов крупного бизнеса
Реструктуризация субъектов среднего бизнеса
Реструктуризация субъектов малого бизнеса
Сфера модернизационного воздействия
Реструктуризация технического потенциала
Реструктуризация технологического потенциала
Реструктуризация кадрового потенциала
Реструктуризация организационного потенциала
Реструктуризация информационного потенциала
Реструктуризация финансового потенциала
Реструктуризация пространственного потенциала
Реструктуризация коммуникационного потенциала
Реструктуризация мотивационного потенциала
Реструктуризация маркетингово-поведенческого потенциала

Тип (форма) модернизационного воздействия
Конструктивная реструктуризация
Коррективная реструктуризация
Деструктивная реструктуризация
Инициатор модернизационного воздействия
Государственная реструктуризация
Муниципальная реструктуризация
Корпоративная реструктуризация
Концентрация модернизационного воздействия
Отраслевая реструктуризация
Внутриотраслевая реструктуризация
Межотраслевая реструктуризация
Источник: разработано авторами.

Реструктуризация развития объединяет в себе структурные изменения, осуществляемые в рамках реализации флагманских для экономики региона проектов, поддерживающих формирование точек роста промышленности региона (по сути драйверов), обеспечивающих решение первоочередных задач стратегического развития промышленного сектора в проекции укрепления межрегиональной конкуренции. Под реструктуризацией стабилизации следует понимать комплекс структурных изменений, обеспечивающих сохранение и поддержание имеющегося промышленного потенциала, исходя из стратегических социально-экономических перспектив региона. Под реструктуризацией выживания (применимы, прежде всего, к предприятиям советского периода, пытающимся найти свое место на рынке) предлагается понимать структурные изменения, обеспечивающие удержание на минимально приемлемом уровне основных компонентов имеющегося потенциала в данный временной период, исходя из ресурсных возможностей (кадровых, материально-технических, производственно-технологических и иных), а также требований обеспечения минимальной экономической целесообразности.

Для характеристики разновидности реструктуризации по признаку «субъект» структурных изменений представляется целесообразным выделить реструктуризацию таких промышленных объектов как предприятия крупного, среднего и малого бизнеса. По отраслевому признаку представляется целесообразным опираться на учет специфики отдельных компонентов промышленности региона, выделив на этой основе: реструктуризацию базовых отраслей промышленности, ориентированных на удовлетворение ключевых потребностей регионального социума; реструктуризацию приоритетных с точки зрения имеющегося потенциала производства отраслей промышленности; реструктуризацию профильных производств, чья продукция имеет очевидную перспективу устойчивого внешнего и внутреннего рыночного потребления. В рамках предлагаемого классификационного подхода всю совокупность структурных изменений в промышленности региона предлагается рассматривать в форме своего рода матрицы структурной модернизации (рис. 1). В матрице принята система обозначений: первая цифра указывает на принадлежность структурных изменений к соответствующей форме модернизационного воздействия; вторая – к стратегическим приоритетам воздействия; третья – к субъектности воздействия; четвертая – к его отраслевой принадлежности. Например, в рамках представленной матрицы индексом 1.1.1.1 обозначается конструктивная модернизация, обеспечивающая развитие субъектов крупного бизнеса по профилю базовых отраслей промышленности Краснодарского края. Представленная матрица является воплощением предложенного восприятия реструктуризации как объекта управления и в полном объеме подлежит всемерному учету при формировании концептуальной модели управлению промышленностью региона по фактору «реструктуризация».

рисунок_2

Рисунок 1. Матрица структурной модернизации промышленности региона по узловым классификационным признакам

Источник: разработано авторами.

Концептуальная модель управления функционированием и развитием промышленного комплекса региона по фактору «экономико-управленческая идентичность реструктуризации»

Непрерывность внешнего и внутреннего воздействия на субъекты промышленно-производственной сферы (комплекса) региона разных факторов (по масштабу, характеру, интенсивности, проницаемости и др.) предопределяет соответствующий характер реструктуризационной реакции на них со стороны управленческих и иных структур, принимающих соответствующие решения о преобразованиях. Изменения в структуре связей и во внутриотраслевых пропорциях в промышленности региона не могут происходить мгновенно как ответные реакции на вызовы рынка и на усиление противоречий разного характера без соответствующих управляющих воздействий со стороны топ-менеджмента субъектов и без участия профессионального сообщества. Должна выстраиваться цепь взаимоувязанных между собой событий, которые должны затрагивать те или иные адаптационные изменения в экономике региона (по более широкому кольцу: продуктовые, производственно-технологические, ресурсные; по ближнему (внутреннему) кольцу – функциональные, организационные, структурные, маркетингово-коммуникационные и др.).

Связующим звеном этих адаптационных изменений по указанным кольцам является поведенческая адаптация структурных звеньев (подразделений), трудового ресурса разных уровней к необходимому набору знаний, опыта и компетенций. Их совокупность, изменяющаяся под воздействием определяющих реструктуризацию факторов, формирует интегративный потенциал промышленного комплекса региона (ПКР). Последний должен подвергаться постоянной коррекции, реагируя на масштабы и характер противоречий, разногласий и конфликтов, а также на вызовы, риски и угрозы со стороны внеш-него окружения. Важным моментом является содержательное наполнение ответной реакции бизнеса, власти и общества на разрабатываемые определенным составом профессионалов реструктуризационные преобразования в экономике региона. Они воплощаются в проявляющихся реакциях государства, бизнеса, работников, власти, социумов и общества, формирующих соответствующие мотивации и поведение участников отношений через построение маркетингово-коммуникационных полей заинтересованных в этих преобразованиях субъектов. Эта реакция может носить разнонаправленный характер. Таким образом, представляется возможным утверждать, что управление реструктуризацией:

а) по своей сути ‒ средство реагирования на приходящие извне вызовы и угрозы, позволяющее обеспечивать самосохранение и саморазвитие промышленности региона;

б) по форме ‒ совокупность взаимосвязанных и взаимодополняющих друг друга структурных преобразований, изменяющих разные потенциалы субъектов (и ресурсов) промышленности региона в рамках модернизационной парадигмы его развития;

в) по содержанию поведенческих проявлений ‒ непрерывное конструктивное, коррективное (и в определенных условиях деструктивное) воздействие в рамках тех или иных поведенческих реакций на взаимосвязанные компоненты потенциала промышленности региона (рисунок 2).

Управление функционированием и развитием промышленного комплекса по фактору «экономико-управленческая идентичность реструктуризации» зависит от характера, содержания и масштаба мотиваций работников на инновационные и иные изменения, диктуемые вызовами рынка и потребностями рядового работника, социума и общества, а также от проявления действия коммуникационного и инновационного факторов при реализации разрабатываемых решений, контролируемых по фактору «сбалансированность интересов сторон». И если государство самоустраняется от решения частных задач рядовых работников, то и мотивации формируются, сообразуясь с тем, как общество и государство (в лице чиновников и управленцев разного уровня) реагирует на потребности работающих и неработающих людей, рассматривая их в качестве своего рода иррационального балласта. Состояние экономики промышленности подвержено «шатаниям» под воздействием социально-экономического вектора, ориентирующего ПКР на движение в сторону самосохранения или же поступательного развития.

Любое направление изменений формирует тот или иной маркетинговый инструментарий, включаемый бизнесом для удержания созданного им ранее потенциала, или же формирования предпосылок для обретения возможностей наращивания темпов экономического роста в системообразующих сферах экономики страны. Такое понимание движения в адаптационных изменениях экономики наполняет новым содержанием понятие «реструктуризация».

Реструктуризация воспринимается как мультипликативное свойство любой социально-экономической системы трансформировать взаимосвязи, состояние и характер поведения ее элементов в направлении ее адаптации к вызовам, требованиям, изменениям внутренней и внешней сред экономического пространства (и в него входящих – бизнеса, трудовых ресурсов, общества, социумов) для достижения консенсуса в этой системе между участниками взаимодействия посредством рационализации использования ресурсов, мотивов и поведения субъектов в интересах укрепления их конкурентоспособности и удержания позитивного вектора социально-экономического роста.

Интегративный потенциал промышленного комплекса региона не может формироваться и корректироваться без учета влияния фактора «экономико-управленческая идентичность реструктуризации», который опирается на новые свойства экономической природы реструктуризации, проявляющиеся в ходе преобразований. Учет экономико-управленческой идентичности реструктуризации предполагает расширение толкования реструктуризации как осуществляемых в непрерывном режиме изменений взаимосвязанных компонентов потенциала промышленности региона: они обеспечивают адаптационные возможности бизнеса конструктивно реагировать на вызовы рынка и удовлетворять внутренние потребности региона для самосохранения, стабилизации и развития его экономики.

Рисунок 2. Концептуальная модель управления функционированием и развитием промышленного комплекса по фактору «экономико-управленческая идентичность реструктуризации»

Источник: составлено авторами.

Обозначения: – социально-экономический вектор; МКП – маркетинговое коммуникационное поле; 1 – разрушение; 2 – формирование.

Если реструктуризация – это реакция промышленности региона на внешние вызовы, обеспечивающая удовлетворение ее внутренних потребностей, то управленческая идентичность – тождественность (одинаковость) осуществляемых управленческих воздействий по форме и содержанию, которая не подвержена конъюнктурным запросам крупного бизнеса и крупных собственников в отношении удовлетворения их собственных выгод и получения неоправданно высоких доходов в ущерб интересам низших социальных классов. В этом плане управленческую идентичность реструктуризации промышленности региона следует рассматривать как гармонизированную непрерывность повторяющихся управленческих воздействий, реализующих конструктивные и корректирующие по обстоятельствам и влиянию разных факторов изменения во взаимосвязанных между собой компонентах, образующих в совокупности интегративный потенциал ПКР. Последний способен обеспечить адекватную реакцию субъектов (и его персонала) на внешние вызовы и угрозы, и тем самым способствовать удовлетворению внутренних потребностей региона в обеспечении заданного темпа экономического роста и в удержании обозначенного вектора социально-экономического развития национальной экономики.

Заключение

1. Реструктуризация является социально-экономической категорией, проявляющей свою экономико-управленческую идентичность только в процессе построения маркетингово-коммуникационного поля заинтересованными на сотрудничество субъектами рынка (государство, бизнес, собственники, общество, работники, социумы). При разработке и осуществлении реструктуризационных мер должны учитываться характер, содержание и масштаб мотиваций работников на инновационные изменения, а также должно предусматриваться достижение баланса интересов взаимодействующих сторон на получение различных благ (материальных, социальных, моральных и иных) и выгод при соблюдении требования общества на укрепление социально-экономического вектора развития страны.

2. Классификация форм реструктуризации промышленности региона предусматривает определение узловых в контексте ее управленческой идентичности классификационных признаков с позиции реструктуризационного цикла и установления соответствующих ему конструктивного, коррективного и деструктивного типов реструктуризации, которые могут иметь место и могут быть применены ко всем взаимосвязанным компонентам потенциала промышленности региона.

3. Концептуальный аспект управления реструктуризацией промышленности в регионе состоит в том, что процессы и явления, сопровождающие изменения в структурной модернизации промышленной сферы, должны учитывать влияние факторов, определяющих эти преобразования. И в первую очередь тех факторов (мотивационных, коммуникационных, поведенческих, инновационных, организационно-управленческих), которые связаны с внутренним состоянием субъектов отношений. Характер, масштаб и содержание выстраиваемых отношений зависят от степени разрешаемости противоречий, разногласий, конфликтов, а также от возможностей противостоять изменяющимся угрозам и рискам в условиях турбулентности вызовов внешнего окружения.

4. Обоснована модель управления функционированием и развитием промышленного комплекса региона по фактору «экономико-управленческая идентичность реструктуризации», в которой экономическая сущность реструктуризации рассматривается как ее способность к постоянному и определяющему удовлетворение ее внутренних потребностей самосохранению и развитию посредством изменения структуры взаимосвязанных потенциалов (технического, технологического, финансового, кадрового, маркетингового, коммуникационного, поведенческого и др.); она позволяет обеспечивать адекватную реакцию субъектов взаимодействия на внешние вызовы, риски и угрозы, а также на внутреннее состояние трудового ресурса (по изменяющимся параметрам разрешаемых в том или ином масштабе (виде) противоречий, разногласий и конфликтов).


Источники:

Губин В.А., Щепакин М.Б., Губин Г.В. Управление реструктуризацией экономики региона: подходы, приоритеты, механизмы. / Монография. - Краснодар: Издательский Дом ‒ Юг, 2014. – 166 с.
Печерский А., Сироткин Д., Гусаков В. Реструктуризация промышленных компаний. Cfin.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cfin.ru/management/strategy/ change/ industrial_ restructure.shtml ( дата обращения: 06.07.2019 ).
3. Маштаков А.И., Щепакин М.Б.. Облогин М.В. Диверсификация как инструмент управления устойчивым развитием бизнеса в региональной экономике // Экономика и предпринимательство. – 2016. – № 12-1(77). – С. 410-417.
Хандамова Э.Ф., Кривошеева Е.В., Фицурина М.С., Михайлова В.М. и др. Маркетинговые инструменты управления конкурентоспособностью производственных предприятий. / Монография. - Краснодар: Изд. ФГБО ВО «КубГТУ», 2019. – 358 с.
5. Щепакин М.Б., Облогин М.В., Михайлова В.М., Соколова Л.И. К разработке классификаций розничных торговых сетей в условиях их маркетинговой адаптации к требованиям нестабильного рынка // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 2. – С. 572-593. – doi: 10.18334/rp.20.5.40624.
6. Щепакин М.Б., Авдеева Р.А., Латынин Е.С. Развитие маркетинговой сети хозяйствующим субъектом в нестабильной экономике // Экономика и предпринимательство. – 2016. – № 10-1(75). – С. 473-480.
7. Щепакин М.Б., Губин В.А., Хандамова Э.Ф. Маркетингово-ресурсный подход к антикризисному управлению априорно нестабильными социально-экономическими системами // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Экономика. – 2019. – № 1. – С. 113-136. – doi: 10.24143/2073-5537-2019-1-113-136.
8. Чернобровкина Н.И. Экономическая идентичность как форма самоопределения и самопозиционирования регионального социума // Гуманитарий Юга России. – 2015. – № 1(8). – С. 134-141.
9. Хандамова Э.Ф., Щепакин М.Б. Развитие мотивационно-коммуникационной концепции маркетинга // Экономика и предпринимательство. – 2015. – № 8-2(61). – С. 968-973.
Щепакин М.Б. Мотивационные аспекты организационно-поведенческого менеджмента // Проблемы и перспективы российского менеджмента на пороге XXI века: Материалы междунар. научно-практ. конф. Краснодар, 1998. – С. 131-144.
Губин В.А., Щепакин М.Б., Губин Г.В. Реструктуризация предприятий и комплексов. - Краснодар: ФГБОУ ВО «КубГТУ», 2017. – 122 с.
12. Одинцов М.В., Ежкин Л.В. Реструктуризация – путь повышения конкурентоспособности производства // Экономист. – 2000. – № 1. – С. 58-65.
13. Варламов А.С. Организационно-экономическая сущность реструктуризации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. – 2008. – № 5(105). – С. 3-10.
14. Мишулин Г.М., Сериков Д.Ю. В развитие подхода к формированию современной модели маркетинга // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 2-1(79). – С. 552-556.
Хаммер М., Чампи Дж. Реинжениринг корпорации: Манифест революции в бизнесе. / Пер. с англ. - СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1997. – 332 с.
Шапкин А.С., Шапкин В.А. Теория риска и моделирование рисковых ситуаций. / 6-е изд. - М.: Дашков и Ко, 2017. – 880 с.
Керашев А.А. Интеграционное взаимодействие в пространстве макрорегиона. / Монография. - Майкоп: АГУ, 2007. – 345 с.
18. Голдберг И., Уоткинс А. Реструктуризация предприятий // Инвестиции в России. – 2000. – № 6. – С. 13-20.
Крыжановский В.Г. Реструктуризация предприятия. - М.: ПРИОР, 1998. – 3 с.
20. Катков В.М. Кто может провести реструктуризацию промышленного предприятия // Рынок ценных бумаг. – 2002. – № 2. – С. 56-59.
21. Айвазян З.Г., Кириченко В.В. Антикризисное управление: принятие решений на краю пропасти // Проблемы теории и практики управления. – 1999. – № 4. – С. 94-100.
22. Карлик А.Н., Комаров А. Промышленная политика и развитие регионов // Проблемы теории и практики управления. – 2005. – № 3. – С. 66-71.
Аистова М.Д. Реструктуризация предприятий: вопросы управления. Стратегии, координация структурных параметров, снижение сопротивления преобразованиям. - М.: Альпина Паблишер, 2002. – 287 с.
Гританс Я.М. Организационное проектирование и реструктуризация (реинжиниринг) предприятий и холдингов. / Монография. - М.: Волтерс Клувер, 2005. – 216 с.
Крутик А.Б., Муравьев А.И. Антикризисный менеджмент. - СПб.: Питер, 2001. – 432 с.
Азрилиян А.Н. Большой экономический словарь. - М.: Институт новой экономики, 1999. – 574 с.
Королькова Е.М., Андрющенко В.А. Проблемы и факторы успеха реструктуризации // Прогрессивные технологии развития: Сб. научн. статей по материалам конференции. Тамбов, 2004. – С. 170.
28. Гайдук К.В., Мерзликина Г.С. Функциональная реструктуризация коммерческих организаций // Проблемы теории и практики управления. – 2002. – № 2. – С. 89-93.
Тренев В.Н. и др. Реформирование и реструктуризация предприятия. Методика и опыт. - М.: Изд-во ПРИОР, 2001. – 320 с.

Страница обновлена: 03.12.2020 в 14:35:38