Теневая экономика: содержание и структура

Макарова Н.Н.1, Чусов И.А.1, Кравцова О.В.1
1 Волгоградский кооперативный институт (филиал) Российского университета кооперации

Статья в журнале

Теневая экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2023)

Цитировать:
Макарова Н.Н., Чусов И.А., Кравцова О.В. Теневая экономика: содержание и структура // Теневая экономика. – 2023. – Том 7. – № 4. – С. 335-346. – doi: 10.18334/tek.7.4.120321.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=59886876

Аннотация:
Система нелегальных (теневых) экономических отношений, отображающая их взаимодействие с официальной экономикой. Наглядно отображены структурные представления о теневой экономике в современных условиях. Исследованы подходы к пониманию теневой экономики, а также её взаимосвязь с легальной экономикой, что позволяет сделать вывод о существовании внутри страны своеобразной параллельной экономики. На базе предложенной структуризации теневой экономики в виде графа составлены матрицы смежности и инцидентности, позволяющие получить достоверные (репрезентативные) сведения о показателях качественного состояния системы.

Ключевые слова: теневая экономика, структура, официальная экономика, преступность, отношения

JEL-классификация: E26, J46, O17



Введение

Теневая экономика в современной научной дискуссии является сложным для исследования объектом. Поскольку одни виды теневой деятельности носят противоправный характер, а другие (объективно видимые) – имеют ускользающую повседневность, ввиду данного факта исследование является актуальным.

Несмотря на широкое применение понятия теневой экономики в научных исследованиях, современная теневая экономика как феномен – относительно новое явление в нашей стране. В научном плане теоретико-практические вопросы по проблематике теневой экономики предельно четко нашли освещение в 80-е годы прошлого века. Однако проявление теневой экономики как особой системы произошло значительно раньше, начиная с 20-х годов прошлого века. Существенная роль в этом отводилась принятию «Сухого закона» в США (общенационального запрета на продажу, производство и транспортировку алкоголя), способствующего стремительному росту мафии.

Впервые понятие «неформальный сектор» было озвучено в докладах Международной организации труда (МОТ) по ситуации в Гане и Кении в начале 70-х годов. Введение в научный оборот данного термина связывают с работой К. Харта, которая сводилась к исследованию экономической деятельности малообеспеченной части рабочей силы в Гане. Автор отмечал, что «многие городские наемные работники практически всегда проживают в бедности, при этом неформальный сектор предоставляет возможности для повышения реальных доходов как для этой категории, так и для безработных» [1, с. 83] (Hart, 1973, р. 83). А в 1977 г. Р.М. Гутманн в статье «The Subterranean Economy» заявляет о недопустимости игнорирования подпольной продуктивной экономической деятельности [2] (Guttmann, 1977).

Сформулированные в отношении определения теневой экономики подходы, такие как юридический, при котором основным выдвинутым критерием выделения теневых экономических проявлений выбирается их противоправность (Л. Косалс [3] (Kosals, 1998), В.О. Исправников [4] (Ispravnikov, 1998), Н.Д. Эриашвили, С.С. Маилян, Е.Н. Барикаев [5] (Eriashvili, Mailyan, Barikaev, 2012)), статистический, характеризующий отсутствие фиксации этой деятельности официальной статистикой (А. Пономаренко [6] (Ponomarenko, 1995), В.К. Сенчагов [7]), институциональный, базирующийся на анализе дисфункций социально-экономических институций и институтов (Э. де Сото [8] (Soto, 1995), В.Л. Тамбовцев [9] (Tambovtsev, 2014), Д.П. Фролов [10] (Frolov, 2008)), социологический, проявляющийся в пределах границ взаимодействия специфицированных социальных групп (С.Ю. Барсукова [11] (Barsukova, 2001), К. Харт [1] (Hart, 1973)), экономический, детерминированный негативными последствиями существования теневого и неформального производства, скрываемого от налогообложения (В.Ю. Буров [12] (Burov, 2014), Д. Энсте, Ф. Шнайдер [13] (Enste, Schnaider, 2000)), комплексный, концентрирующий различные критерии, такие как отсутствие учета, «новоявленные правила игры» и противозаконность (И.И. Елисеева [14] (Eliseeva, 2007), Т.И. Корягина [15] (Koryagina, 1990), Н.Н. Макарова [16] (Makarova, Dmitrienko, Kravtsova, 2023)), и другие являются теоретическими посылами для объяснения рассматриваемых явлений.

Безусловно, гетерогенность терминологического диапазона теневой экономики затрудняет выработку унифицированной дефиниции. Однако все понятия объединены общим смыслом – это осуществляемая в обход правовых институтов хозяйственная деятельность, недоступная прямому учету, контролю и наблюдению.

Для рассмотрения данной проблемы применимы общенаучные методы и методы теории графов и матричной алгебры, что позволит более глубже раскрыть проблему и наметить пути ее решения.

Основная часть

Отправным детерминантом в исследовании теневой экономики является выявление ее содержания. «Теневая экономика» не является твердо установленным понятием, поэтому в отечественной и зарубежной научной литературе представлены различные определения рассматриваемой экономической категории. Значительное влияние на осмысление определения теневой экономики оказала ее интерпретация в зарубежной литературе. Так, в научной литературе англоязычного мира данное явление обозначается различного рода терминами-аналогами: «shadow» (теневая), «unsanctioned» (несанкционированная), «parallel» (параллельная), «second» (вторая) и «hidden» (скрытая). Во французских публикациях чаще всего присутствуют такие обозначения, как inofficielle (неофициальная), informelle (неформальная), souterraine (подпольная). В немецком языке для интерпретации используется дефиниция, в переводе дословно соответствующая отечественной – «schattenoekonomie» (теневая экономика).

«Бесцветная», по сути, теневая экономика, не имеющая цвета, при помощи метаморфозы цветов становится «беловоротничковой», «серой», «черной».

Одной из первых попыток заявить о «беловоротничковой» теневой экономике стало тридцать четвертое ежегодное собрание Американского социологического общества, состоявшееся в 1939 году. Президент Общества Эдвин Х. Сазерленд выступил с докладом под названием «Преступник из числа белых воротничков». Этот доклад фундаментальным образом изменил изучение преступности во всем мире, сосредоточив внимание на форме нарушения закона, которая ранее игнорировалась учеными-криминологами. А в 1949 г. вышла его книга «White collar crime: the uncut version», в которой использовался термин «беловоротничковое преступление» в русле сформированной концепции «преступности среди людей в белых воротничках» [17] (Sutherland, 1983).

Сегодня «беловоротничковый» (второй) сегмент теневой экономики представляет собой преступность бизнес-элиты, напрямую касающуюся ее официальной профессиональной деятельности. Именно «беловоротничковая» теневая экономика создает серьезную проблему создания развитых, цивилизованных конкурентных отношений в бизнесе.

Так, если в сегменте «беловоротничковой» теневой экономики имеется патогенно манипулирующая связь с официальной, то серая теневая экономика существует более обособленно.

«Серая» («неформальная», «полуправовая») теневая экономика заключается в ведении разрешенного законом, но юридически не существующего бизнеса, который строится на сочетании легитимных и теневых трансакционных издержек. Причем производство в данном секторе задействует преимущественно не капитальные, а трудовые ресурсы.

Однако российские бизнес-структуры функционируют в условиях санкционных ограничений с 2014 года. В 2022 году внешние ограничительные меры со стороны западных стран обрели совершенно беспрецедентные масштабы, превращающие адаптацию к ним в довольно сложный процесс. При этом упускается из виду тот факт, что попытка хозяйствующих субъектов избежать антироссийских санкций способствует разрушению основ законности торговли и общественному признанию незаконной предпринимательской деятельности в системе экономических отношений [18] (Neuenkirch, Neumeier, 2015). В результате, чем больше ограничений – тем больше «серых» схем. Отметим, что «серая» экономика имеет шанс вернуться в официальную.

«Черная» теневая экономика посредством метафоры черного цвета определяется как «криминальная», характеризующаяся соответствующими коннотациями, поскольку сам факт ведения деятельности связан с производством и реализацией, запрещенной законодательством продукции и услуг. Таким образом, «черная» экономика является абсолютно общественно опасной, не возвращаемой ни при каких обстоятельствах в официальную экономику. «Черная» экономика, в свою очередь, подразделяется на две составляющие – нелегальную производственную деятельность и экономическую преступность.

Многоаспектность отношений в теневом секторе экономики предопределяет целесообразность использования синкретного подхода. Синкретика в качестве альтернативной философской логики рассмотрена впервые в изданной в 2003 г. монографии С.Г. Федосина, который считает, что «синкретика позволяет глубже понять системные свойства категорий, принципов и законов их развития и взаимодействия» [19, c. 16] (Fedosin, 2003, р. 16).

Аспекты, связанные с возникновением и функционированием теневой экономики, всегда составляли и составляют область научных интересов не только экономистов, но и юристов, политологов, социологов, специализирующихся на отдельных сторонах участия теневой экономики в общественных отношениях. Представляется возможным использование синкретического подхода к изучению теневой экономики, который предполагает объединение и слияние различных областей научных интересов и подходов в единую систему.

Таким образом, под теневой экономикой будет пониматься мегаинститут, присущий всем цивилизованным обществам, не являющийся объектом учета со стороны органов государственной статистики и функционирующий вне сферы правового регулирования, с его нарушением, путем конспирации сфер деятельности или их маскировки под легитимные.

Для того чтобы представить структуру теневой экономики, используем в англоязычной литературе следующие термины: теневая экономика (shadow economy), беловоротничковая экономика (white-collar economy), серая экономика (grey economy), черная экономика (black economy).

Используя синкретный подход и свойство графов, формализуем графически структуру теневой экономики в системе официальной (формальной) экономики (рис. 1).

Взаимосвязи внутри данной системы также можно представить в виде матрицы смежности.

Матрица смежности графа характеризуется матрицей . В данной матрице число строк и столбцов ровно n, то есть числу вершин графа. При этом каждый элемент матрицы необходимо определить по следующей формуле:

Для орграфа:

Так как у данного орграфа G 8 вершин, то размер матрицы смежности A(G) будет 8×8. Используя определение для матрицы смежности, получим:

Отметим, что матрица смежности является симметричной относительно главной диагонали. А количество единиц в каждой строке равняется степени вершины (то есть числу инцидентных ей ребер), соответствующей этой строке. По матрице смежности несложно создать графическое представление графа. Данное обстоятельство позволяет визуализировать и проанализировать сетевые данные.

Ориентированный граф можно построить в виде матрицы инцидентности. Матрица инцидентности графа, содержащего n вершин и m ребер, представляется матрицей с n строками и m столбцами. В данном случае каждый элемент которой определяется по следующей формуле:

Для орграфа:

Так как у графа G 8 вершин и 11 ребер, то размер матрицы инцидентности B(G) будет 8×11. Используя определение для матрицы инцидентности, получим:

По существу, данная матрица определяет организационную структуру, наложенную на функциональные сектора теневой экономики.

Теневая экономика как явление присутствует во всех государствах мира. То есть у экономики каждой страны имеется теневая составляющая, которая различается по структуре, масштабу, а также уровню социально-правового контроля над связанной с ней неучтенной экономической деятельностью.

Заключение

Согласно опубликованным оценкам Международного валютного фонда, по регионам мира в разные годы доля теневой экономики в % от ВВП некоторых стран может варьировать в пределах от 10 до 60%, а в иных странах и того больше. В целом расширение масштабов теневой экономики в развитых странах вызвано преимущественно государственным вмешательством в экономику, тогда как в развивающихся и постсоветских странах детерминировано геополитическим положением, турбулентностью экономических процессов и резким падением уровня жизни населения.

Таким образом, теневая экономика различных стран определяет форму и содержание хозяйственных отношений в процессе получения экономической выгоды с нарушением норм законодательства и деловой этики. Теневая экономика, развивающая старые и создающая новые рынки, а также формы хозяйственных отношений, проявляет себя как неоднозначный мегаинститут, играющий в социально-экономическом развитии страны важную роль.


Источники:

1. Hart К. Informal income opportunities in urban employment in Ghana // The Journal of Modern African Studies. – 1973. – № 11(1). – p. 61-89.
2. Guttmann P.M. The Subterranean Economy // Financial Analysts Journal. – 1977. – № 33(6). – p. 26-27.
3. Косалс Л. Теневая экономика как особенность российского капитализма // Вопросы экономики. – 1998. – № 10. – c. 59-80.
4. Исправников В.О. Теневая экономика и перспективы образования среднего класса // Общественные науки и современность. – 1998. – № 6. – c. 40-50.
5. Эриашвили Н.Д., Маилян С.С., Барикаев Е.Н. Теневая экономика как экономическая и правовая категория // Вестник Московского университета МВД России. – 2012. – № 10. – c. 224-228.
6. Пономаренко А. Что означает статистический термин «теневая экономика» и как она отражается в национальных счетах // Вопросы статистики. – 1995. – № 6. – c. 3–7.
7. Экономическая безопасность: производство - финансы – банки. / монография / под ред. В. К. Сенчагова. - М.: Финстатинформ, 1998. – 621 c.
8. Сото Э. де. Иной путь. Невидимая революция в третьем мире. - М.: Catallaxy, 1995. – 320 c.
9. Тамбовцев В.Л. Экономическая теория неформальных институтов. / монография. - M.: РГ-Пресс, 2014. – 174 c.
10. Фролов Д.П. Анализ теневой экономики: институциональный подход // Экономист. – 2008. – № 9. – c. 65-71.
11. Барсукова С.Ю. Неформальная экономика и система ценностей россиян // Социологические исследования. – 2001. – № 1. – c. 57-62.
12. Буров В.Ю. Теневая экономика и малое предпринимательство: теоретические и методологические основы исследования. / монография. - Чита: ЗабГУ, 2014. – 204 c.
13. Enste D., Schnaider F. Increasing Shadow Economies all over the World - Fiction or Reality? // Journal of Economic Literature. – 2000. – № 38. – p. 77-114.
14. Елисеева И.И. Теневая экономика в хозяйстве страны: вопросы методологии и измерения // Экономика и управление. – 2007. – № 1. – c. 11-15.
15. Корягина Т.И. Теневая экономика в СССР // Вопросы экономики. – 1990. – № 3. – c. 110–120.
16. Макарова Н.Н., Дмитриенко С.А., Кравцова О.В. Теневая экономика в системном восприятии структуры страны и предприятия // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 8. – c. 2557-2572. – doi: 10.18334/epp.13.8.118836.
17. Sutherland E.H. White Collar crime: The uncut version. - London, Yale University Press, 1983. – 291 p.
18. Neuenkirch M., Neumeier F. The Impact of UN and US Economic Sanctions on GDP Growth. / FIW Working Paper. no. 138., 2015.
19. Федосин С.Г. Основы синкретики. Философия носителей. - М.: Эдиториал УРСС, 2003. – 464 c.

Страница обновлена: 07.04.2024 в 20:45:10