Миграционный фактор в проектировании развития территории

Ганебных Е.В.1, Моттаева А.Б.2
1 Вятский государственный университет, Россия, Киров
2 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 5 (Май 2023)

Цитировать:
Ганебных Е.В., Моттаева А.Б. Миграционный фактор в проектировании развития территории // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 5. – С. 1423-1434. – doi: 10.18334/epp.13.5.117704.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=53965293
Цитирований: 1 по состоянию на 28.06.2023

Аннотация:
Стратегия пространственного развития РФ не учитывает миграционный фактор как один из возможных рычагов воздействия на более эффективное освоение и развитие территорий. Миграция способна компенсировать демографические потери и обеспечить человеческий фактор в освоении и развитии территорий. В статье описывается исследование, направленное на определение связей между факторами, способствующими или препятствующими миграции, направленной на освоение и развитие территорий. В ходе исследования выделены факторы-барьеры, проанализированы их корреляции и через процедуру фаззификации построена нечеткая когнитивная карта взаимосвязей этих факторов. Особенностью исследования является то, что в карте учитывались лишь качественные факторы, отображающие субъективную оценку мигрантами своего видения ситуации. Результаты потенциально могут быть использованы в разработке механизмов воздействия на необходимые рычаги для использования миграционного ресурса в проектировании освоения и развития территорий.

Ключевые слова: миграция, развитие территорий, когнитивная карта

JEL-классификация: O15, R12, R13



ВВЕДЕНИЕ

Стратегия пространственного развития Российской Федерации в 2019 году определила основные приоритеты, которые способствовали формированию ее направлений [17]. Среди выделенных в Стратегии направлений «обеспечение расширения географии и ускорения экономического роста, научно-технологического и инновационного развития», при этом Стратегия предлагает реализовывать это направление за счет развития перспективных крупных центров экономического роста – крупных городских агломераций.

Перечнем геостратегических территорий выделяются 4 приоритетные зоны:

1) Анклавные территории – Республика Крым, Севастополь и Калининградская область;

2) Северный Кавказ;

3) Дальний Восток;

4) Арктическая зона РФ [11].

Несмотря на тот факт, что Стратегия принята на период до 2025 года, реалии текущего периода несомненно сдвигают приоритеты. Важной задачей сейчас становится проектирование и планирование освоения и развития новых территорий.

Анализ научных публикаций указал на значительное количество исследований, направленных на комплексное развитие существующих территорий, о чем пишут Г.В. Калабин [7], О.С. Белай [2], О.А. Сенина [16], Т.А. Веровская [5], Н.А. Мельниченко [9], И.А. Огнев [10], Ю.В. Попова [14]. Ретроспективный анализ отечественного и зарубежного опыта пространственного развития территорий нового освоения отражены в трудах Е.Л. Плисецкого и Ю.Н. Шедько [12], А.А. Кузьмина [8]. Исследование А.А. Чадович [18] описывает принципы повторного освоения территорий. Также интерес представляют отдельные кейс-стади, направленные на освоение новых, ранее не используемых или крайне слабо используемых территорий: опыт освоения западных земель Китая, проанализированный О.С. Семеновой [15], анализ опыта освоения склоновых территорий Таджикистана, проведенный Н.Ю. Брагиной [4], анализ зарубежного опыта освоения труднодоступных и удаленных территорий А.В. Шапошникова [19], И.М. Яралова и В.Н. Семочкина [21] и др.

Описанный в указанных научных трудах опыт концентрируется вокруг освоения и развития территорий с использованием факторов:

- транспортной инфраструктуры;

- информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;

- энергетической инфраструктуры;

- улучшения состояния жилого фонда и застройки территорий;

- улучшения состояния окружающей среды;

- содействия развитию отдельных отраслей (сельское хозяйство, туристской, обеспечивающих отраслей социальной сферы и т.п.);

- обеспечения доступности социальных услуг.

Все указанные меры призваны сформировать благоприятный социально-экономический климат, привлекательный для ведения хозяйственной деятельности. Человеческий фактор в таком анализе вторичен, так как все меры предусматривают лишь формирование среды для жизни человека, но не воздействуют на него напрямую. При этом основой освоения и развития любой территории является именно человек.

Демографические колебания, происходящие в обществе, не всегда способствуют мобильности населения, при этом миграция играет в процессе освоении и развитии территории важную роль. Сама по себе миграция, во-первых, способна компенсировать демографические потери [6], а во-вторых, обеспечить человеческий фактор в освоении и развитии территорий.

Целью исследования являлось определение связей между факторами, способствующими или препятствующими миграции, направленной на освоение и развитие территорий, что позволит в перспективе разработать механизм воздействия на необходимые рычаги для использования миграционного фактора в их проектировании.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Одним из простых и наглядных инструментов анализа связей между объектом и явлением или концептом является когнитивная карта. Когнитивная карта также опосредованно отображает свойства анализируемой ситуации [1]. Детальное описание и классификация когнитивных карт с анализом применимости в различных отраслях предложена В.В. Борисовым, В.В. Кругловым и А.С. Федуловым [3].

Авторское исследование базировалось на методике построения нечетких когнитивных карт, предложенной С.В. Подгорской, А.Г. Подвесовским, Р.А. Исаевым и Н.И. Антоновой, которые рассмотрели подход к построению когнитивных моделей слабоструктурированных систем на основе экспертной и статистической информации применительно к управлению комплексным развитием сельскохозяйственных территорий [13].

В основу построения когнитивной карты легло предположение о том, что для проектирования освоения и развития территории необходимо проектирование интенсивности миграционных потоков, на что влияют определенные факторы. Таким образом, понимая сущность факторов, величину их влияния и взаимосвязи, можно моделировать анализируемые потоки.

Алгоритм построения нечеткой когнитивной карты представляет собой последовательные шаги:

1) Сбор первичной информации через экспертный опрос для идентификации факторов, являющихся барьерами для переселения;

2) Проведение корреляционного анализа полученной информации для выявления взаимной зависимости факторов и определения их значимости;

3) Построение нечеткой когнитивной матрицы и карты.

Идентификация факторов, являющихся барьерами для переселения мигрантов на осваиваемые и развиваемые территории, является достаточно затруднительным действием, так как существуют определенные сложности с определением размеров выборки, а также непосредственного доступа к респондентам. Кроме того, постоянно меняющаяся структура миграционных потоков может значительно изменять результаты опроса. Можно заключить, что миграционные потоки являются слабоструктурированной системой, что и обосновывает использование методологии нечеткого когнитивного моделирования.

Необходимо отметить, что количественные данные об опросах мигрантов крайне недостаточны, часто нерепрезентативны или отражают мнение отдельно взятой диаспоры. В качестве информационной базы для анализа было взято исследование, проведенное Н.М. Эль-Сибаи [20]. В рамках данного исследования был проведен полевой опрос мигрантов на примере Кировской области и выявлены факторы-барьеры:

- информационные барьеры;

- бюрократические барьеры;

- дискриминационные барьеры;

- языковые и культурные барьеры.

Так как интерпретация результатов исследования базировалась на субъективных ощущениях опрошенных мигрантов, они в полной мере отражают субъективный опыт респондентов.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Выявленные в результате полевого исследования факторы можно структурировать на 4 блока (таблица 1). Для дальнейшего регрессионного анализа факторы были закодированы.

Таблица 1 – Факторы-барьеры

Код
Фактор
Информационные барьеры
Х1
Незнание правил и процедур для переезда
Х2
Незнание правил трудоустройства или открытия собственного бизнеса
Х3
Незнание информации о мерах государственной поддержки и льготах
Х4
Незнания в целом о возможности переезда
Бюрократические барьеры
Х5
Непонятная и сложная процедура легализации в стране пребывания
Х6
Сложность в планировании переезда напрямую из своей страны
Дискриминационные барьеры
Х7
Недружелюбное отношение окружающих
Х8
Нежелание работодателей нанимать на работу
Х9
Дискриминационное поведение в отношении детей
Языковые барьеры
Х10
Незнание или слабое знание русского языка
Х11
Незнание или слабое знание окружающими иностранных языков
Х12
Незнание различных возможностей изучения русского языка
Источник: составлено авторами с использованием [20]

Для выявления зависимостей между выделенными факторами был проведен корреляционный анализ (таблица 2).

Таблица 2 – Матрица корреляции


Х1
Х2
Х3
Х4
Х5
Х6
Х7
Х8
Х9
Х10
Х11
Х12
Х1
1,000











Х2
0,607
1,000










Х3
0,845
0,341
1,000









Х4
0,394
0,465
0,239
1,000








Х5
0,165
0,283
0,433
0,669
1,000







Х6
0,150
0,125
-0,303
0,115
0,025
1,000






Х7
0,273
0,485
0,409
0,237
0,574
-0,062
1,000





Х8
0,066
0,855
0,423
0,371
0,410
0,376
0,453
1,000




Х9
0,516
0,748
0,700
0,485
0,551
-0,157
0,763
0,492
1,000



Х10
0,168
0,370
-0,020
0,548
0,306
0,728
0,040
0,490
0,166
1,000


Х11
0,510
0,501
0,311
0,892
0,608
-0,018
0,255
0,206
0,554
0,496
1,000

Х12
-0,011
-0,230
-0,293
0,182
-0,190
0,568
-0,423
0,126
-0,418
0,556
0,184
1,000
Источник: составлено авторами

Как уже писалось выше, данная матрица смежности носит нечеткий характер, однако явно выделяющиеся корреляции наблюдаются. В связи с этим была применена процедура фаззификации оценок влияния с использованием лингвистических терм:

- ОСИ – очень сильное (значение корреляции 0,800-1,000);

- СИ – сильное (значение корреляции 0,600-0,799);

- СР – среднее (значение корреляции 0,400-0,599);

- СЛ – слабое (значение корреляции 0,200-0,399);

- ОСЛ – очень слабое (значение корреляции 0,000-0,199).

Таким образом, корреляционная матрица преобразуется в нечеткую слабосвязанную матрицу влияния факторов (таблица 3).

Таблица 3 – Нечеткая слабосвязанная матрица влияния факторов


Х1
Х2
Х3
Х4
Х5
Х6
Х7
Х8
Х9
Х10
Х11
Х12
Х1
-











Х2
СИ
-










Х3
ОСИ
СЛ
-









Х4
СЛ
СР
СЛ
-








Х5
ОСЛ
СЛ
СР
СИ
-







Х6
ОСЛ
ОСЛ
-СЛ
ОСЛ
ОСЛ
-






Х7
СЛ
СР
СР
СЛ
СР
-ОСЛ
-





Х8
ОСЛ
ОСИ
СР
СЛ
СР
СЛ
СР
-




Х9
СР
СИ
СИ
СР
СР
-ОСЛ
СИ
СР
-



Х10
ОСЛ
СЛ
-ОСЛ
СР
СЛ
СИ
СЛ
СР
СЛ
-


Х11
СР
СР
СЛ
ОСИ
СИ
- ОСЛ
СЛ
СЛ
СР
СР
-

Х12
- ОСЛ
-СЛ
-СЛ
ОСЛ
-ОСЛ
СР
-СР
СЛ
-СР
СР
ОСЛ
-
Источник: составлено авторами

Для управления миграционными потоками важны лишь сильные и очень сильные связи. Фактор Х12 не имеет связей с другими факторами, поэтому исключается из когнитивной карты. На основе полученных данных можно выстроить нечеткую когнитивную карту использования миграционного ресурса в освоении и развитии территорий (рисунок 1).

Рисунок 1 - Нечеткая когнитивная карта взаимосвязей факторов

Источник: составлено авторами

ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты исследования показали, что наиболее важное значение имеют информационные барьеры, они оказывают сильное влияния на формирование остальных барьеров. Особо высокие оценки были даны факторам «Незнание информации о мерах государственной поддержки и льготах», «Незнание правил и процедур для переезда» и «Нежелание работодателей нанимать на работу». Несмотря на задачи программы Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, направленные на упрощение и ускорение государственных сервисов, исследование показало, что для мигрантов информационные пробелы все еще являются крайне значимыми.

Вероятно, хорошим решением вопроса могли бы стать «пакетные» предложения, представляющие собой готовые решения по переезду и содержащие все сопутствующие меры государственной поддержки и льготы, вероятно с гарантированным трудоустройством или облегченной схемой ведения собственного бизнеса.

Накладывая полученные результаты на CJM мигранта, исследованный Н.М. Эль-Сибаи [20], получается, что информация должна доводиться до адресата (или, как минимум, дублироваться) еще на этапе, когда мигрант только задумывается о переезде или еще раньше, так как интересные предложения могут катализировать решение. Отсюда получается, что информация должна быть проста, понятна и доступна для потенциальных мигрантов, которые еще находятся в своей стране. Для этого необходима реклама сервисов, предоставляющих такую информацию, а также ее доступность на различных языках.

Одновременно, представленная на рисунке 1 когнитивная карта на самом деле не дает четкого понимания, какие рычаги необходимо задействовать для увеличения или снижения миграционных потоков, но показывает связь между факторами, являющимися барьерами для переезда мигрантов на осваиваемую или развиваемую территорию. По сути, это – первый шаг в понимании субъективной оценки мигрантами идеи переезда и страхов, с эти связанных. Дальнейшие исследования должны быть направлены на структурно-целевой и сценарный анализ модели. При этом существенным недостатком когнитивных карт является отсутствие возможности моделирования временных рядов, что также сужает маневренность модели.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование помогло определить связи между факторами, способствующими или препятствующими миграции, направленной на освоение и развитие территорий. Результаты потенциально могут быть использованы в разработке механизмов воздействия на необходимые рычаги для использования миграционного ресурса в проектировании освоения и развития территорий.

Особенностью исследования является то, что в карте учитывались лишь качественные факторы, отображающие субъективную оценку мигрантами своего видения ситуации, в то время как возможности карты позволяют комбинировать количественную и качественные оценки. Проблема состоит в крайней скудности и косвенности статистики по освоению территорий, что не позволяет с высокой долей достоверности включать ее даже в нечеткую модель. Опираться же на иностранный опыт в данном случае бессмысленно, так как природа и структура российских миграционных потоков сильно отличается от аналогов из Китая и других стран.

Таким образом, необходимы исследования, направленные на разработку методик поддержки сбора исходной информации, а также статистических наблюдений.


Источники:

1. Papageorgiou E.I. Fuzzy cognitive maps for applied sciences and engineering. Springer-Verlag Berlin Heidelberg. [Электронный ресурс]. URL: https://drive.google.com/file/d/1QNU4i54cRs4k_RJw3TGWqzX5Oj-OTWHl/view (дата обращения: 02.04.2023).
2. Белай О.С. Комплексное развитие и освоение территории как составляющая инновационного развития страны и регионов // Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. – 2012. – № 4(22). – c. 416-423.
3. Борисов В.В., Круглов В.В., Федулов А.С. Нечеткие модели и сети. / Монография. - М.: Горячая линия – Телеком, 2012. – 284 c.
4. Брагина Н.Ю. Некоторые предпосылки перспективного развития города Душанбе в условиях освоения склоновых территорий // Политехнический вестник. Серия: инженерные исследования. – 2020. – № 3(51). – c. 119-122.
5. Веровская Т.А. Классификация комплексного освоения и развития территорий // Современное общество и право. – 2020. – № 1(44). – c. 82-89.
6. Воробьева О.Д., Топилин А.В., Хроленко Т.С. Воспроизводство трудовых ресурсов и миграционная политика // Миграционное право. – 2021. – № 2. – c. 21-25. – doi: 10.18572/2071-1182-2021-2-21-25.
7. Калабин Г.В. Комплексное развитие территорий освоения недр - реальный механизм поэтапного перехода к эколого-экономической модели развития общества // Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых. – 2015. – № 2. – c. 188-195.
8. Кузьмин А.А. Опыт институционального анализа переселенческого освоения новых территорий (на примере земледельческого освоения Сибири). / Монография. - Москва: Директ-Медиа, 2013. – 150 c.
9. Мельниченко Н.А. Перспективы развития комплексного освоения территорий в России // Инновации. Наука. Образование. – 2022. – № 51. – c. 1637-1642.
10. Огнев И.А. Современная политика комплексного освоения и развития приоритетных территорий Российской Федерации // Общество, наука, инновации (НПК - 2015): Всероссийская ежегодная научно-практическая конференция: Сборник материалов. Киров, 2015. – c. 2091-2093.
11. Перечень геостратегических территорий Российской Федерации. Приложение №4 к Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года
12. Плисецкий Е.Л., Шедько Ю.Н. Отечественный и зарубежный опыт пространственного развития территорий нового освоения // Пространственный потенциал развития России: невыученные уроки и задачи на будущее: Сборник научных трудов участников Международной научной конференции - XXVI Кондратьевские чтения. Москва, 2019. – c. 315-320.
13. Подгорская С.В., Подвесовский А.Г., Исаев Р.А., Антонова Н.И. Построение нечетких когнитивных моделей социально-экономических систем на примере модели управления комплексным развитием сельских территорий // Бизнес-информатика. – 2019. – № 3. – c. 7-19. – doi: 10.17323/1998-0663.2019.3.7.19.
14. Попова Ю.В. Отечественный опыт в развитии комплексного освоения городских территорий // Инновационное развитие строительства и архитектуры: взгляд в будущее: Сборник тезисов участников Международного студенческого строительного форума - 2017. Симферополь, 2017. – c. 18-20.
15. Семенова О.С. Анализ зарубежного опыта управления социально-экономическим развитием региона на примере широкомасштабного освоения западных территорий Китая // Проблемы современной экономики (Новосибирск). – 2010. – № 1-1. – c. 252-257.
16. Сенина О.А. Повышение эффективности комплексного освоения территорий в целях развития жилищного строительства в мегаполисе. / Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. к.э.н. - Санкт-Петербург, 2012. – 19 c.
17. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. №207-р
18. Чадович А.А. Принципы устойчивого развития территорий в процессе повторного освоения территорий промышленных предприятий города // Наука, образование и экспериментальное проектирование: Тезисы докладов международной научно-практической конференции, профессорско-преподавательского состава, молодых ученых и студентов. Москва, 2014. – c. 167-168.
19. Шапошников А.В. Освоение труднодоступных и удаленных территорий: политико-компаративный анализ зарубежного опыта. / Монография. - Москва: Социально-политическая мысль, 2008.
20. Эль-Сибаи Н.М. Обеспечение социально-экономической безопасности Российской Федерации в сфере миграции. / Дисс. на соиск. уч. степ. к.э.н. - Нижний Новгород, 2021.
21. Яралов И.М., Семочкин В.Н. Опыт освоения неиспользуемых территорий в России и за рубежом // Международный журнал прикладных наук и технологий Integral. – 2021. – № 2-2.

Страница обновлена: 15.09.2023 в 01:02:24