Кластеризация региональной экономики: проблемы финансирования и мониторинга деятельности региональных кластеров

Юрова П.Н.1, Макаров И.Н.2, Покидова Е.А.3, Хрючкина Е.А.4
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк
2 Череповецкий государственный университет Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского (Первый казачий университет), Россия, Череповец
3 Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского (Первый казачий университет), Россия, Москва
4 Елецкий филиал Российского нового университета, Россия, Елец

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 7 (Июль 2022)

Цитировать:
Юрова П.Н., Макаров И.Н., Покидова Е.А., Хрючкина Е.А. Кластеризация региональной экономики: проблемы финансирования и мониторинга деятельности региональных кластеров // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 7. – С. 2013-2028. – doi: 10.18334/epp.12.7.115137.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=49298221
Цитирований: 2 по состоянию на 24.01.2023

Аннотация:
В статье проводится оценка роли кластеризации экономического пространства как фактора развития и роста конкурентоспособности региональной экономики. Так, в современном мире ключевым инструментом повышения конкурентоспособности стран и регионов стала именно кластерная форма пространственной организации экономики. Эффективная локализация кластеров ведет к повышению конкурентоспособности не только входящих в них предприятий, но и конкретных региональных отраслей производства, а также способствует более эффективному внедрению инноваций, сокращению трансакционных издержек, развитию и укреплению взаимоотношений между бизнесом, образованием, наукой и государством. Ключевое внимание в исследовании уделяется конкретизации механизмов финансирования и развития территориальных кластеров, организации процесса мониторинга эффективности деятельности территориальных кластеров на основе тянущегося принципа: «рынки — продукция — процессы — центры компетенций, инновационная инфраструктура — физическая инфраструктура», а также группировке критериев мониторинга кластеров, путём их упорядочения в виде цепочки взаимосвязанных последовательных блоков.

Ключевые слова: территориальный кластер, кластеризация экономического пространства, региональное развитие, мониторинг эффективности деятельности кластеров, финансирование кластеров

JEL-классификация: R11, R12, R13



Введение

Современная экономическая действительность делает реализацию сценария долгосрочного развития экономики страны невозможной без определения точек роста конкурентоспособности ее регионов, заключающихся в первую очередь в росте производительности труда (росте ВРП), развитии высокотехнологичных и инновационных производств, повышении качества человеческого капитала.

На сегодняшний день можно выделить ряд подходов, способствующих решению проблемы повышения региональной конкурентоспособности. Однако большинство из них ставят своей целью совершенствование и повышение эффективности отдельных предприятий внутри региона. Следовательно, подобные подходы не позволяют добиться синергетического эффекта в экономическом развитии. И наиболее актуальным способом решения данной проблемы на сегодняшний день можно считать именно кластеризацию социально-экономического пространства регионов.

Вопрос кластеризации региональной экономики, пространственных социально-хозяйственных и производственных систем волновал многих ученых-экономистов, фундаментальные и прикладные исследования которых внесли весомый вклад в исследование данной проблемы [2–30] (Strelnik, 2020; Andreeva, Andreev, 2020; Bogdanova, Gutman, 2016; Ryabchikova, 2022; Denisov, Petrenko, Daribekova, Shabaltina, 2020; Zvyagin, Krasnozhenova, Ivanov, 2021; Yampolskaya, Volodina, 2020; Ryabchikova, 2021; Almusaedi, Kelchevskaya, 2021; Ryabchikova, 2022; Morkovkin, Nikogosyan, Dontsova, 2020; Anishchenko, 2021; Ksenofontova, 2015; Kudryashov, Kulev, 2019; Leshchenko, 2017; Ryabchikova, 2021; Mukhamadeev, 2020; Kosheleva, 2020; Kosheleva, 2022; Plakhotnaya, 2018; Plokhikh, 2017; Savina, Kalashnikov, Zemskova, 2021; Sattorkulov, Makhmudova, Turdikulova, 2018; Andreeva, 2022; Ryabchikova, 2021; Zvyagin, Artemev, 2021; Tepman, 2019; Dontsova, 2022; Chernyavskaya, 2017).

Однако несмотря на значительное число работ, посвященных исследованию вопросов кластеризации экономики, проблема социально-экономической дифференциации регионов, имеющая особую специфику в РФ, остается актуальной, что обуславливает необходимость дальнейшего поиска вариантов ее решения путем подбора и развития различных инструментов и механизмов, способствующих устойчивому развитию российской экономики.

Эффективность кластерного подхода к развитию подтверждает опыт экономически развитых стран, где ключевым механизмом повышения конкурентоспособности предприятий и, следовательно, регионов является внедрение именно кластерного подхода в стратегии региональной политики.

Кластерная модель развития территории развития призвана решить проблему обособленности государства, регионов, бизнеса, науки, образовательных и финансовых учреждений и наладить процесс эффективного взаимодействия и сотрудничества между ними.

Целью написания данной работы является проведение анализа и конкретизация механизмов обеспечения кластерного развития на основе «тянущего» принципа функционирования кластерных систем.

В качестве элементов, имеющих признаки научной новизны, авторами позиционируется схема кластерного мониторинга, построенная по «тянущему» принципу «рынки – продукция – процессы – центры компетенций, инновационная инфраструктура – физическая инфраструктура».

Работа может быть интересна специалистам в сфере кластерного развития и студентам экономических направлений обучения.

Необходимо отметить, что в экономической теории отсутствует общепринятая дефиниция «кластер». В качестве примера приведем определение понятия «кластер», данное Л.Н. Тэпманом, согласно которому «кластер подразумевает под собой сосредоточение на определенной территории наиболее эффективных и взаимосвязанных видов экономической деятельности» [28, c. 108] (Tepman, 2019, р. 108). Подобная совокупность эффективно конкурирующих фирм формирует «золотое сечение» экономической системы государства в целом, обеспечивая при этом высококонкурентные позиции на отраслевом, национальном и мировом рынках.

На сегодняшний день «формирование кластеров в регионах Российской Федерации стало одним из важнейших стратегических направлений роста и развития отечественной экономики, в том числе и промышленности. Очевидно, что под специфику развития региональной экономики должны быть организованы и соответствующие виды кластеров с возможностью их роста, преобразования и создания новых кластеров» [22, c. 1099–1103] (Plokhikh, 2017, р. 1099–1103).

Кластеризация способствует созданию новых видов экономической деятельности, что влечет за собой не только создание новых рабочих мест в регионе, но и увеличение налоговых доходов регионального и местного бюджетов. В итоге кластеры будут оказывать стимулирующее воздействие не только на экономическое развитие региона, но и на формирование его благоприятной социальной и экологической среды, что является неотъемлемой составляющей стратегии социально-экономического развития региона.

В процессе реализации кластерной политики важно учитывать частные стратегии организаций – потенциальных участников кластеров, цели и задачи которых формируются их собственниками и отражают достигнутый ими уровень конкурентоспособности. Очевиден тот факт, что в конкретно взятом текущем периоде конкурентоспособность всего многообразия организаций и предприятий регионального хозяйства может как совпадать, так и значительно различаться.

Так, разница в краткосрочных и среднесрочных стратегических целях развития конкретных предприятий определяется различием уровня их конкурентоспособности. При этом их долгосрочные (стратегические) цели могут быть одинаковы: достичь значительно более высокого уровня конкурентоспособности (овладеть конкретной долей конкретного рынка).

В свою очередь, стратегические цели региона гораздо масштабнее и в том числе носят социальный характер. Крайне важно, чтобы стратегические цели предприятий – участников кластеров и региона дополняли и усиливали друг друга, не вступая при этом в противоречие. Таким образом, в рамках реализации стратегии кластеризации региона должны создаваться условия для развития конкурентоспособных кластеров, внутри которых предприятия будут функционировать эффективнее и поддерживать реализацию общих стратегических целей социально-экономического развития региона.

Далее представлены факторы, которые необходимо учитывать руководству субъекта РВ (региона) и совету по кластерному развитию на этапах разработки и непосредственной реализации стратегии кластеризации:

- как правило, кластеры формируются за счет объединения близких по уровню конкурентоспособности предприятий, ведь именно такой состав участников кластера способен эффективно совместить все свои потребности и возможности (имеющиеся ресурсы) и, следовательно, преследовать схожие по сути и количественным параметрам цели и решать схожие задачи, вытекающие из поставленных целей. Это позволит наладить эффективное управление совместной деятельностью и развитием, то есть сформировать устойчивую кооперированную сеть внутри кластера;

- надо быть готовыми к тому, что на начальном этапе развития кластера, вне зависимости от уровня конкурентоспособности отдельных предприятий-участников, уровень конкурентоспособности созданного кластера будет приближен или даже соответствовать наименее конкурентоспособному его участнику. Так или иначе, «скорость эскадры всегда определяется скоростью ее самого тихоходного судна»;

- конкурентоспособность кластера является его интегральной характеристикой;

- велика вероятность того, что кластеры низкого уровня конкурентоспособности будут характеризоваться более простым организационным устройством, так как они будут основаны на узком спектре простых видов деятельности. В то же время кластеры, имеющие высокий уровень конкурентоспособности, будут иметь более сложное организационное устройство, ведь они реализуют набор разнообразных и сложных видов совместной деятельности;

- кластеры будут реформировать свое организационное устройство от простого к более сложному по мере развития и усиления конкурентоспособности. Однако, конечно, существует вероятность того, что кластеры могут замедлиться в своем развитии или вовсе прекратить развиваться, что, в свою очередь, может повлечь за собой реорганизацию или ликвидацию кластера;

- в зависимости от начального (стартового) и затем с течением времени достигнутого уровня конкурентоспособности потребность кластеров в механизмах и формах поддержки со стороны федеральных, а особенно региональных органов власти различна;

- органам региональной власти следует выстраивать поддержку кластеров, в первую очередь исходя из своих приоритетов и стратегических целей, рисков, с учетом необходимости дифференциации всех форм и источников поддержки процесса кластеризации;

- проводя политику кластеризации, необходимо учитывать сохранившиеся контуры существовавших действующих форм организации промышленного производства в регионе, а именно бывшие советские территориально-промышленные комплексы, промышленные узлы, специализированные промышленные технопарки. Их учет может стать дополнительным источником информации в процессе формирования рекомендаций для потенциальных участников процесса кластеризации в вопросах их создания и развития;

- кластеризации регионального экономического пространства должно сопутствовать создание специальной системы управления, вписанной в действующую систему управления региональным хозяйством, не противоречащей ей, а наоборот, дополняющей ее в вопросах решения новых поставленных задач;

- реализации и последующему мониторингу эффективности кластеризации экономического пространства региона, в том числе мониторингу реализации частных стратегий отдельно взятых кластеров, должны предшествовать разработка и принятие специальной кластерной системы планирования, учета и мониторинга отчетности, основанной на выбранных удельных показателях, характеризующих результаты производственно-хозяйственной деятельности кластера, интегрируемых в комплексный показатель, а именно профиль конкурентоспособности кластера.

К одной из проблем, стоящих на пути процесса промышленной кластеризации региональной экономики, относится проблема мониторинга над деятельностью кластерных образований. Глобально в России кластерное развитие находится на этапе становления, и в законченном виде практика по получению объективных и информативных выводов по результатам мониторинга отечественных кластеров, включая виды и государственные органы сбора необходимой экономической и статистической информации, пока отсутствует.

Важным фактором является отсутствие как таковой нормативно-правовой базы, регулирующей создание и функционирование кластеров. Так, в отечественном законодательстве (гражданском, хозяйственном и административном праве) отсутствует четко закрепленное понятие «кластер». По этой причине сам кластер как объект не может стать субъектом господдержки.

Естественно, процесс кластеризации, являющийся феноменом эффективного экономического развития территории, должен найти свое отражение в НПА страны. Но это длительный процесс. По этим причинам пока окончательно не сформирована нормативно-правовая база, закрепляющая все аспекты и понятия кластеризации, при реализации кластерной политики в целом и при проведении мониторинга и оценки деятельности кластера в частности предлагается использовать понятие «поддержка участников кластерных проектов» вместо устоявшегося, но законодательно не закрепленного – «поддержка кластеров».

Кластер не статичен, он представляет собой динамически развивающуюся систему, гибкость которой является одним из ключевых факторов эффективности его деятельности. Исходя из проблем, которые существуют в процессе кластеризации, можно разработать ряд предложений и рекомендаций по совершенствованию механизма кластеризации и механизма финансирования кластерных объединений. В первую очередь необходимо отслеживать динамичность структуры кластеров по результатам сбора и анализа отчетности от кластеров.

Как показывает практика, в кластер входит одно или несколько крупных «кластерообразующих» предприятий, являющихся производителями конечной продукции. Именно такие предприятия формируют «ядро кластера». Роль таких предприятий в кластере однозначна, ведь они, как правило, имеют для его существования принципиальное значение. Конечно, кроме ядра, в кластер входят и другие однозначные участники – как правило, ими являются держатели ключевых технологических компетенций или участники, наладившие устоявшиеся хозяйственные связи с ядром.

Однако развивающемуся кластеру присуща тенденция к изменению состава его участников. Кроме того, границы между «участниками» и «неучастниками» кластера могут быть размыты. Такие предприятия следует учитывать отдельно, присвоив им статус «кандидат в участники» кластерного образования. Таким образом, в процессе проведения мониторинга динамичного развития кластеров следует различать предприятия – «ядра» кластеров, предприятия – постоянных участников кластеров и предприятия – кандидатов в участники кластера.

Успешная кластеризация экономического пространства регионов страны невозможна и без четкого понимания механизма финансирования этого процесса. Под механизмом финансирования в этом случае понимается не столько выявление его источников, сколько выявление и внедрение основных принципов его организации.

Естественно, что развитие кластера предусматривает не только организационные мероприятия, как правило, незатратные или малозатратные, но и требует ряда инвестиционных вложений на «различных стадиях его развития, в том числе:

- в покупку технологий и оборудования;

- в покупку лицензий на право выпуска продукции;

- в разработку собственной товарной продукции;

- в продвижение продукции на рынке (маркетинговые мероприятия);

- в подготовку и/или переподготовку кадров;

- в реконструкцию и/или новое строительство» [30, c. 134–142] (Chernyavskaya, 2017, р. 134–142).

При этом, несмотря на широкий спектр подходов и взглядов в отношении финансовых аспектов кластерной политики, очевиден тот факт, что на сегодняшний день четкие принципы организации финансирования кластеров и механизмы накопления ими финансовых ресурсов отсутствуют. Что делает вопрос формирования финансирования территориальных кластеров также крайне актуальным.

Однако стоит отметить, что уже сейчас возможно выделение четких принципов в вопросе финансирования кластеров. Так, в целях повышения эффективности финансирования кластеров органам исполнительной власти следует придерживаться ряда принципов:

- наличие обоснованных критериев/требований и порядка отбора кластеров, претендующих на государственную поддержку;

- малым и средним предприятиям, входящим в состав кластеров, поддержка должна предоставляться в приоритетном порядке;

- также приоритетная поддержка должна предоставляться инновационным компаниям, реализующим перспективные проекты в рамках стратегии развития кластера;

- учет территориальной и отраслевой определенности кластера, то есть формирование его «четкого контура»;

- финансовая поддержка кластеров должна носить системный характер, который может быть обеспечен благодаря координации поддержки кластерных инициатив со стороны различных органов власти и институтов развития;

- аналитическое и информационное обеспечение кластерной политики (во многом реализуется силами центров кластерного развития);

- высокое качество подготовки заявок и контроль этапов организации и проведения конкурсов на оказание финансовой поддержки территориальным кластерам.

Комплексное внедрение вышеуказанных принципов в деятельность органов власти и прочих структур, заинтересованных в кластерном развитии, существенно ускорит процесс формирования эффективной системы финансового обеспечения деятельности российских территориальных кластеров.

Инвестирование в кластеризацию промышленности может также осуществляться при помощи механизма государственно-частного партнерства.

«Государственно-частное партнерство (муниципально-частное партнерство) – юридически оформленное на определенный срок и основанное на объединении ресурсов, распределении рисков сотрудничество публичного партнера, с одной стороны, и частного партнера, с другой стороны, которое осуществляется на основании соглашения о государственно-частном партнерстве, соглашения о муниципально-частном партнерстве, заключенных в соответствии с настоящим Федеральным законом в целях привлечения в экономику частных инвестиций, обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления доступности товаров, работ, услуг и повышения их качества» [1].

Использование данного механизма подразумевает «привлечение средств частных компаний в государственные инвестиционные проекты с целью замещения ими части бюджетных расходов. При этом частные, в том числе промышленные инвесторы также ищут финансовой поддержки от государства для своих проектов» [30, c. 134–142] (Chernyavskaya, 2017, р. 134–142).

Еще одним не менее эффективным механизмом финансирования деятельности кластеров может стать механизм венчурного финансирования.

Приток денежных средств от внедрения вышеупомянутого механизма может быть направлен на финансирование НИОКР крупных инвестиционных кластеров и внедрение разработок, осуществляемых межкластерными учреждениями на основе соблюдения общих правил использования венчурного капитала.

При этом организация механизма венчурного финансирования кластеров возможна в форме создания специализированных венчурных инвестиционных фондов. Они будут оказывать поддержку инновационной организации кластерной и межкластерной научно-технической инфраструктуры и непосредственно самим участникам кластеров, активно реализующим НИОКР и внедряющим в производственный процесс инновационные технологии.

Так или иначе, взаимосвязь государства и бизнеса является неотъемлемой частью успешного формирования кластеров и развития процесса кластеризации экономического пространства регионов. Государство и кластер могут и должны максимально эффективно взаимодействовать, удовлетворяя при этом конкретные потребности друг друга.

Процесс мониторинга эффективности деятельности кластера также является одним из этапов его функционирования, представляя при этом достаточно сложную проблему. В силу специфических особенностей кластеров, в составе которых функционируют самостоятельные независимые субъекты, мониторинг кластера лишь на основе стандартной финансовой отчетности, предоставленной участниками кластера, неэффективен, так как подобная отчетность не позволяет сформировать целостное объективное представление об эффективности деятельности кластера в целом. Кроме того, в структуру кластера могут входить не только коммерческие организации, но и образовательные учреждения, научные организации, которые и вовсе не ставят целью своей деятельности получение прибыли. Следовательно, общепринятые показатели эффективности деятельности организации, такие как показатели рентабельности, ликвидности, деловой активности и прочие, в данном случае не отражают реальную эффективность деятельности кластера.

Также на практике можно встретить ситуацию, когда один или даже несколько участников кластера характеризуются убыточной отчетностью, что вовсе не означает неэффективность деятельности кластера в целом, а лишь еще раз показывает, что использования в оценке кластера лишь стандартного набора показателей эффективности деятельности организации недостаточно.

Процесс мониторинга кластера предлагается организовать на основе «тянущих схем управления», широко применяемых в зарубежной практике. Подобная схема может быть представлена в виде цепочки организации работ кластера по взаимосвязанному тянущему принципу: «рынки – продукция – процессы – центры компетенций, инновационная инфраструктура – физическая инфраструктура». Подобная схема поможет систематизировать элементы и этапы мониторинга/оценки кластера.

Главное преимущество использования представленного тянущего принципа развития и управления кластером заключается в том, что данный механизм не только помогает выстроить грамотную структуру мониторинга/оценки кластера, но делает структуру анализа максимально понятной для предприятий – участников кластера. Важна четкая ориентация проводимого мониторинга на итоговые результаты, а не на большой объем ненужной отчетности. Только тогда данные отчетности будут регулярно представляться в информационную систему центров кластерного развития региона.

Заключение

Основываясь на вышеизложенном материале, авторами предлагается провести группировку критериев мониторинга эффективности деятельности кластера путем их включения в цепочку взаимосвязанных последовательных блоков, а именно:

- критерии релевантности, отражающие соответствие целей программы кластера решаемым проблемам и окружающим условиям;

- критерии результативности, отражающие эффективность конвертирования средств и инструментов программы кластера в конкретные мероприятия кластера;

- критерии эффективности, отражающие эффективность вложенных средств в рамках достижения конкретных целей кластера согласно программе его развития;

- критерии устойчивости – отражают вероятность того, что выгоды, получаемые от реализации кластерной программы, будут продолжать действовать после прекращения мер господдержки;

- импакт – данный критерий отражает воздействие кластера на его расширенное окружение (вклад кластера в достижение стратегических целей социально-экономического развития региона).

Таким образом, путем внедрения эффективных механизмов формирования, финансирования и организации мониторинга деятельности кластеров на основе конкретных критериев, представленных в виде цепочки взаимосвязанных блоков: релевантность; результативность; эффективность; импакт и устойчивость, возможно ускорение процесса кластеризации региона, что, в свою очередь, неизбежно приведет к наращиванию темпов социально-экономического развития регионов и государства в целом.

В заключение необходимо отметить, что в данном исследовании нами фактически были поставлены рамочные границы предстоящих исследований, продолжающих данную тему.

В частности, нам необходимо выявить, а если необходимо, то и разработать сами критерии эффективности функционирования кластерных систем, объединив их в системы показателей эффективности кластера, отражающих разные параметры его эффективности в контексте различных аспектов его значимости для социохозяйственных систем различных уровней.

Однако это задача для дальнейших исследований.


Источники:

1. О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 01 июл. 2015 г.; одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 08 июл. 2015 г.; ввод. Федер. Законом Рос. Федерации от 13 июл. 2015 г. № 224-ФЗ // Собр. Законодательства Рос. Федерации. – 2015. - № 29, ст. 4350
2. Стрельник М.М. Алгоритм проведения реструктуризации предприятия при взаимодействии с кластером // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 9. – c. 2397-2414. – doi: 10.18334/epp.10.9.110881.
3. Андреева Т.А., Андреев В.В. Анализ кластерных проектов пилотных инновационных кластеров, получивших федеральную поддержку на примере Приволжского федерального округа // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 2069-2082. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111349.
4. Богданова Т.А., Гутман С.С. Методические основы реализации потенциала кластерного развития региона // Экономические науки. – 2016. – № 138. – c. 57-63.
5. (Рябчикова Н.Н. Высшее аграрное образование и наука в системе кластерно-сетевого управления экономикой России // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – № 1. – c. 121-140. – doi: 10.18334/ppib.9.1.113882.
6. Денисов И.В., Петренко Е.С., Дарибекова Н.С., Шабалтина Л.В. Государственное управление развитием туризма в Казахстане: кластерный подход // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3359-3374. – doi: 10.18334/epp.10.12.111384.
7. Звягин А.А., Красноженова Г.Ф., Иванов А.М. Инновационная экономика регионов: развитие индустрии гостеприимства посредством разработки модели экономически эффективного туристско-рекреационного кластера // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 3. – c. 535-554. – doi: 10.18334/epp.11.3.111646.
8. Ямпольская Д.О., Володина Д.А. Инновационное развитие и кластеры стран БРИКС // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1175-1190. – doi: 10.18334/eo.10.4.110954.
9. Рябчикова Н.Н. Институциональные аспекты развития человеческого капитала в агропромышленном кластере // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – № 3. – c. 303-316. – doi: 10.18334/ppib.8.3.112251.
10. Алмусаеди Х.К.А., Кельчевская Н.Р. Исследование детерминант цифровизации в России на основе кластеризации регионов и анализа уровня их зрелости // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 4. – c. 1705-1720. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113928.
11. Рябчикова Н.Н. Кластеризация в агропромышленном комплексе: влияние на занятость в регионе // Экономика труда. – 2022. – № 1. – c. 113-126. – doi: 10.18334/et.9.1.113868.
12. Морковкин Д.Е., Никогосян В.А., Донцова О.И. Кластерный подход в управлении инновационно-технологическим развитием национальной экономики (на примере Великобритании) // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1911-1928. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111138.
13. Анищенко А.Н. Концептуальные проблемы формирования кластерно-сетевых структур в молочнопродуктовом подкомплексе // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – № 4. – c. 429-440. – doi: 10.18334/ppib.8.4.113254.
14. Ксенофонтова О.Л. Промышленные кластеры как фактор развития региона: теоретический аспект // Экономические науки. – 2015. – № 4(44). – c. 66-71.
15. Кудряшов В.С., Кулев А.Ю. Туристические кластеры: особенности и перспективы их развития // Ученые записки Тамбовского отделения РоСМУ. – 2019. – № 16. – c. 29-36.
16. Лещенко Ю.Г. Кластеризация экономики как фактор региональной экономической безопасности // Микроэкономика. – 2017. – № 4. – c. 29-40.
17. Рябчикова Н.Н. Менеджмент агропромышленного кластера: тенденции и перспективы развития в России // Лидерство и менеджмент. – 2021. – № 4. – c. 555-566. – doi: 10.18334/lim.8.4.113497.
18. Мухамадеев А.Ф. Методические подходы к идентификации кластеров и оценке их влияния на социально-экономическое развитие региона размещения // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 11. – c. 2637-2650. – doi: 10.18334/epp.10.11.111197.
19. Кошелева Т.Н. Направления координации предпринимательского взаимодействия в рамках регионального кластера // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 10. – c. 2517-2528. – doi: 10.18334/epp.10.10.110906.
20. Кошелева Т.Н. Направления формирования механизма сервисного обслуживания в транспортной сфере в рамках регионального кластера // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 1. – c. 359-372. – doi: 10.18334/epp.12.1.113252.
21. Плахотная И.В. Кластерный подход в экономике как фактор развития конкурентоспособности предприятий // Социальная политика и социология. – 2018. – № 5(118). – c. 52-59. – doi: 10.17922/2071-3665-2016-15-5-52-59.
22. Плохих Е.А. Современные тенденции формирования региональных кластеров в России // Экономика и социум. – 2017. – № 3(34). – c. 1099-1103.
23. Савина С.А., Калашников Д.В., Земскова О.М. Развитие регионального агропромышленного кластера на основе государственного и частного партнерства // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 5. – c. 1117-1130. – doi: 10.18334/epp.11.5.112115.
24. Сатторкулов О.Т., Махмудова Г.Р., Турдикулова Г.О. Особенности кластерного развития экономики // Вопросы экономики и управления. – 2018. – № 1(12). – c. 32-34.
25. Андреева Т.А. Совершенствование организационных механизмов реализации мультиагентных проектов в кластерных образованиях // Лидерство и менеджмент. – 2022. – № 2. – c. 553-566. – doi: 10.18334/lim.9.2.114207.
26. Рябчикова Н.Н. Стратегические направления развития кластерно-сетевых структур с целью обеспечения продовольственной безопасности России в условиях восстановления экономики // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – № 1. – c. 33-46. – doi: 10.18334/ppib.8.1.111755.
27. Звягин А.А., Артемьев А.А. Тверской производственно-образовательный кластер на базе ТвГТУ как локомотив инновационной экономики региона // Экономика высокотехнологичных производств. – 2021. – № 1. – c. 43-62. – doi: 10.18334/evp.2.1.111853.
28. Тэпман Л.Н. Предпринимательское управление: зарубежный опыт. / Учеб. пособие для вузов. - Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2019. – 220 c.
29. Донцова О.И. Цифровая трансформация системы управления промышленными кластерами // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 2. – c. 897-910. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114836.
30. Чернявская Ю.А. Модели финансирования кластерных проектов в современных условиях // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2017. – № 7A. – c. 134-142.

Страница обновлена: 24.01.2023 в 08:59:44