Оценка уровня научно-технического и инновационного развития стран – членов Евразийского экономического союза

Захарова В.В.1
1 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 12, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Захарова В.В. Оценка уровня научно-технического и инновационного развития стран – членов Евразийского экономического союза // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 2. – doi: 10.18334/eo.12.2.114651.

Аннотация:
Актуальность статьи обусловлена тем, что динамичное успешное развитие наукоемких отраслей, разработка и производство инновационной высокотехнологичной продукции позволит минимизировать негативный эффект от вводимых в отношении Российской Федерации ограничений. В статье проводится краткий обзор динамики основных показателей, характеризующих научно-техническую и инновационную деятельность в странах-членах ЕАЭС за 2017-2021 годы. Цель исследования заключалась в определении уровня научно-технического и инновационного развития России и ее партнеров на основании анализа таких показателей как расходы на НИОКР и на образование, доли высокотехнологичного экспорта и импорта, публикационная и патентная активности, а также востребованность ВУЗов и доля выпускников ВУЗов в области науки и техники. В результате исследования был сделан вывод о необходимости корректировки совместной инновационной, промышленной и социально-экономической стратегий развития ЕАЭС ввиду сильной дифференциации стран по уровню научно-технического и инновационного развития. При дальнейшем развитии исследования предполагается предложить методику оценки уровня научно-технического и инновационного развития стран-членов ЕАЭС, а также оптимальные инструменты содействия развитию инновационного потенциала в рамках межстранового взаимодействия с учетом введенных санкций. Результаты исследования будут представлять интерес для органов власти всех уровней

Ключевые слова: научно-техническая и инновационная деятельность, индекс инновационного развития, Евразийский экономический союз

Финансирование:
Исследование выполнено в рамках государственного задания ИЭ УрО РАН на 2022 год

JEL-классификация: F15, O31, O32, O33



Введение

С февраля 2022 года Российская Федерация находится в беспрецедентно сложных условиях проведения необходимых преобразований, призванных минимизировать негативный эффект от вводимых в её отношении ограничений. То, насколько успешными окажутся данные преобразования, в существенной мере зависит от прогресса наукоемких отраслей. Функционирование макрорегиональных инновационных систем (например, в ЕАЭС) создает мультипликативный эффект, участники объединения получают возможность ускорить свое технологическое развитие, выявить новые рынки сбыта [1], и взаимодействие с государствами-соседями, поддержка сотрудничества при создании высокотехнологичной продукции будет являться важнейшим фактором перехода на инновационную модель развития в ближайшие годы [2]. В настоящее время экономические стратегии большинства стран изменились в пользу развития их инновационной деятельности под влиянием процесса глобализации и ускорения научного-технического прогресса [3].

Принимая во внимание массу экономических мер запретительного и ограничительного характера в отношении Российской Федерации, очевидно, что процессы разработки и реализации долгосрочной научно-технической политики не только не утратили свою актуальность, но и приобрели для России особую значимость. Развитие инновационной сферы, эффективное управление протекающими процессами становятся критически важными. Вопросы управления инновационной деятельностью рассматривались и анализировались в трудах зарубежных и российских ученых, среди которых можно выделить Йозефа Шумперта [4], Герхарда Менша [5]. Бориса Санто [6], Глазьева С.Ю. [7], Яковца Ю.В. [8], Пригожина А.И. [9], Гохберга Л.М. [10]. Одним из инструментов управления инновациями является оценка параметров инновационного развития с использованием соответствующих числовых показателей. Цель исследования заключается в определении уровня научно-технического и инновационного развития России и ее партнеров на основании анализа отобранных автором показателей: расходы на НИОКР и на образование, доли высокотехнологичного экспорта и импорта, публикационная и патентная активности, а также востребованность ВУЗов и доля выпускников ВУЗов в области науки и техники. Предполагаем, что среди стран-членов ЕАЭС лидирующие позиции по перечисленным показателям займет Российская Федерация. Данное исследование будет основано на анализе и сопоставлении показателей 2016-2021 гг.

Оценка уровня научно-технического и инновационного развития стран-членов ЕАЭС

Позиции Российской Федерации в международном рейтинге Global Innovation Index (GII), рассчитываемом Всемирной организацией интеллектуальной собственности [11], за период с 2017 по 2021 год были достаточно стабильны (рис. 1). Положительный рост показала Республика Беларусь, поднявшись с 88 места в рейтинге 2017 года на 62 место в 2021 году.

Рисунок 1. Динамика рейтингования стран-членов ЕАЭС по уровню инновационного развития за 2017-2021 годы.

Figure 1. Dynamics of the rating of the EAEU member countries by the level of innovative development for 2017-2021.

Источник: рассчитано автором по данным WIPO (2017-2021): Официальный сайт Global Innovation Index [Электронный ресурс]. URL: https://www.globalinnovationindex.org/Home (дата обращения 25.04. 2022).

Создание высокотехнологичных инновационных производств и, как следствие, наращивание несырьевого экспорта с высокой добавленной стоимостью является одним из приоритетных направлений развития ЕАЭС, что нашло отражение в динамичной взаимной торговле высокотехнологичными товарами: [12]. Так, удельный вес высокотехнологичных товаров в объеме взаимной торговли ЕАЭС увеличился с 43,5% в 2019 году до 45% в 2020 году. Для расчетов специалистами Евразийской экономической комиссии использовался перечень высокотехнологичной продукции, приведенный в Приказе Минпромторга России от 16.09.2020 № 3092 «Об утверждении Перечня высокотехнологичной продукции, работ и услуг с учетом приоритетных направлений модернизации российской экономики», в иностранной литературе, в частности при расчете Global Innovation Index, под высокотехнологичным импортом и экспортом понимаются товары, относящиеся к следующим секторам: авиационно-космический; компьютеры и оргтехника; электроника и телекоммуникации; фармацевтика; научные приборы; электрические машины; химия; неэлектрическое оборудование и вооружение. Структура высокотехнологичного экспорта в ЕАЭС представлена на рис. 2. Россия и Беларусь являются основными поставщиками высокотехнологичных товаров в ЕАЭС (15,4 млрд. $ США, 62% и 7,9 млрд. $ США, 31,7% соответственно в 2020 году).

Рисунок 2. Структура высокотехнологичного экспорта ЕАЭС в 2020 году. Источник: [12].

Figure 2. Structure of EAEU high-tech exports in 2020.

Источник: составлено автором по данным Доклада «О состоянии взаимной торговли между государствами-членами Евразийского экономического союза в 2020 году [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/report/Report_2020.pdf (дата обращения 25.04. 2022).

Если же рассматривать экспорт и импорт в целом, то топ-5 групп товаров, экспортируемых из России в страны ЕАЭС и импортируемых в Россию ее партнерами в 2021 году, представлен в таблице 1.

Таблица 1

Топ-5 групп товаров экспорта и импорта стран-членов ЕАЭС в 2021 году

Table 1

Top 5 groups of export and import goods of the EAEU countries in 2021

Страна-партнер России
Экспорт из России в 2021 году
Импорт в Россию в 2021 году
Армения
Экспорт из России в Абхазию составил $280 млн.
В основном экспортировались Минеральные продукты (23,5%), Пищевые продукты, напитки, табак (17,2%), Продукция химической промышленности (11,4%), Машины, оборудование и аппаратура (8,9%),
Металлы и изделия из них (7,2%).
Импорт в Россию из Абхазии составил $70.3 млн.
В основном импортировались Пищевые продукты, напитки, табак (59,7%), Продукты растительного происхождения (28,4%), Текстиль (19,6%), Металлы и изделия из них (0,3%), Машины, оборудование и аппаратура (0,3%).
Беларусь
Экспорт из России в Беларусь составил $21.2 млрд.
В основном экспортировались Минеральные продукты (24,8%), Металлы и изделия из них (15,4%), Машины, оборудование и аппаратура (9,6%), Скрытый раздел (9,1%), Продукция химической промышленности (7,1%).
Импорт в Россию из Беларуси составил $15.6 млрд.
В основном импортировались Продукты животного происхождения (18,4%), Машины, оборудование и аппаратура (15%), Транспорт (13,9%), Металлы и изделия из них (8,2%), Пластмассы, каучук и резина (7,2%), Пищевые продукты, напитки, табак (7,2%).
Казахстан
Экспорт из России в Казахстан составил $18.4 млрд.
В основном экспортировались Металлы и изделия из них (16,6%), Машины, оборудование и аппаратура (15,8%), Минеральные продукты (9,9%), Пищевые продукты, напитки, табак (9,7%), Транспорт (9%).
Импорт в Россию из Казахстана составил $7.09 млрд.
В основном импортировались Минеральные продукты (35,5%), Металлы и изделия из них (33,4%), Продукция химической промышленности (9,1%), Прочие товары (3,1%), Транспорт (3%).
Киргизия
Экспорт из России в Киргизию составил $2.15 млрд.
В основном экспортировались Минеральные продукты (36%), Металлы и изделия из них (13%), Пищевые продукты, напитки, табак (10,6%), Продукция химической промышленности (7,6%), Машины, оборудование и аппаратура (6%).
Импорт в Россию из Киргизии составил $326 млн.
В основном импортировались Металлы и изделия из них (35,3%), Текстиль (15,1%), Продукты животного происхождения (14,4%), Продукты растительного происхождения (9,3%), Машины, оборудование и аппаратура (3,9%).

Источник: составлено автором с использованием данных в источнике: Экспорт и импорт России по товарам и странам (Статистика внешней торговли. По данным ФТС России). [Электронный ресурс]. URL: https://ru-stat.com/countries (дата обращения 25.04. 2022)

Из приведенных данных видно, что в 2021 году превалирующими статьями экспорта из России выступали минеральные продукты (нефть и нефтепродукты), металлы и изделия из них (черные металлы, изделия из черных металлов), что не относится к высокотехнологичным статьям экспорта. Что касается импорта, то большая доля его приходится на продукты животного происхождения, продукты растительного происхождения, пищевые продукты, напитки, табак, текстиль. Среди металлов также преобладают черные металлы и изделия из них, а также медь и изделия из неё из Киргизии.

В тоже время внешнеэкономический фактор необходимо рассматривать шире, чем исключительно как импорт и экспорт высокотехнологичной продукции. Экономика знаний остро нуждается в конкурентоспособных специалистах, развитой системе защиты авторских прав и высоком уровне развития науки и техники для обеспечения условий создания высокотехнологичной продукции. Известно, что прогресс и процветание целых государств обеспечиваются за счет высокой локальной концентрации человеческого и финансового капитала, развития центров знаний и передовой инфраструктуры [13].

Проанализируем финансирование образования и науки, а именно динамику государственных расходов на образование (% от ВВП, рис. 3) и валовых расходов на исследования и разработки (% от ВВП, рис. 4) стран-членов ЕАЭС. Как можно заметить из рисунков 3 и 4, расходы на образование и науку в % от ВВП довольно стабильны.

Рисунок 3. Динамика государственных расходов на образование (% от ВВП).

Figure 3. Dynamics of government spending on education (% of GDP).

Источник: рассчитано автором по данным WIPO (2016-2021): Официальный сайт Global Innovation Index [Электронный ресурс]. URL: https://www.globalinnovationindex.org/Home (дата обращения 25.04. 2022).

Рисунок 4. Динамика государственных расходов на НИОКР (% от ВВП).

Figure 4. Dynamics of government spending on R&D (% of GDP).

Источник: рассчитано автором по данным WIPO (2016-2021): Официальный сайт Global Innovation Index [Электронный ресурс]. URL: https://www.globalinnovationindex.org/Home (дата обращения 25.04. 2022).

Несмотря на высокую стоимость научной инфраструктуры, самый дефицитный ресурс для ускоренного развития науки — кадровый потенциал [14]. Информация об изменении числа ученых и исследователей приведена на сайте Департамента статистики Евразийской экономической комиссии [15]. Из таблицы 2 следует, что численность персона, занятого научными исследованиями и разработками, в 2020 году снизилась по сравнению с 2016 год во всех странах ЕАЭС. При этом 92% от кадрового научного потенциала ЕАЭС сосредоточено в России. Во всех странах ЕАЭС, кроме Казахстана, наблюдается тенденция к уменьшению доли выпускников технических специальностей (в области естественных наук, технологий, инженерии и математики), а высшие учебные заведения Армении и Киргизии за период с 2016 по 2021 годы ни разу не попадали в рейтинг мировых университетов QS World University Rankings (включает 1 300 сильнейших ВУЗов мира). В рейтинге 2022 года Армения представлена одним, Беларусь тремя, Казахстан 14, Россия 48 ВУЗами. ВУЗы Киргизии в 2022 году в указанный рейтинг так и не попали.

Таблица 2

Численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками (тыс. человек)

Table 2

Number of staff involved in research and development (thousand people)

Страна
2016
2017
2018
2019
2020
Армения
4,88
4,82
4,45
4,54
4,5
Беларусь
25,94
26,48
27,41
27,74
25,62
Казахстан
22,99
22,08
22,38
21,84
22,67
Киргизия
4,5
4,3
4,48
4,39
4,5
Россия
722,3
707,9
682,6
682,5
679,3

Источник: составлено автором на основании информации, опубликованной на сайте Евразийской экономической комиссии, вкладка «Число организаций, выполнявших научные исследования и разработки» [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Pages/science.aspx. (дата обращения 25.04. 2022).

Вызывает тревогу и отрицательный рост патентной активности, тогда как система патентования и патентной защиты является ключевым элементом инновационной экономики [16]. В таблице 3 приведена динамика количества заявок на патенты резидентов стран-членов ЕАЭС, поданных в национальное патентное ведомство (на миллиард USD ВВП по ППС).

Таблица 3

Количество заявок на патенты резидентов стран-членов ЕАЭС, поданных в национальное патентное ведомство (на миллиард USD ВВП по ППС)

Table 3

Number of resident patent applications in EAEU filed at a national patent office (per billion PPP$ GDP)

Страна
GII 2016
GII 2017
GII 2018
GII 2019
GII 2020
GII 2021
Армения
5
4,5
5
3,9
3,4
2,8
Беларусь
4,5
4,2
3,3
3,1
3
2,2
Казахстан
4,3
2,9
2,3
2,4
1,7
1,9
Киргизия
7,1
6,4
4,2
6
6
2,8
Россия
6,8
7,9
7
5,8
6
5,7
Источник: рассчитано автором по данным WIPO (2016-2021): Официальный сайт Global Innovation Index [Электронный ресурс]. URL: https://www.globalinnovationindex.org/Home (дата обращения 25.04. 2022).

В таблице 4 приведены показатели публикационной активности за последние 5 лет: количество статей в научных и технических журналах (на миллиард USD ВВП по ППС) и индекс Хирша для указанных статей. Рост этих показателей в совокупности говорить об увеличении качества публикаций.

Таблица 4

Показатели публикационной активности

Table 4

Publication activity indicators

Страна
Показатель
2017
2018
2019
2020
2021
Армения
Количество статей в научных и технических журналах (на миллиард USD ВВП по ППС)
29
25,7
25,2
24,3
21,3
Индекс Хирша
9,9
9,8
9,7
11,2
11
Беларусь
Количество статей в научных и технических журналах (на миллиард USD ВВП по ППС)
6,5
5,3
5,3
5,7
7
Индекс Хирша
9,7
9,5
9,7
10,8
10,6
Казахстан
Количество статей в научных и технических журналах (на миллиард USD ВВП по ППС)
1,8
1,8
1,8
2,1
3,2
Индекс Хирша
3,6
3,5
3,5
5,1
5,3
Киргизия
Количество статей в научных и технических журналах (на миллиард USD ВВП по ППС)
5,6
3,5
3,2
4,7
7,4
Индекс Хирша
1,5
1,4
1,4
3
3,4
Россия
Количество статей в научных и технических журналах (на миллиард USD ВВП по ППС)
8,8
7,2
6,9
7,3
10,6
Индекс Хирша
36,6
36,7
37,4
38,2
37,7
Источник: рассчитано автором по данным WIPO (2016-2021): Официальный сайт Global Innovation Index [Электронный ресурс]. URL: https://www.globalinnovationindex.org/Home (дата обращения 25.04. 2022).

Проведенная оценка показала, что лидером по вкладу в реализацию социально-экономического и инновационного развития среди стран-членов ЕАЭС безусловно является Российская Федерация, что можно считать следствием высокого числа научных учреждений, учреждений высшего образования, а также наукоемких производств, финансовых и трудовых ресурсов. Уровень инновационного развития по странам ЕАЭС сильно дифференцирован, что свидетельствует о необходимости корректировки совместной инновационной, промышленной и социально-экономической стратегий развития ЕАЭС как макрорегиональной экономической системы.

Заключение

Как следует из Декларации о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза (далее – Декларация), одним из ключевых направлений в странах ЕАЭС является формирование «территории инноваций» и стимулирование научно-технических прорывов [17]. При разработке стратегии научно-технического развития стран на долгосрочный период необходимо учитывать потенциал государств – партнеров по Евразийской интеграции. В данной статье были проанализированы показатели научно-технического и инновационного развития стран-членов ЕАЭС за 2017-2021 гг., выявлены направления, показавшие отрицательную динамику. В дальнейшем исследовании предполагается предложить оптимальные инструменты содействия развитию инновационного потенциала в рамках межстранового взаимодействия стран-членов ЕАЭС. Согласно Декларации, для стимулирования прорывов в области инноваций и научно-технической деятельности предполагается объединять усилия по созданию и использованию новых технологий, включая проработку совместных проектов и мероприятий научно-технического развития и по стимулированию проведения совместных научно-исследовательских работ. Определению основных направлений исследований уделяется особое внимание [18], и одним из механизмов стимулирования проведения совместных научно-исследовательских работ в странах Евразийского экономического союза может выступить проведение конкурса инициативных научных проектов по совместно определенным приоритетным для государств-участников темам в условиях санкционных ограничений.


Источники:

1. Захарова В. В. Оценка инструментов содействия развитию инновационного потенциала в рамках межстранового взаимодействия стран-членов ЕАЭС // Наука и бизнес: пути развития. – 2018. – № 11(89). – c. 212-214.
2. Павловская С.В., Шаврук Ю.А. Меры государственной поддержки совместной инновационной деятельности стран-участниц ЕАЭС // Вестник Витебского государственного технологического университета. – 2016. – № 2 (31). – c. 145-155.
3. Растворцева С. Н., Аманалиева А. Б. Анализ национальных инновационных систем на основе метода технологической близости // Журнал экономической теории. – 2020. – № 4. – c. 781-788.
4. Шумпетер Й. Теория экономического развития: Исследования предпринимательской прибыли, капитала, кредита и цикла конъюнктуры. - М.: Прогресс, 1982.
5. Менш Герхард Теория инноваций. - Берлин, Международный институт управления, 1971.
6. Санто Б. Инновация как средство экономического развития. - М.: Прогресс, 1990. – 296 c.
7. Глазьев С. Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса // Экономика. – 2010. – c. 254.
8. Яковец Ю.В. Эпохальные инновации XXI века. - М.: «Издательство Экономика», 2004. – 444 c.
9. Пригожин А.И. Нововведение: стимулы и препятствия (социальные проблемы инноватики). - М.: Политиздат, 1989. – 36 c.
10. Гохберг Л. М., Кузнецова Т. Е. Инновации как основа экономического роста и укрепления позиций России в глобальной экономике // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. – 2012. – № 2. – c. 101-117.
11. WIPO (2021). Global Innovation Index 2021: Tracking Innovation through the COVID-19 Crisis. - Geneva: World Intellectual Property Organization.
12. Доклад О состоянии взаимной торговли между государствами-членами Евразийского экономического союза в 2020 году. - М.:, 2021. – 65 c.
13. Абашкин В.Л., Абдрахманова Г. И., Бредихин С.В. Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации. Выпуск 7. / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». - М.: НИУ ВШЭ, 2021. – 274 c.
14. Кокшаров В. А., Агарков Г. А. Международная научная миграция: прогресс или угроза научно-технической безопасности России // Экономика региона. – 2018. – № 1. – c. 243-252. – doi: 10.17059/2018–1–19.
15. Сайт Департамента статистики Евразийской экономической комиссии. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Pages/science.aspx (дата обращения: 19.04.2022).
16. Захарова В. В., Сандаков А.В. .Оценка эффективности инвестиций в патентование // Вестник научных конференций. – 2018. – № 7-1(35). – c. 46-49.
17. «Декларация о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза» (Принята в г. Санкт-Петербурге 06.12.2018). [Электронный ресурс]. URL: https://docs.eaeunion.org/docs/ru-ru/01422031/ms_10122018 (дата обращения: 24.04.2022).
18. Захарова В.В. Анализ основных направлений усиления позиций России в международном научно-техническом и инновационном сотрудничестве // Креативная экономика. – 2021. – № 8. – c. 3143–3154. – doi: 10.18334/ce.15.8.113404.

Страница обновлена: 29.04.2022 в 20:26:29