Знаниевые экосистемы как доминирующий подход формирования новых моделей управления

Абузярова М.И.1
1 Самарский Государственный Экономический университет, Россия, Самара

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 12 (Декабрь 2021)

Цитировать:
Абузярова М.И. Знаниевые экосистемы как доминирующий подход формирования новых моделей управления // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 12. – С. 2659-2670. – doi: 10.18334/epp.11.12.113960.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=47943140

Аннотация:
В статье рассматриваются основы формирования знаниевых экосистем в условиях перехода к новому этапу технологической революции. Определены основные направления в области исследования экосистем: экосистема организации, экосистема инноваций, экосистема платформы. развитие экосистемы зависит от качества взаимосвязи всех ее участников. Также, в статье затронуты вопросы управления экосистемами. Определена архитектура интегрированной системы стратегического управления экосистемой. Проведенное исследование доказывает всестороннее преимущество развития знаниевых экосистем как системы экономических отношений стейкхолдеров в пространственной или виртуальной форме. Развитие знаниевых экосистем характеризуется возможно в случае общности экономических интересов ключевых участников по созданию новых ценностей на основе знаний и обеспечены активными социальными связями множества субъектов, вовлеченных в производство и потребление продуктов. Результаты исследования могут быть интересны руководителям организаций, осуществляющим деятельность в участвующих в цифровой трансформации, а также студентам и аспирантам, интересующимся данной темой.

Ключевые слова: знаниевые экосистемы, управление экономическими системами, стейкхолдеры, система экономических отношений, экономическое развитие

JEL-классификация: M11, D83, O10



Введение. В современных условиях отчетливо прослеживаются структурные преобразования во всех сферах экономических отношений, обусловленные новым этапом технологической революции, исчерпанием потенциала экспортно-сырьевой модели экономического развития и возрастанием роли человеческого капитала как основного фактора экономического развития. Стремительными темпами происходит развитие и появление новых рынков, отраслей, креативных продуктов, профессий, катализатором чего являются трансформационные процессы, основанные на многопрофильных знаниях, кросскультурных коллаборациях между регионами и отраслями, развитии инфраструктуры, цифровых платформ и инновационных моделей взаимодействия участников рынка. Цифровые технологии приводят к тому, что увеличиваются скорости изменений на макро- и микроуровне, сокращаются жизненные циклы инноваций, стираются отраслевые и территориальные границы. Эти тенденции приводят к необходимости стремительного реагирования на вызовы, изменения управленческой ментальности и управленческих моделей.

Актуальность данной статьи обусловлена тем, что в настоящее время требуются принципиально новые организационные и управленческие подходы и модели, позволяющие эффективно осуществлять цифровую трансформацию, стимулировать развитие инновационной деятельности, расширить возможности системы управления знаниями, способствовать инициации и реализации проектов в цифровой среде и др. Доминирующим подходом формирования новых моделей управления в таких условиях становится рассмотрение знаниевых экосистем как открытых систем, объединяющих в себе участников, осуществляющих между собой обмен знаниями, информацией, технологиями, а также способных к взаимному стимулированию разработки, освоения и внедрения инноваций. Такое объединение позволяет акторам повысить уровень адаптации к изменяющимся условиям и дает возможность масштабировать успешные связи и решения. Производство и управление знаниями в экосистемах требует управления и стимулирования, а также обуславливает необходимость создания теоретической базы для разработки методологии управления знаниевыми экосистемами, в том числе способными создавать креативный продукт.

Вопросами изучения формирования и развития экосистем в разных областях рассматривались большим количеством ученых, среди которых: А. Текелей [1] (Tansley, 1939), А. Виллис [2] (Willis, 1997), Е. Одум [3] (Odum, 1957), Дж. Моор [4] (Moore, 1993), М.Г. Якобидес [5] (Jacobides, Cennamo, Gawer, 2018), среди российских ученых следует выделить работы Ю.М. Анаткина [6] (Anatkin, Karpov, Konyavskiy, Yasinovskaya, 2017), С.В. Дорошенко [7] (Doroshenko, Shelomentsev, 2017), И.В. Денисова [8] (Denisov, Polozhishnikova, Kuttybaeva, Petrenko, 2020), Г.Б. Клейнера [9] (Kleyner, Rybachuk, Karpinskaya, 2020), И.Д. Котлярова [17] (Barabash, 2007), Е.С. Петренко [11] (Petrenko, Denisov, Mazhitova, Dzhazykbaeva, Polozhishnikova, 2020), Е.В. Попова [12] (Popov, Simonova, Chelak, 2020), Т.О. Толстых [13] (Tolstyh, Agaeva, 2020), Фоменко Н.М. [14] (Fomenko, 2015) и ряд других авторов.

Проблемы управления исследуемыми экосистемами в отечественной экономике приобретают особенную актуальность в условиях нарастающей неопределенности внешней среды, ускорения технологических инноваций и увеличения ценности знаний в достижении глобальной конкурентоспособности.

Целью данного исследования является методическое обоснование применения знаниевых экосистем как доминирующего подхода формирования новых моделей управления в современных условиях.

Новизна исследования заключается в раскрытии специфики знаниевой экосистемы как обособленной формы межсубъектных отношений, которые формируются общностью экономических интересов по созданию новых ценностей на основе знаний и обеспечены активными социальными связями участников.

Современная концепция экосистем в экономике прошла долгий путь эволюционного развития от осознания сложной природы взаимоотношений внутри экономических систем, переноса модели живой природы и создания «живой модели» экономической среды до выделения в теории общего менеджмента в отдельный субъект управления, конвергенции с другими предметными областями менеджмента и оформления как ведущей концепции на современном этапе, и анализируя определения экосистемы с позиции теории в экономической научной среде, можно увидеть различные позиции исследователей. Сложившаяся на настоящее время типология экосистем позволила выделить три основных вида, которые могут как существовать самостоятельно, так и эволюционировать друг в друга (рис. 1).

Рисунок 1. Основные направления в области исследования экосистем

Источник: [5, 9, 12, 13] (Jacobides, Cennamo, Gawer, 2018; Kleyner, Rybachuk, Karpinskaya, 2020; Popov, Simonova, Chelak, 2020; Tolstyh, Agaeva, 2020).

Экосистема организации. Первоначально экосистемы рассматривались как совокупность хозяйствующих субъектов различной природы, масштаба деятельности и уровня управления, взаимодействующих друг с другом и развивающиеся под воздействием совокупности внешних факторов, на которые они, в свою очередь, оказывают воздействие. Основная тематика исследований сосредоточена на изучении возможностей развития новых предприятий, коллабораций и стартапов, которые открываются для организаций, взаимодействующих в экосистеме.

Экосистема инноваций. При изучении инноваций в экосистемах акцент делается на сотрудничестве, позволяющем предложить потребителю целостное решение. Инновационные экосистемы позволяют создать продукт, ориентированный на потребителя и обладающий для него уникальной ценностью. В экосистемах, производящих инновации, эффект достигается не только через прямое взаимодействие, но и через «комплиментаторов», позволяющих дополнять и увеличивать фокусные инновации.

Экосистемы на основе инноваций являются по своей природе знаниевыми экосистемами, поскольку в их основе лежит генерация знаний и реализация на их основе инноваций.

Исследования в знаниевых экосистемах направлены на поиск механизмов генерации знаний и инструментов реализации инноваций. Поскольку основой функционирования любой экосистемы является циркуляция потока ресурсов, то в знаниевых системах таким ресурсом являются знания, которые, приобретая инновационную форму, позволяют иметь дополнительные преимущества и формировать основу развития.

На уровне такой системы отношения между участниками развиваются по принципу «каждый с каждым» и формируются вокруг генерации знаний и обеспечения благоприятной среды людям как источнику знаний. Свободный обмен социальными знаниевыми ресурсами позволяет достичь первоначального уровня синергии и проявления в экосистеме свойства эмерджентности. Активное и постоянное взаимодействие участников знаниевой экосистемы ведет к возникновению неформальных институтов, которые действуют одновременно с формальными. Мы расширяем содержание понятия «знаниевая экосистема», рассматривая неразрывно социальную и экономическую составляющие и считая индивидуумов главным системообразующим фактором и главным субъектом.

Знаниевая экосистема является самостоятельным объектом управления, осуществляющим свою деятельность в пространственной или виртуальной форме с учетом общности экономических интересов по созданию новых ценностей на основанных на генерировании знаний и обеспеченных активными коммуникациями между ее субъектами, вовлеченными в производство и потребление знаниевых продуктов и образующих уникальную целостность и единство процессов жизнедеятельности.

Экосистемы на основе платформы представляют прогнозный этап развития знаниевых систем, который реализуется и в настоящий момент. На таких цифровых платформах знания имеют возможность быстрой генерации и капитализации в форме инноваций. Модель развития платформенной экосистемы основана на транзакции знаний и генерации ценностей. Экосистемные платформы определяют границы масштабом временной динамики и могут функционировать как «полурегулируемые рыночные площадки» или «многосторонние рынки».

В современных условиях развитие экосистемы зависит от качества взаимосвязи всех участников сети. В процессе управления знаниевыми экосистемами, а впоследствии и экосистем платформ, становится необходимым оценивать эффективность взаимоотношений, складывающуюся под влиянием определенных групп факторов, среди которых автором предлагается выделить три основные группы:

1) психологические факторы – ценность взаимоотношений, доверие и приверженность участников взаимодействия [16] (Serebryakova, Musaelyan, Nezamaykin, 2015);

2) поведенческие факторы, обусловленные поведением участников;

3) экономические факторы – число и характер взаимодействий, их ценность с точки зрения участников и региона.

Управление экосистемой возможно рассматривать только как управление взаимодействием, направленное на осуществление его целей при соблюдении интересов всех участвующих сторон.

Можно констатировать, что в современной системе управления экосистемами возникают новые реалии (рис. 2).

Рисунок 2. Особенности функционирования экосистем

Источник: составлено автором.

Влияние этих факторов обеспечивает трансформацию традиционных систем в бизнес-экосистему, образованную взаимодействием внутренних и внешних стейкхолдеров, обладающих устойчивыми связями. Интенсивность и длительность связей между участниками экосистемы зависит от умения выстраивать партнерские отношения, поскольку развитие каждой организации определяется результатами функционирования других. Более того, происходит усиление взаимосвязей и перевод их в плоскость взаимодействия.

Следовательно, управленческий цикл экосистемы должен быть ориентирован на достижение баланса предпочтений участников взаимодействия.

Знаниевая экосистема должна обеспечивать сопряженное стратегическое развитие всех участников системы, которое должно быть основано на едином видении, разделяемом всеми ее членами. Переход на принципы взаимодействия и партнерства в знаниевом управлении обуславливает развитие нового вида планирования, основанного на сопричастности, предполагающего реальное участие в планировании развития основных стейкхолдеров. Такое планирование строится на выявлении и согласовании интересов заинтересованных участников развития, т. е. планирование превращается в новый институциональный механизм взаимодействия всех субъектов развития экосистемы.

Таким образом, управление знаниевой экосистемой в современных условиях превращается в управление системой интересов и вкладов различных стейкхолдеров. С этой целью необходимо определить степень единства ценностей платформы участников и ясность понимания ключевых факторов. Среди основных факторов для оценки единства ценности автором предлагаются: стратегическое видение, траектория развития, понимание конкурентных преимуществ, методы достижения целей, способы оценки результатов, приоритеты деятельности, наличие совместных ценностей и др.

Если, по мнению экспертов, ясность имеется в достаточной степени, то возможна интеграция. Если нет, необходимо провести дополнительные мероприятия по ее достижению.

Традиционные механизмы управления экосистемами зачастую становятся неадекватными существующим условиям и неуклонно снижают эффективность их функционирования. Правильно сформированная интегративная система может позволить устранить эту неадекватность.

Исходя из этого, мы предлагаем следующую архитектонику интегрированной системы стратегического и знаниевого управления развитием экосистемы (рис. 3).

Развитие управления экосистемами возможно при управлении взаимосвязями между ее участниками. Усиливается необходимость перехода к формированию концепции интеграции стратегического и знаниевого управления на основе новых механизмов взаимодействия участников в экосистеме, охватывающих:

¾ построение стратегического профиля и определение ресурсных возможностей экосистемы;

¾ разработку стратегии развития на принципах коммуникативного планирования;

¾ исследование силы, качества и устойчивости взаимодействий заинтересованных участников и их влияние на конкурентоспособность экосистемы;

¾ выбор требуемых форм интеграции участников и диверсификация инструментов управления;

¾ переход от конкуренции к партнерству стейкхолдеров;

¾ переориентация труда в регионе – повышение общего уровня образования и квалификации человеческих ресурсов.

Рисунок 3. Архитектура интегрированной системы стратегического управления экосистемой

Источник: составлено автором.

Заключение. Знаниевая экосистема выступает самостоятельным объектом управления, как обособленная в пространственной или виртуальной форме система экономических отношений, которые формируются общностью экономических интересов по созданию новых ценностей на основе знаний и обеспечены активными социальными связями множества субъектов, вовлеченных в производство и потребление знаниевых продуктов и образующих уникальную целостность и единство процессов жизнедеятельности. Таким образом, для развития экосистемы необходимо решение следующих проблем:

¾ формирование триады «идеология – ценности – цели развития» и обеспечение баланса интересов ключевых участников;

¾ формирование эффективного механизма горизонтального и вертикального взаимодействия экосистем с федеральным центром;

¾ развитие территориального разделения труда;

¾ создание единого рыночного пространства;

¾ активизация межрегиональных связей;

¾ борьба с экономическим и политическим сепаратизмом [17] (Barabash, 2007);

¾ разделение ответственности между всеми участниками процесса развития отдельных экосистем.

При трансформации системы управления знаниевыми экосистемами преобразования должны осуществляться в направлении интеграции стратегического управления, определяющего развитие всей экосистемы и управления производством в ней знаний как главного ресурса. Необходимо обеспечить формирование системы целей, достигаемых как за счет стратегического, так и знаниевого управления, и осуществить правильную расстановку приоритетов.


Источники:

1. Tansley A.G. The British Islands and their vegetation. - Cambridge: Cambridge University Press, 1939. – 228 p.
2. Willis A.J. The ecosystem: an evolving concept // Functional Ecology. – 1997. – № 2. – p. 268-271. – doi: 10.1111/j.1365-2435.1997.00081.x.
3. Odum E.P. The ecosystem approach in the teaching of ecology illustrated with sample class data // Ecology. – 1957. – p. 531-535. – doi: 10.2307/1929901.
4. Moore J.F. Predators and prey: a new ecology of competition // Harvard Business Review. – 1993. – № 3. – p. 75-86.
5. Jacobides M.G., Cennamo C., Gawer A. Towards a theory of ecosystems // Strategic manage-ment journal. – 2018. – № 8. – p. 2255-2276. – doi: 10.1002/smj.2904.
6. Анаткин Ю.М., Карпов О.Э., Конявский В.А., Ясиновская Е.Д. Цифровая экономика: Концептуальная архитектура экосистемы цифровой отрасли // Бизнес-информатика. – 2017. – № 4(42). – c. 17-28. – doi: 10.17323/1998-0663.2017.4.17.28 .
7. Дорошенко С.В., Шеломенцев А.Г. Предпринимательская экосистема в современных социоэкономических исследованиях // Журнал экономической теории. – 2017. – № 4. – c. 212-221.
8. Денисов И.В., Положишникова М.А., Куттыбаева Н.Б., Петренко Е.С. Цифровые предпринимательские экосистемы: бизнес платформы как средство повышения эффективности // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 1. – c. 45-56. – doi: 10.18334/vinec.10.1.100662 .
9. Клейнер Г.Б., Рыбачук М.А., Карпинская В.А. Развитие экосистем в финансовом секторе России // Управленец. – 2020. – № 4. – c. 2-15. – doi: 10.29141/2218-5003-2020-11-4-1 .
10. Котляров И.Д. Экосистема: новые способы взаимодействия компании с работниками, клиентами и широкой публикой // Вестник НГУЭУ. – 2013. – № 4. – c. 54-68.
11. Петренко Е.С., Денисов И.В., Мажитова С.К., Джазыкбаева Б.К, Положишникова М.А. Менеджмент предпринимательской деятельности: «экосистема» как новое представление экономических отношений // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 3. – c. 601-614. – doi: 10.18334/epp.10.3.100596 .
12. Попов Е.В., Симонова В.Л., Челак И.П. Оценка развития инновационных экосистем // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 2359-2374. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111098 .
13. Толстых Т.О., Агаева А.М. Экосистемная модель развития предприятий в условиях цифровизации // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. – 2020. – № 1(33). – c. 37-19. – doi: 10.21685/2227-8486-2020-1-3.
14. Фоменко Н.М. Информационные технологии в процессе управления знаниями // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2015. – № 1(185). – c. 80-85.
15. Korhonen J., Snäkin J.-P. Analysing the Evolution of industrial ecosystems: concepts and application // Ecological Economics. – 2005. – № 2. – p. 169-186. – doi: 10.1016/j.ecolecon.2004.07.016.
16. Серебрякова Г.В., Мусаелян И.К., Незамайкин И.В. Методология ценностного управления социально-экономическими системами. / Монография. - Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2015. – 104 c.
17. Барабаш Д.А. Совершенствование механизма устойчивости бизнес-процессов как фактора экономической безопасности региональной экономики (на материалах ставропольского края). / диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. - Ставрополь, 2007. – 183 c.

Страница обновлена: 10.05.2022 в 00:18:22