Распространение цифровых технологий среди малых и средних форм хозяйствующих субъектов в Российской Федерации

Назаренко А.А.1
1 Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Назаренко А.А. Распространение цифровых технологий среди малых и средних форм хозяйствующих субъектов в Российской Федерации // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113671.

Аннотация:
Цифровизация крайне важна для всех видов предпринимательских субъектов, но, в особенности, для малых форм, так как предоставляет инструменты, с помощью которых малые и средние фирмы компенсируют ограничения, обусловленные их относительно небольшим размером. Поскольку в официальной статистике не представлены данные, непосредственно отражающие уровень распространения цифровых технологий среди субъектов МСП, нами предложена альтернативная методика оценки на основе данных об использовании информационных и коммуникационных технологий в распределении организаций по величине численности работников списочного состава. Проведенный анализ показал, что малые и средние предприятия отстают в освоении и внедрении цифровых технологий по сравнению с крупными фирмами. Разрыв увеличивается, когда технологии становятся более сложными (например, разрыв в использовании сети Интернет между малыми и средними и крупными фирмами меньше, чем в использовании CRM-, ERP- и SCM-систем). Затраты на внедрение и использование цифровых технологий также прямо пропорционально увеличиваются с размером фирм. Полученные выводы послужат основой дальнейшей работы по исследованию процесса цифровизации малых и средних форм хозяйствующих субъектов.

Ключевые слова: малые и средние предприятия, цифровизация, цифровая экономика, информационные и коммуникационные технологии, Интернет, программное обеспечение

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г.В. Плеханова».

JEL-классификация: L26, M21, O31, O33, L86



Введение

Цифровизация крайне важна для малого и среднего предпринимательства (далее - МСП). Она является инструментом, помогающим бизнесу преодолевать барьеры, связанные с относительно небольшим размером фирм. Цифровые технологии, такие как анализ больших данных, искусственный интеллект, блокчейн обеспечивают большую дифференциацию продуктов, лучшую интеграцию систем цепочки поставок и реализацию новых бизнес-моделей [14] (Leendertse, Schrijvers, Stam, 2020). Цифровизация существенно изменила рыночные условия, сократив эффективный размер фирмы.

В результате цифровой трансформации изменяются условия ведения бизнеса, в которых действует предприятие. Согласно исследованию ОЭСР, посвященному цифровой трансформации МСП, можно выделить 6 внешних компонентов, влияющих на деятельность фирмы, которые качественно изменяются при цифровой трансформации [17] (OECD, 2021). Так, цифровизация позволяет снизить операционные издержки, связанные с рыночной деятельностью, упрощает доступ к информации и сетям коммуникации. Отдельно выделяется политическое управление, которое составляет рамочную среду для остальных компонентов.

Рис. 1. Компоненты цифровой трансформации МСП

Распространение и развитие информационных технологий создает новые возможности доступа МСП к необходимым для развития стратегическим ресурсам [7] (Zemtsov, Mikhailov, 2021). Так, с развитием рынка финансовых технологий финтех-компании становятся альтернативой традиционным финансовым организациям. Процесс найма персонала также стал гораздо проще после появления специализированных цифровых сервисов. Посредством цифровой трансформации расширяется доступ к инновационным активам, таким как сами технологии, данные и т.д., а также снижается важность физического расстояния для распространения инноваций.

Цифровые технологии меняют и институциональную среду. Электронное правительство и онлайн-платформы облегчают для предпринимателей получение государственных услуг в широком спектре областей: от регистрации бизнеса до соблюдения налогового законодательства [11] (Sulzhenko, 2020).

Тем не менее, исследователи отмечают, что на сегодняшний день в России нет условий для стихийного становления зрелой цифровой экономики, развитие которой во многом основано на цифровой активности предпринимательского сообщества [5] (Barinova, Zemtsov, Tsareva, 2020). Малые и средние предприятия составляют примерно 73,4% от общего числа зарегистрированных предприятий в России, при этом, по данным Росстата, их вклад в ВВП не столь значителен – лишь 20% по данным на 2020 год. Цифровая трансформация МСП послужила бы драйвером развития не только данного сектора, но в экономики России в целом [10] (Sedova, Nazarenko, 2019).

В рамках данной статьи мы сосредоточимся на отборе показателей и проведении первичной оценки уровня распространения информационных технологий среди малых и средних форм хозяйствующих субъектов в России.

Анализ распространения цифровых технологий среди малых и средних форм хозяйствующих субъектов в Российской Федерации

В официальной статистике не представлены данные, непосредственно отражающие уровень распространения цифровых технологий среди субъектов МСП в Российской Федерации. В связи с этим нами были проанализированы данные об использовании информационных и коммуникационных технологий в организациях в распределении по величине численности работников списочного состава, на основании чего сделаны выводы об уровне цифровизации малых и средних форм хозяйствующих субъектов в сравнении со среднероссийским показателем и показателем крупных фирм.

Категория субъекта МСП (микропредприятие, малое предприятие и среднее предприятие) определяется на основании критериев, установленными Федеральным законом от 24 июля 2007 года № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» и Постановлением Правительства Российской Федерации от 04 апреля 2016 года № 265 «О предельных значениях дохода, полученного от осуществления предпринимательской деятельности, для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства».

Табл. 1. Действующие критерии отнесения хозяйствующих субъектов к МСП в России

Категория субъектов МСП
Среднесписочная численность
Доход предприятия
Микропредприятие
до 15 человек
до 120 млн. рублей
Малое предприятие
до 100 человек
до 800 млн. рублей
Среднее предприятие
от 101 до 250 человек
до 2 млрд. рублей
Источник: составлено автором по материалам [1, 2]

Таким образом, условно отнесем к малым и средним формам хозяйствующих субъектов предприятия, среднесписочная численность работников которых не превышает 250 человек в соответствии с распределением, представленным в табл. 1.

С целью проведения анализа использования информационных и коммуникационных технологий в организациях, в том числе среди малых и средних форм, нами были выбраны следующие направления:

· использование сети Интернет;

· использование CRM-, ERP-, SCM-систем;

· затраты на внедрение и использование цифровых технологий.

Выбор данных показателей обусловлен тем, что они отражают степень готовности предприятий к развитию в сфере цифровых технологий: использование сети Интернет - необходимая база, платформа цифрового развития; использование CRM-, ERP-, SCM-систем - свидетельство автоматизации процессов. Третий компонент – непосредственные затраты предприятий на внедрение и использование цифровых технологий.

На протяжении с 2010 года в России не только стабильно растет использование сети Интернет среди организаций, но и наблюдается постепенный полный переход организаций на широкополосный доступ (рис. 2).

Рис. 2. Доля организаций, использовавших Интернет* / широкополосный доступ к сети Интернет, в общем числе обследованных организаций по Российской Федерации за 2010-2020 гг., процентов

Источник: составлено авторами по материалам официального сайта Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 15.09.2021).

* Данные об организациях, использовавших Интернет, за 2020 год отсутствуют.

Высокоскоростная широкополосная связь является необходимым условием цифровой трансформации МСП [3] (Abdrakhmanova, Vishnevsky, Gokhberg et. all, 2021). Под широкополосным доступом к сети Интернет в данном случае подразумевается высокоскоростной доступ, обеспечивающий непрерывное подключение к сети Интернет со скоростью 256 Кбит/с и выше в одном или двух направлениях. Высокая скорость доступа к сети необходима для полноценного использования различных Интернет-ресурсов. Кроме того, различия в уровнях скорости сказывается на качестве предоставляемого клиентам сервиса.

Использование Интернета преобладает в крупных фирмах, нежели в малых и средних (табл. 2). Наибольшие разрыв наблюдается в отношении использования Интернета в коммерческих целях. Согласно исследованию СберИндекса, содержащему оценку изменения поведения потребителей в результате пандемии COVID-19, выросла доля покупок, совершаемых онлайн [12] (SberIndex, 2021). Данный тренд сохранился и после частичного снятия ограничений, связанных с пандемией. Полностью в онлайн преимущественно перешли те, кто и до пандемии периодически участвовал в онлайн транзакциях. Очевидно, что большинство крупных компаний имеет свой веб-сайт, являющийся не столько каналом продажи, сколько инструментом позиционирования бренда фирмы. Использование Интернета в коммерческих целях малым и средним бизнесом зависит в большей степени от необходимости, обуславливаемой отраслью. Однако, поскольку бизнес имеет тенденцию подстраиваться под поведение потребителей, в ближайшие годы стоит ждать роста использования Интернета в коммерческих целях малыми и средними фирмами.

Табл. 2. Число организаций, использовавших Интернет, в распределении по величине численности работников списочного состава по Российской Федерации в целом в 2019 году


В целях общего характера
Для взаимодействия с органами гос. управления
В коммерческих целях
Число обследованных организаций
Ед.
%
Ед.
%
Ед.
%
Всего
224 141
91%
197 914
80%
184 504
75%
246 754
≤ 50 чел.
152 402
88%
129 828
75%
117 984
68%
173 287
51 - 100 чел.
24 779
97%
23 106
91%
22 437
88%
25 469
101 - 200 чел.
20 269
98%
19 253
93%
18 840
91%
20 759
201 - 250 чел.
5 396
98%
5 164
94%
5 028
91%
5 510
251 - 500 чел.
11 301
98%
10 883
94%
10 646
92%
11 590
501 - 1 000 чел.
5 983
99%
5 764
95%
5 679
94%
6 071
1 001 - 5 000 чел.
3 682
99%
3 593
96%
3 571
96%
3 737
5 001 - 10 000 чел.
236
99%
232
97%
227
95%
238
> 10 000 чел.
93
100%
91
98%
92
99%
93
Источник: составлено авторами по материалам официального сайта Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 15.09.2021).

Использование Интернета для взаимодействия с органами государственного управления более однородно распространено среди фирм разных размеров, поскольку все больше государственных сервисов получают свои цифровые площадки, а их использование бизнесом позволяет сократить бюрократическую волокиту. Россия занимает 36 место в глобальном рейтинге ООН по развитию электронного правительства (EGDI) в 2020 году (из 193) [15], (United Nations, 2020). Большая доступность данных и инструментов их анализа может использоваться не только частными компаниями в коммерческих целях, но и правительствами с целью адаптации своих инструментов и повышения эффективности государственной политики в отношении МСП.

Цифровизация многогранна, что предполагает использование широкого спектра технологий с целью трансформации бизнес-процессов и расширения корпоративных ИТ-возможностей [9] (Loginovsky, Shestakov, Gallai, 2019).

Рис. 3. Доля организаций, использовавших ERP, CRM и SCM-системы, в общем числе обследованных организаций по Российской Федерации за 2010-2020 гг., процентов

Источник: составлено авторами по материалам официального сайта Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 15.09.2021).

Наибольшее распространение среди представленных на рис. 3 информационных систем управления в России имеют ERP-системы, которые предоставляют программные инструменты для структуризации и управления внутренними и внешними информационными потоками: от человеческих ресурсов до бухгалтерского учета и продаж (рис. 3). CRM-системы представляют собой программное обеспечение для управления взаимоотношениями с клиентами (как фактическими, так и потенциальными) [6] (Zakharova, Ivanov, Kokoulina et. all, 2021). SCM-системы, в свою очередь, используются для управления цепочками взаимодействия между собственными сотрудниками фирмы и поставщиками. В связи со спецификой использования преимущественно в логистических и производственных процессах данный тип систем имеет наименьшее распространение.

C 2010 по 2019 гг. в России наблюдался рост использования программных систем управления организациями. Подобные системы повышают эффективность работы организации, поскольку автоматизируют планирование, инвентаризацию, закупки и другие бизнес-функции [13], (Andrews, Nicoletti, Timiliotis, 2018). Причинами снижения показателя в 2020 году могут являться последствия вызванного пандемией COVID-19 падения экономики: сокращение числа фирм и сокращение внутренних затрат организаций, в т.ч. на лицензионное программное обеспечение [8] (Kokorev, 2021).

Табл. 3. Число организаций, использовавших ERP-, CRM- и SCM-системы, в распределении по величине численности работников списочного состава по Российской Федерации в целом в 2019 году


Число организаций, имевших
Число обследованных организаций
ERP-системы
CRM-системы
SCM-системы
Ед.
%
Ед.
%
Ед.
%
Всего
36 462
15%
34 203
14%
16 384
7%
246 754
≤ 50 чел.
21 609
12%
21 975
13%
11 130
6%
173 287
51 - 100 чел.
3 649
14%
3 496
14%
1 549
6%
25 469
101 - 200 чел.
3 513
17%
3 244
16%
1 342
6%
20 759
201 - 250 чел.
1 100
20%
898
16%
344
6%
5 510
251 - 500 чел.
2 711
23%
2 051
18%
863
7%
11 590
501 - 1 000 чел.
1 945
32%
1 312
22%
583
10%
6 071
1 001 - 5 000 чел.
1 701
46%
1 077
29%
487
13%
3 737
5 001 - 10 000 чел.
162
68%
99
42%
52
22%
238
> 10 000 чел.
72
77%
51
55%
34
37%
93
Источник: составлено авторами по материалам официального сайта Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 15.09.2021).

Наблюдается существенный разрыв в использовании программного обеспечения для управления процессами между фирмами в зависимости их размера (табл. 3). Представленное распределение также имеет ярко выраженный экспоненциальный характер, как и в случае с использованием Интернета – ERP-, CRM- и SCM-системы применяются чаще в крупных фирмах, чем в средних и малых. На практике фирмы внедряют подобного рода системы, когда достигают критического размера, что позволяет им справляться со сложностью обработки информационных потоков [4], (Avdeeva, Tsysov, 2020). Малые фирмы зачастую адоптируют под свои нужды такие программные средства, как Excel и Word, что проигрывает в качестве обработки информации и количестве затрачиваемого времени.

Рис. 4. Затраты на внедрение и использование цифровых технологий в распределении организаций по величине численности работников списочного состава, в процентах от общего объема затрат по Российской Федерации в целом в 2019 году

Источник: составлено авторами по материалам официального сайта Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/ (дата обращения: 15.09.2021).

У МСП меньше финансовых ресурсов для освоения цифровых технологий (рис. 4). Большая часть совокупных затрат на внедрение и использование цифровых технологий приходится на долю организаций, списочная численность которых находится в интервале от одной до пяти тысяч человек (37%). Это отчасти объясняется распределением данного показателя по видам экономической деятельности: 27,8% - деятельность головных офисов и деятельность по управлению холдинг-компаниями; 21,5% - сектор информационно-коммуникационных технологий; 17,5% - организации, оказывающие финансовые услуги. Разрыв в показателе затрат на внедрение и использование цифровых технологий у относительно малых форм хозяйствующих субъектов по сравнению с крупными фирмами является характерной особенностью для всех направлений затрат по внедрению и использованию цифровых технологий. При этом вне зависимости от размера фирмы от 70 до 85% затрат составляют внутренние затраты. Основу данной категории составляют:

· приобретение машин и оборудования, связанных с цифровыми технологиями, а также на их техническое обслуживание (30-40% от общего объема затрат);

· приобретение программного обеспечения, его адаптацию и доработку (15-25%);

· оплата услуг электросвязи (10-20%).

Внешние затраты в основном связаны с арендой, адаптацией, технической поддержкой и обновлением программного обеспечения.

Выводы

Таким образом, по сравнению с крупными фирмами малые и средние предприятия отстают в цифровой трансформации. Доля организаций, использующих Интернет, а также ERP-, CRM- и SCM-системы, среди малых фирм ниже среднероссийского значения, показатель средних фирм пограничен.

Существует сравнительно небольшой разрыв в показателях использования сети Интернет между малыми, средними и крупными фирмами. Наиболее равномерно распространено электронное взаимодействие с государством. Разрыв между фирмами в области внедрения и использования цифровых технологий увеличивается, когда последние становятся более сложными, что показательно на примере использования ERP-, CRM- и SCM-систем. Большая часть затрат на внедрение и использование цифровых технологий также приходится на крупные субъекты предпринимательства, нежели на средние и малые.

Подобный разрыв в освоении цифровых технологий, прямо пропорциональный размеру бизнеса, характерен не только для Российской Федерации, в странах ОЭСР наблюдается схожая картина [17] (OECD, 2021). Тем не менее, в малом и среднем бизнесе уже началась и продолжается цифровая трансформация. Исследователи отмечают, что модели диффузии относительно схожи между малыми, средними и крупными фирмами, последние лишь быстрее движутся по кривой [16] (OECD, 2019). Вместе с тем, представляет целесообразность использование дифференцированного подхода как при изучении вопроса цифровой трансформации предпринимательского сектора, так и при разработке мер государственной политики по вопросу развития цифровой экономики.


Источники:

1. Федеральный закон от 24.07.2007 г. № 209-ФЗ (ред. от 02.07.2021 г.) «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_52144/ (дата обращения: 15.09.2021).
2. Постановление Правительства Российской Федерации от 04.04.2016 г. № 265 «О предельных значениях дохода, полученного от осуществления предпринимательской деятельности, для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_196415/ (дата обращения: 15.09.2021).
3. Абдрахманова Г. И., Вишневский К. О., Гохберг Л. М. и др. Индикаторы цифровой экономики: 2021. / статистический сборник. - НИУ ВШЭ, 2021.
4. Авдеева И.Л., Цысов А.С. Современный анализ и перспективы развития цифровых технологий в промышленных экономических системах // Естественно-гуманитарные исследования. – 2020. – № 2 (28). – c. 24-30.
5. Баринова В.А., Земцов С.П., Царева Ю.В. Улучшение делового климата для МСП как ответ на текущий кризис и пандемию коронавируса // Экономическое развитие России. – 2020. – № 7. – c. 54-65.
6. Захарова Т.И., Иванов А.А., Кокоулина О.П., Халиль И.А., Цимбалюк А.А. Сущность концепции управления взаимоотношениями с клиентами (crm-системы) и ее роль в повышении эффективности деятельности в современных организациях // Инновации и инвестиции. – 2021. – № 6. – c. 44-51.
7. Земцов С.П., Михайлов А.А. Тенденции и факторы развития малого и среднего бизнеса в регионах России в период коронакризиса // Экономическое развитие России. – 2021. – № 4. – c. 34-45.
8. Кокорев А.С. Влияние пандемии на малый и средний бизнес // Московский экономический журнал. – 2021. – № 2.
9. Логиновский О.В., Шестаков А.Л., Голлай А.В. Современные информационные технологии и необходимость повышения качества управления организационными и корпоративными структурами // Вестник ЮУрГУ. Серия: Компьютерные технологии, управление, радиоэлектроника. – 2019. – № 3. – c. 116-125.
10. Седова Н.В., Назаренко А.А. Развитие малого и среднего предпринимательства как фактор обеспечения экономической безопасности Российской Федерации // Национальные интересы. – 2019. – № 8(377). – c. 1424-1439.
11. Сульженко С.А. Развитие налогового администрирования в условиях цифровизации // Финансовые исследования. – 2020. – № 3(68). – c. 71-81.
12. Потребление после пандемии. СберИндекс. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://sberindex.ru/ru/researches/potreblenie-posle-pandemii-onlain-polzovateli-stali-bolshe-tratit-v-internete-konservatory-ostayutsya-oflain (дата обращения: 10.09.2021).
13. Andrews D., Nicoletti G., Timiliotis C. Going digital: what determines technology diffusion among firms. 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://one.oecd.org/document/ECO/CPE/WP1(2018)8/en/pdf (дата обращения: 25.09.2021).
14. Leendertse J., Schrijvers M., Stam E. Measure Twice, Cut Once. Entrepreneurial Ecosystem Metrics. - Utrecht University School of Economics Research Institute, 2020.
15. E-Government Survey. United Nations. Department of economic and social affairs. 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://publicadministration.un.org/egovkb/Portals/egovkb/Documents/un/2020-Survey/2020%20UN%20E-Government%20Survey%20-%20Russian.pdf (дата обращения: 18.09.2021).
16. SME and Entrepreneurship Outlook 2019. - OECD, 2019.
17. The Digital Transformation of SMEs. - OECD, 2021.

Страница обновлена: 08.10.2021 в 12:45:11