Социально-экономические асимметрии северных регионов России и их роль в формировании трудового потенциала

Ромашкина Ю.В.1
1 Институт экономики — обособленное подразделение Федерального государственного бюджетного учреждения науки Федерального исследовательского центра «Карельский научный центр Российской академии наук»

Статья в журнале

Экономика труда
Том 8, Номер 10 (Октябрь 2021)

Цитировать:
Ромашкина Ю.В. Социально-экономические асимметрии северных регионов России и их роль в формировании трудового потенциала // Экономика труда. – 2021. – Том 8. – № 10. – doi: 10.18334/et.8.10.113581.

Аннотация:
В работе раскрывается суть социально-экономических асимметрий и анализируются наиболее значимые виды асимметрий с точки зрения формирования трудового потенциала северных регионов. На примере анализа структуры валовой добавленной стоимости выделена отраслевая асимметрия северных регионов. Показано, что демографическая асимметрия динамично изменяется за счет преобладающих на севере страны миграционных процессов – притока временных трудовых мигрантов, работающих вахтовым методом и оттока постоянного населения в регионы с более благоприятными климатическими и социально-экономическими условиями. В рамках анализа пространственной асимметрии обозначена проблема недостаточной эффективности функционирования северных гарантий и компенсаций населению, проживающих в суровых климатических условиях.

Ключевые слова: асимметрии, рынок труда, северные регионы, трудовой потенциал

Финансирование:
Исследование выполнено в рамках Госзадания КарНЦ РАН.

JEL-классификация: J21, J23, J24



Введение.

Россия – страна, большая площадь которой находится в неблагоприятных для человека климатических условиях. К территориям Крайнего Севера и местностям приравненным к ним полностью или частично относятся 21 из 85 субъектов федерации, занимая при этом 64% территории России, где проживает 6,7% населения страны. В северных регионах страны расположены богатые месторождения полезных ископаемых, через моря Северного Ледовитого океана пролегает Северный морской путь, на севере страны базируется северный морской флот.

Для сохранения этих преимуществ требуется комплексное развитие северных регионов России, создание и поддержание комфортных и безопасных условий работы и жизни населения северных регионов, сокращая разрыв с другими регионами. Несмотря на схожие климатические условия, территории Севера России очень разнородны. Их развитие протекает по разным траекториям ввиду наличия различных факторов. Об этих факторах в конце XX века писал Пол Кругман, называя их факторами «первой природы» [1] - это географическое положение, климатические условия, наличие природных ископаемых, то есть факторы, на которые невозможно или практически невозможно повлиять. Вследствие влияния этих факторов формируется так называемая «естественная» асимметрия развития территории.

Существуют также факторы «второй природы», к которым относятся институциональная среда, трудовой потенциал, агломерационный эффект, миграционный потенциал и др. Управление факторами «второй природы» увеличивает или уменьшает разрыв в показателях социально-экономического развития регионов. Правильно выстроенная система управления регионом позволяет нивелировать негативное влияние факторов, тем самым сокращая социально-экономическую асимметрию. Одним из важных факторов «второй природы» является трудовой потенциал населения региона. Управление трудовым потенциалом является одним из механизмов сглаживания асимметрий, что способствует социальной, экономической и политической стабильности страны и особенно актуально для таких стратегически важных территорий как Север и Арктика.

Цель работы – определить наличие и степень выраженности межрегиональные и внутрирегиональные асимметрии на территории северных регионов России, их взаимосвязь с функционированием труда и формированием трудового потенциала территорий.

Научная новизна. Анализ литературы показал, что тема актуальна для исследователей различных направлений, она исследуется с разных сторон на протяжении многих лет, однако исследование северных регионов, определение и систематизация региональных асимметрий на данной территории остается не до конца изученной областью.

Гипотеза исследования предполагает наличие асимметрий в регионе, влияющих на рынок труда и формирование трудового потенциала территории. Сокращение отдельных видов асимметрий будет способствовать экономическому росту северных территорий, а также росту показателей трудового потенциала.

В данной работе под регионом понимается административное образование Российской Федерации в соответствии с Конституцией РФ, наделенное статусом субъекта Федерации. [1] Под северными регионами России понимаются регионы, вся территория которых относится к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям согласно Перечню [2].

Литературный обзор. Заявленная тема исследования предполагает объединение нескольких существующих направлений в области экономики, социологии, демографии и психологии.

В первую очередь стоит отметить значительную разработанность проблемы в части изучения трудового потенциала на разных его уровнях. Вопросами развития и воспроизводства трудового потенциала активно начали заниматься советские ученые в 80-х годах ХХ века. Труды Г.П. Сергеевой, Л.С. Чижовой [2], Р.П. Колосовой [3], И.С. Масловой [4], А.С. Панкратова [5] стали основой для развития данной экономической категории и дальнейших обсуждений по ее использованию. Позднее, выдающиеся ученые углубляли знания по вопросам воспроизводства, развития и использования трудового потенциала. Важной частью исследований стало измерение трудового потенциала, что до сих пор вызывает множество дискуссий среди исследователей. В этом направлении значительный вклад внесли Т.И. Заславская [6], Г.В. Леонидова [7], Н.М. Римашевская [8,9], М.С. Токсанбаева [10], В.В. Фаузер [11] и многие другие.

Стоит также отметить, что развитие вопросов интенсификации трудовой деятельности человека рассматривается в рамках теории человеческого капитала, популярной как в России, так и за рубежом. Поэтому необходимо выделить работы Т. Шульца [12,13], Г. Беккера [14], Р. Солоу [15], Дж. Кендрика [16] и других авторов, ставшие основой для углубления знаний в области воспроизводства человеческих способностей и изменения концепции экономического развития, в результате чего основным драйвером развития территории выступает население с его способностями и потенциалом. Среди российских экономистов в теорию человеческого капитала значительный вклад внесли И.В. Бочкарева [17], Р.И. Капелюшников [18], Р.М. Нуреев [19,20].

В ключе гендерных исследований, долгое время остаются актуальными вопросы гендерной асимметрии (в трудах Н.М. Римашевской [21], М.Е. Баскаковой [22], И.О. Мальцевой [23]), значительная дифференциация между российскими регионами обуславливает актуальность работ по теме межрегиональной асимметрии по различным показателям. (Л.В. Санкова [24], Н.В. Зубаревич [25], А.Г. Коровкин [26]).

Отраслевая асимметрия.

Наличие социально-экономических асимметрий непосредственно влияют на развитие асимметрий на рынке труда региона. Естественные асимметрии формируются под влиянием факторов «первой природы». Отраслевая специализация исследуемых регионов в большей степени зависит от наличия природных ресурсов, разведанных полезных ископаемых, климата, географического положения.

Анализ структуры валовой добавленной стоимости регионов за 2019 год показал, что регионы Севера России можно разделить на 3 группы (таблица 1). В первую группу попали регионы-лидеры по добыче нефти и газа, что обуславливает сильную отраслевую поляризацию в сторону добывающей промышленности. Вторую группу представляют регионы, в структуре валовой добавленной стоимости которых преобладает добывающая промышленность, но ее доля не превышает 50%. В третьей группе несколько отраслей можно отнести к ведущим, асимметрия практически не выражена либо выражена в меньшей степени.

Таблица 1 – Распределение регионов по степени выраженности отраслевой асимметрии

Сильно выраженная отраслевая асимметрия (50% и более)
Средне выраженная отраслевая асимметрия (25%-49%)
Слабо выраженная асимметрия (до 25%)
Ненецкий автономный округ
Республика Коми
Архангельская область без автономного округа
Ханты-Мансийский автономный округ
Магаданская область
Мурманская область
Ямало-Ненецкий автономный округ
Чукотский автономный округ
Республика Карелия
Сахалинская область
Республика Тыва
Камчатский край
Республика Саха (Якутия)


Источник: составлено автором на основе данных Росстата

Пространственная социально-экономическая асимметрия характеризуется различиями в социально-экономических показателях в разных точках пространства. Различают межрегиональную и внутрирегиональную асимметрию. Пространственная асимметрия формируется под влиянием комплекса факторов, к ним относятся наличие природных ресурсов на территории, природно-климатические особенности, географическое положение, численность и плотность населения, образовательный потенциал территории, особенности институциональной среды региона.

Северные гарантии, направленные на снижение неравенства между регионами Севера и остальными регионами России, не позволяют сохранить уровень жизни местного населения на среднероссийском уровне. Кроме того, за последние 10 лет средняя заработная плата в отдельных регионах снизилась относительно среднероссийского уровня, а в Республике Карелия, Архангельской области и Республике Тыва в течение всего периода была стабильно ниже. Это говорит о низкой эффективности механизма северных гарантий и компенсаций в части регулирования доходов населения, проживающих и работающих в тяжелых природно-климатических условиях.

Таблица 2 – Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в северных регионах России за 2010-2019гг.


2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Республика Карелия
20056
22174
24796
27503
29371
30704
33061
34434
39402
42964
Республика Коми
26140
28897
33971
37717
40222
41365
43662
45689
50413
53416
Ненецкий автономный округ
47349
50036
57795
61765
65816
71230
71850
74173
82786
88027
Архангельская область без Ненецкого АО
20475
22882
26374
30205
33125
35592
38118
40352
45427
49429
Мурманская область
29308
32342
36188
40225
43378
45989
48986
51932
58045
63715
Ханты-Мансийский автономный округ – Югра
41315
45498
50841
54508
57976
60068
63568
66719
70896
75087
Ямало-Ненецкий автономный округ
52619
59095
63696
69192
74489
77272
83238
89938
97204
101012
Республика Тыва
17530
19163
22239
25087
27507
28322
29828
31251
35779
39673
Республика Саха (Якутия)
28708
34052
39916
46542
51111
54631
59000
62206
68871
73402
Камчатский край
35748
39326
43552
48629
53167
57404
61159
65807
73896
80448
Магаданская область
36582
41934
49667
57121
62152
65996
69769
75710
85631
94856
Сахалинская область
35848
38771
44208
49007
54896
61311
64959
68496
77499
87418
Чукотский автономный округ
46866
53369
60807
68261
76285
79531
86647
91995
98864
107107
Российская Федерация
20952
23369
26629
29792
32495
34030
36709
39167
43724
47867
Источник: По данным Федеральной службы государственной статистики

Усиливающаяся пространственная асимметрия приводит к росту центростремительных тенденций и углублению разрыва между регионами. При этом наблюдаются значимые различия в значениях ключевых социально-экономических показателей – ВРП на душу населения, уровень безработицы, напряженность на рынке труда, уровень занятости населения, средняя заработная плата, отношение средней заработной платы к установленному в регионе прожиточному минимуму.

Демографическая асимметрия.

Демографические факторы, влияющие на трансформацию рынка труда являются ключевыми. Поэтому для определения демографической асимметрии в регионе проведен анализ естественного и миграционного движения населения. Демографическая асимметрия характеризуется диспропорциями возрастной и гендерной структуры населения, коэффициентом демографической нагрузки на трудоспособное население. Структура населения в большей степени определяет социально-экономическое развитие региона, так как является основным количественным показателем трудового потенциала территории.

Плотность, состав, структура населения России сильно различается в разных регионах страны. Плотность населения северных регионов в десятки и сотни раз отличается от плотности населения южных регионов страны, что обусловлено в большей степени климатическими условиями. Но и на Севере структура и плотность населения, демографические процессы значительно различаются.

Анализ естественного движения населения включает в себя анализ смертности и рождаемости. Несмотря на демографическую политику государства, направленную на стимулирование рождаемости, снижение смертности, рост численности населения за счет этих показателей является долгосрочным проектом. Поэтому не менее важным показателем в формировании демографического, а впоследствии и трудового потенциала территории является миграция населения. Наблюдается два разнонаправленных явления – трудовая миграция на Север в качестве вахтовых рабочих, и миграция постоянного населения с Севера на Юг. Убыль населения в северных регионах особенно заметна ввиду миграционного оттока населения, усиливающего территориальную диспропорцию в численности и плотности населения. Направление миграционных потоков с Севера на Юг и с периферии к центру является глобальной тенденцией и наблюдается по всему миру.

Вахтовый метод организации работы развит в сырьевых регионах, где наблюдается дефицит рабочей силы или несоответствие квалификации населения требованиям работодателей. Причины миграции в своих работах отмечает Ю.П. Бойко «Не имея возможности зарабатывать деньги из-за дефицита достойно оплачиваемых рабочих мест, молодые люди либо мигрируют на территории, где это возможно, либо начинают работать на теневой сектор экономики». [27]

Миграционные процессы оказывают значительное влияние на формирование возрастной асимметрии в сфере занятости региона. Как отмечают исследователи, «…Более подвижны люди трудоспособного возраста по сравнению с детьми и пенсионерами …высокообразованные люди – по сравнению с людьми более низкой квалификации». [28] Из этого следует, что миграционные процессы оказывают значительное влияние на состояние рынка труда региона, снижая долю образованных людей трудоспособного возраста в общем количестве населения.

Стоит отметить, что заселение Севера в советский период происходило преимущественно за счет принудительной миграции. После распада Советского Союза миграция населения в большей степени стала экономически-мотивированной [29].

Таблица 3 – Распределение внутрироссийских трудовых мигрантов по территориям нахождения их работы, тыс. человек


2015
2016
2017
2018
2019
% к численности занятого населения, 2019 г
Российская Федеpация
2388,0
2668,7
2836,0
3004,2
2928,0
4,1
Республика Карелия
2,0
2,3
1,8
1,8
2,3
0,8
Республика Коми
16,1
19,2
16,8
17,7
16,3
4,1
Архангельская область
7,8
5,4
5,9
9,0
7,4
1,4
в том числе: Ненецкий авт. округ
2,3
1,2
3,6
3,7
2,8
13,5
Архангельская область без авт. округа
5,4
4,2
2,3
5,3
4,6
0,9
Мурманская область
6,5
6,5
9,1
8,9
13,3
3,3
Ханты-Мансийский авт. округ
118,1
143,2
202,5
199,9
198,0
22,2
Ямало-Ненецкий авт.округ
68,1
84,8
111,4
105,2
108,0
34,9
Республика Саха (Якутия)
21,3
25,4
28,4
31,0
40,1
8,6
Камчатский край
6,6
6,1
12,2
6,7
6,4
3,7
Магаданская область
4,4
3,0
5,6
5,8
6,9
8,5
Сахалинская область
8,0
8,5
8,1
6,1
8,4
3,2
Чукотский авт.округ
2,5
2,9
3,4
4,5
3,5
11,6
Республика Тыва
1,4
1,8
1,5
2,6
1,5
1,5
Источник: составлено на основе данных выборочного обследования рабочей силы

Лидерами по привлечению внутрироссийских трудовых мигрантов в абсолютном выражении являются Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Ненецкий, Чукотский автономные округа. Рассматривая показатель численности мигрантов относительно к общей численности занятых в регионе, то лидерами останутся автономные округа Тюменской области, к ним добавится Ненецкий автономный округ, Чукотский автономный округ. Выше среднероссийского показателя (4,1%) наблюдается в Республике Саха (Якутия), Магаданской области.

Естественное и миграционное движение населения формируют трудовой потенциал территории и влияют на формирование возрастной и гендерной асимметрии.

Гендерная и возрастная асимметрия

Данный вид асимметрии, являющейся составной частью демографической асимметрии характеризуется демографической структурой населения, которая непосредственно влияет на количественную составляющую трудового потенциала населения региона. В структуре населения гендерная асимметрия выражается в неравенстве доли женщин и мужчин. На рынке труда гендерная асимметрия проявляется в разделении профессий на «мужские» и «женские», в различиях заработной платы в зависимости от гендерной принадлежности, а также в дискриминации участников рынка труда по половому признаку.

Во всем мире считается, что отсутствие дискриминации лиц по половому, возрастному или какому-либо другому признаку является признаком демократического общества. Однако гендерная и возрастная асимметрии возникают не только по причине дискриминации групп лиц, но и по другим не менее значимым причинам. Среди них можно отметить демографические процессы, происходящие на территории, индивидуальные предпочтения в сфере занятости различных категорий населения, культурные особенности населения и другие.

Асимметрия такого рода наблюдается не только в сфере занятости, но и в других сферах жизни общества. Она формировалась под влиянием множества исторических событий и культурных особенностей общества.

На рынке труда формируется гендерная асимметрия под воздействием таких явлений как гендерная дискриминация и сегрегация. Гендерная сегрегация описывает текущее состояние рынка труда - ситуацию, при которой женщины и мужчины неравномерно распределены между различными видами деятельности [30].

Таблица 4 – Соотношение мужчин и женщин (на 1000 мужчин, приходится женщин)


2015
2016
2017
2018
2019
Российская Федерация
1158
1157
1156
1155
1154
Республика Карелия
1193
1193
1192
1193
1192
Республика Коми
1119
1118
1120
1119
1119
Архангельская область
1135
1134
1134
1133
1132
в том числе:





Ненецкий автономный округ
1052
1051
1053
1055
1052
Архангельская область без автономного округа
1138
1138
1138
1137
1135
Мурманская область
1088
1086
1081
1080
1079
Ханты-Мансийский автономный округ – Югра
1053
1053
1054
1055
1054
Ямало-Ненецкий автономный округ
1016
1018
1018
1015
1016
Республика Саха (Якутия)
1061
1061
1061
1060
1057
Магаданская область
1065
1064
1066
1070
1065
Республика Тыва
1093
1089
1088
1088
1087
Сахалинская область
1081
1082
1075
1074
1070
Чукотский автономный округ
965
963
967
970
962
Источник: Росстат

Наибольшая разница в соотношении мужчин и женщин наблюдается в Республике Карелия. Отдельно стоит выделить Чукотский автономный округ, где в структуре населения численность мужчин превышает численность женщин.

Возрастная асимметрия характеризуется соотношением численности населения в трудоспособном возрасте к группам населения старше и моложе трудоспособного возраста.

Таблица 5 – Распределение населения северных регионов по основным возрастным группам


Все население, тыс. человек
Удельный вес возрастных групп в общей численности населения в процентах
моложе трудо-способного
трудо-способном
старше трудо-способного
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
146748,6
18,7
56,3
25,0
Республика Карелия
614,1
18,4
54,8
26,8
Республика Коми
820,5
20,2
57,3
22,5
Архангельская область
1136,5
18,8
55,1
26,1
в том числе:




Ненецкий автономный округ
44,1
24,5
57,0
18,5
Архангельская область без автономного округа
1092,4
18,6
54,9
26,5
Мурманская область
741,4
18,6
59,6
21,8
Ханты-Мансийский автономный округ-Югра
1674,7
23,1
61,0
15,9
Ямало-Ненецкий автономный округ
544,4
23,9
64,3
11,8
Республика Саха (Якутия)
972,0
24,5
58,6
16,9
Камчатский край
313,0
18,9
61,0
20,1
Магаданская область
140,1
18,8
60,1
21,1
Сахалинская область
488,3
19,8
57,5
22,7
Чукотский автономный округ
50,3
22,4
63,1
14,5
Республика Тыва
327,4
34,2
54,8
11,0
Источник: составлено автором на основе данных Росстата

Рассмотренные выше региональные социально-экономические асимметрии оказывают влияние на все сферы жизнедеятельности общества. Особенно стоит отметить, что функционирование рынка труда и социально-экономические показатели региона взаимосвязаны. Соответственно, качественные изменения на рынке труда могут положительно отразиться на общем развитии региона. В этом случае важную роль играет трудовой потенциал региона, как один из факторов «второй природы». Рост качественных и количественных характеристик трудового потенциала может нивелировать негативное влияние факторов «первой природы».

Управление трудовым потенциалом северных регионов предполагает учет существующих асимметрий на рынке труда по основным социально-экономическим показателям и комплексная работа над характеристиками трудового потенциала населения в следующих направлениях: здоровье, образование, институциональные факторы функционирования рынка труда, количественные показатели.

Для повышения качества трудового потенциала в этих направлениях реализуются региональные и государственные программы поддержки семей с детьми. Однако вопросы качества и доступности медицинской помощи стоят очень остро, особенно в отдаленных северных районах. Повышения уровня образования населения также играет важную роль в поддержании здоровья общества. Регионы с низкими показателями продолжительности жизни, высоким уровнем смертности особенно нуждаются в мероприятиях по повышению уровня здоровья населения.

Для снижения темпов миграции необходимы комплексные мероприятия по сохранению постоянного населения. Для этого помимо повышения качества жизни требуется развитие социального капитала в организациях, в регионе. Повышение лояльности и причастности к жизни общества, повышение социального капитала позволит сократить отток населения.

Заключение.

На примере анализа структуры валовой добавленной стоимости выделена отраслевая асимметрия северных регионов. Показано, что в регионах Севера с наиболее выраженной отраслевой асимметрией, где ведущая роль принадлежит добывающей промышленности, наблюдается отток постоянного населения и приток трудовых мигрантов из других регионов страны. В отдельных регионах эти процессы наблюдаются на фоне структурной асимметрии на рынке труда, характеризующейся структурной безработицей и дефицитом кадров требуемой квалификации.

Кроме того, в рамках анализа пространственной асимметрии обозначена проблема недостаточной эффективности функционирования северных гарантий и компенсаций населению, проживающих в суровых климатических условиях, где стоимость потребительской корзины выше среднероссийского уровня, а средняя заработная плата в отдельных регионах держится стабильно ниже среднероссийского уровня. В совокупности это усиливает на Севере России общемировые тенденции миграции населения с Севера на Юг, что дает отражение в формировании еще одного вида асимметрии – демографической, которая динамично изменяется в большей степени за счет компонента миграции

Выводы данного исследования способствуют дальнейшей работе в области глубокого анализа взаимосвязи рынка труда и региональных асимметрий.

[1] Конституции Российской Федерации принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года c изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 года.

[2] Постановление Совмина СССР от 03.01.1983 N 12 (ред. от 27.02.2018) "О внесении изменений и дополнений в Перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 г. N 1029" (вместе с "Перечнем районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, на которые распространяется действие Указов Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1960 г. и от 26 сентября 1967 г. о льготах для лиц, работающих в этих районах и местностях", утв. Постановлением Совмина СССР от 10.11.1967 N 1029)


Источники:

1. Krugman P.R. Geography and Trade. - Cambridge (Mass.), 1991.
2. Сергеева Г.П., Чижова Л.С. Трудовой потенциал страны. / Учебник. - М.: Знание, 1982. – 64 c.
3. Колосова Р.П. Трудовой потенциал промышленности. - М., 1987. – 162 c.
4. Маслова И.С. Трудовой потенциал советского общества: вопросы теории и методологии исследования. - М., 1987. – 32 c.
5. Панкратов А.С. Управление воспроизводством трудового потенциала. / Учебник / А.С. Панкратов. - М.: Изд-во МГУ, 1988. – 56 c.
6. Заславская Т.И. Человеческий потенциал в современном трансформационном процессе // Общественные науки и современность. – 2005. – № 3. – c. 5-16.
7. Леонидова Г.В. Трудовой потенциал населения: методологические аспекты исследования // Вопросы территориального развития. – 2013. – № 7. – c. 1-7.
8. Римашевская Н.М. О методологии определения качественного состояния населения // Демография и социология. – 1993. – № 6. – c. 7-21.
9. Римашевская Н.М. Человеческий потенциал России и проблемы «сбережения населения» // Российский экономический журнал. – 2004. – № 9-10. – c. 22-40.
10. Токсанбаева М.С., Лежнева Ю.А. Проблема сохранения трудового потенциала безработных // Terra Economicus. – 2012. – № 1. – c. 147-155.
11. Фаузер В.В. Оценка демографического и трудового потенциалов республики Коми // Известия Коми НЦ УрО РАН. – 2010. – № 1(1). – c. 12-19.
12. Schultz T.W. Investment in Human Capital // The American Economic Review. – 1961. – № 1. – p. 571-583.
13. Schultz T.W. Capital Formation by Education // Journal of Political Economy. – 1960. – № 68(6). – p. 571-583.
14. Becker G.S. Investment in Human Capital: A Theoretical Analysis. Part 2: Investment in Human Beings // Journal of Political Economy. – 1962. – № 70(5). – p. 9-49. – doi: 10.1086/258724.
15. Solow R.M. Technical Progress, Capital Formation, and Economic Growth // The American Economic Review. – 1962. – № 2. – p. 76-86.
16. Кендрик Дж. Совокупный капитал США и его формирование. - М.: Прогресс, 1978. – 275 c.
17. Бочкаева И.В. Взаимодействие социального и человеческого капитала организации // Вестник Челябинского государственного университета. – 2011. – № 6(221). – c. 142–147.
18. Капелюшников Р.И. Трансформация человеческого капитала в российском обществе (на базе Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения). - М.: Фонд «Либеральная миссия», 2010. – 196 c.
19. Нуреев Р.М. Развитие человеческого капитала как реальная альтернатива сырьевой специализации страны // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2007. – № 3. – c. 111-129.
20. Нуреев Р.М. Человеческий капитал и проблемы его развития в современной России // Общественные науки и современность. – 2009. – № 4. – c. 1-33.
21. Римашевская Н.М. Гендер и экономический переход в России (на примере таганрогских исследований). / Гендерные аспекты социальной трансформации. - М., 1996. – 25-40 c.
22. Баскакова М.Е., Чубарова Т.В. Непрерывное образование в России как механизм воспроизводства человеческого потенциала: гендерный аспект // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2021. – № 4. – c. 169–184. – doi: 10.15838/esc.2021.4.76.10.
23. Мальцева И.О., Нестерова Д.В. Гендерная сегрегация на внутрифирменном рынке труда: факторы и последствия // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Экономика и управление. – 2011. – № 1. – c. 244-255.
24. Санкова Л.В., Мирзабалаева Ф.И. Региональная асимметрия рынков труда и вызовы политике занятости // Проблемы развития территории. – 2018. – № 4(96). – c. 104–123.
25. Зубаревич Н.В. Неравенство регионов и крупных городов России: что изменилось в 2010-е годы // Общественные науки и современность. – 2019. – № 4. – c. 57-70. – doi: 10.31857/S086904990005814-7.
26. Коровкин А.Г. Структурная асимметрия // Отечественные записки. – 2003. – № 3. – c. 24-32.
27. Бойко Ю.П. Формирование человеческого капитала на региональном уровне // Народонаселение. – 2010. – № 3. – c. 31-38.
28. Локосов В.В., Рыбаковский Л.Л. Миграционные процессы в России. - М.: Экон-информ, 2014. – 383 c.
29. Рыбаковский О.Л., Мартыненко С.В. Миграционная политика современной России: структура и направления // Народонаселение. – 2013. – № 2. – c. 51-62.
30. Мальцева И.О., Рощин С.Ю. Гендерная сегрегация и трудовая мобильность на российском рынке труда. - М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2006. – 295 c.

Страница обновлена: 29.09.2021 в 10:01:31