Целесообразность цифровой трансформации бизнес-моделей предприятий, осуществляющих производство и экспорт сжиженного газа: вопросы теории и практики

Титков И.А.1
1 Институт проблем рынка РАН

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Титков И.А. Целесообразность цифровой трансформации бизнес-моделей предприятий, осуществляющих производство и экспорт сжиженного газа: вопросы теории и практики // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 3. – doi: 10.18334/vinec.11.3.113420.

Аннотация:
Публикация посвящена аспектам обоснования целесообразности цифровой трансформации бизнес-моделей предприятий, которые осуществляют производство и экспорт сжиженного природного газа (СПГ). Констатируется, что отрасль СПГ является одной из наиболее перспективных в контексте дальнейшей борьбы российской экономики в сфере международной конкуренции на топливно-энергетических рынках. Обосновывается, что для развития на мировых рынках, следует обеспечивать неуклонный рост конкурентоспособности компаний по производству и экспорту сжиженного газа, который неразрывно связан с дальнейшей цифровизацией бизнес-моделей СПГ-проектов, многие из которых в настоящее время реализуются с нуля, в том числе путем тиражирования и масштабирования. СПГ-предприятия являются привлекательным полигоном для цифровых инноваций, которые могут осуществляться по ключевым сферам управления производством, принятия и обоснования стратегических и оперативных решений и др. Интеллектуальная фасилитация менеджмента, а также активное применение киберфизических систем на производстве, позволят повысить безопасность и надежность функционирования СПГ-проектов, а принимаемые высокоточные решения в сфере корпоративного развития обеспечат качественное применение приложенных усилий для развития производственного и экспортного потенциала российских предприятий нефтегазовой промышленности. В этой связи рекомендуется осуществить полномасштабную цифровую трансформацию бизнес-моделей СПГ-предприятий, для целей чего в публикации предложены некоторые ключевые направления цифровых преобразований.

Ключевые слова: цифровые трансформации, цифровая экономика, Индустрия 4.0, сжиженный природный газ, СПГ-проекты, экспортный потенциал России, нефтегазовая отрасль, интеллектуальная обработка данных, киберфизические системы

JEL-классификация: D43, L16, O33, Q35



Введение

Актуальность исследования обусловлена необходимостью кардинального укрепления конкурентоспособности российских предприятий нефтегазовой отрасли в условиях системно-структурных трансформаций мировых рынков, связанных с повышением роли «зеленой» энергетики и обострением глобальной конкуренции, в том числе с применением недобросовестных методов, таких, как произвольное введение международных санкций и др.

Отрасль производства и экспорта сжиженного природного газа (СПГ) является одной из наиболее перспективных сфер российской топливной энергетики, в том числе в контексте экспортного потенциала [5].

СПГ рассматривается, как один из наиболее экологичных видов топлива, производимых в промышленных масштабах, с позиции климатической нейтральности, а также в связи с применяемыми технологиями транспортировки и хранения [9].

Российские нефтегазовые компании, и, прежде всего, компания «НОВАТЭК» своевременно восприняли и учли в трансформациях мегатренды на декарбонизацию европейской и мировой экономики, связанные с планомерным и полномасштабным отказом от поставок сырой нефти, нефтепродуктов, не сжиженного газа [6], и стали развивать собственные масштабные СПГ-проекты, с ярко выраженной ориентацией на экспорт [2].

Между тем, для завоевания конкурентных позиций на мировых рынках, заблаговременного развития СПГ-проектов, как такового, не достаточно. Необходимо обеспечить их максимальную эффективность, в том числе неуклонное снижение себестоимости производственных, иных технико-технологических, а также управленческих и прочих обеспечивающих и вспомогательных процессов.

В этой связи и в контексте глобальных трендов XXI века по цифровизации социально-экономических отношений, представляется особо актуальным обеспечить скорейшее осуществление цифровой трансформации бизнес-моделей функционирования предприятий в сфере производства и экспорта сжиженного газа. В настоящей публикации будут рассмотрены отдельные вопросы теории и практики, связанные с заявленной проблематикой.

Материалы, методы и организация исследования.

Исследование подготовлено по результатам критического осмысления массива литературных источников, посвященных возможностям применения сквозных цифровых технологий для трансформации бизнеса, в том числе на основе концепции «Индустрии 4.0». В публикации систематизированы положения отечественной и зарубежной практики цифрового развития нефтегазовой индустрии. Предлагаемые решения по поводу цифровой трансформации бизнес-моделей предприятий отрасли основываются на положения теории инноваций Йозефа Шумпетера, концепции новой индустриальной революции Клауса Шваба, а также на теоретических и прикладных моделях функционирования цифрового сегмента экономики знаний.

Понятие и направления цифровой трансформации бизнеса.

Новая, «четвертая» индустриальная революция, происходит уже более уже порядка десятилетия, при этом, в кратчайшие сроки произошли кардинальные трансформации контуров социально-экономического развития экономик в целом, а также корпоративного развития в подавляющем большинстве отраслей экономики.

Представляется возможным выделить две ключевые сферы цифровых трансформаций, связанных с внедрением достижений новой экономики знаний.

Первой сферой трансформаций выступает активное внедрение высоких технологий сквозного характера в разработку продуктов, а также в управление производством и вспомогательными процессами. Некоторые достижения новой цифровой эпохи, такие как высокопроизводительные киберфизические системы, могут заменить традиционные способы производства, а также людей, задействованных в нём. Впрочем, большая часть технологий так называемого сквозного характера относится к сфере интеллектуальной обработки данных, к программному обеспечению и платформам. С их применением могут:

– разрабатываться (полностью или частично) новые, в том числе, уникальные продукты;

– осуществляться комплексный анализ внутренней и внешней среды для поиска наилучших резервов совершенствования организации и управления бизнесом;

– реализовываться меры по оптимизации в различных сферах экономической (а, равно как, социальной) деятельности;

– стимулироваться инновационные преобразования и др.

Вторая сфера цифровых трансформаций неразрывно связана с первой, то есть с внедрением цифровых технологий. Речь идёт о комплексном применении таких технологий для конечной цели в виде формирования предприятий нового типа, которые принято относить к «Индустрии 4.0» [1].

Несмотря на название (термин «индустрия» является калькой с англоязычного «производство»), речь идёт о внедрении тотальной философия цифрового управления на предприятиях любой сферы экономической деятельности. В этой связи не стоит удивляться, что к «Индустрии 4.0» в первую очередь относятся высокотехнологичные предприятия в таких отраслях, как информационные технологии, телекоммуникации, производство оборудования для цифровой экономики и некоторых других.

Философия «Индустрии 4.0» означает не только внедрение цифровых платформ в различных сферах управления, в том числе в производственную деятельность. Цифровые технологии позволяют также минимизировать применяемые человеческие ресурсы, оставив за ними наиболее сложные секторы принятия управленческих решений, а также важную сферу осуществления контроля за управленческими процессами и, собственно, за работоспособностью внедренных ранее интеллектуальных систем управления.

В свою очередь, цифровые системы принимают линейные решения в рамках, преимущественно, оперативного управления компанией, а также готовят основные аналитические выкладки, на основе которых руководством и собственниками принимаются решения стратегического характера. Цифровые технологии в рамках «Индустрии 4.0» осуществляет тотальный контроль за всеми ключевыми бизнес-процессами, в то время как физические работники предприятий «Индустрии 4.0» контролируют лишь функциональность цифровых систем, а также могут принимать участие в дальнейших разработках и обновлениях таких систем, направленных на их усовершенствование.

При этом следует учитывать, что высокоинтеллектуальные системы обработки данных, иные платформы, как передовые достижения цифровой экономики, зачастую предусматривают функцию самообучения, тем самым, «умные машины» могут не только управлять предприятиями, обеспечивая их экономическую эффективность, но также влиять на собственное существование, формируя замкнутый цикл инноваций и оптимизации.

Возможности цифровой трансформации бизнес-моделей в отрасли производства и экспорта СПГ.

Применение концепции «Индустрия 4.0» позволяет заново взглянуть на возможности трансформации бизнес-моделей предприятий более традиционных сфер экономики, то есть тех, которые не связаны напрямую с информационными технологиями, телекоммуникациями и др. В частности, производственные предприятия нефтегазовой индустрии могут стать перспективной сферой внедрения цифровых трансформационных моделей, в особенности, когда речь идет о вновь создаваемом или тиражируемом производстве. В этой связи крайне перспективной выглядит отрасль производства и экспорта СПГ: как уже отмечалось во введении к настоящей работе, СПГ-отрасль является исключительно привлекательный с позиций замещения традиционного сырьевого производства и обращения, в том числе, экспорта энергоносителей с высокими показателями климатической нейтральности и соответствующими европейским и иным международным стандартам в области экологии и устойчивого развития. Экспорт российского СПГ неуклонно растет, и, как видно из Рисунка 1, в 2020 году Россия занимала 4 место в мире среди экспортеров СПГ [8].

Рисунок 1. Крупнейшие страны-экспортеры СПГ в 2020 году, млн тонн

Источник: [13]

В среднесрочной перспективе (до 2030 года) можно ожидать, что до 30 40% всего экспорта российских энергоносителей будет приходиться именно на СПГ [7].

СПГ-проекты являются более привлекательными с экологической точки зрения, даже в контексте конкуренции с такой потенциально перспективной отраслью «зелёной» энергетики, как высокоэкологичное производство водорода («зеленого», «пурпурного» и другого [12,15]). Следует отметить, что производство водородного топлива требует расходования значительных ресурсов пресной воды и электрической энергии (что само по себе усиливает нагрузку на природные ресурсы и окружающую среду в целом), и не может быть организовано, как правило, в местах наибольшего потребления топлива, в связи с чем возникает необходимость хранения и транспортировки водородного топлива на дальние расстояния [4].

Данные обстоятельства в сочетании с отсутствием наиболее эффективной технологии сжижения водорода и его доставки с минимальными экологическими рисками приводят к тому, что, несмотря на всеобщее стремление западных государств активизировать переход от традиционной к «зеленой» энергетике [10], говорить о перспективах водородных топливных проектов следует со значительными оговорками, и в этой связи российские поставки СПГ могут рассматриваться в качестве прямых конкурентов в борьбе за рынки сбыта «зелёного» топлива.

СПГ-проекты, безусловно, характеризуется также и определенными недостатками, начиная от достаточно существенных технологических рисков (как при сжижении природного газа, так и при его транспортировке), заканчивая значительной себестоимостью основных и вспомогательных технологических процессов, включая оборудование приемочных станций для дальнейших поставок природного газа из резервуаров и хранилищ в товарном виде для потребления в промышленных и бытовых целях.

Указанные аспекты должны учитываться при принятии решений по размещению мест производства, а также в связи с географией экспорта СПГ (дополнительно необходимо отметить, что в настоящее время добыча природного газа в Российской Федерации происходит во всё более сложных условиях, в местах трудного доступа и глубокого залегания).

Направления и пути цифровой трансформации бизнес-моделей в отрасли производства и экспорта СПГ.

Важнейшим направлением развития СПГ-отрасли в Российской Федерации в настоящее время выступает сооружение типовых производственных площадок (линий сжижения СПГ), в том числе на основе применения инновационных технологических решений, призванных существенно сократить себестоимость сжижения природного газа (таких, как линии СПГ на основаниях гравитационного типа) [3]. Соответствующие решения, а также накопленный опыт при их проектировании, практической реализации и последующем тиражировании, важны не только для развития национального сегмента СПГ, но и могут быть использованы для целей зарубежной экспансии, в частности, при реализации модели СПГ-компаний полного цикла, когда соответствующая компания (корпорация) выступает не только производителем и экспортером (поставщиком) сжиженного газа, но также является подрядчиком по возведению и эксплуатации сложных технологических объектов в зарубежных странах. Цифровые технологии новейшего поколения позволят систематизировать получаемый опыт, формировать типовые проекты в автоматическом режиме, а также осуществлять непрерывный цифровой мониторинг эксплуатации объектов по текущим проектам для высокоточного и наиболее оперативного выявления недочетов, в целях их устранения и корректировки документации по масштабированию.

Приведенный пример – лишь один из многочисленных перспективных путей цифровой трансформации и фасилитации в СПГ-отрасли. Так, например, для принятия наиболее рациональных решений в сфере управления транспортировкой и производством СПГ, а также дальнейшей минимизации расходов, представляется целесообразным применять высокоинтеллектуальные платформы анализа и обработки данных.

В целом, соответствующие мероприятия будут направлены на интегральное повышение конкурентоспособности предприятий по производству и экспорту сжиженного газа.

Как показывает зарубежный опыт (см. Рисунок 2), внедрение цифровых платформ управления предприятиями нефтегазовой и нефтехимической промышленности позволило сократить себестоимость производства на 2–7%, что с учётом колоссальных параметров в реальном денежном выражении (сотни миллионов евро для небольших компаний, и несколько миллиардов - для крупнейших), является весьма существенным улучшением, в особенности с учетом того, что, как правило, получаемые сверхприбыли направляются наиболее рациональным образом на финансирование инноваций, тем самым, формируя замкнутый цикл расширенного воспроизводства последних [14].

Рисунок 2. Динамика сокращения совокупных производственных затрат на предприятиях нефтегазовой отрасли стран «Большой семерки», в зависимости от оценки достигнутого уровня цифровизации бизнес-процессов (обследование 2017–2020 гг.)

Источник: [11].

Соответствующие цифровые инновации могут быть реализованы на российских СПГ-предприятиях, тем более с учетом активной фазы их создания, в том числе по типовым моделям.

Как показывают материалы зарубежных исследований, первичное построение (с «нуля») предприятия «Индустрии 4.0» обеспечивает более высокую эффективность применения цифровых инноваций в производстве и управлении, чем последовательная трансформация, или, тем более, реализация частных мероприятий по цифровому перепрофилированию [11].

Применительно к деятельности предприятий, осуществляющих производство и экспорт сжиженного газа, наиболее значимыми направлениями цифровой трансформации бизнес-модели, как представляется, выступают нижеследующие:

– внедрение тотального цифрового контроля за безопасностью и качеством сжижения, доставки и регазификации;

– цифровая интеллектуальная маршрутизация путей поставки, в том числе при проработке долгосрочных контрактов и определение их цены;

– цифровой интеллектуальный анализ данных о состоянии рынка и конкретного СПГ-бизнеса, определение конкурентной и справедливой цены долгосрочных контрактов, а также иных ключевых условий, влияющих привлекательность контрактов и их международную конкурентоспособность (в том числе с учетом многочисленных рисков технологического, экономического, правового и политического характера, связанных с производством и экспортом СПГ);

– анализ «больших данных» для принятия решений по поводу стратегической конкурентоспособности СПГ-проектов и их управления, в том числе в целях разработки и реализации долгосрочных программ развития компаний (корпораций) российской нефтегазовой индустрии, а также в целях фасилитации риск-менеджмента по его ключевым направлениям;

– цифровой контроль и роботизация производственных и вспомогательных процедур и процессов, в том числе высоко опасных процессов сжижения и регазификации природного газа;

– применение цифровых технологий в качественных научных исследованиях по поводу поиска лучших материалов для производства технологического производственного оборудования, а также элементов и объектов инфраструктуры хранения и транспортировки СПГ;

– использование цифровых инструментов для проектирования и тиражирования, в том числе масштабирования и корректировки, проектов типовых объектов производственной и транспортно-сбытовой инфраструктуры СПГ-проектов;

– цифровой интеллектуальный анализ состояния и тенденций в сфере международных экономических отношений, в том числе с учетом факторов санкций и нестабильности в международной экономике, а также токсичности, складывающейся в отношении представителей отдельных западных государств по отношению к Российской Федерации. Результаты такого анализа призваны выступать информационной основой для принятия высокоточных перспективных решений по поводу наиболее привлекательных и стратегически безопасных географических направлений экспортного сотрудничества, а также по вопросам целесообразности инвестирования средств российских СПГ-компаний в инфраструктуру транспортировки и регазификации на территории отдельных зарубежных стран.

В своей совокупности, соответствующие решения призваны существенно модернизировать бизнес-модели функционирования российских предприятий по производству и экспорту СПГ.

Как представляется, полноценная реализация всей системы представленных направлений цифровизации при проектировании новых предприятий по производству и экспорту природного газа, позволит создавать в отрасли концептуально новый бизнес, справедливо относящийся к «Индустрии 4.0».

Однако даже в случае частичной цифровой трансформации бизнес-модели предприятий отрасли, представляется возможным достигать значительного прогресса, с учетом того, что каждая реализованная мера по цифровому преобразованию управления и производства позволит оптимизировать конкретные бизнес-процессы, наладить оперативное, тактическое и стратегическое управление в отрасли с непреходящим значением в контексте формирования устойчивой долгосрочной международной конкурентоспособности российской топливной энергетики.

Заключение

Подводя итоги проведенного исследования, можно констатировать, что цифровые трансформации представляются неизбежным направлением совершенствования деятельности предприятий по производству и экспорту сжиженного газа в условиях постановки стратегической задачи наращивания экспортного потенциала Российской Федерации по заявленному направлению в контексте глобальных тенденций по обеспечению и повышению климатической эффективности топлива и производства, основывающегося на его применении.

Цифровые технологии позволят принимать высокоточные решения по поводу стратегического и оперативного развития СПГ-бизнеса, а также поспособствуют повышению надежности его функционирования в технико-технологических аспектах и станут источником эффективного поиска новых концептуальных решений по повышению безопасности и снижению издержек производства и экспорта природного газа.


Источники:

1. Авдеева И. Л., Цысов А. С. Современный анализ и перспективы развития цифровых технологий в промышленных экономических системах // Естественно-гуманитарные исследования. – 2020. – № 2 (28). – c. 24–30.
2. Беседина С. С. Влияние пандемии COVID-19 на формирование мирового рынка СПГ // Инновации и инвестиции. – 2021. – № 5. – c. 277–280.
3. Гойда А. Н., Шиян С. И., Шаблий И. И. Современное состояние и перспективы развития рынка сжиженного природного газа // Наука. Техника. Технологии (политехнический вестник). – 2020. – № 4. – c. 124–142.
4. Мельников Ю., Чугунов Д. Водородная экономика: разрушит ли новое топливо «ископаемую» цивилизацию. Forbes онлайн. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/biznes/358673-vodorodnaya-ekonomika-razrushit-li-novoe-toplivo-iskopaemuyu-civilizaciyu (дата обращения: 30.08.2021).
5. Панков Н. А., Рыбинец А. Г. Мировой рынок газа: оценка потенциала основных направлений и рисков // Московский экономический журнал. – 2021. – № 6. – c. 150–166.
6. Поляков Г. Ю. Современные тенденции в процессах управления экспортными операциями поставок сжиженного природного газа // Московский экономический журнал. – 2021. – № 5. – c. 515–518.
7. Сжиженная рокировка. Американские эксперты предсказывают России третье место по экспорту СПГ к 2028 году. РБК. Онлайн газета. 18 сен. 2019 № 141 (3096) (1809). [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/09/18/5d7fa40b9a794765c3ab9bf1 (дата обращения: 30.08.2021).
8. Тихонов С. Вопреки давлению: Россия обогнала США по экспорту сжиженного газа в Европу и Азию. Российская газета. Электронная версия. 09 апр. 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2020/04/09/rossiia-obognala-ssha-po-eksportu-szhizhennogo-gaza-v-evropu-i-aziiu.html (дата обращения: 30.08.2021).
9. Шоров Е. З., Гладилин А. В., Рябухин Н. Д. СПГ (сжиженный природный газ): перспективы производства и использования в региональных социально-экономических системах // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. – 2021. – № 2. – c. 132–140.
10. ‘Hydrogen Economy’ Offers Promising Path to Decarbonization. Bloomberg, March 30 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://about.bnef.com/blog/hydrogen-economy-offers-promising-path-to-decarbonization (дата обращения: 30.08.2021).
11. Deloitte Digital Innovation Outlook 2021 Review. - Amsterdam, 2021.
12. Dudin M.N., Zasko V.N., Dontsova O.I., Osokina I.V. The energy politics of the European union and the possibility to implement it in post-soviet states // International Journal of Energy Economics and Policy. – 2020. – № 10(2). – p. 409-416.
13. GIIGNL Annual Report 2020 Edition. , 2020.
14. Honcharuk I., Babyna O. Dominant trends of innovation and investment activities in the development of alternative energy sources // Wschodnioeuropejskie Czasopismo Naukowe (East European Scientific Journal). – 2020. – № 2 (54). – p. 6-12.
15. Oncel S. S. Green energy engineering: Opening a green way for the future // Journal of Cleaner Production. – 2017. – № 142. – p. 3095-3100.

Страница обновлена: 31.08.2021 в 16:40:00