Современное состояние международного трансфера технологий в мировой экономике

Костин К.Б.1, Хомченко Е.А.1
1 Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Костин К.Б., Хомченко Е.А. Современное состояние международного трансфера технологий в мировой экономике // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 2. – С. 411-424. – doi: 10.18334/eo.11.2.112111.

Аннотация:
В работе рассматривается роль трансфера технологий на современном этапе развития мировой экономики. Актуальность тематики обусловлена стремительными темпами развития инновационных технологий как в экономике, так и в политике. Особое внимание уделено проблеме развития технологического трансфера в условиях пандемии COVID-19. Авторами определен процесс технологического трансфера, раскрыта поэтапная сущность циклического характера данного процесса. Составлен глобальный инновационный индекс, проанализирована эволюция технологического трансфера: линейная и нелинейная (интерактивная) модели. Предложена систематизированная концепция трансфера технологий. На качественном и количественном уровне проанализировано влияние COVID-19 на развитие трансфера технологий в разрезе стран и регионов

Ключевые слова: технологический трансфер, НИОКР, инновационный индекс, COVID-19

JEL-классификация: O32, O33, F63, F01



Введение

До недавнего времени мировое экономическое сообщество поддерживало тезис о том, что производственный потенциал какой-либо отдельной экономики опирается на три основных фактора: труд, землю и капитал. Экономист Роберт Солоу [1] переосмыслил традиционное понимание факторов производства. Базируясь на оценке стремительного экономического роста отдельных стран и регионов после Второй мировой войны, экономист определил четвертый компонент производственного потенциала – инновации [16] (Solow, 1956).

Свидетельством того, что на текущий момент инновации стоят уже не в одном ряду, а выше факторов труда, земли и капитала, является бурный рост экономики США в 1990-е годы, а также рост отдельных экономик по всему миру [10] (Faykov, Baydarov, 2020). Сегодня страны выделяют миллиарды долларов на развитие технологий и инноваций, поддерживают развитие новых направлений, таких как робототехника, нанотехнологии и т.п. Все действия направлены на повышение промышленной конкурентоспособности государства на мировой арене, ведь на сегодняшний день самая большая добавленная стоимость создается именно в сфере технологий, а дополнительные государственные льготы являются немаловажным стимулом технологического и, как следствие, экономического развития государства [5] (Ivinskaya, Abdrakhmanova, 2021).

Развитие мирового хозяйства на современном этапе являет собой сложный процесс конкуренции компаний и государств, непосредственно участвующих в борьбе за получение доминирующего положения на глобальном рынке. Для государств это политическое влияние, для компаний – экономические показатели. В сумме это позволяет действующим акторам получить больший вес – как политический, так и экономический – в системе международного обмена, что напрямую предоставляет возможность влиять на мировое сообщество. В XXI веке главным условием мировой конкуренции выступает технологический фактор. Инновационный процесс является ключевым показателем экономического роста и увеличения благосостояния компаний и государств.

Трансфер технологий, выступая инструментом, через который осуществляется инновационный процесс, определяет его эффективность. Процесс трансфера технологий в настоящее время протекает вне всякой изоляции: инновационные системы государств подвергаются различному влиянию со стороны мирового сообщества в условиях усиливающейся глобализации. Актуальность исследования усиливает пандемия COVID-19, которая ускоряет процессы технологического перехода во многих отраслях промышленности: диджитализация и роботизация проникает во все новые и новые сферы деятельности [2] (Vavilina, Kalashnikov, Gladysheva, 2018).

Сущность трансфера технологий – его принципы организации описываются в трудах зарубежных авторов, таких как Грант Аллард [12, с. 614–616] (Allard, Allard, 2017, р. 614–616), Джон Батлер и Дэвид Гибсон [13] (Butler, Gibson, 2011), Майкл Портер [15, с. 97–118] (Porter, 1995, р. 97–118), Дипак Сомая [17] (Somaya, Teece, 2000), Гидеон Маркман [14, с. 241–263] (Markman, Phan, Balkin, Gianiodis, 2003, р. 241–263), Дэвид Балкин [10, с. 241–263] (Faykov, Baydarov, 2020, р. 241–263), Рейнхильде Вегелерс [18, с. 640–660] (Veugelers, Siegel, Wright, 2007, р. 640–660). Среди отечественных исследователей стоит выделить работы следующих авторов: М. Сажина [8, с. 9] (Sazhina, 2015, р. 9), Н. Иващенко [4] (Ivashchenko, 2011), А. Гаврилюк [3] (Gavrilyuk, 2019), М. Россинская [7] (Rossinskaya, Pleshko, 2014), Е. Угнич [9] (Ugnich, Izotov, Voloshchenko, 2015).

Научная новизна работы состоит в следующем: определена тенденция инвестиционных потоков в технологические секторы в глобальном масштабе в постковидный период, выявлено качественное и количественное изменение в инвестиционных потоках вследствие влияния COVID-19.

Целью данной работы является анализ влияния пандемии на состояние трансфера технологий в условиях жестких ограничений на движение товаров и услуг в глобальном масштабе.

В работе использованы такие методы научного познания, как наблюдение, сравнение, измерение, анализ и синтез, индукция и дедукция.

Авторская гипотеза следующая: пандемия COVID-19, несмотря на серьезный удар по мировой экономике, позитивно отразилась на технологическом трансфере. Сокращение части персонала способствовало высвобождению дополнительных денежных ресурсов, направленных на разработку новых технологий и поддержание инновационных стартапов.

Трансфер технологий: современное состояние, существующие определения, классификация

Сам термин «трансфер технологий» в общем смысле обозначает процесс успешного применения или адаптации технологий, приобретения уникальных знаний, а также получения оригинальных результатов в какой бы то ни было сфере деятельности человека, дополняемых их дальнейшим материальным (или иным) воплощением и коммерциализацией в иных отраслях.

В общем виде процесс трансфера технологий можно описать шестью этапами:

1. Представление изобретения: исследователь или группа исследователей представляют изобретение, описывают его, подробно указывая количество затраченных средств и имена авторов.

2. Оценка: специальный орган оценивает изобретение на предмет его патентоспособности, потенциальной коммерческой ценности и предлагает наилучший способ его защиты и коммерциализации.

3. Заявка на патент: университет рассматривает со своей стороны коммерческую ценность изобретения и, если находит его ценным, подает заявку на патент.

4. Оценка и маркетинг: после подачи заявки на патент проводится оценка технологии и избираются ключевые характеристики изобретения для его дальнейшего продвижения на рынке.

5. Лицензирование патентов: цель университета – вывести изобретение на рынок, поэтому запатентованные изобретения передаются промышленной отрасли на основе лицензионных соглашений.

6. Коммерциализация: после подписания лицензионного соглашения университет оценивает эффективность бизнеса лицензиата, получает и распределяет доходы в рамках установленных соглашений.

Визуализация процесса трансфера технологий представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Систематизированная концепция трансфера технологий

Источник: составлено авторами.

Figure 1. Systematized concept of technology transfer [compiled by the authors].

С точки зрения Камянской О.В., термин «трансфер технологий» можно определить как «организованный процесс реализации и (или) привлечения новых систематизированных знаний, опыта, инструментов и методов, разработанных одной стороной технологического соглашения, другой – с целью их коммерциализации/внедрения и повышения уровня технологического развития участников» [6, с. 2–5] (Kamyanskaya, 2008, р. 2–5).

Во Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) трансфер технологий определен как «процесс, в котором разработчик технологии делает свою технологию доступной для коммерческого партнера, который будет ее использовать» [22].

ЮНКТАД рассматривает термин «трансфер технологий» под другим углом и предлагает несколько иное определение, а именно: «трансфер технологии – это процесс распространения коммерческой технологии в форме передачи технологии, который может быть защищен юридическим договором, а может и не быть, но включает взаимосвязь (коммуникацию) между лицом, передающим соответствующие знания, и лицом, которое их приобретает» [21].

С 2007 года Всемирная организация интеллектуальной собственности ежегодно оценивает научный и инновационный потенциал стран мира, публикуя ежегодные отчеты. В 2020 году в индекс вошло 131 государство, которые в совокупности генерируют более 95% мирового ВВП. В таблице 1 представлены отдельные страны из рейтинга.

Таблица 1

Глобальный инновационный индекс отдельных стран 2020 г.

Table 1

Global innovation index of selected countries in 2020 [compiled by the authors]

Страна
Место в рейтинге
Баллы (0–100)
Регион
Швейцария
1
66.08
Европа
Швеция
2
62.47
Европа
США
3
60.56
Северная Америка
Германия
9
56.55
Европа
КНР
14
53.28
Азия
Япония
16
52.70
Азия
Эстония
25
48.28
Европа
Украина
45
36.32
Европа
Россия
47
35.63
Европа
Казахстан
77
28.56
Азия

Источник: составлено авторами на основе [20].

Уже традиционно первое место на протяжении многих лет занимает Швейцария, сильно выделяясь даже в сравнении со второй позицией, на которой располагается Швеция – 66 баллов против 62. США занимают 3-ю позицию, а КНР с каждым годом наращивает потенциал и уже обгоняет Японию на 2 позиции. Страны Прибалтики – Эстония, Латвия и Литва находятся на 25, 36 и 40-м местах соответственно. Украина занимает 45-е место, обгоняя Россию на 2 позиции, однако по рейтингу различия минимальны – 36,32 против 35,63 баллов соответственно.

История трансфера технологий насчитывает более 100 лет и состоит из 2 ключевых этапов: 1-й этап – с 1911 по 1960-е годы и 2-й этап – с 1970-х по настоящее время [11] (Chelnokova, 2016).

Линейная модель технологического толчка получила свое название от гипотезы «науку – в рынок». Основные идеи включали в себя представления о том, что научная мысль развивается вне зависимости от рыночной практики, а также отсутствует взаимосвязь между развитием науки и техники и рыночными потребностями [11] (Chelnokova, 2016). На этом этапе создание новых продуктов, проведение исследований и научные открытия независимы от внешней среды и времени: рынок пассивен – он лишь коммерциализирует результаты НИОКР. Данная модель не лишена недостатков: она не учитывает влияние рынка на возможные события, связанные с изобретением новых технологий; не может отразить комплексность взаимоотношений между производством и научной сферой; обходит стороной потребности и желания потребителя [1] (Belokonev, Dudin, Khokonov, 2019).

Второй этап ознаменовался появлением нелинейных (интерактивных) моделей трансфера технологий (модель Клайна-Розенберга [11] (Chelnokova, 2016), модель Уйлрайта и Кларка [11] (Chelnokova, 2016), модель Купера [11] (Chelnokova, 2016) и др.). В этом случае большую роль играла гипотеза «от потребностей рынка – к науке». Главные особенности сводились к тому, что инновации уже не предшествовали рынку – наоборот, запросы рынка предвосхищали появление новых товаров; появились тесные связи между развитием науки и техники и потребностями, диктуемыми рынком. На этом этапе знания, полученные в результате исследований в каком-то ограниченном пространстве, базируются на всей совокупности существующих знаний. С течением времени потребность рынка в инновациях начинает удовлетворяться большим количеством конкурирующих компаний, из которых выживают лишь наиболее амбициозные и технологические. Среди недостатков следует указать, что нелинейная модель успешно применима для крупных технологических фирм, внутри которых и происходит конкуренция за ресурсы. Модель Р. Росвелла сегодня является эталонной и признана образцовой в области моделирования инновационных процессов, логике которых следуют остальные интерактивные модели [11] (Chelnokova, 2016). Данная модель ориентирована в большей степени на инновационные стартапы, в меньшей – на большие технологические компании.

Общий объем инвестиций в технологии в 2019–2020 гг. указывает на то, какое влияние оказала пандемия COVID-19 на инновационную деятельность в мире в целом. Так, на рисунке 2 представлены объемы инвестиций в технологии регионов мира в 2019–2020 гг.

Рисунок 2. Затраты на исследования и разработки по регионам мира в 2019–2020 гг.

Источник: составлено авторами на основе [19].

Figure 2. Expenditure for research and development by regions in 2019-2020 [compiled by the authors].

На основе анализа авторами соответствующих статистических данных можно заключить, что финансирование инновационной деятельности в глобальном масштабе в 2020 году уменьшилось на 90 млрд $, и вызвано это пандемией COVID-19: во всех без исключения регионах фиксируется снижение трат на исследования и разработки от 1% (в Азии) до 7% (в Южной Америке), а в среднем мировой уровень затрат на инновации снизился на 3,82%. Отрицательный тренд показал, насколько рынок технологий в состоянии справляться с глобальными проблемами, такими как, например, пандемия. Безусловно, сильное влияние на уменьшение затрат оказал спад мировой экономики на 4,3% в 2020 году. Прогнозируемый МВФ рост мирового ВВП на 4,7% в 2021 году кардинально изменит ситуацию, и по мнению авторов, графики инвестиций в технологии вновь продемонстрируют восходящую динамику.

Рассмотрим же более детально инвестиционную деятельность таких стран, как США, КНР, Япония, Германия, Индия, Южная Корея, Франция, Россия, Великобритания и Бразилия. Точечный анализ позволит дополнить предыдущий рисунок. Так, на рисунке 3 представлены внутренние затраты на исследования и разработки отдельных стран в 2018–2020 гг.

Рисунок 3. Затраты на исследования и разработки отдельных стран в 2018–2020 гг.

Источник: составлено авторами на основе [19].

Figure 3. Expenditures on research and development of selected countries in 2018-2020. [compiled by the authors].

Селекционный анализ показал, что в 3 из 10 стран (США, КНР, Индия) инвестиции в технологии незначительно увеличились (по сравнению с 2018 г.), в то время как в остальных странах инвестиции в технологии несколько снизились (по сравнению с 2018 г.), в целом же суммарные траты 10 стран из списка на исследования и инновационную деятельность составили в 2018 году – 1 781,4 млрд $, в 2019 – 1857,5 млрд $, в 2020 – 1795,1 млрд $. Таким образом, селекционный анализ показал аналогичный результат, который был получен на рисунке 2.

Таким образом, уменьшение инвестиций в исследовательскую и инновационную деятельность является следствием уменьшения роста ВВП и его перехода к отрицательному тренду, коллапса мировой экономики и затруднения процесса глобализации экономики. В целом же можно заключить, что авторская гипотеза нашла свое подтверждение: несмотря на значительное падение как мирового ВВП, так и отдельных стран мира, пандемия COVID-19 в целом позитивно отразилась на технологическом трансфере.

Заключение

Глобализация, очень тесно проникшая в жизнь мирового сообщества, не обошла стороной как мировую экономику, так и науку в целом. Она привела к тому, что некогда сепарированные в научном плане страны стали объединяться и совместно работать над технологическими изобретениями. Пандемия COVID-19 несколько изменила привычное понимание взаимодействия людей и замедлила развитие мировой экономики. Однако на инвестиции в НИОКР экономический кризис, вызванный пандемией коронавируса, оказал не такое сильное воздействие. Сокращение части персонала способствовало высвобождению дополнительных денежных ресурсов, которые были направлены на разработку новых технологий и поддержание инновационных стартапов. Вопрос восстановления мировой экономики, который напрямую зависит от эффективности борьбы с COVID-19, в большей степени отразится на дальнейших инвестициях в технологии. Одновременно с ростом мировой экономики и стремительным переходом к автоматизации и роботизации производственных процессов можно ожидать уверенного роста инвестиций в НИОКР в ближайшие годы.

[1] Р.М. Солоу – американский экономист, автор модели Солоу, лауреат Нобелевской премии 1987 года «за фундаментальные исследования в области теории экономического роста».


Источники:

1. Белоконев С.Ю., Дудин М.Н., Хоконов А.А. Влияние совместного потребления и сетевых информационных технологий на социальные процессы // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 445-462. – doi: 10.18334/epp.9.4.41481.
2. Вавилина А.В, Калашников И.Б., Гладышева И.В. Инновационно-сориентированная цифровая инфраструктура – сфера обеспечения успешной реализации технологического рывка // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – № 3. – c. 349-364. – doi: 10.18334/vinec.8.3.39423.
3. Гаврилюк А.В. Механизмы трансфера технологий для активизации инновационной деятельности. - МГУ имени М.В. Ломоносова, 2019. – 158 c.
4. Иващенко Н.П. Кафедра экономики инноваций: на пути к экономике, основанной на знаниях // Вестник Московского Университета. – 2011. – № 4. – c. 21.
5. Ивинская Е.Ю., Абдрахманова Д.Р. Взаимосвязь технологических и организационных инноваций в условиях цифровой трансформации экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112040.
6. Камянская О.В. Управление трансфером технологий на машиностроительных предприятиях. / автореф. дис.,.. канд. эконом. наук., 2008. – 79 c.
7. Россинская М.В., Плешко М.С. Эффективные направления коммерциализации научных разработок и трансфера технологий в вузах России // Имущественные отношения в РФ. – 2014. – № 9. – c. 4.
8. Сажина М.А. Взаимодействие государства и бизнеса России в условиях политических и экономических санкций // Экономические науки. – 2015. – № 8. – c. 9.
9. Угнич Е.А., Изотов М.А., Волощенко И.И. Коммерциализация результатов интеллектуальной деятельности в университетах: концепция инновационной экосистемы // Науковедение. – 2015. – № 7. – c. 13.
10. Файков Д.Ю., Байдаров Д.Ю. Организация технологического трансфера в национальных лабораториях США: опыт для российских предприятий // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 3. – c. 1687-1710.
11. Челнокова О.Ю. Модели трансфера технологий в инновационном развитии экономики // Математическое и компьютерное моделирование в экономике, страховании и управлении рисками. – 2016. – № 1. – c. 314-316.
12. Allard G., Allard S. Information behavior in the technology transfer process // Proceedings of the Association for Information Science and Technology. – 2017. – № 1. – p. 614–616.
13. Butler J., Gibson D. Global Perspectives on Technology Transfer and Commercialization // Monograph Book. – 2011. – p. 432.
14. Markman G., Phan P., Balkin D., Gianiodis P. Entrepreneurship and University-Based Technology Transfer // Journal of Business Venturing. – 2003. – p. 241-263.
15. Porter M. Towards a new conception of environment competitiveness relationship // Journal of Economic Perspectives. – 1995. – p. 97-118.
16. Solow R. А. Contribution to the Theory of Growth // The Quaterly Journal of Economics. – 1956. – p. 65–94.
17. Somaya D., Teece D. Combining Inventions in Multi-invention Products: Organizational Choices, Patents, and Public Policy // SSRN Electronic Journal. – 200. – p. 31.
18. Veugelers R., Siegel D., Wright M. Transfer Offices and Commercialization of University Intellectual Property: Performance and Policy Implications // Oxford Review of Economic Policy. – 2007. – p. 640-660.
19. International Monetary Fund/ IMF. URL. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Home (дата обращения: 13.04.2020).
20. Global innovation index 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/wipo_pub_gii_2020.pdf (дата обращения: 25.04.2020).
21. United Nations Conference on Trade and Development: Transfer of technology. New York; Geneva, 2001/UN. [Электронный ресурс]. URL: http://www.unctad.org/en/ docs//psiteiitd28.en.pdf (дата обращения: 05.04.2020).
22. World Intellectual Property Organization/ WIPO. [Электронный ресурс]. URL: http://www.wipo.int/sme/en/documents/pharma_ licensing.html#P72_2862 (дата обращения: 05.03.2020).

Страница обновлена: 25.06.2021 в 08:15:32