Перспективы развития цифровой экономики в странах Латинской Америки

Ревинова С.Ю.1, Чаварри Гальвес Д.П.1
1 Российский университет дружбы народов

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Ревинова С.Ю., Чаварри Гальвес Д.П. Перспективы развития цифровой экономики в странах Латинской Америки // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112086.

Аннотация:
В статье показано, что регион Латинской Америки обладает большим потенциалом для цифрового роста, но в настоящий момент он находится в средней полосе мировой цифровизации. Выявлено, что по большинству показателей технологического развития страны Латинской Америки отстают от развитых стран. В работе проведена оценка развития цифровой экономики внутри региона и выявлено, что странами лидерами являются Чили, Уругвай, Коста-Рика и Аргентина, а отстающими: Гондурас, Венесуэла, Перу. Дальнейшие перспективы развития цифровой экономики связаны с использованием новых технологий, таких как блокчейн, интернет вещей, робототехники, искусственного интеллекта и анализа больших данных. В работе проведен анализ внедрения этих технологий в странах Латинской Америки, который показал, что они пока недостаточно активно внедряют эти технологии. В статье показано, что наибольшие сдвиги наблюдаются в сфере использования блокчейна на финансовых рынках. Данная работа представляет интерес для исследователей в области цифровой экономики, а также изучающим экономику и инновационное развитие стран Латинской Америки.

Ключевые слова: цифровая экономика, цифровизация, Латинская Америка

JEL-классификация: O31, O32, O33, O14, N76



Введение

Процессы цифровизации происходят во всем мире и во всех странах. Для стран Латинской Америки переход на цифровую экономику также актуален, как и для всех стран мира. Поскольку Латинская Америка собирается начать свое третье столетие политической автономии, цифровая революция предоставляет новую возможность сформулировать свободу действий и использовать альтернативные стратегии [1] (Guterres, 2004). Понимание важности перехода на цифровую экономику есть во всех странах, но, тем не менее, цифровизация в странах региона идет неравномерно. Она зависит от имеющейся инфраструктурной базы, инвестиций в нее, человеческого капитала и государственной политики. Цифровой разрыв между странами региона во многом зависит от широкополосного доступа к сети и инвестиций в инфраструктуру [2] (Kats, Kallorda, 2018).

Целью данного исследования является определение перспектив развития цифровой экономики в регионе Латинская Америка. Для решения поставленной цели решались следующие задачи: выявление места Латинской Америки в вопросах перехода к цифровой экономике; оценка уровня развития цифровой экономики в латиноамериканских странах, а также перспективы внедрения технологий цифровой экономики в странах региона.

Данные для исследования были получены из открытых источников информации в сети Интернет, баз данных и аналитических агентств, а также научных статей по данной проблематике. В исследовании использовались методы сравнительного и статистического анализа, методы группировки, обобщения и классификации.

Литературный обзор

В современном мире широко используется такое понятие, как цифровая экономика, но наряду с ним существует еще ряд терминов, характеризующих процесс использования цифровых технологий в хозяйственной и бытовой деятельности, таких как новая экономика, информационная экономика, экономика сети или сетевая экономика и т. д. На сегодняшний день нет однозначного определения цифровой экономики. Встречаются различные формулировки, которые претерпевали изменения на протяжении 25 лет. Многие исследователи говорят о том, что основные принципы цифровой экономики были сформулированы Николасом Негропонте. В 1995-ом году американский информатик Николас Негропонте из Массачусетского университета ввел в употребление термин «цифровая экономика». В своей книге «Being Digital» он сформулировал концепцию электронной экономики, основанной на переходе человечества в своей хозяйственной деятельности от обработки атомов к обработке электронных битов [3] (Neogronte, 1996). Также он говорил о преимуществах новых принципов в экономике (отсутствие веса товаров, виртуальность, быстрое глобальное перемещение), против недостатков традиционных товаров в экономике (вес, сырье, транспорт).

Другие эксперты отмечают, что впервые термин «цифровая экономика» озвучил канадский ученый Дон Тапскотт в 1994 г. в книге «Цифровая экономика: перспективы и риски в эпоху сетевого интеллекта». В ней Тапскотт, описывая признаки развитых стран, отмечает цифровую форму представления объектов, влияние информационных технологий на бизнес, систему государственного управления, а также определяет цифровую экономику как экономику, базирующуюся на использовании информационных компьютерных технологий [4] (Tapskott, 1995). Дон Тапскотт, опираясь на теорию фирмы Коаза, анализирует тенденции в изменении трансакционных издержек и на основе такого анализа формулирует ряд гипотез о переходе бизнеса в новые медиа.

В 1999 г. Нил Лейн, помощник президента США по науке и технологиям, в статье «Развитие цифровой экономики в XXI веке» [5] (Leyn, 1999) фактически первым дал определение рассматриваемого явления: «Цифровая экономика – это конвергенция компьютерных и коммуникационных технологий в сети Интернет и возникающий поток информации и технологий, которые стимулируют развитие электронной торговли и масштабные изменения в организационной структуре». Автор фокусируется на электронной торговле и влиянии цифровой экономики на такие вопросы, как приватность, инновации, стандарты и цифровой разрыв.

По мнению В.М. Матюшка, цифровая экономика – это такая форма экономической деятельности, которая базируется на глобальной электронной среде и в которой преобладают знания и информация в качестве важнейших элементов производительных сил [6] (Matyushok, 1999).

По мнению Э. Бриньолфссон, Б. Кахин, цифровая экономика – это еще не завершенная трансформация всех секторов экономики благодаря цифровизации информации при помощи компьютерных технологий [7] (Brinolfsson, Kakhin, 2000). Авторы рассматривают цифровую экономику с точки зрения макроэкономики, конкуренции, рынка труда, изменений в организационной структуре.

В 2001 г. Томас Мезенбург выделил три основных компонента цифровой экономики, которые можно статистически оценить и измерить:

- поддерживающая инфраструктура (аппаратное и программное обеспечение, телекоммуникации, сети и др.);

- электронный бизнес (ведение хозяйственной деятельности и любых других бизнес-процессов через компьютерные сети);

- электронная торговля (дистрибуция товаров через Интернет) [8] (Mezenburg).

«Цифровая экономика – это международная сеть видов экономической деятельности, которая стала возможна благодаря информационно-коммуникационным технологиям (ИКТ). Другими словами, можно сказать, что цифровую экономику можно представить теорией, основанной на цифровых технологиях» [9] (Rouz, 2016).

Хуан Х. Луго Марин пишет, что цифровая экономика – это не только эволюционный процесс в развитии экономики, но она является настоящей революцией, которую можно сравнить с промышленной революцией [10].

В стратегии развития информационного общества РФ на 2017–2030 годы говорится, что «цифровая экономика – это хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг» [11].

Р. Бухт, Р. Хикс в работе «Определение, концепция и измерение цифровой экономики» [12] (Bukht, Khiks, 2018) проанализировали более 20 определений и концепций цифровой экономики и пришли к следующему выводу. Цифровая экономика включает в себя цифровую отрасль по определению ОЭСР (совокупность сферы услуг и отраслей обрабатывающей промышленности, охватывающая передачу и отображение данных и информации в электронном виде), а также такие элементы, как цифровые услуги, розничные продажи и деятельность в информационной сфере, которые не входят в рамки определения ОЭСР и принятую кодификацию [13].

В окончательном виде Р. Бухт, Р. Хикс дают такое определение цифровой экономики: часть общего объема производства, которая целиком или в основном произведена на базе цифровых технологий фирмами, бизнес-модель которых основывается на цифровых продуктах или услугах.

Схожее определение дает ЮНКТАД, которая разделяет цифровую экономику на три части [14].

1. Ядро: цифровой (IT/ICT) сектор-производства аппаратного обеспечения, программное обеспечение и ИТ-консалтинг, информационные услуги и телекоммуникации.

2. Узкая сфера цифровой экономики: цифровой сервис и платформенная экономика. Это электронная коммерция, цифровой контент, интернет-платформы и цифровые решения, такие как электронные платежи и облачные вычисления.

3. Широкая сфера цифровой экономики: электронный бизнес, Индустрии 4.0, цифровизация сельского хозяйства, алгоритмическая экономика, экономика совместного использования.

Страны Латинской Америки переживают экономический кризис, усиленный пандемией, благосостояние населения падает, а уровень бедности растет. Странам региона необходимо проведение новой модернизации (догоняющего характера), способной создать благоприятные условия для устойчивого роста и в обозримом будущем вывести регион на более высокий социально-экономический и научно-технологический уровень [15] (Yakovlev, 2020). В технологическом отношении регион сохраняет отставание от традиционных центров, хотя есть и прорывы, связанные с переходом на инновационную практику [16] (Davydov, 2016). Ответ на новые вызовы латиноамериканские государства видят в реформах мировой экономической системы, в развитии региональной интеграции и в экономической политике государств региона по пути устойчивого инклюзивного развития, перестройки экономики на новой технологической основе и равенства [17] (Lavut, 2020).

Результаты исследования

Место региона Латинской Америки в вопросах перехода к цифровой экономике

В «Докладе о мировом развитии 2016: Цифровые дивиденды» Всемирного банка, говорится, что без применения информационных технологий во всех странах мира без исключений нельзя добиться не только экономического развития в одной стране, но и во всем мире в целом [18]. Цифровизация рабочего процесса человека приводит к увеличению его продуктивности, а это, в свою очередь, возможно благодаря инновациям, применяемым для этих целей. Цифровизация всех процессов деятельности приведет к развитию общества и его благосостояния, что сделает страну более конкурентоспособней на международной арене. В большинстве стран разработка первых стратегий в области цифровизации началась в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Например, инициатива Европейского союза «Электронная Европа», ориентиром которой служит переход к информационному обществу, была принята в 1999 г [19]. Сегодня ведущие страны мира решают такие задачи, как цифровая трансформация государственного управления, развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры на основе новых технологий, укрепление информационной безопасности, развитие цифровых навыков и компетенций населения. Пристальное внимание сейчас направлено на вопросы регулирования, связанные со строительством и использованием инфраструктуры широкополосных сетей, доступом к беспроводному спектру, регулированием рынка и др. [20].

Сеть Интернет начала широкое распространение по планете с начала 1990-х годов. Количество пользователей сети растет ежегодно. На рисунке 1 показано изменение числа пользователей Интернета с 2009 по 2020 год. Если количество пользователей Интернета в 2009 году составляло 1802.30 миллионов человек, то за последующие 10 лет оно вырос практически в 2 раза, то есть в 2010 году этот показатель составлял 1.966.5 миллионов человек, а к 2020 году число пользователей достигло 4 миллиарда 833.5 миллионов человек [21].

Рисунок 1. Количество интернет-пользователей в мире в 2009–2020 гг.

Источник: Платформа данных Statista [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/265147/number-of-worldwide-internet-users-by-region/(дата обращения:27.01.2021 г.)

Одной из основных характеристик, описывающих цифровизацию в стране, является уровень проникновения Интернета. Проникновение Интернета в регионы мира происходит неравномерно (рис. 2).

Рисунок 2. Проникновения Интернета в мире в 2021 г., по регионам

Источник: Платформа данных Statista [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/269329/penetration-rate-of-the-internet-by-region/(дата обращения:16.02.2021 г.)

Данные демонстрируют, что регион с наибольшим проникновением – Северная Европа с 96 %, за ней следует Западная Европа с 93 % и на третьем месте Северная Америка с 90 %. Шестое место с проникновением Интернета 72 % занимает Южная Америка, тогда как Центральная Америка находится на 10 месте с 67 %. Если мы сравним, средний уровень проникновения в латиноамериканском регионе составляет 69.5 %, что выше, чем среднемировой процент 59.5 %.

Функционирование цифровой экономики зависит также от качества передачи данных, одной из характеристик которого является скорость. Страной с самой высокой средней скоростью фиксированного широкополосного доступа в Интернет в 2020 году стал Сингапур, далее идут Гонконг, Монако (рис. 3). Страны Латинской Америки на данном графике отсутствуют, что говорит о недостаточном развитии широкополосного Интернета.

Рисунок 3. Страны с самой высокой средней фиксированной скоростью широкополосного интернета (2020 г.)

Источник: Платформа данных Statista [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/896772/countries-fastest-average-fixed-broadband-internet-speeds/(дата обращения:09.11.2021 г.).

Рейтинг цифровой конкурентоспособности IMD 2020 (табл. 1) оценивает способность и готовность 63 стран внедрять и исследовать цифровые технологии, как ключевой драйвер экономических преобразований в компаниях, правительстве и обществе в целом.

Таблица 1

Рейтинг цифровой конкурентоспособности 2020 г.

Топ-10 стран
Общий ранг
Стран
Знания
Технология
Готовность к будущему
1
США
1
7
2
2
Сингапур
2
1
12
3
Дания
6
9
1
4
Швеция
4
6
7
5
Гонконг
7
2
10
6
Швейцария
3
11
5
7
Нидерланды
14
8
4
8
Республика Корея
10
12
3
9
Норвегия
16
3
6
10
Финляндия
15
10
9
10 наихудших стран
54
Мексика
52
56
52
55
Перу
55
58
55
56
Индонезия
63
54
48
57
Филиппины
62
53
54
58
Украина
38
59
61
59
Аргентина
50
62
47
60
Южная Африка
60
55
57
61
Колумбия
59
61
50
62
Монголия
58
60
59
63
Венесуэла
61
63
63
Источник: Мировой цифровой рейтинг конкурентоспособности IMD 2020. [Электронный ресурс]. URL: imd world digital competitiveness ranking 2020, https://www.imd.org/globalassets/wcc/docs/release-2020/digital/digital_2020.pdf (дата обращения:05.2020 г.)

Страны из Топ-5 рейтинга IMD 2020 ориентированы на генерацию знаний, но каждая из них по-разному подходит к цифровой конкурентоспособности. Как мы видим, лидирующие страны следуют сбалансированному подходу между генерацией знаний, созданием благоприятной среды для развития технологий и готовностью внедрять инновации. Изменения по сравнению с предыдущим годом в некоторых странах довольно велики, например, Гонконг и Южная Корея вошли в топ-10 рейтинга, Тайвань поднялся на 13-е место, а Китай-на 22-е место. В этих странах наблюдается прогресс в технологической инфраструктуре и гибкости компаний в адаптации к технологиям. В конце рейтинга расположились Индия (44) Индонезия (62). Последние 10 стран с худшими цифровыми показателями включают латиноамериканские страны: Мексику, Перу, Аргентина, Колумбию и Венесуэлу, что указывает нам на их низкий уровень цифрового развития. Из стран Латинской Америки только 2 страны поднялись в рейтинге по сравнению с прошлым годом Мексика (51) и Колумбия (61). Эти страны уделяют особое внимание развитию человеческого капитала и развитию технологий, а также поддерживают новое поколение в направлении цифровой трансформации.

Страны, входящие в состав G20, имеют некоторые преимущества и возможности, которые позволят стать им лидерами в этой области. Несмотря на то, что группа имеет ограниченное число членов, она представляет собой значительную часть мировой экономики. Несколько государств-членов G20, такие как США, Германия и Япония, уже выделяются своими огромными достижениями в цифровой экономике. Эти страны активно участвуют в глобальном сотрудничестве, способствуя прогрессу менее опытных стран и расширению совместной со странами Латинской Америки интеграции.

Цифровые стратегии развитых стран, несмотря на существующие различия в стратегиях цифровизации, все же имеют общие черты:

- все страны инвестируют в широкополосную инфраструктуру;

- стремятся сделать доступ в Интернет более легким и простым;

- акцентируют внимание на совмещении интернет-индустрии с другими отраслями.

Еще одним индексом, демонстрирующим готовность стран к переходу к цифровой экономике, является индекс сетевой готовности (NRI). В 2020 г. в этом рейтинге ранжируются 134 страны на основе 60 показателей. Индекс основан на четырех основных группах показателей, оценивающих технологии, человеческий капитал, управление и влияние. NRI охватывает самые разные вопросы – от технологий будущего, таких как искусственный интеллект (AI) и Интернет вещей (IoT), до роли цифровой экономики в достижении целей в области устойчивого развития. Страны Латинской Америки расположились в середине данного рейтинга (табл. 2). Лучших результатов добился Уругвай, который занимает 47 место в этом рейтинге.

Таблица 2

Место стран Латинской Америки по сетевой готовности

Страна
Место в рейтинге
Швеция
1
Дания
2
Сингапур
3
Нидерланды
4
Швейцария
5


Уругвай
47
Чили
50
Коста-Рика
54
Бразилия
59
Аргентина
60
Колумбия
72
Доминиканская Республика
75
Панама
77
Перу
80
Эквадор
85
Парагвай
92
Эль Сальвадор
95
Боливия
101
Гондурас
102
Гватемала
106
Венесуэла
108
Источник: составлено по данным Института Портулан. [Электронный ресурс]. URL: https://networkreadinessindex.org/nri-2020-countries/ (дата обращения:2020 г.)

Тем не менее, цифровая экономика растет быстрее экономики в целом, особенно в странах глобального Юга, к которым относятся и страны Латинской Америки [12]. Странам Юга необходимо учесть опыт Севера по внедрению цифровой экономики, что даст им возможность догнать развитые страны и быть конкурентоспособными.

Оценка развития цифровой экономики в странах Латинской Америки

Существуют различные подходы к оценке развития цифровой экономики. В 2003 г. Международный союз электросвязи (ITU) разработал Индекс цифровых возможностей (The Digital Opportunity Index) [22]. В данном индексе анализируются 11 показателей, объединенных в 3 основные группы. К группе «Возможности» относятся: процент населения, охваченного мобильной сотовой связью; тарифы на доступ в Интернет в процентах от дохода на душу населения; тарифы мобильной сотовой связи в процентах от дохода на душу населения. К «Инфраструктуре» относятся показатели: доля домохозяйств, имеющих стационарный телефон; доля домохозяйств, имеющих компьютер; доля домохозяйств, имеющих доступ в интернет-дома; абоненты мобильной сотовой связи на 100 жителей; абоненты мобильного Интернета на 100 жителей. Группа «Использование» содержит следующие показатели: доля лиц, пользовавшихся Интернетом; соотношение абонентов фиксированной широкополосной связи и общего количества абонентов Интернета; соотношение абонентов мобильной широкополосной связи и общего числа абонентов мобильной связи.

Еще один подход к определению уровня цифровизации экономики был разработан Министерством цифрового развития и массовых коммуникаций РФ, Федеральной службой государственной статистики и Высшей школой экономики [23]. Он включает в себя следующие показатели: страна в международных рейтингах; исследования и разработки в области ИКТ; кадры цифровой экономики; телекоммуникации; сектор ИКТ; сектор контента и СМИ; население в цифровой реальности; цифровые технологии в бизнесе; цифровизация социальной сферы; электронное государство; информационная безопасность и цифровые технологии.

Третьим методом оценки цифровизации экономики, проанализированным нами, является, метод, разработанный для стран G20. Он уникален тем, что он универсален для всех стран группы, куда входят не только развитые страны, но и развивающиеся страны. В этом методе рассматриваются 37 показателей, некоторые из них были упомянуты в первом и втором методе. В отличие от других этот метод включает показатели, связанные с работниками сферы ИКТ по типу и виду их навыков. Эти показатели включают в себя, помимо вышеперечисленных: число абонентов фиксированной широкополосной связи на 100 жителей в разбивке по технологиям; число активных абонентов мобильного широкополосного доступа на 100 жителей; скорость Интернета; цены на связь; проникновение SIM-карт M2M на 100 жителей; защищенные серверы по стране размещения; доля домохозяйств с компьютером; домохозяйства с подключением к Интернету, городские и сельские; пользователи Интернета; лица, совершавшие покупки в Интернете за последние 12 месяцев; мобильные деньги по сравнению с банковскими счетами на 1000 взрослых; лица, использующие Интернет для взаимодействия с органами государственной власти; лица, обладающие навыками ИКТ, по типу навыков; поддержка бизнес-исследований и разработок [24].

При изучении методов анализа G20, российского подхода и Индекса цифровых возможностей для определения цифровизации экономики в странах Латинской Америки, было выявлено, что ни один из этих методов полностью не применим. В этих методах многие показатели ориентированы на развитые экономики, которые в странах Латинской Америки пока не могут быть учтены или настолько невелики, что приведут к искажению результатов. Страны Латинской Америки являются развивающимися, и для определения цифровизации этого региона необходим индивидуальный подход.

После изучения различных подходов и методов для оценки цифровой экономики в странах Латинской Америки мы включили 16 показателей. Анализ данных представлен в таблице 3.

Таблица 3

Сводная таблица для стран Латинской Америки

Название страны
Место в мировом индексе конкурентоспособности цифровизации- World Dig. 2020
Список по технической готовности 2018
Общее количество пользователей интернета, в млн. человек-2019
Уровень проникновения интернета, в %-2020
Абоненты фиксированного широкополосного доступа (на 100 человек) 2019
Абоненты мобильной сотовой связи (на 100 человек) 2019
Время необходимые для завершения процедуры в электронном правительстве
Заработная плата на одного работника по ВВП-2018
1
Чили
41
36
15,04
92.4
18.09
134
2.2
26,423
2
Мексика
54
49
88
69.5
15.03
95
6.9
24,995
3
Коста-Рика
н/д
42
4,3
72.1
17.9
170
3.1
21,691
4
Бразилия
51
47
149,1
70.1
15.43
99
5.5
21,150
5
Колумбия
61
55
34
70.6
13.81
130
7.4
13,565
6
Уругвай
н/д
н/д
3,06
88.1
29.25
150
3.7
26,968
7
Панама
н/д
н/д
2,9
67.2
13.53
137
4.2
24,312
8
Перу
55
69
24
66.8
7.93
132
8.6
10,692
9
Аргентина
59
32
41,59
92
19.64
132
4.8
17,192
10
Доминиканская Республика
н/д
76
7,1
75.8
8.25
84
4.1
14,173
11
Эль Сальвадор
н/д
71
3,8
58.6
7.67
147
3.2
8,499
12
Парагвай
н/д
н/д
6,18
88.5
4.61
107
6.7
8,566
13
Эквадор
н/д
69
13,48
76.4
12.04
92
4.2
10,476
14
Гондурас
н/д
н/д
3,8
41.7
4.01
79
5.8
6,808
15
Боливия
н/д
н/д
8,82
75.5
4.44
101
11.3
5,053
16
Венесуэла
63
77
19,55
52
8.98
72
5.3
н/д
17
Гватемала
н/д
н/д
7,8
44.2
3.14
119
4.5
9,580
Источник: составлено автором по данным. [Электронные ресурсы]. URL: https://www.imd.org/wcc/world-competitiveness-center-rankings/world-digital-competitiveness-rankings-2020/; https://www.statista.com/statistics/186919/number-of-internet-users-in-latin-american-countries/; https://data.worldbank.org/indicator/IT.NET.BBND.P2?locations=ZJ; https://www.atlantis-press.com/article/125939766.pdf и https://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=RSLACT.(дата обращения:2020 г.).

Таблица 3 (продолжение)


Название страны
Цена за 1 ГБ трафика Интернета, в $ (2020)
Домохозяйства, имеющие компьютеры,
в %
Индекс человеческого развития и индикатор "Достижения в образовании"
Уровень грамотности в отдельных странах
Процент пользователей поколениями мобильной связи
Индекс показатели развитие ИКТ
(максимум 1.0)
Индекс развития электронного правительства–2020
Процент пользователей, использующих мобильную связь 4G
1
Чили
0.71
60.2
0.851
96
8
0.537
0.8259
54
2
Мексика
4.77
44.9
0.779
95
12
0.441
0.7291
25
3
Коста-Рика
2.74
50.4
0.81
98
1
0.634
0.7576
12
4
Бразилия
1.01
46.3
0.765
93
11
0.522
0.7677
62
5
Колумбия
3.46
44.3
0.767
95
6
0.441
0.7164
31
6
Уругвай
1.58
70.9
0.817
99
н/д
0.696
0.85
н/д
7
Панама
6.69
46.7
0.815
95
н/д
0.454
0.6715
н/д
8
Перу
2.13
28.8
0.777
94
6
0.391
0.7083
32
9
Аргентина
1.45
64.3
0.845
99
9
0.592
0.8279
40
10
Доминиканская Республика
0.74
26.7
0.756
94
н/д
0.365
0.6782
н/д
11
Эль Сальвадор
1.45
15.7
0.673
89
н/д
0.381
0.5697
н/д
12
Парагвай
2.3
25.4
0.728
94
н/д
0.35
0.6487
н/д
13
Эквадор
3.24
40.7
0.759
93
н/д
0.369
0.7015
н/д
14
Гондурас
3.12
17.1
0.634
87
н/д
0.226
0.4486
н/д
15
Боливия
5.09
36.3
0.718
92
н/д
0.314
0.6129
н/д
16
Венесуэла
н/д
45.7
н/д
97
н/д
.
0.5268
н/д
17
Гватемала
2.17
24.8
0.663
81
н/д
0.294
0.5155
н/д
Источник: Составлено автором по данным. [Электронные ресурсы]. URL: https://www.statista.com/statistics/236718/price-gigabyte-latin-america/; https://www.cisco.com/c/dam/m/en_us/solutions/service-provider/vni-forecast-highlights/pdf/Latin_America_2020_Forecast_Highlights.pdf; http://hdr.undp.org/sites/default/files/2018_human_development_statistical_update.pdf; https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/IDI2019consultation/default.aspx и https://www.statista.com/statistics/236718/price-gigabyte-latin-america/.(дата обращения:2020г.).

Стране – лидеру по показателю мы присваивали максимальный балл, равный 10. Этот показатель принимался за 100 %. Для остальных стран балл рассчитывался пропорционально (табл. 4). Мы рассчитали средний показатель по каждой стране, который и позволяет оценить текущее состояние перехода к цифровой экономике каждой страны латиноамериканского региона.

Таблица 4

Место страны в регионе Латинская Америка по уровню развития цифровой экономики

Страна
Средний балл
Место в регионе
Чили
9.1
1
Уругвай
8.8
2
Коста-Рика
7.4
3
Аргентина
6.8
4
Панама
6.8
5
Доминиканская республика
6.3
6
Мексика
6.2
7
Эквадор
6.1
8
Бразилия
5.8
9
Эль Сальвадор
5.7
10
Парагвай
5.7
11
Гватемала
5.0
12
Боливия
4.9
13
Колумбия
4.9
14
Гондурас
4.1
15
Перу
4.1
16
Венесуэла
3.3
17
Источник: составлено автором

Данные позволяют определить страны-лидеры в цифровой экономике: Чили, Уругвай, Коста-Рика и Аргентина. К отстающим странам относятся Гондурас, Венесуэла, Перу.

Проанализированные данные показывают, что внутри латиноамериканского региона существует большая дифференциация. Наблюдается цифровое неравенство. К группе стран лидеров по готовности инфраструктурного базиса для перехода к цифровой экономике относятся Чили, Аргентина, Уругвай, Коста-Рика. К отстающим по этому показателю странам относятся: Гаити, Никарагуа, Гондурас, Венесуэла [25] (Revinova, Chavarry Galvez, 2019). В некоторых странах отмечается недостаточный уровень грамотности населения и невысокое владение цифровыми компетенциями, что автоматически снижает потенциал цифровой экономики.

Надо отметить, что большинство методов оценки уровня развития цифровой экономики в государствах построено на том, как страна внедряет последние достижения в развитие телекоммуникационной инфраструктуры. При этом ощущается явная нехватка в индексах, которые оценили бы каков вклад этой страны в цифровые технологии, такие как искусственный интеллект, блокчейн, Интернет вещей и т. д. [26] (Kokh, Kokh, 2019). От того, как страна развивает эти технологии, зависит и дальнейшее развитие цифровой экономки. Нужно отметить, что государственная политика многих стран нацелена на прогресс в ее развитии и прогресс во внедрении новых технологий, большинство стран Латинской Америки приняли стратегии для перехода к цифровой экономике и внедрения цифровых технологий [27] (Revinova, Chavarri Galves., 2020).

Перспективы внедрения технологий цифровой экономики в странах Латинской Америки

Последние тенденции в цифровой экономике тесно связаны с такими технологиями, как блокчейн; аналитика больших данных; искусственный интеллект; 3D-печать; Интернет вещей; автоматизация и робототехника и облачные вычисления. Перспективы стран Латинской Америки зависят от того насколько успешно они будут использовать данные технологии.

Рост производительности труда является основной движущей силой устойчивого экономического прогресса, однако рост ВВП в Латинской Америке и Карибском бассейне в основном обусловлен ростом рабочей силы, в то время как рост производительности незначителен, то есть 24 % вклада в рост ВВП составляют производительность и 76 % – рабочая сила. Большинство стран региона полагаются на обилие природных ресурсов или низкоквалифицированную рабочую силу. Результатом является слабо диверсифицированная производственная структура с низкой добавленной стоимостью и специализацией в экспорте, которые сосредоточены на товарах с низким технологическим содержанием. Некоторые страны внедряют политику для стимулирования развития новых технологий, таких как передовая робототехника и искусственный интеллект, для повышения производительности. К числу мероприятий в этой связи относятся, например, «Национальный план Интернета вещей в Бразилии», «Центр Четвертой промышленной революции в Колумбии», «Маршрут N» в Медельине и «Лаборатория цифрового производства Уругвая».

По сравнению со многими азиатскими странами, которые активно покупают промышленных роботов, латиноамериканские экономики значительно отстают. В Мексике 36 роботов приходится на 10 000 рабочих, тогда как в Китае – 97 [28].

На повестке дня практически всех стран стоит использование блокчейна. Развивающиеся рынки внедряют новые платежные системы, принимают новые банковские решения и используют другие технические и финансовые инновации. На сегодняшний день ни одна страна Латинской Америки не имеет официального законодательства о криптовалютах. Тем не менее, можно отметить страны с наибольшей перспективой включения блокчейна в свою финансовую систему. Министерство энергетики Чили начинает использовать блокчейн Ethereum для отслеживания и записи данных энергетического сектора. В Бразилии более 1,4 миллиона человек используют криптовалюты на Foxbit [29], а приложение на платформе блокчейн использовалось во время президентских выборов 2014 года. Этот факт является ключевым моментом в будущем региона, поскольку одной из больших проблем, препятствующих развитию, является коррупция и отсутствие доверия населения к правительству. Аргентина владеет наибольшим количеством крипто-банкоматов среди стран Латинской Америки [30]. Блокчейн-платформа «Федеральная Аргентина» служит для оплаты тендеров, покупки полисов, оплаты образовательных услуг. В Мексике в 2018 году был принят Закон о регулировании финансовых технологий (закон Fintech). Этот закон содержит положения о краудфандинге и направлен на укрепление финансовой стабильности и предотвращение отмывания денег. Мексиканская криптовалютная биржа Bitso насчитывает более 500 000 пользователей. Парагвай можно назвать является идеальным местом для майнинга криптовалют, поскольку он имеет в большом количестве дешевые энергетические ресурсы [31]. Несмотря на то, что Центральный банк Колумбии выступает против криптовалют, Колумбия остается на четвертом месте среди латиноамериканских стран по использованию блокчейна.

Использование больших данных в странах Латинской Америки еще только начинается. Конкурентные преимущества от внедрения больших данных более заметны для ИТ-участников, чем для их клиентов. Анализ Frost & Sullivan рынка больших данных и аналитики в Латинской Америке показывает, что совокупный рынок Бразилии, Мексики и Колумбии принес доход в размере 538,3 миллиона долларов в 2015 году и, как ожидается, достигнет 1 956, 5 миллиона долларов в 2021 году при совокупном годовом росте 29,4 % [32]. На долю Бразилии приходится 49,8 % от общего объема рынка больших данных, Мексики – 40,5 % и Колумбии – 9,8 %. Компании начинают понимать концепции, определения и преимущества анализа больших данных для ускорения процесса принятия решений и с течением времени эта технология займет свою нишу на рынке.

Из-за социальных и экономических ограничений недостаточно инвестиций было сделано в исследования, связанные с искусственным интеллектом. Искусственный интеллект является важной и фундаментальной технологией в четвертой промышленной революции, и, учитывая его многоцелевой характер, экспоненциальная мощь и прогностические способности могут стать важным инструментом для решения различных проблем, влияющих на развитие региона.

Заключение

Регион Латинской Америки обладает огромным потенциалом для цифрового роста, но в настоящий момент он находится в средней полосе мировой цифровизации. Наблюдается большое цифровое неравенство как между странами региона, так и внутри стран. Население имеет неравный доступ к информационным технологиям, что объясняется неразвитой инфраструктурой, небольшим распространением широкополосного доступа и мобильной связи, а также неразвитой институциональной средой. Кроме того, в некоторых странах отмечается невысокий уровень грамотности населения, что автоматически снижает потенциал цифровой экономики. Население просто не может воспользоваться предоставляемыми услугами в силу нехватки навыков и квалификации для работы с ними.

Отстающим странам нужно создавать новые институты, стимулировать внедрение инноваций. Первым шагом будет улучшение доступа населения к Интернету за счет широкополосного доступа и использования мобильного интернета. Только после этого увеличится охват населения такими уже широко распространенными услугами, как электронные банковские услуги, электронная торговля, государственные услуги, электронное здравоохранение и т. д. Страны пока не достигли большого прогресса во внедрении технологий цифровой экономики, но процессы уже начались. Наиболее быстрыми темпами изменения происходят на рынке финансовых рынках и связаны с внедрением технологии блокчейн.

Тем не менее, нужно отметить, что ситуация во многих развивающихся странах меняется очень быстро, распространение информационных технологий невозможно остановить. Население быстрыми темпами включается в цифровые процессы, что определяет хорошие перспективы для региона Латинской Америки.


Источники:

1. Гутьеррес М.А. Латинская Америка и проблема цифровой экономики // Foresight. – 2004. – № 3. – c. 163-172. – doi: 10.1108/14636680410547762.
2. Кац Р., Каллорда Ф. Ускорение развития цифровой экосистемы Латинской Америки и последствия для политики широкополосной связи // Политика в области электросвязи. – 2018. – № 9. – c. 661-681. – doi: 10.1016/j.telpol.2017.11.002.
3. Неогронте Н. Быть Цифровым Кнопфом. Governance40.com. [Электронный ресурс]. URL: http://governance40.com/wp-content/uploads/2018/12/Nicholas-Negroponte-Being-Digital-Vintage-1996.pdf (дата обращения: 09.10.2019).
4. Тапскотт Д. Цифровая экономика: перспективы и опасность в эпоху сетевого интеллекта. - New York u.a.: McGraw-Hill, 1995. – 342 c.
5. Лейн Н. Продвижение цифровой экономики в 21 век // Границы информационных систем. – 1999. – № 1. – c. 317-320. – doi: 10.1023/A:1010010630396.
6. Матюшок В.М. Сетевая экономика и глобализация экономической деятельности // Информационное общество. – 1999. – № 6. – c. 46-47.
7. Бриньолфссон Э., Кахин Б. Введение, в «Понимание цифровой экономики». - Кембридж: MIT Press, 2000. – 1-10 c.
8. Мезенбург Т.Л. Измерение цифровой экономики, Бюро переписи населения США. Census.gov. [Электронный ресурс]. URL: https://www.census.gov/content/dam/Census/library/working- papers/2001/econ/umdigital.pdf (дата обращения: 21.09.2020).
9. Роуз М. Цифровая экономика. Techtarget. [Электронный ресурс]. URL: http://searchcio.techtarget.com/definition/digital-economy (дата обращения: 24.09.2020).
10. Хуан Х. Луго Марин. Книга: управление качеством в цифровой экономике - Опубликовано в Испания-2015. - 120
11. Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. N 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: http://ivo.garant.ru/#/document/71670570/paragraph/1:0 (дата обращения: 09.05.2020).
12. Бухт Р., Хикс Р. Определение, концепция и измерение цифровой экономики // Вестник международных организаций: ОБРАЗОВАНИЕ, НАУКА, НОВАЯ ЭКОНОМИКА. – 2018. – № 2. – c. 143-172. – doi: 10.17323/1996-7845-2018-02-07.
13. Измерение информационной экономики 2002. Оэср. [Электронный ресурс]. URL: http://www.oecd.org/sti/ieconomy/measuringtheinformationeconomy2002.htm (дата обращения: 09.05.2020).
14. Digital Economy Report 2019. Unctad.org. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/en/pages/PublicationWebflyer.aspx?publicationid=2466 (дата обращения: 09.05.2020).
15. Яковлев П.П. Латинской Америке необходим экономический форсаж // Латинская Америка. – 2020. – № 2. – c. 6-18. – doi: 10.31857/S0044748X0008141-4 .
16. Давыдов В.М. Детерминация развития Латино-Карибской Америки. Сопряжение глобальной и региональной проблематики. - М.: ИЛА РАН, 2016. – 72 c.
17. Лавут А.А. Поиски латиноамериканской стратегии развития в условиях нестабильности глобальной экономики // Латинская Америка. – 2020. – № 1. – c. 33-46. – doi: 10.31857/S0044748X0007757-1 .
18. Развитие цифровой экономики в России. Доклад Всемирного 20 декабря 2016г. Openknowledge.worldbank.org. [Электронный ресурс]. URL: https://openknowledge.worldbank.org (дата обращения: 21.06.2020).
19. Проди запускает инициативу «Электронная Европа» для ускорения трансформации Европы в информационное общество. Европейская комиссия. [Электронный ресурс]. URL: https://cordis.europa.eu/article/id/14050-prodi-launches-eeurope-initiative-for-europe/pl (дата обращения: 24.03.2019).
20. OECD Digital Economy Outlook 2017. Oecd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd.org/digital/oecd-digital-economy-outlook-2017-9789264276284-en.htm (дата обращения: 24.03.2019).
21. Количество интернет-пользователей в мире в 2009-2020 гг. Платформа данных Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/265147/number-of-worldwide-internet-users-by-region (дата обращения: 27.01.2021).
22. Индекс цифровых возможностей. [Электронный ресурс]. URL: https://www.itu.int/ITU-D/ict/doi/index.html (дата обращения: 24.03.2021).
23. Что такое цифровая экономика? Тренды, компетенции, измерение: докл. к XX Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества. Publications.hse.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://publications.hse.ru/books/263131227 (дата обращения: 12.04.2020).
24. Инструмент для измерения проекта цифровой экономики. G20 - Аргентина. [Электронный ресурс]. URL: https://g20.argentina.gob.ar (дата обращения: 24.03.2020).
25. Revinova S.Yu., Chavarry Galvez D.P. Comparative analysis of the infrastructure basis for the transition to the digital economy of latin america // Rudn journal of economics. – 2019. – № 4. – p. 761-773. – doi: 10.22363/2313-2329-2019-27-4-761-773 .
26. Кох Л.В., Кох Ю.В. Анализ существующих подходов к измерению цифровой экономики // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. – 2019. – № 4. – c. 78-89. – doi: 10.18721/JE.12407.
27. Ревинова С., Чаварри Гальвес. Электронное правительство и государственная поддержка цифровой экономики в Латинской Америке и Карибском бассейне // Современные тенденции управления и цифровая экономика: от регионального развития к глобальному экономическому росту: Международной научно-практической конференции. 2020. – c. 1003-1011.– doi: 10.2991/aebmr.k.200502.166.
28. Готова ли Латинская Америка к революции роботов?. Журнал Политика, бизнес и культура в Америке. [Электронный ресурс]. URL: https://www.americasquarterly.org/article/is-latin-america-ready-for-the-robot-revolution (дата обращения: 14.06.2020).
29. Криптографическая биржа Foxbit. [Электронный ресурс]. URL: https://foxbit.com.br (дата обращения: 03.02.2021).
30. Что такое криптобанкоматы и с чем связан рост их популярности. Cryptocurrency.tech. [Электронный ресурс]. URL: https://cryptocurrency.tech/chto-takoe-kriptobankomaty-i-s-chem-svyazan-rost-ih-populyarnosti (дата обращения: 01.02.2021).
31. Парагвай предоставит землю для горнодобывающего проекта «Golden Goose». Новости. Биткойн. [Электронный ресурс]. URL: https://news.bitcoin.com/paraguay-goldengoose-mining (дата обращения: 09.02.2021).
32. Анализ рынка больших данных и аналитики в Латинской Америке. Slideshare.net. [Электронный ресурс]. URL: https://www.slideshare.net/leandroscalize/analysis-of-big-data-and-analytics-market-in-latin-america (дата обращения: 15.03.2021).

Страница обновлена: 06.05.2021 в 22:53:30