Цифровой рубль: анализ перспектив и последствий

Городнова Н.В.1
1 Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Городнова Н.В. Цифровой рубль: анализ перспектив и последствий // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.111937.

Аннотация:
Развитие в 2020 году ситуации, связанной с эпидемиологической обстановкой в глобальном мире, введение карантинных мер и различного рода жестких ограничений привело к взрывному росту внедрения информационных и цифровых технологий, а также развитию социальных цифровых платформ. Человечество стоит на пороге смены парадигмы экономический отношений и ускорения формирования принципов цифровой экономики. Уходят привычные механизмы реализации банковских платежных систем. Ряд стран находятся в тестовом режиме пилотных проектов эмиссии цифровых национальных валют. В этой связи тема данного исследования приобретает еще большую актуальность. Цель работы заключается в прогностической оценке перспектив, а также позитивных и негативных последствий выпуска цифрового рубля. Тема исследования является новой, непроработанной. Экспертное сообщество только приступает к изучению проблематики эмиссии цифровых денег, а макроэкономические регуляторы начинают оценивать, как позитивные ожидания, так и негативные результаты использования цифровых и информационных технологий при создании нового вида денежных средств. Теоретической базой исследования являются научные публикации, посвященные наработанному опыту применения криптовалют, а также отдельные новеллы федерального законодательства, связанного с обращением электронных денежных средств. Сделан вывод о том, что выпуск цифрового рубля, с одной стороны, позволит ускорять и упрощать переводы денежных средств между владельцами электронных кошельков, повышая уровень комфортности проведения указанных операций, однако, с другой стороны, следует ожидать роста числа киберпреступлений на фоне неурегулированной специальной законодательной базы.

Ключевые слова: цифровая экономика, цифровой рубль, электронные кошельки, криптовалюта, киберпреступления

JEL-классификация: O33, E42, E52, F31



Введение

Завершившийся недавно 2020 год показал, что человечество стоит на пороге смены парадигмы экономического взаимодействия, требующей разработки принципиально новых экономических моделей. Взятый большинством государств курс на формирование цифровой экономики существенно трансформирует систему экономических отношений между агентами. В историю уходят привычные механизмы осуществления денежных переводов, использующие наличные и безналичные денежные средства, а также электронные средства платежа и криптовалюту. Центробанки зарубежных стран разрабатывают и внедряют пилотные проекты эмиссии и оборота цифровой национальной валюты. Основным импульсом к принятию такого решения является попытка эмиссии социальной сетью Facebook собственной криптовалюты Libra. Указанный проект не был реализован, но послужил катализатором запуска цифровых реформ в сфере денежного обращения в Канаде, Великобритании, Японии, Швеции, Швейцарии и Китае. Банком России также разрабатывается программа введения на территории нашей страны новой национальной валюты – цифрового рубля.

В условиях колоссального влияния стремительно развивающихся социальных сетей и социальных цифровых платформ система наличных и безналичных денежных средств постепенно уходит в прошлое по причине морального устаревания и снижения комфортности использования. К середине 2020 года Эквадор, Уругвай и Украина уже завершили тестовые исследования цифровой национальной валюты, ряд вышеуказанных стран находятся на стадии реализации пилотных проектов.

Центробанк РФ (далее – регулятор, Банк России, ЦБ РФ) также прорабатывает программу введения на территории Российской Федерации новой национальной валюты – цифрового рубля.

Центробанк России делает акцент на том, что цифровой рубль не вытесняет традиционные денежные системы и будет иметь такое же полноправное и легитимное значение, как и привычные нам средства платежа. Все вышеизложенное обосновывает актуальность темы данной научной статьи.

Цель работы заключается в прогностической оценке перспектив и последствий реализации проекта по введению в оборот цифрового рубля.

Экспертное сообщество и заинтересованные стороны указанного процесса только приступают к изучению проблематики выпуска цифровых денег, а макроэкономические регуляторы начинают прогностически оценивать позитивные ожидания и возможные негативные последствия использования цифровых и информационных технологий при создании нового вида денежных средств.

В этой связи теоретической базой исследования являются научные публикации, посвященные мировому опыту эмиссии цифровых национальных валют, а также новеллы российского законодательства, связанного с банковскими операциями по переводу электронных денежных средств.

Автором сделан вывод о том, что в ходе реализации пилотного проекта Банком России по выпуску и гражданскому обороту цифрового рубля на фоне ожидаемых позитивных последствий, связанных с быстрым, простым и комфортным переводом денежных средств между специально созданными Банком России электронными кошельками, исключающими банковских посредников, возможен рост киберпреступлений, связанных с недостаточным уровнем цифровой грамотности населения, а также отсутствием проработанной законодательной базы, регулирующей оборот цифрового рубля.

Прогноз позитивных последствий эмиссии цифрового рубля

Анализ мировой практики показывает, что основным импульсом к принятию центробанками зарубежных стран решения о выпуске цифровой национальной валюты является попытка эмиссии социальной сетью Facebook собственной криптовалюты Libra. Это означает, что у двухмиллиардной аудитории указанной социальной сети может появиться новая глобальная валюта. Данный факт стал основным катализатором начала цифровых реформ в банковской сфере разных стран.

Центробанк РФ также разрабатывает программу введения на территории Российской Федерации новой национальной валюты – цифрового рубля. Следует отметить, что на сегодняшний день это только план, который будет корректироваться регулятором в связи с реакцией на эмиссию цифрового рубля рынков, граждан, банковских структур, государства и всех заинтересованных сторон. Одной из основных причин появления цифрового рубля является взятый руководством нашей страны курс на развитие цифровой экономики, создание больших баз данных (Big Data), а также цифровизацию и информатизацию практически всех сфер жизнедеятельности человека.

В условиях колоссального влияния стремительно развивающихся социальных сетей и социальных цифровых платформ система наличных и безналичных денежных средств постепенно уходит в историю по причине морального устаревания и снижения комфортности использования. К середине 2020 года Эквадор, Уругвай и Украина уже завершили тестовые исследования цифровой национальной валюты, ряд стран (Канада, Англия, Япония, Швеция, Швейцария, Китай) находятся на стадии реализации пилотных проектов.

Центробанк России делает акцент на том, что цифровой рубль не вытесняет традиционные денежные системы, включая системы электронных платежей (ЭСП) [4], электронных денежных средств (ЭДС), а также появившиеся сравнительно недавно различные криптовалюты. Он будет иметь такое же полноправное и легитимное значение, как и привычные нам средства платежа. При этом следует отметить, что система факторов, которая оказывает воздействие на современные экономические отношения, вынуждает ускорить процесс выпуска и внедрения цифровых национальных валют.

Цифровой рубль несколько отличается от известных нам систем цифровых криптовалют и будет представлять собой уникальный цифровой программный код, который можно будет перемещать от одного субъекта экономической деятельности к другому. Цифровой рубль будет эмитироваться Центральным банком России в цифровом виде и станет дополнительной формой российской национальной валюты [12].

Ожидается, что на практике цифровой рубль будет одновременно обладать характеристиками и возможностями наличных и безналичных денежных средств. При этом будет осуществляться перемещение именно программного кода. Вместо физического кошелька или счета Центробанком будет создан так называемый цифровой кошелек.

Следует отметить, что каждый цифровой кошелек будет закреплен за определенным человеком. Это, по мнению макроэкономического регулятора, позволит вывести теневую экономику из серой зоны, повысить эффективность государственного мониторинга всех экономических процессов. Условия пандемии, которая имела распространение в 2020 году и привела к закрытию границ, введению локдауна и строгих карантинных и ограничительных мер, показали, что чем проще система денежных расчетов, тем лучше для всех участников рынка, включая и государство, которое, по мнению экспертов, сможет усилить фискальную регулирующую функцию и «повысить пополняемость федерального бюджета» [3] (Karavaeva, Kazantsev, Kolomiets, Ivanov, Lev, Kolpakova, 2019).

В текущих экономических реалиях финансовое взаимодействие между юридическими и физическими лицами может осуществляться перемещением наличных либо безналичных денежных средств, и каждый из указанных способов характеризуется определенными негативными характеристиками и неудобствами. Финансовые операции по перемещению денежных средств в форме наличных платежей превращаются в сбор и передачу денежных средств в натуральном (физическом) выражении. Если операция выполняется по переводу крупных сумм денег, то данный процесс представляет собой аккумулирование денежных средств в виде бумажных банкнот. При этом возрастают затраты государства на производство наличной денежной массы, ее хранение, транспортировку и прочее. По мнению экспертов, себестоимость производства единицы денежной наличности (например, 10 копеек) в 2,5 раза выше размера самой наличности. Это приводит к серьезным государственным убыткам. Кроме того, следует отметить рост криминогенной ситуации в стране, связанной с перемещением огромных сумм наличности.

Если рассматривать финансовые операции, связанные с безналичными денежными средствами, вышеобозначенные риски и угрозы, сопряженные с обращением наличности, минимизируются, однако возникает проблема привязки клиента (юридического или физического лица) к расчетному счету определенного банка [13, 14] (Avdoshin, Lazarenko, 2018; Jedlinsky, Nemcova, 2017). При этом каждый конкретный банк может диктовать клиенту свои условия, определенным образом навязывая ему собственную систему тарифов. В данном случае возникают иные риски и вызовы, связанные с хранением и обработкой персональных данных. Указанные риски генерируются возникновением прав и обязательств участников электронных денежных платежей [8] (Mansur, 2019), а также возможными допущением алгоритмических ошибок, техническим отказом или нестабильной работой системы электронных платежей, различного рода взломами и кибератаками с целью завладения информацией, связанной с электронными кошельками, и т.п. [5, 10] (Kulygin, Ten, 2019; Tutukov, Bondar, 2019).

Кроме того, банки в обязательном порядке должны быть привязаны к системе SWIFT. SWIFT – это международная система платежей, точнее, общество всемирных банковских финансовых каналов связи (англ. Society for World Interbank Financial Telecommunications). Существует довольно высокий риск отключения российских банков от данной системы межбанковских платежей в связи с объявлением различного рода санкций против России. Отключение РФ от SWIFT будет тождественно тотальному коллапсу всей банковской системы в нашей стране и возникновению непредсказуемых негативных последствий. В связи с возможным возникновением такого риска и необходимостью государственного протекционизма банковской сферы в России создана альтернативная отечественная система МИР, призванная в случае развития неблагоприятного сценария эффективно осуществлять финансово-кредитные операции. Однако большого распространения данная система на сегодняшний день не получила. Кроме того, в настоящее время отсутствуют условия проведения каких-либо платежей между юридическими и физическими лицами, минуя банковскую сферу. По указанным выше причинам предполагается ввод Центробанком РФ в кредитно-банковскую сферу такого альтернативного финансового инструмента, как цифровой рубль.

По замыслу регулятора цифровой рубль как денежный инструмент будет доступен любому физическому лицу, бизнесу, любому участнику финансового рынка, а также государству [2] (Zinisha, Nemchinova, 2020). Кроме этого, цифровой рубль будет реализовывать все функции денежной единицы, в том числе являться средством платежа, мерой стоимости, а также средством накопления денежных средств. Центробанком отмечается, что один цифровой рубль будет эквивалентен одному наличному либо одному безналичному рублю и будет полностью им равноценным [12].

Эксперты Центробанка ожидают, что цифровой рубль может стать наиболее удобным дополнительным финансовым инструментом расчета между экономическими субъектами на фоне возрастания объемов использования безналичных денег. Благодаря цифровому рублю возрастут уровень доступности и охват населения финансовыми услугами, что в конечном счете будет способствовать повышению уровня качества жизни на территории Российской Федерации. Необходимо также отметить, что введение в гражданский оборот цифрового рубля будет способствовать минимизации риска перемещения национальной денежной единицы в иностранные валюты, включая иностранные цифровые валюты, что будет содействовать финансовой стабилизации нашей страны и повышению уровня ее экономической безопасности в целом [11] (Ushakov, Saakyan, Pozdyshev, 2020).

По оценкам Банка России, внедрение системы цифрового рубля на основе специально разработанного законодательства будет способствовать повышению безопасности проведения платежей, увеличению скорости оказания услуг по переводу цифровых денежных средств и упрощению процедур взаимодействия всех участников. Развитие системы цифровой валюты и предоставление равноправного доступа к ней всем экономическим агентам позволят сформировать конкурентную среду для участников финансовых операций, что приведет к снижению стоимости указанных платежных услуг. Все вышеперечисленное является базой для развития инновационных процессов как в сфере денежных переводов, так и в других направлениях, связанных с развитием цифровизации российской экономики [15] (Lone, Mir, 2018).

В качестве промежуточных выводов следует отметить, что система цифрового рубля позволит осуществлять перемещение денежных средств без привязки к конкретному банку или к какой-либо системе перевода электронных денежных средств. По своей сути, цифровой рубль – это принципиально новый формат денежных средств, который обладает рядом преимуществ:

1. Отсутствие привязки к конкретному банку. Цифровой рубль имеет схожие характеристики с таким инструментом, как электронные кошельки, последние, однако, привязаны к конкретным банковским структурам. В случае с цифровым рублем такая привязка отсутствует.

2. Снижение затрат на производство, хранение, транспортировку денежных средств, поскольку уникальные программные коды будут храниться на специальных серверах, размещенных на территории Российской Федерации.

3. Контроль денежных переводов российских экономических агентов в случае ожесточения экономических санкций и отключения банковской системы России от каналов SWIFT, что позволит обеспечить независимость отечественной банковской сферы от решений иностранных политиков.

4. Эмиссия и контроль цифрового рубля осуществляются Центробанком России, что будет способствовать сохранению отечественной цифровой валюты от угроз неконтролируемой эмиссии и рисков возникновения гиперинфляции.

5. Постепенное развитие системы цифрового рубля и постоянный мониторинг всех процессов со стороны экономического регулятора – Центрального банка России.

6. Наличие единого эмитента – Центрального банка РФ. В этом заключается основное отличие цифрового рубля от криптовалюты, поскольку цифровой рубль – это обязательство Центробанка, гарантии прав граждан, валюта, устойчивость которой обеспечивается государством [16] (Tyshtikbayeva, Zhanseitov, Borisova, Turusbekov, 2020).

Кроме вышеуказанных позитивных ожиданий внедрения цифрового рубля в экономические механизмы нашей страны, безусловно, есть прогнозируемые минусы и негативные последствия, которые также необходимо рассмотреть.

Оценка возможных негативных последствий и угроз

В условиях постоянного давления со стороны западных партнеров российское государство вынуждено ускоренными темпами развивать отечественные платежные системы. Тем самым можно прогнозировать принудительное смещение и выдавливание государством российских экономических агентов в сферу развития отечественных цифровых денежных инструментов. К примеру, государством могут быть созданы условия для бестарифных переводов цифровой валюты за приобретаемые товары и услуги, что, с одной стороны, позволит снизить стоимость конечного продукта, оплачиваемого цифровым рублем, с другой – такая политика государства может привести к росту уровня недоверия к цифровой валюте со стороны граждан вследствие недостаточной цифровой грамотности и непонимания специфики цифровых технологий большинства из них.

Кроме того, государство получит контроль над операциями, которые будут выведены из так называемой серой зоны. Это касается, прежде всего, неучтенных сумм крупного капитала, которые могут перемещаться в различных коррупционных схемах [10] (Tutukov, Bondar, 2019). Однако эксперты в сфере экономической безопасности дают неутешительные прогнозы, по их мнению, система цифрового рубля несвободна от характеристик криптовалюты, поэтому возможны различного рода киберпреступления с использованием всех возможностей криптоденег [9].

В рамках повышения безопасности и прозрачности денежных переводов в форме цифрового рубля, бесспорно, будет применяться искусственный интеллект [17] (Saksonova, Kuzmina-Mertino, 2019). Нейросеть в целях контроля проведения подозрительных операций, осуществляемых между гражданами России, может приостанавливать указанные операции до выяснения обстоятельств в исполнение Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» [1]. Здесь возможен рост числа случаев ошибок в применяемых алгоритмах, что повлечет за собой блокировку электронных кошельков законопослушных граждан.

Однако «на фоне отставания развития нормативно-правовой базы в сфере цифровых коммуникаций, а также несовершенства законодательной проработки принципов цифровизации экономики следует ожидать роста числа киберпреступлений» [6] (Lev, Leshchenko, 2020), «основанных на утечке персональных данных владельцев электронных кошельков, внедрения и использования противоправных механизмов злоумышленников» [18] (Senarathne, 2019). По нашему мнению, от российского законодателя следует ожидать дальнейшего развития правового поля в рамках борьбы с различного рода преступлениями в кибернетической сфере и получения новых рычагов контроля. Кроме того, необходима детальная разработка и принятие федерального закона о цифровом рубле, в котором прописывались бы основные новеллы, связанные с выпуском Центробанком России цифрового рубля, позволяющие проводить трансакции как в онлайн-, так и в офлайн-режиме, осуществлять защиту и контроль со стороны единого эмитента.

Экспертами ЦБ РФ отмечается, что в процессе внедрения цифрового рубля банковские структуры могут оказаться в ситуации резкого изменения в структуре баланса вследствие увеличения волатильности остатков денежных средств на счетах клиентов. Это может быть вызвано перераспределением денежной массы между наличными и безналичными денежными средствами, а также цифровым рублем в специально отрытых Центробанком электронных кошельках. К примеру, пополнение электронного кошелька в цифровой валюте путем перевода средств со счета в банке в определенный момент времени приводит к сокращению активов и пассивов банка, а также к снижению его ликвидности [15] (Lone, Mir, 2018).

Кроме того, следует отметить, что в связи с государственной значимостью и широким общественным значением Банк России считает принципиально важным обсуждение ключевых вопросов, связанных с этапами, сроками, преимуществами и возможными рисками реализации проекта эмиссии цифрового рубля, с представителями банковского сектора, экспертным сообществом, а также со всеми заинтересованными лицами.

Заключение

Процесс разработки нормативно-правового поля и принципов внедрения цифрового рубля потребует определенного количества времени. Вероятно, проект эмиссии цифровой национальной валюты будет реализован уже к середине следующего 2022 года. Это закономерный итог развития цифровизации общества, роста влияния социальных платформ и магистрального государственного курса на создание цифровой экономики.

Одним из существенных позитивных последствий разработки и внедрения цифрового рубля является сокращение количества посредников при реализации денежных платежей вплоть до полного исключения участия банковских структур, отвечающих за передачу и обработку персональных данных клиентов, а следовательно, снижение затрат на конечную финансовую услугу за счет сокращения межбанковских комиссий, «увеличение скорости проведения операции по переводу денежных средств, повышение устойчивости всей финансовой системы и экономической безопасности страны в целом» [7] (Leshchenko, 2018).

Однако следует отметить, что российские банки отчетливо понимают риски возникновения временного снижения ликвидности активов по причине изменений в структуре балансов, связанных с перераспределением денежной массы между наличными денежными средствами, средствами на счетах банков и средствами, размещенными в электронных кошельках.

Кроме того, следует ожидать и возможные негативные последствия внедрения цифровой национальной валюты. В частности, недопонимание большинством народонаселения страны специфики осуществления операций, связанных с цифровым рублем, может повысить уровень недоверия граждан России как к такого рода банковским операциям, так и к государственной политике оборота цифровой валюты. В качестве еще одного отрицательного эффекта внедрения цифрового рубля может стать активизация злоумышленников, хакеров и киберпреступников, разрабатывающих и внедряющих различные противоправные и незаконные цифровые инструменты.


Источники:

1. Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ
2. Зиниша О.С., Немчинова Е.Ю. Криптовалюта: особенности и перспективы развития // Валютное регулирование. Валютный контроль. – 2020. – № 2. – c. 78-81.
3. Караваева И.В., Казанцев С.В., Коломиец А.Г., Иванов Е.А., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Федеральный бюджет РФ на 2019 г. и на плановый период 2020-2021 гг. в свете актуальных задач стимулирования экономического роста и социального развития // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2019. – № 1. – c. 9-26.
4. Кирилловых А.А., Овсюков Д.А. Электронные средства платежа: проблемы гражданского-правовой природы и уголовно-правовой охраны. Urfac.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://urfac.ru/?p=1576 (дата обращения: 11.02.2021).
5. Кулыгин В.В., Тен А.Н. Криптовалюта: универсальный инструмент легализации преступных доходов или легальный бизнес? // Вестник Российской правовой академии. – 2019. – № 1. – c. 72-77.
6. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Цифровая экономика: на пути к стратегии будущего в контексте обеспечения экономической безопасности // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 1. – c. 25-44. – doi: 10.18334/vinec.10.1.100646.
7. Лещенко Ю.Г. Макроэкономическое воздействие соглашений «БАЗЕЛЬ III» на мировую банковскую систему // Российское предпринимательство. – 2018. – № 9. – c. 2345-2366. – doi: 10.18334/rp.19.9.39350 .
8. Мансур М.Х. Криптовалюта, как новый объект гражданских прав // Юридический факт. – 2019. – № 39. – c. 33-35.
9. Рейтинг лучших бирж криптовалют в 2021 году. Investonomics.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://investonomics.ru/reyting-luchshih-birzh-kriptovalyut-godu-2/?utm_source=yandex&utm_medium=search&utm_campaign=buy_sell&utm_content=1020&utm_term=v3&yclid=505463020662316554 (дата обращения: 11.02.2021).
10. Тутуков А.Ю., Бондарь А.Г. Криптовалюта как инструмент для совершения противоправных деликтов // Проблемы экономики. – 2019. – № 5. – c. 277-280.
11. Ушаков А.Ю., Саакян А.Г., Поздышев Р.С. Криптовалюта: исторический, организационный и юридический аспекты // Право и образование. – 2020. – № 2. – c. 41-52.
12. Цифровой рубль. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/analytics/d_ok/dig_ruble (дата обращения: 12.02.2021).
13. Avdoshin S.M., Lazarenko A.V. Bitcoin users deanonimization methods // Program. – 2018. – № 1. – p. 89-102. – doi: 10.15514/ISPRAS-2017-30(1)-6 .
14. Jedlinsky Ja., Nemcova I. Modelling the effects of a predictable money supply of bitcoin // Acta Informatica Pragensia. – 2017. – № 2. – p. 138-161.
15. Lone A.H., Mir R.N. Investigating and analyzing bitcoin blockchain protocol using Wireshark // International journal of computer network and information security. – 2018. – № 7. – p. 36-43. – doi: 10.5815/ijcnis.2018.07.04 .
16. Tyshtikbayeva A. Zh., Zhanseitov A.T., Borisova E.V., Turusbekov A.E. Cryptocurrency: permanent money substitute or another temporary trend // Bulletin of Karaganda University. Economy Series. – 2020. – № 2. – p. 107-115.
17. Saksonova S., Kuzmina-Mertino I. Cryptocurrency as an investment instrument in a modern financial market // St petersburg university journal of economic studies. – 2019. – № 2. – p. 269-282.
18. Senarathne Ch.W. The leverage effect and information flow interpretation for speculative bitcoin prices: bitcoin volume vs Arch effect // European Journal of Economic Studies. – 2019. – № 1. – p. 77-84. – doi: 10.13187/es.2019.1.77 .

Страница обновлена: 02.04.2021 в 12:02:19