Факторный анализ индикаторов инновационного развития государства

Устинова Л.Н.1, Сиразетдинов Р.М.1, Сиразетдинова Э.Р.1
1 Казанский государственный архитектурно-строительный университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Устинова Л.Н., Сиразетдинов Р.М., Сиразетдинова Э.Р. Факторный анализ индикаторов инновационного развития государства // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111140.

Аннотация:
Активность отдельного производственного предприятия оказывает влияние на совокупный показатель инновационного развития государства. В современной бизнес - среде все более актуальными являются термины «инновации», «инновационный потенциал», «инновационный вектор развития» и т.д. Мировые тенденции в области инноваций диктуют все новые и более гибкие системы развития производств, товаров, услуг. Потребительская способность общества формирует устойчивые потребности в новых современных товарах, технологиях и продуктах. В этой связи необходимость развития инноваций как способа достижения потребностей рынка трудно переоценить. Современное состояние научно- технического прогресса, формирующих базис развития инноваций в России переживает определенные сложности. Эпоха шестого технологического уклада характеризовалась становлением систем искусственного интеллекта, радио-технологий, глобальных информационных сетей, детерминированных моделей роста и развития в биоэнергетике, формировании энергоемких ресурсных объектов в транснациональном масштабе и многое другое, что являлось следствием ранее сформированного и развитого интеллектуального ресурса в стране. Однако в настоящее время проблемой является то, что традиционные инструменты экономического развития, основанные на решении задачи производства для внутреннего потребления, за счет дозагрузки производственных мощностей перестают быть конкурентоспособными на мировом рынке. Стратегическим ориентиром экономической политики государства должны стать такие инновационные модели, которые бы стали доминантными в макроэкономическом пространстве

Ключевые слова: инновационное развитие, инновационная активность, исследования и разработки, наука

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Актуальность статьи обусловлена снижением показателей инновационного состояния России не только в мировых масштабах, но и во внутренней хронологической динамике. Показатели инновационной активности организаций в стране имеют достаточно нестабильный характер.

Данная тематика исследовалась многими отечественными и зарубежными учеными. Как правило, инновационное развитие государства рассматривается как область исследования, объектом которой является сектор экономики, а предметом изучения – совокупность организационных, управленческих и экономических отношений, возникающих в процессе формирования и развития инновационного сектора экономики [2, с. 193; 4–7] (Ustinova, Ustinov, Virtsev, 2016, р. 193; Zabolotko, 2013; Rubezhnoy, Panchenko, Lebedeva, 2020; Artyushina, 2013; Omarini, 2011).

Тенденции инновационного развития государства неразрывно связаны с научно-техническим прогрессом в мире, с темпами экономического развития, социальной ситуацией, политическими аспектами и т.д. [8, с. 410] (Marginson, 2011, р. 410). А в современных условиях важная роль в вопросе инновационного развития отводится планированию [9, с. 945] (Klescheva, Sayfullina, 2019, р. 945).

Целью научной статьи является анализ инновационного развития в Российской Федерации. Авторами выдвинуты и доказаны две гипотезы относительно взаимосвязи показателей, так, доказано, что фактическое приращение инновационных товаров на рынке не соответствует реальным финансовым вложениям в исследования и разработки ввиду лага (сдвига во времени) в течение нескольких лет.

На основании проведенного исследования представлены рекомендации по совершенствованию инновационной деятельности в РФ, которые являются научной новизной работы.

В статье использовались современные методы и инструменты комплексного анализа на основе систематизации и структурирования тематического материала. Для возможности исследования взаимного влияния инновационных показателей применен метод парной корреляции с оценкой значимости полученных коэффициентов.

Результатом проведенного исследования стали выводы и рекомендации по совершенствованию развития Российской Федерации в области инноваций.

Современное состояние научно-технического прогресса, формирующего базис развития инноваций в России, переживает определенные сложности.

Эпоха шестого технологического уклада характеризовалась становлением систем искусственного интеллекта, радиотехнологий, глобальных информационных сетей, детерминированных моделей роста и развития в биоэнергетике, формировании энергоемких ресурсных объектов в транснациональном масштабе и многое другое, что являлось следствием ранее сформированного и развитого интеллектуального ресурса в стране. Однако в настоящее время проблемой является то, что традиционные инструменты экономического развития, основанные на решении задачи производства для внутреннего потребления за счет дозагрузки производственных мощностей перестают быть конкурентоспособными на мировом рынке. Стратегическим ориентиром экономической политики государства должны стать такие инновационные модели, которые бы стали доминантными в макроэкономическом пространстве.

Теоретико-методологическим базисом формирования инноваций в XVIII веке послужила работа А. Смита «Богатство наций», который еще в 1776 году декларировал необходимость перехода на новые технологии. Позже, в XX веке австрийский ученый Й.А. Шумпетер в работе «Теория экономического развития» отметил, что инновации представляют собой не просто нововведения, а фактор производства, что позволило изменить взгляд современников на производственный процесс как чисто технологическое производство для удовлетворения потребностей общества на возможности формирования капитала за счет использования нововведений в производстве [1] (Shumpeter, 1982).

В настоящее время в России сложилась некая тенденция, когда подавляющее большинство российских предприятий инвестируют преимущественно в материальную сторону бизнес-процесса, приобретая здания, сооружения, оборудование, недооценивая значение нематериальной составляющей бизнеса и ее влияния на основные показатели компании. Отчасти данный факт связан с тем, что пока в России присутствует значительный уровень рисков в интеллектуальный капитал в связи с «неосязаемым» и нематериальным свойством последнего, и этот факт оказывается сдерживающим фактором развития инноваций [2–5] (Ustinova, Ustinov, Virtsev, 2016; Yagopolskiy, Domnyshev, 2019; Zabolotko, 2013; Rubezhnoy, Panchenko, Lebedeva, 2020).

Установлено, что при эффективном менеджменте наибольшая сумма прибыли от инвестиций в человеческий капитал как источник формирования нового продукта почти втрое превышает прибыль от инвестиций в материально-техническое обеспечение. Исследование зависимости производительности труда от образования, в частности, показало: при 10%-ном повышении уровня образования производительность возрастает на 8,6%. При таком же увеличении акционерного капитала производительность возрастает на 3–4% [6] (Artyushina, 2013). Экономическая эффективность повышения уровня образования персонала становится очевидной. Однако российская система государственного образования оказывается несовершенной перед требованиями современной динамично развивающейся системы народного хозяйства и изменчивостью рынка. Во многих высших учебных заведениях практически отсутствует связь с реальным производством, нет подготовки сотрудников для конкретных предприятий, ничтожно низкий уровень научно- исследовательских работ.

Зарубежная практика же свидетельствует не только о большом желании университетов проводить векторное инновационное обучение студентов, но и о высоких возможностях таких университетов. Причем инновационность и научно-техническая оснащенность учебных заведений уже давно стали одними из основных критериев оценки зарубежных университетов. Современные американские вузы являются лидерами в рейтинге самых инновационных вузов мира. Инвестируются миллионы в современное оборудование, разработки и расширение научно-технической базы, давая своим студентам и сотрудникам лучшие возможности для учебы и исследований [7–10] (Omarini, 2011; Marginson, 2011; Klescheva, Sayfullina, 2019; Ustinov, Bulnina, Arsentieva, 2016).

Многие отечественные исследователи справедливо отмечают, что одним из наиболее важных результативных показателей инновационного развития является валовой внутренний продукт, отражающий динамику национальной экономической системы. Данная динамика является результатом инвестиционно-инновационной политики по отдельным отраслям и сегментам рынка, что позволяет в целом увидеть картину развития [11, 12] (Molokanov, 2019; Sanochkina, 2019).

Рисунок 1. Доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВВП по РФ

Источник: [13].

Стоит отметить, что линия тренда, характеризующая график доли внутренних затрат на исследования и разработки в ВВП, имеет экспоненциальный характер, что свидетельствует о снижении объема инвестиций в сферу наукоемких технологий и научно-технического развития.

Рисунок 2. Внутренние текущие затраты на исследования и разработки в Российской Федерации

Источник: [14].

При этом наблюдается детерминированный рост показателя внутренних текущих затрат на исследования и разработки в Российской Федерации (рис. 2).

Стоит отметить, что несмотря на значительную государственную финансовую поддержку российской науки, данная сфера остается недостаточно продуктивной, слабо формирующей собственную научно-технологическую базу для создания и реализации инновационного задела производственного роста.

Эквивалент прироста показателя внутренних затрат на исследования и разработки в анализируемый период с 2010 по 2019 год составил свыше 200%. При этом стоит отметить, что прирост инновационного продукта потребитель ощутит лишь через несколько лет, когда пройдут все этапы создания продукта. Как правило, период окупаемости инвестиций в интеллектуальный капитал значительно длиннее периода окупаемости вложений в материально- техническую базу компании. Динамика изменения удельного веса инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров свидетельствует о нелинейной зависимости данных показателей (рис. 3).

Рисунок 3. Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров

Источник: [15].

Система высшего образования как наукоемкий сектор государства является приоритетным инструментом формирования инноваций. Согласно проведенным исследованиям, доля вузов в числе организаций, осуществляющих инновационные разработки, достаточно велика. Очевидно, что ключевыми катализаторами инноваций выступают научно- исследовательские центры, конструкторские бюро, опытные предприятия и т.д., однако российские вузы способны генерировать до 20% инновационных идей.

Фундаментальной задачей российской экономики является повышение инновационной активности вузов, которые в эпоху интеллектуализации являются не только образовательными центрами подготовки специалистов, но и выступают драйвером инновационных проектов, научно-исследовательских разработок [16] (Maslovskaya, 2016) (рис. 4).

Рисунок 4. Доля сектора высшего образования во внутренних затратах на исследования и разработки

Источник: [17].

Уровень инновационного развития России наглядно демонстрирует рисунок 5, на котором отражены внутренние затраты на исследования и разработки в 2019 г. в страновом разрезе. По величине данного показателя Россия значительно уступает Корее (в 4 раза), Швейцарии, Швеции, Японии (в 3 раза), Австрии, Германии, США, Франции и т.д., оставляя за собой лишь Турцию и Индию.

Если рассматривать тенденции развития стран, вошедших в тройку по объему финансирования науки, то стоит отметить, что Корея на протяжении шести лет динамично развивается, лидируя в рейтинге инновационных экономик благодаря значительной концентрации в стране высокотехнологичных компаний, развитой системе высшего образования и существенной доле расходов на исследования и разработки в ВВП. Высокие конкурентные преимущества инновационных корейских товаров на мировом рынке позволяют наращивать объем продаж в области электроники, нано-технологий, автобизнеса, медицины и т.д. до 30% ежегодно. Стратегическим приоритетом Кореи является инновационное партнерство, в том числе с Россией, которая обладает огромным интеллектуальным ресурсом.

Рисунок 5. Объем внутренних затрат на исследования и разработки: 2019 г.

Источник: [18].

Швейцария несколько лет подряд занимает лидирующие позиции не только по финансированию научно-исследовательской деятельности, но и по количеству выданных патентов в эквиваленте на душу населения. Ключевые швейцарские высшие учебные заведения – Цюрихская Высшая техническая школа и Федеральная политехническая школа входят в десятку самых инновационных европейских университетов, по версии Reuters. В стране создано огромное количество научно-исследовательских центров и технопарков, работа которых строится на тесном взаимодействии между властями, вузами и бизнесом.

Очевидно, что Швеция, занявшая 3-е место на рисунке 5, не всегда отличалась хорошими показателями в области инноваций. Длительное время страна была довольно средним государством с большим количеством социально-экономических проблем. С середины прошлого столетия экономика стала развиваться активнее и рост ВВП заметно ускорился. Ключевым моментом в успешном развитии инновационной экономики в Швеции было создание эффективной национальной инновационной системы (НИС). При этом главенствующими элементами в структуре НИС стали: Министерство образования и науки и Министерство предпринимательства и инноваций. Таким образом, роль государства в Швеции в вопросе инновационного развития является огромной [19] (Zakharova, Labudin, 2019).

Любопытен тот факт, что совокупный уровень инновационной активности организаций промышленного производства в России визуально не коррелирует ни с показателем объема внутренних затрат на исследования и разработки, ни с показателем удельного веса инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров (рис. 6).

Рисунок 6. Совокупный уровень инновационной активности организаций промышленного производства

Источник: [20].

Рисунок 7. Коэффициент изобретательской активности

Источник: [21].

Коэффициент изобретательской активности, отраженный на рисунке 7, свидетельствует, что в динамике с 2010 по 2019 год произошло снижение показателя на более чем 20%, что негативно сказывается в целом на развитии инноваций в стране. Очевидно, что на данный показатель оказывают влияние значительное количество факторов, одним из которых, несомненно, является тенденция оттока российских квалифицированных специалистов за рубеж, где условия работы и оплаты труда значительно привлекательнее для разработчиков и ученых, речь идет о таких странах, как Германия, США, Израиль, Япония и т.д.

Более того, в период нестабильности и «разгула» теневого бизнеса с 1990 по 2000 год в России произошло сокращение персонала, занятого исследованиями и разработками, более чем в 2 раза – с 1943,4 до 887,7 тыс. человек. Причинами данной тенденции явилось падение научно-технической востребованности в тот период, переориентация экономики и общества на рыночную систему функционирования, рост безработицы, сложности с содержанием научно-исследовательских центров, начало утечки кадров за рубеж. Данный период для отечественной науки является достаточно сложным, и потери, понесенные в те годы, являются невосполнимыми.

Развитие научно-исследовательской деятельности и рост научно- исследовательских разработок в России могут быть обеспечены повышением интереса со стороны предпринимательского сектора экономики, внедрением новых схем финансирования, созданием индивидуальных условий для проведения работ, повышением престижа научной деятельности в стране [22] (Ustinov, Sirazetdinov, Ustinova, 2019). Кроме того, на наш взгляд, для ускорения темпов развития научно-исследовательского сектора и его стимулирования в РФ должно быть изменено отношение к науке в обществе. Целесообразно на государственном уровне обеспечить взаимосвязь средней и высшей школы с исследовательской деятельностью, интегрировать элементы исследовательского подхода в образовательные программы и повышать статус научно-исследовательских учреждений.

Используя корреляционный анализ, в частности метод парной корреляции, определим характер и силу взаимосвязи отдельных показателей инновационного развития.

Данный инструмент исследования также будем использовать для доказательства следующих выдвинутых гипотез:

Н1: Показатель удельного веса инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров находится в прямой пропорциональной корреляции с показателем внутренних текущих затрат на исследования и разработки в РФ.

Н2: Теснота связи показателей, характеризующих инновационное развитие РФ, – детерминирована и имеет дифференцированный характер.

Таблица 1

Исходные данные для проведения корреляционного анализа

Годы
Внутренние текущие затраты на исследования и разработки в РФ
Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг
в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг
Совокупный уровень инновационной активности организаций промышленного производства
Коэффициент изобретательской активности
2010
489450,8
4,8
10,8
2,01
2011
568386,7
6,3
11,1
1,85
2012
655061,7
8,0
11,1
2,00
2013
699948,9
9,2
10,9
2,00
2014
795407,9
8,7
10,9
1,65
2015
854288,0
8,4
10,6
2,00
2016
873778,7
8,5
10,5
1,83
2017
950257,0
7,2
17,8
1,55
2018
960689,4
6,5
15,6
1,70
2019
1060589,7
5,3
15,1
1,59
Источник: составлено авторами.

Установление корреляционной зависимости между удельным весом инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров (Iat) и внутренними текущими затратами на исследования и разработки (Pi) зафиксируем в виде следующей модели:

R= ; (1)

где Iat и Pi – текущее значение единиц массива чисел;

– среднеквадратическое отклонение, соответственно, для каждого рассматриваемого массива чисел;

n – число измерений в каждой совокупности (в данном случае – 10 лет).

Построение корреляционной модели позволило провести анализ взаимосвязи объемом выборки 10 лет, на основании которого можно констатировать, что:

1. Фактическое приращение инновационных товаров на рынке не соответствует реальным финансовым вложениям в исследования и разработки ввиду вышеупомянутого лага (сдвига во времени) в течение нескольких лет (rкор = 0,076815).

Таблица 2

Результаты расчета парной корреляции


Округа РФ
Коэффициент корреляции, r
Критическое значение, rкрит
Значимость, сила связи
1
Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг
в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг
0,076815
0,602
Незначим, связь отсутствует
2
Совокупный уровень инновационной активности организаций промышленного производства
0,665279
Значим, связь заметная
3
Коэффициент изобретательской активности
-0,7191265
Значим, обратная заметная связь
Источник: рассчитано авторами.

2. Совокупный уровень инновационной активности организаций промышленного производства действительно имеет прямую заметную корреляционную зависимость от внутренних текущих затрат на исследования и разработки (rкор = 0,665279).

3. Коэффициент изобретательской активности, отражающий число поданных отечественными заявителями в патентное ведомство страны заявок на изобретения показал обратную корреляционную связь с объемом финансирования исследований и разработок, что свидетельствует о низком уровне патентования созданных инновационных разработок (rкор = - 0,7191265)

4. Гипотеза Н1: отклонена, гипотеза Н2: доказана (табл. 2).

Заключение

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что в целом прослеживается прямолинейная зависимость между искомыми величинами, однако отдельные переменные модели имеют разные силы таких зависимостей, что в рыночных условиях не является удивительным.

На наш взгляд, для российской среды сдерживающими факторами инновационного развития являются:

1) отсутствие четких алгоритмов взаимодействия научной сферы с коммерциализаторами разработок (технопарками, венчурными центрами и т.д.);

2) низкая мотивация разработчиков НИОКР, как следствие, утечка «мозгов» за рубеж ввиду более конкурентоспособных по сравнению с российскими предложениями по оплате исследований;

3) несовершенная законодательная база инновационной политики страны и т.д.

Для подготовки кадрового состава науки с высоким уровнем профессиональных компетенций целесообразно разработать программу развития научной деятельности путем создания всех необходимых условий, включая материальное стимулирование, вопросы преемственности знаний поколений ученых, выделить стратегическое направление не только на разработку, но и на коммерциализацию НИР.

Ориентация на инновационный путь развития государства предусматривает необходимость формирования глобальной инновационной инфраструктуры, способствующей росту инновационной активности промышленных организаций, консолидации и кооперации с высшими учебными заведениями, формированию баз и систем инновационных разработок и т.д.

Исходя из проведенного анализа, представим рекомендации по совершенствованию инновационной деятельности в РФ:

- государственная поддержка НИЦ, НИИ в области налоговой, патентной, антимонопольной политики;

- создание механизма повышения эффективности инновационных разработок и их патентования;

- совершенствование институциональной базы инновационной деятельности;

- разработка государственной программы вовлечения вузов в процесс создания и формирования инноваций;

- подготовка кадрового состава науки с высоким уровнем профессиональных компетенций в рамках программы развития научной деятельности;

- переориентация системы НИОКР на разработку коммерчески окупаемых проектов;

- создание гибких условий взаимодействия участников инновационного процесса;

- увеличение объема финансирования НИОКР, стимулирование разработчиков.

Повышение инновационного статуса России является важным условием создания конкурентных преимуществ на мировом рынке. Именно государству отводится ключевая важнейшая роль в данном вопросе, выражающаяся в таких функциях, как регулирование, организация, мотивация, координирование и контроль.


Источники:

1. Шумпетер Й. Теория экономического развития. - М.: Прогресс, 1982. – 456 c.
2. Устинова Л.Н., Устинов А.Э., Вирцев М.Ю. Роль инвестиций в развитии интеллектуального капитала // Экономический анализ: теория и практика. – 2016. – № 6. – c. 135–145.
3. Ягопольский А.Г., Домнышев А.А. Инновационное развитие России: итоги и перспективы // Инновационные технологии реновации в машиностроении: Сборник трудов Международной научно-технической конференции, посвящённой 150-летию факультета «Машиностроительные технологии» и кафедры «Технологии обработки материалов» МГТУ им. Н. Э. Баумана. под общ. ред. В. Ю. Лавриненко. 2019. – c. 442-447.
4. Заболотько А. А. Инновационное развитие экономики: понятие, проблемы и пути решения // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. – 2013. – № 1. – c. 192-196.
5. Рубежной А.А., Панченко Д.А., Лебедева М.Р. Проблемы и перспективы развития инновационного менеджмента // Избранные вопросы науки XXI века: Сборник научных статей. Научный редактор Л.В. Москва, 2020. – c. 145-148.
6. Артюшина Е. В. Исследование прогнозного новшества на наличие стратегического соответствия в диверсифицированной организации // Менеджмент в России и за рубежом. – 2013. – № 2. – c. 48-53.
7. Omarini Anna. Private Banking and Wealth Management: Customer Segmentation a Way for Selecting, Getting and Keeping Customers. - VDM Verlag Dr. Müller, 2011. – 52 p.
8. Marginson S. Nation-Building Universities in a Global Environment: The Case of Australia // Higher Education. – 2011. – № 43 (3). – p. 409-428.
9. Klescheva O.A., Sayfullina F.M. Prognozirovanie sprosa na innovatsionnyy produkt s uchetom vliyaniya makroekonomicheskikh faktorov // Voprosy innovatsionnoy ekonomiki. – 2019. – № 9 (3).. – p. 945-954. – doi: 10.18334/vinec.9.3.41011.
10. Ustinov A. E., Bulnina I.S., Arsentieva L.I. Forecasting the market capitalization of investments in intellectual capital in companies // Studies in economics and economic education. – 2016. – № 2. – p. 258-267.
11. Молоканов В.М. Проблемы использования показателя ВВП как индикатора социально-экономического развития общества // Вопросы управления. – 2019. – № 5 (60). – c. 178-188.
12. Саночкина Ю.В. Управление национальными инновационными системами с учетом мировых тенденций инновационного развития // Фундаментальные исследования. – 2019. – № 10. – c. 81-86.
13. Доля внутренних затрат на исследования и разработки в ВВП по РФ. Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Определение основных причин, сдерживающих научное развитие в Российской Федерации: оценка научной инфраструктуры, достаточность мотивационных мер, обеспечение привлекательности работы ведущих ученых». [Электронный ресурс]. URL: http://fgosvo.ru/uploadfiles/Work_materials_disscusion/sp.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
14. Внутренние текущие затраты на исследования и разработки в Российской Федерации. Целевые индикаторы реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года Внутренние текущие затраты на научные исследования и разработки по видам работ по субъектам Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 13.10.2020).
15. Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров. Целевые индикаторы реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 13.10.2020).
16. Масловская А.Г. Инновационная деятельность ВУЗа как высокоэффективный ресурс инновационного развития региона // Современные научные исследования и инновации. – 2016. – № 1. – c. 538-540.
17. Доля сектора высшего образования во внутренних затратах на исследования и разработки. Целевые индикаторы реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 13.09.2020).
18. Объем внутренних затрат на исследования и разработки: 2019г. «Определение основных причин, сдерживающих научное развитие в Российской Федерации: оценка научной инфраструктуры, достаточность мотивационных мер, обеспечение привлекательности работы ведущих ученых» Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия. [Электронный ресурс]. URL: http://fgosvo.ru/uploadfiles/Work_materials_disscusion/sp.pdf. (дата обращения: 13.10.2020).
19. Захарова Н.В., Лабудин А.В. Формирование инновационной экономики в Швеции: особенности и перспективы // Управленческое консультирование. – 2019. – № 10. – c. 37–48.
20. Совокупный уровень инновационной активности организаций промышленного производства. Целевые индикаторы реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 13.10.20 20).
21. Коэффициент изобретательской активности. Целевые индикаторы реализации Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 13.10.2020).
22. Устинов А.Э., Сиразетдинов Р.М., Устинова Л.Н. Производственный задел предприятия как основа развития экосистем инноваций // Экономика в промышленности. – 2019. – № 2. – c. 178-185.

Страница обновлена: 13.11.2020 в 11:31:24