Влияние повышения пенсионного возраста на изменение медико-демографических резервов регионов Арктической зоны Российской Федерации

Торопушина Е.Е.

Статья в журнале

Экономика труда
Том 7, Номер 7 (Июль 2020)

Цитировать:
Торопушина Е.Е. Влияние повышения пенсионного возраста на изменение медико-демографических резервов регионов Арктической зоны Российской Федерации // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 7. – doi: 10.18334/et.7.7.110367.



Введение

Несовершенство мер государственного регулирования социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ), наблюдаемое в последние годы [1, 2] (Leksin, Porfiryev, 2018; Skufina, Ryabova et al., 2018) и отражающееся в отрицательных миграционных процессах [3] (Volgin, Shirokova, Mosina, 2019), проблемах развития трудового потенциала, снижении доступности социальной инфраструктуры [4] (Bashmakova, Gushchina, Kondratovich, Korchak, Ryabova, Novikova, Polozhentseva, Stepanova, Toichkina, Toropushina, 2018) и пр., обуславливает и усугубление негативных медико-демографических тенденций в этом макрорегионе. Российская Арктика – наименее экономически освоенный регион нашей страны, но вместе с тем имеющий высокий ресурсный потенциал, освоение которого (как и в целом экономическое развитие этой территории) требует закрепления населения, сокращения миграционного оттока, повышения качества трудовых ресурсов, что регулируется, помимо финансовых инструментов, и социальными гарантиями, включая пенсионную систему.

Проводимая в настоящее время в нашей стране пенсионная реформа, основанная на увеличении продолжительности трудовой деятельности для получения права на назначение страховой пенсии по старости и пенсии по государственному обеспечению, предусматривает постепенное установление к 2028 году пенсионного возраста для жителей АЗРФ на уровне 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин [1]. В масштабах всей страны такое увеличение возраста выхода на пенсию на 5 лет оправдано и целесообразно, как с точки зрения наличия объективных предпосылок, в том числе устойчивого роста показателей ожидаемой продолжительности жизни в России, так и с точки зрения необходимости достижения положительных тенденций в вопросе увеличения численности трудоспособного населения [5] (Trunkina, Telyatnikova, 2019) как базисного фактора экономического развития страны [6] (Barr, Diamond, 2009).

Однако для российской Арктики данные постулаты не столь однозначны. Влияние арктической специфики на экономическое развитие, миграционные процессы, медико-демографические характеристики населения этого региона значительно [7] (Toropushina, 2020), но проявляется такое влияние противоречиво. С одной стороны, для развития экономики Арктики необходимо не только привлечение трудовых ресурсов, но и удержание их на этих территориях. С другой – сама природа арктической экономики создает предпосылки к оттоку трудоспособного населения из АЗРФ [8] (Samarina, Skufina, Samarin, 2020). С таких позиций вопрос исследования влияния повышения пенсионного возраста на изменение медико-демографических резервов арктических регионов России представляется актуальным, поскольку позволяет оценить возможные последствия для формирования трудового потенциала и в целом социально-экономического развития АЗРФ.

Основная часть

Наши предыдущие исследования проблематики медико-демографического развития регионов российской Арктики, а также научные публикации других ученых, занимающихся изучением данного вопроса, позволяют выделить основные факты, характеризующие эту сферу.

1. Сохраняется тенденция сокращения населения российской Арктики.

За исключением Ямало-Ненецкого автономного округа, в остальных субъектах, территории которых полностью отнесены к АЗРФ [2], наблюдается сокращение численности населения – если сравнить имеющиеся к настоящему моменту официальные данные (на 01.01.2020 г.) с показателями переписи 1989 года, то видно, что в Ненецком АО произошло сокращение населения в 1,2 раза (с 54 тыс. до 44 тыс. человек), в Мурманской области – в 1,6 раза (с 1165 тыс. до 741 тыс.), в Чукотском АО – в 3,3 раза (с 164 тыс. до 50 тыс. человек). Такое сокращение численности населения в регионах российской Арктики является следствием в первую очередь негативных миграционных процессов [9] (Fauzer, Lytkina, Fauzer, Smirnov, 2018), [10] (Yarasheva, Makar, 2019). Если в целом по России в период с 2005 по 2018 г. наблюдалось стабильное положительное сальдо миграции, в АЗРФ миграционный прирост был лишь в отдельные годы и не во всех регионах (табл. 1).

Таблица 1

Прирост (убыль) населения в регионах АЗРФ, 2005–2018 гг.

Субъект АЗРФ
2005
2010
2015
2018
Миграционный прирост (убыль) населения, в расчете на 1000 человек
Мурманская область
-16,9
-6,9
-5,7
-5,9
Ненецкий АО
-2,1
-5,0
2,3
-8,9
Ямало-Ненецкий АО
-2,4
-8,8
-22,3
-3,2
Чукотский АО
7,3
-17,4
-11,7
4,8
РФ
2,0
1,9
1,7
0,9
Естественный прирост (убыль) населения, в расчете на 1000 человек
Мурманская область
-3,8
-0,2
0,3
-1,5
Ненецкий АО
2,3
4,7
8,4
5,1
Ямало-Ненецкий АО
7,9
10,3
11,3
8,7
Чукотский АО
3,8
0,9
2,8
1,5
РФ
-5,9
-1,7
0,3
-1,6
Примечание: данные на конец года
Источник: составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики РФ [3]: Демографический ежегодник России – 2019

2. Уровень здоровья населения АЗРФ ухудшается.

Сложившаяся к настоящему времени в регионах АЗРФ медико-демографическая ситуация характеризуется сокращением фиксируемости и поздним диагностированием заболеваний [11] (Toropushina, 2018). Да, в последние годы все арктические регионы России демонстрируют в целом положительную динамику снижения первичной заболеваемости населения по большинству нозологических групп. Но такой, казалось бы, позитивный тренд нивелируется ростом показателей смертности населения по отдельным классам причин смерти. Так, в Чукотском АО на фоне снижения уровня зарегистрированной первичной заболеваемости некоторыми инфекционными и паразитарными болезнями в 2,3 раза за 2005–2018 гг. наблюдается рост смертности по данному классу в 4,5 раза (табл. 2). Во всех регионах АЗРФ значительно выросла смертность от новообразований, тогда как в среднем по России показатель фактически не менялся.

Таблица 2

Заболеваемость и смертность населения по отдельным классам болезней (причин смерти) в регионах АЗРФ, 2005–2018 гг.

Субъект АЗРФ
2005
2010
2015
2018
Заболеваемость населения некоторыми инфекционными и паразитарными болезнями на 1 000 населения (с диагнозом, установленным впервые в жизни)
Мурманская область
41,0
36,1
34,5
30,6
Ненецкий АО
75,4
62,3
55,8
47,5
Ямало-Ненецкий АО
61,9
52,1
32,1
36,8
Чукотский АО
56,8
40,5
23,0
25,3
РФ
37,3
32,8
28,1
27,0
Число умерших от некоторых инфекционных и паразитарных болезней на 100 000 населения
Мурманская область
13,9
9,5
15,44
12,0
Ненецкий АО
16,7
4,8
4,59
2,3
Ямало-Ненецкий АО
17,8
16,8
19,37
15,0
Чукотский АО
9,9
33,5
21,85
44,4
РФ
27,2
23,5
23,48
23,6
Заболеваемость населения новообразованиями на 1 000 человек населения (зарегистрировано пациентов с диагнозом, установленным впервые в жизни)
Мурманская область
11,3
13,9
17,3
19,1
Ненецкий АО
11,8
17,9
14,6
23,0
Ямало-Ненецкий АО
12,9
14,7
13,8
16,3
Чукотский АО
6,7
14,7
12,4
18,4
РФ
9,5
10,8
11,4
11,6
Число умерших от новообразований в расчете на 100 000 населения
Мурманская область
155,1
171,5
188,17
201,3
Ненецкий АО
128,7
128,2
162,82
186,7
Ямало-Ненецкий АО
76,7
80,6
97,2
86,3
Чукотский АО
118,5
137,9
115,2
167,7
РФ
201,2
205,2
205,07
203,0
Примечание: данные на конец года
Источник: составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики РФ [4]: Регионы России. Социально-экономические показатели – 2019; Регионы России. Социально-экономические показатели – 2006

Реальный уровень здоровья населения (не всегда определяемый посредством исследования заболеваемости) довольно быстро отражается на показателях смертности населения – в последние годы в АЗРФ наблюдается устойчивая негативная тенденция сокращения количества прожитых лет [12] (Toropushina, 2019) на фоне снижающейся доступности арктического здравоохранения [7] (Toropushina, 2020).

3. Сокращается трудовой потенциал арктических регионов.

Увеличивается демографическая нагрузка на трудоспособное население. За период с 2005 г. по 2018 г. во всех без исключения российских арктических регионах численность населения трудоспособного возраста снизилась, причем как в абсолютном, так и в относительном выражении (табл. 3).

Таблица 3

Распределение численности населения по основным возрастным группам в регионах АЗРФ, 2005 г., 2018 г.

Субъект АЗРФ
2005
2018
Моложе трудоспособного возраста
Трудоспособного возраста
Старше трудоспособного возраста
Моложе трудоспособного возраста
Трудоспособного возраста
Старше трудоспособного возраста
Численность населения по основным группам, тыс. человек
Мурманская область
131,9
601,3
124,2
140,5
438,4
169,1
Ненецкий АО
9,6
27,4
5,0
10,8
24,5
8,4
Ямало-Ненецкий АО
116,7
382,5
31,5
130,0
344,4
67,1
Чукотский АО
11,0
35,6
3,7
11,5
30,6
7,6
РФ
23317
90328
29109
27430
81362
37989
Доля возрастных групп в общей численности населения, %
Мурманская область
16,1
69,5
14,4
18,8
58,6
22,6
Ненецкий АО
22,8
65,3
11,9
24,8
56,0
19,2
Ямало-Ненецкий АО
22,0
72,1
5,9
24,0
63,6
12,4
Чукотский АО
21,9
70,8
7,3
23,1
61,7
15,2
РФ
16,3
63,3
20,4
18,7
55,4
25,9
Примечание: данные на конец года
Источник: составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики РФ [5]: Демографический ежегодник России – 2019; Демографический ежегодник России – 2006

Для арктических территорий России характерен серьезный дефицит квалифицированных трудовых ресурсов – кадровые запросы Арктики удовлетворены в настоящее время лишь на 40%. Молодежь отдает предпочтение учебе в вузах и ссузах, расположенных в более обжитых районах страны, тем более что арктическая система профессионального образования в последние годы неуклонно сокращается (табл. 4).

Таблица 4

Обеспеченность населения регионов АЗРФ организациями профессионального образования, 2005–2018 гг.

Субъект АЗРФ
2005/2006
2010/2011
2015/2016
2018/2019
Число образовательных организаций, осуществляющих подготовку квалифицированных рабочих и служащих, ед.*
Мурманская область
21
13
5
-
Ненецкий АО
1
1
1
-
Ямало-Ненецкий АО
7
6
1
-
Чукотский АО
3
3
0
-
Число образовательных организаций, осуществляющих подготовку специалистов среднего звена, ед.
Мурманская область
12
16
19
21
Ненецкий АО
2
2
2
3
Ямало-Ненецкий АО
9
6
7
8
Чукотский АО
1
1
4
4
Число образовательных организаций высшего образования, ед.
Мурманская область
4
4
4
3
Ненецкий АО
0
0
0
0
Ямало-Ненецкий АО
1
0
0
0
Чукотский АО
0
0
0
0
Число филиалов образовательных организаций высшего образования, ед.
Мурманская область
28
24
10
5
Ненецкий АО
2
0
0
0
Ямало-Ненецкий АО
31
25
12
5
Чукотский АО
0
0
2
1
*Примечание: с 2016 г. организации, осуществляющие подготовку квалифицированных рабочих и служащих, учтены в числе профессиональных образовательных организаций, осуществляющих подготовку специалистов среднего звена
Источник: составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики РФ [6]: Регионы России. Социально-экономические показатели – 2019; Регионы России. Социально-экономические показатели – 2006

Увеличивается отток выпускников арктических университетов – более 20% из них уезжают на работу в неарктические регионы РФ. На фоне системных проблем в сфере профессионального образования растет дополнительная потребность арктических регионов в специалистах среднего звена, требующая привлечения трудовых кадров из неарктических регионов (такая потребность, по данным Минобрнауки РФ, суммарно для четырех рассматриваемых регионов только в последние три года составляла около 15 тыс. человек в год).

В то же время паттерны старшего поколения меняются: если в советский период пожилые люди предпочитали переезд в регионы с более благоприятными условиями жизни, то в последние годы тренд изменился – все большее число пенсионеров остаются в Арктике, в том числе в связи с отсутствием средств на покупку жилья в средней полосе или на юге нашей страны.

При этом существенную роль в изменении отношения местного населения, особенно в трудоспособном возрасте, к вопросу проживания в АЗРФ сыграла именно реализуемая в настоящее время пенсионная реформа. По данным социологических опросов, представленных, например, в работе [13] (Baranov, Skufina, Gushchina, 2020), именно увеличение продолжительности трудовой деятельности для получения права на назначение страховой пенсии по старости и пенсии по государственному обеспечению послужило толчком к изменению планов в отношении дальнейшего проживания в АЗРФ. Около 40% молодежи (18–29 лет) и граждан среднего возраста (30–49 лет) либо думают о переезде в среднюю полосу или южные регионы, либо уже нашли другое место жительства и работу вне арктических территорий России [13] (Baranov, Skufina, Gushchina, 2020).

В результате, если для России в целом увеличение пенсионного возраста действительно позволит сломать негативную тенденцию сокращения численности трудоспособного населения, роста демографической нагрузки на эту возрастную группу, окажет положительное влияние на социально-экономическое развитие страны [14] (Sinyavskaya, 2017), [15] (Chistova, Chichkanov, 2016), то в Арктической зоне Российской Федерации результат пенсионной реформы будет обратным и негативно отразится в первую очередь на медико-демографической ситуации. Влияние природно-климатических факторов на здоровье населения арктических территорий приводит к более быстрому истощению резервных возможностей и физиологических функций организма и, соответственно, раннему старению [16] (Nagornev, Bobrovnitsky, Yudin, Khudov, Yakovlev, 2019), [17] (Bogaert, Van Oyen, Beluche, Cambois, Robine, 2018). Системный кризис российского здравоохранения, усугубляемый в Арктике имеющимся дефицитом инфраструктурной и кадровой его обеспеченности, крайне низкой доступностью медицинских услуг для значительной части населения, не позволит обеспечить не только рост уровня, но и сохранность здоровья жителей АЗРФ. Миграционный отток, особенно трудоспособного населения, лишь усилит процесс сокращения медико-демографических резервов арктических регионов нашей страны.

Чтобы переломить эту тенденцию, необходимы активные дополнительные меры, направленные на сохранение и развитие в первую очередь трудовых ресурсов арктических территорий, но при этом уделяющие и должное внимание политике в отношении молодежи и пожилых людей, проживающих в Арктике.

Такие меры должны включать проведение дифференцированной, учитывающей специфические арктические особенности государственной политики в сфере охраны здоровья, в том числе по развитию первичной медико-санитарной помощи, в области повышения кадрового потенциала системы здравоохранения и образования регионов АЗРФ, обеспечения гарантий в сфере занятости населения и оплаты труда, развития трудового потенциала не только за счет привлечения квалифицированного труда извне, но и за счет роста и качественных изменений собственных трудовых ресурсов российской Арктики.

Заключение

Арктическая зона Российской Федерации в результате влияния большого спектра различных факторов (природно-климатических, экономических, социальных и пр.), несовершенства мер государственного регулирования социально-экономического развития этой территории в настоящее время характеризуется усугублением негативных медико-демографических тенденций. Наблюдается сокращение численности населения, снижение уровня здоровья, падение трудового потенциала. Социально-демографические основания увеличения пенсионного возраста, являющиеся в целом для России объективными и обоснованными и в перспективе позволяющие достичь положительных изменений в социально-экономическом развитии страны, на арктических территориях не находят своего подтверждения.

Исследование показало, что результатом пенсионной реформы в части увеличения продолжительности трудовой деятельности для получения права на назначение страховой пенсии по старости и пенсии по государственному обеспечению на 5 лет для регионов российской Арктики станет не искомая государством цель роста численности населения трудоспособного возраста, а наоборот, еще более устойчивая и усиливающаяся тенденция снижения численности этой возрастной группы на арктических территориях России и, как результат, сокращение медико-демографических резервов АЗРФ.

Эта проблема требует значительного повышения внимания государства к той социально-экономической политике, которая уже реализуется на арктических территориях, а также к формированию новых инициатив, направленных на обеспечение высокого уровня качества жизни населения Арктической зоны Российской Федерации.

Реализация пенсионной реформы в российской Арктике без осуществления действенных, активных и комплексных мер, направленных на качественное преобразование основных составляющих жизни населения в регионах АЗРФ, в том числе системы профессиональной подготовки кадров, медицинского обслуживания населения, социального обеспечения, сферы регулирования трудовых отношений, не позволит достичь значимого экономического эффекта и лишь усилит процесс сокращения медико-демографических резервов арктических территорий.

Вместе с тем сложные составные детерминанты, обуславливающие медико-демографические процессы и возможные вариации таких изменений, предполагают дополнительные исследования как в области долгосрочного демографического прогнозирования, так и в сфере определения потенциального экономического ущерба, что относится к тем вопросам, которые нуждаются в дополнительных научных исследованиях.

[1] Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» от 03 октября 2018 года № 350-ФЗ // Российская газета. Федеральный выпуск. 5 октября 2018. № 7686 (223).

[2] В силу отсутствия сопоставимых статистических данных по целому ряду показателей, анализируемых в данной работе, для тех субъектов РФ, территории которых отнесены к Арктической зоне Российской Федерации лишь частично, в статье проводится исследование по субъектам РФ, территории которых, на основании Указа Президента РФ от 02.05.2014 г. № 296, включены в АЗРФ полностью: Мурманская область, Ненецкий автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ и Чукотский автономный округ.

[3] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 12.05.2020).

[4] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 16.05.2020).

[5] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 16.05.2020).

[6] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 27.05.2020).


Страница обновлена: 17.06.2020 в 16:08:07