Риски информатизации и интеллектуализация в системе информационной безопасности Российской Федерации

Ерохина Е.В.1, Ерохин И.И.2
1 Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана филиал в г. Калуге, Россия, Калуга
2 Министерство финансов Калужской области, Россия, Калуга

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 3, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Ерохина Е.В., Ерохин И.И. Риски информатизации и интеллектуализация в системе информационной безопасности Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 2. – С. 187-196. – doi: 10.18334/ecsec.3.2.110270.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=43085624

Аннотация:
В статье исследованы риски информатизации, связанные с переходом к цифровой экономике. Показана роль интеллектуализации в развитии общества. Обосновано, что в результате цифровизации общество ожидают проблемы, решать которые необходимо уже сегодня. Сделан вывод о том, что цифровая трансформация – это новый инструмент в решении проблем, требующий колоссальных интеллектуальных усилий всех заинтересованных стейкхолдеров.

Ключевые слова: информатизация, цифровизация, интеллект, образование, клиповое мышление, цифровой аутизм



Процессы цифровой трансформации относятся к числу приоритетных направлений современного развития страны и ее регионов. От успешного решения вопросов цифровизации во многом зависят национальная и информационная безопасность Российской Федерации, уровень конкурентоспособности, позиции страны на мировой арене на долгосрочную перспективу.

Процессы информатизации и интеллектуализации

«Интеллектуализация общества сегодня – это непрерывный процесс роста творческих возможностей во всех сферах жизнедеятельности людей, за счет стремительного роста и использования объемов информации и знаний, ускорения информационных потоков и интенсификации информационных связей в обществе» [12, с. 33] (Lenchuk, 2019).

Информатизация общества представляет собой процесс овладения информацией как ресурсом управления, развития общества, в основе которого средства информатики. «Процесс информатизации следует рассматривать как неразрывное единство взаимосвязанных процессов: интеллектуализация + компьютеризация + медиатизация» [7, с. 32] (Erokhina, 2018). Интеллектуализация представляет собой процесс развития способности восприятия и порождения информации и знаний для повышения интеллектуального потенциала управления и общества в целом. «Новая парадигма цифровой экономики предполагает интеллектуализацию методов и технологий управления, повышение качества развития в условиях перехода к экономике, основанной на знаниях, которое во многом зависит от использования и развития интеллектуального потенциала управления инновационными подсистемами» [5, с. 22] (Erokhina, 2017).

Компьютеризация – это процесс совершенствования аппаратных и программных средств поиска, систематизации, обработки, представления информации. «Медиатизация – как процесс совершенствования средств сбора, хранения, распространения информации» [11, с. 11] (Lenchuk, Vlaskin, 2018).

Для развития цифровой экономики ключевой составляющей является интеллектуализация общества, она служит условием и основанием для перехода от информационной к ноосферной экономике, так как повышение интеллектуального уровня общества создает предпосылки для создания новых знаний.

Информатизация открывает новые возможности, знания, решает существующие проблемы, но и порождает новые. В этом неизбежно проявляется сущность всеобщего закона развития. Информатизация общества связана с рисками и создает ряд проблем. Реальной угрозой информатизации стала информационная война. Возможности манипулирования сознанием общества со стороны заинтересованных групп влияния (средств массовой информации, олигархических структур, явных и тайных группировок мировых глобалистов и др.) путем целенаправленной фильтрации, дозирования, искажения подаваемой информации населению в особых формах, оказывающих воздействие на сознание, программирование сознания. Человек при этом теряет свою индивидуальность, возможность рационального осмысления бытия, происходящего, то есть происходит нарушение экологии личности, ее сознания. Проявление этой угрозы наиболее опасно при низком уровне интеллектуального развития отдельной личности и общества в целом.

В развитом информационном обществе, в котором большая часть населения занята информационной деятельностью в различных ее проявлениях, велика вероятность возникновения риска использования заинтересованными группами влияния (отдельными авантюристами, террористическими группами и др.) информации разрушительного характера. Это касается хакерских атак, компьютерных вирусов, информационных технологий для проведения информационных диверсий, способных привести к хаосу, значительным убыткам, потерям, нарушениям в жизни общества, техногенным катастрофам и прочим нежелательным последствиям.

«В условиях тотальной информатизации, реальной угрозой стал риск создания и применения оружия массового поражения, основанного на принципах воздействия информации на интеллект человека» [9, с. 15] (Karavaeva, Lev, 2019). Также в процессе информатизации существует риск усиления противоречий, основанных на элитарном владении информацией и знаниями отдельными категориями людей. При этом общественной массе населения недоступны достоверная информация и знания вследствие ограниченного доступа и высокой стоимости. Вследствие чего потенциально возможен критический разрыв между группами людей в языке и понимании. Между группами людей, оказавшихся в разных информационно-культурных слоях общества, вероятно возникновение непонимания, противоречий, конфликтов, вражды, эксплуатации одних другими.

Интернет-зависимость – цифровой аутизм

В обществе уже сейчас существует реальная угроза компьютерной и интернет-зависимости. Медики развитых стран бьют тревогу, молодежь все больше времени проводит за компьютером, предпочитая виртуальный мир реальному. Медики называют таких людей «компьютерными наркоманами». Западные психиатры придумали специальный термин «интернет-зависимость». Ученые все чаще говорят о цифровом аутизме как одном из серьезных современных последствий всеобщей информатизации. Аутизмом называют такое расстройство нервной системы, при котором нарушены социальные навыки. «Цифровой аутизм [1] – потеря навыков живого общения под влиянием информационных технологий» [17; 4].

Согласно исследованиям [2], мышление человека социально, эволюционно люди объединялись в группы для обмена знаниями. В цифровом мире каждый может найти ответ на любой вопрос. Общаться ради знаний больше нет нужды, базовые знания можно получить в Сети. Это приводит к отчуждению людей и снижению плотности общения, как следствие – появлению аутистических признаков. Цифровая аутизация приводит к тому, что человек тупеет. «Тренингов по повышению эффективности становится все больше, а умных людей – все меньше» [14, с. 353] (Reshetnikova, 2008). Еще одно последствие аутизма – добровольное одиночество. Социальные сети и мессенджеры создают иллюзию общения. Но, встретившись с кем-то, кто регулярно лайкает ваши посты, вы не всегда найдете, о чем поговорить [3].

«Сегодня цифровые технологии – это необходимый инструмент для работы, но для всего остального – есть человек» [16, с. 55] (Khalin, Chernova, 2018). Общаться с ним, конечно, тяжело, но это отличный тренажер для нашего мышления.

Клиповое мышление

Глобальная информатизация приводит к изменениям в ментальном плане. Под воздействием телевидения, компьютерных игр, интернета и даже современной литературы у большинства представителей именно молодого поколения формируется особый тип мышления – «клиповое» (фрагментарное, отрывочное, вырезанное). Клиповое мышление – это вектор в развитии отношений человека с информацией, который возник не вчера и исчезнет не завтра. При клиповом мировоззрении человек воспринимает мир не целостно, а как череду почти не связанных между собой событий. «Обладатель клипового мышления не способен анализировать какую-либо ситуацию, ведь ее образ не задерживается в его мыслях надолго, он уже размылся, а его место тут же занял новый» [2, с. 111] (Azarenok, 2009). Клиповое мышление не присуще человеку с рождения, оно вырабатывается при таком способе потребления информации, снижает способности к концентрации внимания, отрицательно влияет на успеваемость школьников и студентов. Особенности клипового мышления делают людей неспособными сосредоточиться на одной теме. Люди с трудом могут удерживать внимание, перескакивают с одного вопроса на другой, не могут вникнуть в суть.

Основными обладателями клипового мышления являются современные школьники и студенты, у которых происходит снижение эффективности обучения и усвоения знаний. Они плохо воспринимают и запоминают учебный материал, не умеют правильно излагать свои мысли, им тяжело писать сочинения и читать сложные и объемные литературные произведения. Коэффициент усвоения знаний современных детей и подростков падает. Клиповое мышление способствует утрате навыка решения сложных задач не только в процессе обучения, но и в повседневной жизни.

Как следствие, обладатели клипового мышления часто попадают под чужое влияние. В своих действиях они чаще руководствуются эмоциями, а не здравым смыслом, поэтому ими легче манипулировать. Телевизионные рекламы построены таким образом, чтобы человек, покупающий товар, руководствовался сиюминутными эмоциональными порывами. Люди с клиповым мышлением часто совершают ненужные покупки или действия, о которых потом жалеют.

Однако следует признать, что клиповое мышление является продуктом нашего скоротечного времени. Сегодня, чтобы быть успешным человеком, необходима высокая скорость включения во многие процессы, высокая коммуникабельность, позволяющая работать в многозадачном режиме. Психологи полагают, что клиповое мышление представляет собой своеобразный механизм адаптации к развитию информационных технологий, без которых жизнь современного человека сложно представить. Человеческий мозг вынужден принимать и перерабатывать огромные объемы информации, что приводит к перегрузкам. Поэтому он подстраивается реагировать на поступающую извне информацию именно таким образом. «Клиповое мышление, по мнению физика, публициста, футуролога С. Переслегина, является главной причиной упадка среднего образования, он рекомендует специальные тренинги, которые помогают сосредотачивать внимание на одном предмете» [15].

С другой стороны, клиповое мышление зарождает в человеке непреодолимое желание к поиску и поглощению все новой и новой информации, что, в свою очередь, является довольно полезным навыком для интеллектуального самосовершенствования. Следует помнить, что клиповое мышление – это вынужденное явление в эпоху информатизации, у которого есть как плюсы, так и минусы

Угроза цифровизации и информатизации – безработица

Еще одна угроза цифровой трансформации и информатизации общества – безработица. «С прогнозами о сокрушительном ударе по занятости, который случится в результате четвертой промышленной революции, связанной с новейшими технологическими достижениями – цифровизацией, роботизацией, созданием искусственного интеллекта и т.д. выступают политики, социологи, инженеры, футурологи и др.» [8, с. 111] (Kapelyushnikov, 2017). Вот лишь некоторые прогнозы-тезисы:

- Мир вступает в эпоху беспрецедентно высокой технологической безработицы.

- В ближайшие десятилетия отомрет примерно половина всех существующих профессий.

- В результате внедрения новых технологий огромная масса людей останется не у дел – в гонке между машинами и людьми победят машины.

- Необходимо вводить налог на роботов и немедленно приступать к практической реализации идеи безусловного универсального дохода.

- Скорость технологических изменений будет настолько высокой, что работники физически не смогут переучиваться на новые специальности, непрерывно пополняя армию безработных. Будущая ситуация на рыке труда изображается в самых мрачных красках.

«Технологический прогресс может стать источником безработицы не только когда сокращается спрос на труд, но и когда он затрудняет процесс соединения работников с рабочими местами» [10] (Lev, Leshchenko, 2020). В результате инновационных преобразований меняется не только уровень, но и структура спроса на рабочую силу, одни профессии устаревают, другие появляются. Новые технологии предъявляют более высокие требования к уровню образования и квалификации работников, активизируются процессы межрегионального перемещения рабочей силы вследствие изменения потребностей и спроса на специалистов. Происходит так называемое созидательное, творческое разрушение, о котором Й. Шумпетер сказал, что процесс индустриальной мутации, который непрерывно реконструирует экономическую структуру изнутри, разрушая старую структуру и создавая новую. «Через понятие «творческое разрушение» делается попытка объяснить многие движущие силы прогрессивных изменений» [3, с. 36] (Basaev, 2018). Шумпетер называл инновационные нововведения силой, которая могла бы обеспечить долгосрочный экономический рост, разрушая старые ценности компаний. Фундаментальный импульс, который поддерживает двигатель прогресса в движении, исходит от новых потребителей, новых товаров, новых методов производства и транспортировки, от новых рынков, новых форм индустриальных организаций. Новый продукт, процесс, способ организации может быть эффективным и выгодным, таким образом, разрушая старую организацию. Шумпетер называл созидательное разрушение процессом трансформации, который сопровождает радикальные инновации. По мнению современных авторов, чтобы продолжать удерживать превосходство и оставаться конкурентоспособными, компании должны применять динамические стратегии резких изменений и творческого разрушения [4].

Но «резкие изменения и креативные разрушения» без квалифицированных, думающих кадров и качественного образования обречены на провал. Цифровая экономика немыслима без квалифицированных кадров и качественного образования. Однако практика последних десятилетий, реформирование системы образования в нашей стране показывают следующую тревожную, пагубную для общества зависимость: чем доступнее становится высшее образование, тем ниже его качество. При этом «признаком информационного общества, общества знаний является рост требований к уровню профессиональной подготовки кадров, качеству образования, увеличению финансирования научной сферы» [6, с. 42] (Erokhina, 2018).

Нельзя не согласиться с мнением, что ускоряющиеся темпы технологических и экономических изменений должны будут породить ускоренные форматы обучения, при которых трансляция старых знаний почти полностью переместится из аудиторий в интернет; что пропорция между аудиторными и внеаудиторными занятиями радикально изменится в пользу последних, где студенты в рамках командных проектов станут работать над проблемами, актуальными для их будущих работодателей. Однако утверждение, что традиционная модель университета слишком привыкла к неторопливой трансляции старых знаний, накопленных предшественниками; к занятию наукой во имя науки, вне связи с требованиями практики, нельзя назвать абсолютно бесспорным. «Нельзя признать безапелляционной точку зрения, что теперь главной задачей вузов становится не дать глубокие знания, а научить студентов брать их самостоятельно, если к этому есть мотивация, а если нет, научить студентов учиться» [13].

Действительно, современные студенты не похожи на своих предшественников из века двадцатого, на смену поколению X и Y приходит поколение Z, то есть «цифровое поколение», наделенное клиповым мышлением. Это поколение, для которого приоритетна установка на гедонизм, для которого работа должна быть в радость и, конечно, приносить доход, но не отнимать много времени: «вкалывать» молодые люди не готовы. Поэтому и система образования должна меняться. Но кто и как будет решать задачи, которые поставлены перед обществом и прописанные в стратегических документах? [5]

Заключение

Цифровизация и информатизация ориентированы на повышение эффективности и конкурентоспособности. Формирование цифровой экономики в Российской Федерации находится в начале трудного пути, и кроме возможности получить цифровые дивиденды, необходимо решать проблемы, справляться с неопределенностями, управлять рисками. Существенным фактором риска остается технологическое отставание многих отраслей, которое связано с проблемой кадрового обеспечения, в том числе менеджмента, недостатком финансовых ресурсов, как на уровне предприятий, так и регионов. Кроме того, сохраняется проблема цифрового неравенства в регионах. С другой стороны, именно переход к новой модели экономики может вдохнуть во многие отрасли и предприятия новую жизнь. Государство выполняет огромную работу для обеспечения цифрового суверенитета: развиваются технологии, реформируется образование, поддерживаются локальные инновационные компании и т.д.

Путь цифровой трансформации требует усилий от всех заинтересованных участников: государства, бизнеса, образования, науки и др. Это не просто автоматизация, это изменения в бизнес-модели и стратегии. Успех развития цифровой экономики зависит от того, насколько слаженно и государственный, и корпоративный сектор будут двигаться в сторону цифрового будущего. Для этого потребуются квалифицированные кадры, инженеры, рабочие, готовые выполнять задачи нового уровня. «Цифровизация отнюдь не волшебный инструмент превращения относительно отсталой страны по уровню экономического, технологического и особенно социального развития в передовую державу» [1, с. 10] (Aganbegyan, 2017). Цифровую трансформацию, информатизацию следует рассматривать как новый инструмент в решении проблем, стоящих перед обществом и остающихся пока нерешенными.

[1] Понятие виртуального аутизма ввел М. Замфир – психолог и координатор Центра детей-аутистов Румынии. Исследовал две группы детей и пришёл к неутешительным выводам. Дети, которые смотрели в экран девайсов, гаджетов более 4 часов отставали в развитии, плохо говорили, повторяли одни и те же движения и слова, не смотрели в глаза и по всем признакам напоминали аутистов. В качестве лечения детям назначили – общение, игры с родителями, отказ от гаджетов. До определенного момента считалось, что взрослые более устойчивы к влиянию цифрового мира.

[2] В книге А. Курпатова «Чертоги разума. Убей в себе идиота», один из разделов посвящен проблеме цифрового аутизма у взрослых. Андрей Курпатов, автор научных работ, посвященных методологии мышления, посвящает этой теме много своих выступлений.

[3] В Нидерландах установлена скульптура «Поглощённые светом», из смартфонов исходит свет, который приносит новую информацию, но уводит из реальности. За ее гиперреализмом считывается социальная критика современного человека, не способного на живое общение.

[4] Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. «Эксмо», 2007 г., с. 461.

[5] Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 1.12. 2016 г. №642 // http://sntr-rf.ru/upload/iblock/c80/Указ%20Президента%20РФ%20о%20Стратегии%20научно-технологического%20развития%20Российской%20Федерации.pdf.

Программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Утверждена распоряжением Правительства РФ от 28.07.2017 г. № 1632-р // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_221756/2369d7266adb33244e178738f67f181600cac9f2/.

Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы. Утверждена Указом Президента РФ от 9.05.2017 г. № 203 // http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71570570/#ixzz52pHE22CP.


Источники:

1. Аганбегян А.Г. Что можно сделать в 2017 году, чтобы возобновить в России экономический рост? // Проблемы теории и практики управления. – 2017. – № 4. – c. 9-14.
2. Азаренок Н.В. Клиповое сознание и его влияние на психологию человека в современном мире // Психология человека в современном мире: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений. / Отв. ред. А.Л. Журавлев. 2009. – c. 111.
3. Басаев З.В. Цифровизация экономики: Россия в контексте глобальной трансформации // Мир новой экономики. – 2018. – № 4. – c. 32-38. – doi: 10.26794/2220-6469-2018-12-4-32-38 .
4. Виртуальный аутизм – это уже реальность. Komarovskiy.net. [Электронный ресурс]. URL: https://komarovskiy.net/lib/virtualnyj-autizm-eto-uzhe-realnost.html.
5. Ерохина Е.В. Влияние интеллектуального потенциала управления на распространение информационных технологий в регионе // Менеджмент в России и за рубежом. – 2017. – № 3. – c. 19-26.
6. Ерохина Е.В. Состояние и оценка образовательной подсистемы региона на материалах Центрального федерального округа // Менеджмент в России и за рубежом. – 2018. – № 2. – c. 37-49.
7. Ерохина Е.В. Преимущества и особенности цифровой трансформации: зарубежный и российский опыт // Проблемы теории и практики управления. – 2018. – № 12. – c. 28-38.
8. Капелюшников Р.И. Технологический прогресс – пожиратель рабочих мест? // Вопросы экономики. – 2017. – № 11. – c. 111-140.
9. Караваева И.В., Лев М.Ю. Аномалии цен в условиях цифровизации российского рынка как фактор риска экономической безопасности // Финансовый бизнес. – 2019. – № 4. – c. 7-20.
10. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Цифровая экономика: на пути к стратегии будущего в контексте обеспечения экономической безопасности // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 1. – c. 25-44. – doi: 10.18334/vinec.10.1.100646.
11. Ленчук Е.Б., Власкин Г.А. Формирование цифровой экономики в России: проблемы, риски, перспективы // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2018. – № 5. – c. 27-39. – doi: 10.24411/2073-6487-2018-00001 .
12. Ленчук Е.Б. Цифровизация экономики: драйверы и результаты // Экономическое возрождение России. – 2019. – № 2. – c. 32-37.
13. Мясоедов С. Человек нового поколения: чему надо учить современных студентов. Forbes.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.forbes.ru/karera-i-svoy-biznes/362033-chelovek-novogo-pokoleniya-chemu-nado-uchit-sovremennyh-studentov?from_alt_domain=1.
14. Решетникова М.М. Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора. / Монография. - М.: Изд-во Юрайт, 2008. – 353 c.
15. Фрумкин К.Г. Клиповое мышление и судьба линейного текста. Topos.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.topos.ru/article/7371.
16. Халин В.Г., Чернова Г.В. Цифровизация и её влияние на российскую экономику и общество: преимущества, вызовы, угрозы и риски // Управленческое консультирование. – 2018. – № 10. – c. 46-63. – doi: 10.22394/1726-1139-2018-10-46-63 .
17. Цифровой аутизм: как не попасть в капкан виртуальной зависимости. Teachline.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://teachline.ru/blog/tsifrovoy-autizm/.

Страница обновлена: 25.08.2020 в 17:31:39