Особенности современных коммуникационно-информационных систем, оценка полезности и эффективности информации как ресурса

Новикова С.И.1
1 Сибирский федеральный университет Торгово-экономический институт

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 1 (Январь-Март 2020)

Цитировать:
Новикова С.И. Особенности современных коммуникационно-информационных систем, оценка полезности и эффективности информации как ресурса // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 1. – С. 497-510. – doi: 10.18334/vinec.10.1.100435.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42676119
Цитирований: 1 по состоянию на 16.08.2020

Аннотация:
Рассматриваются характеристики и особенности современных тенденций развития информационной и коммуникационной среды организации. Приводится пример модели современного коммуникационного процесса, непрерывно функционирующего в транзакционном формате. Отражается специфика характеристик информации как нового ресурса с прирастающей ценностью. Предлагается методика оценки полезности и ценности информации, эффективности информационных затрат, а также результаты ее апробации на примере исследования организаций малого и среднего бизнеса

Ключевые слова: коммуникация, информация, ресурсы с прирастающей ценностью, кооперационно-сетевые взаимодействия организаций, полезность информации, эффективность информационных затрат

JEL-классификация: L86, M15, O32, O33



Введение

Коммуникация как процесс передачи информации формирует мир знаний, определяющий общее мышление и поведение человеческого социума. Информация представляет собой саморазвивающийся ресурс с растущей приоритетностью и ценностью, источником которого выступает мыслящее общество. При этом развитие информационного ресурса более продуктивно не в локальных, а в открытых организационных системах формата кооперационно-сетевого взаимодействия элементов бизнес-экосистем. Осознание роли, параметров и характеристик информационно-коммуникационной среды требует научного подхода в силу вызовов общественного и научно-технического развития. Информационная составляющая определяет новые тренды в формировании структуры экономических систем, организационных моделей бизнесов, стратегических и тактических решений хозяйствующих субъектов.

Успешное достижение целей предприятия напрямую зависит от правильно организованного информационно-коммуникационного процесса. Обмен информацией встроен во все виды деятельности организации и ее кооперационно-сетевые взаимодействия с другими бизнес-структурами. Информация при этом является важнейшим из наиболее ценных ресурсов, а в условиях ее накопления и развития роль этого нематериального актива стремительно растет. Качество информации напрямую зависит от способов ее передачи, формирующих информационно-коммуникационную среду, проблемы исследования которой актуализируются для бизнес-систем. В частности, в связи с ростом информационных массивов растут и информационные затраты организаций, в связи с чем увеличивается потребность в определении их эффективности.

Научная новизна изложенного материала заключается в систематизации особенностей современных характеристик информации; отображении специфики коммуникационной модели в транзакционном формате; определении полезности и эффективности информации как ресурса.

Авторская гипотеза сформирована в отношении влияния качества информационно-коммуникационных процессов организаций на эффективность их кооперационно-сетевых взаимодействий с другими предприятиями и бизнес-структурами.

Характеристика современных информационно-коммуникационных систем

Научные изыскания в сфере коммуникации и информации свое активное развитие получили с середины прошлого века. Исследовательские границы в этой области постоянно расширяются. Весомый вклад в развитие теорий коммуникаций в экономике внесли следующие ученые: Шеннон К., Уивер У., Майнер Д., Кастлер Г., Льюис Ф., Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф., Роберт К., Эйкен Д., Гавр Д., Тэн А., Крейг Р., Луман Н., Ванги Б., Путилин А.Б., Коваленко М.Ю., Таратухина Ю.В., Якупов П.В., Глотина И.М., Гарифуллин Б.М., Корогодин В.И., Рунов А.В., Куимов В.В. и другие.

С развитием информационных технологий обновляются и направления исследований коммуникационных процессов в экономике, формирующихся под воздействием современных вызовов научно-технического прогресса. К таким направлениям относятся: коммуникационная цифровизация и автоматизация, развитие массовых и организационных коммуникаций, искусственного интеллекта, а также появление новых типов коммуникационных барьеров и рисков.

Новые тенденции развития современных организационных коммуникационно-информационных систем формируют специфические характеристики информации, в числе которых:

- формирование и признание международной системы стандартов качества информационных технологий;

- появление единицы измерения количества информации – бит (bit; от англ. binary digit – двоичное число) и производных от бита – единиц, обозначаемых, согласно ГОСТ 8.417-2002, как «Кбайт», «Мбайт», «Гбайт» и т. д. [24, 25];

- правовая защита информационной конфиденциальности, собственности и авторства;

- рост ресурсной приоритетности информации как нематериального актива; [8, 10] (Kravets, 2015; Kuimov, Suslova, Shcherbenko, 2019);

- проявление информации как уникального неограниченного самопроизводного ресурса, являющегося новым фактором производства, дополняющего и формирующего два других основных – труда и капитала;

- рост информационного оборота и развитие системности;

- развитие нового информационного формата – электронного, цифрового, сетевого [23, 27];

- повышение информационной партисипативности и коллаборационности (коллаборационная фильтрация) [5] (Demchenko, Shcherbenko, 2012);

- снижение роли промышленного шпионажа за счет прозрачности и централизованности коммуникационных процессов через развитие сетевых центров информационно-технического (ИТ) аутсорсинга [13, 17] (Merets, 2016; Saltanaeva, 2018);

- развитие информационно-коммуникационной культуры общества [3, 4] (Danilova, 2016);

- рост стоимости коммуникационных процессов: получения, обработки, фильтрации, передачи, хранения, обеспечения конфиденциальности и адресности информации [2, 11] (Garifullin, Zyabrikov, 2019; Leshchukova, 2016);

- рост информационной эффективности за счет повышения качества генерирования информации, ее релевантности и прагматичности, мобильности и открытости [8, 19] (Kravets, 2015; Shapiro, 2017);

- рост объемов информационных массивов (Big Data) [24, 25];

- возникновение проблем увеличения нерелевантной информации (информационного мусора, фейковой информации, прочих информационных помех);

- создание и развитие нового информационного источника – искусственного интеллекта [26];

- развитие современных коммуникационных и информационно-технологических компетенций, в том числе построения и функционирования современных электронных коммуникационных систем, программных продуктов, языков программирования и пр. [25, 26];

- континуальная система преобразования информации, формирующейся на основе непрерывных сред (физических полей), выполняющих операцию пространственно-временного функционального преобразования информационных сигналов [17] (Saltanaeva, 2018);

- повышение роли обратной информационной связи в коммуникационно-сетевых процессах;

- повышение информационной кумулятивности за счет сетевых коммуникаций, определяющей для данных небольшого объема свойства достаточно полно отображать действительность, что повышает информационную эффективность и ценность;

- рост затрат на коммуникационно-информационную систему, соответственно – рост потребности в их оптимизации и упорядоченности [25];

- повышение потребности в приоритете развития внешней централизации, координации и контроля информационно-коммуникационной системы;

- рост коммуникационной согласованности, снижение коммуникационных конфликтов и хаоса [10, 15] (Kuimov, Suslova, Shcherbenko, 2019; Novikova, 2018);

- ускоренный моральный износ информационно-технических и программных средств.

Коммуникации в современном сообществе являются основой жизнедеятельности каждого индивида, социума и организации, способствуют интерактивности системы государственного управления, бизнеса и общества, повышая эффективность их взаимодействий. В свою очередь, ценность информационно-коммуникационного процесса определяется степенью эффективности и полезности для его субъектов [5, 19, 22] (Demchenko, Shcherbenko, 2012; Shapiro, 2017).

Процесс информационного обмена отличается большей сложностью за счет увеличивающихся объемов информации, скорости и каналов ее передачи, сложности кодировки и декодировки, работы с потоками обратной связи. Далее на рисунке 1 приводится модель современного коммуникационного процесса, непрерывно функционирующего в транзакционном формате, где отправитель информации одновременно выступает получателем другой информации и т.д.

Такой информационный масштаб усиливает нагрузку на коммуникаторов и имеющиеся в их распоряжении мобильные средства, обязывая их активно обрабатывать многочисленные информационные потоки, что может негативно отражаться на качестве работы с информацией.

Рисунок 1. Модель транзакционного коммуникационного процесса

Источник: составлено автором с использованием [1, 14, 23] (Bodnar, 2015; Meskon, Albert, Khedouri, 2004).

Развитие информационных технологий не только вносит положительный вклад в совершенствование коммуникационно-информационной системы, но и влечет за собой проявление всевозможных рисков, вызывающих определенные ресурсные издержки борьбы с информационными помехами, снижающими качество и релевантность информации. В их числе: информационные перегрузки, программно-технические сбои и вирусы, ложные сведения и прочие факторы, искажающие истинный первоначальный информационный смысл. Возникновение подобного рода проблем в современных коммуникационных процессах вынуждает организации нести дополнительные затраты на их решение с целью повышения эффективности коммуникаций и работы с информацией. В связи с этим растут потребности в разработке и совершенствовании методов оценки полезности и качества информации, автоматизации таких процессов [12, 27, 29] (Liss, 2018).

В данной работе предложена методика оценки полезности, эффективности затрат на получение информации и работу с ней.

Определение полезности и эффективности информации как ресурса

Для определения эффективности коммуникации целесообразно использовать понятие информационной полезности IU (informational utility), отраженной в ее целевой прагматичности и релевантности. Полезность информации для ее обладателя определяется уровнем эффективности получения им определенных благ с минимальными рисками или потерями имеющихся у него ограниченных ресурсов, таких как материальные, финансовые, временные и прочие ресурсы. Таким образом, ценность информации определяет уровень эффективности функционирования и развития ее обладателя. В связи с чем информация как носитель определенных знаний является человеческим и организационным ресурсом, имеющим свою ценность и полезность.

Идеальная коммуникационная модель (по мнению исследователей в этой сфере Шеннона К. и Уивера У.) имеет место быть тогда, когда объем полезности информации в сообщении отправителя (UI1) равен объему полезности информации, получаемой адресатом (UI2):

UI1= UI2.

Это равенство (по Шеннону К. и Уиверу У.) определяет цель совершенствования коммуникационного процесса на разных уровнях проблемы, характерных для данной модели: техническая, семантическая и эффективности [24, 25, 29, 30]. Это позволяет определить коэффициент качества отдельного коммуникационного процесса и в целом коммуникационной среды в системе кооперационно-сетевых взаимодействий рыночных субъектов. Так, по мнению вышеуказанных исследователей, качество коммуникационного процесса зависит от качества фильтрации, кодирования, канала передачи информации и ее декодирования, при котором коэффициент информационной энтропии (рассеивания или потерь) – IL (information loss) передаваемой информации, точнее, ее смысла, будет минимальным.

Корогодин В.И. предложил методику расчета ценности информации (IU) где определил, что в случае, если достижение цели выполнимо с некоторой вероятностью, можно применить меру ценности (целесообразности) информации, которая изменяется от 0 до 1 (или 100 %).

IU ,

где:

р – вероятность достижения цели без использования информации;

Р – вероятность достижения цели с помощью полученной информации.

В соответствии с логикой показателя, если вероятность достижения цели с использованием полученной информации уменьшилась, ценность информации –

отрицательная, а сама информация является дезинформацией [31].

На основании приведенных подходов (модель Шеннона К. и Уивера У., расчет ценности информации Корогодина В.И.) автором предложена система показателей оценки эффективности информационных затрат (табл. 1).

Таблица 1

Показатели оценки эффективность информационных затрат

№ пп
Показатель
Формула
Обозначения
1
Коэффициент информационной релевантности, %
KIR = RI/TI
RI – релевантная информация; TI – общая информация;
2
Коэффициент информационных потерь (энтропии), %
KIL = 1-KIR
KIR коэффициент информа-ционной релевантности, %
3
Релевантные информационные затраты, руб.
RIC = TIC х KIR
TIC – общие информационные затраты
4
Коэффициент информационной полезности, %
KIU = (P−p)/(1−p)
р – вероятность достижения цели без использования информации, Р – вероятность достижения цели с помощью полученной информации
5
Информационная полезность, руб.
IU = RIC * KIU
RIC – релевантные информационные затраты, руб.
KIU – коэффициент информационной полезности, %
6
Эффективность информационных затрат, %
EIC = IU/TIC
IU – информационная полезность, руб.
TIC – общие информационные затраты
Источник: составлено автором с использованием [24, 25, 30, 31].

Проведенные автором исследования информационно-коммуникационной среды предприятий бизнес-среды Красноярского края позволяют обобщить данные оценки эффективности информационных затрат по разработанной методике как в отношении отдельной организации (табл. 2), так и сложившегося кооперационно-сетевого объединения (сети самостоятельных партнеров, участвующих в бизнес-взаимодействии, соответственно, вида, целей и задач деятельности) (табл. 3).

Таблица 2

Расчет эффективности информационных затрат

Показатель
Формула
Обозначения
Коэффициент информационной релевантности, %
KIR = RI/TI
RI – 28 Гб; TI – 150 Гб; KIR – 19 %
Коэффициент информационных потерь, %
kIL = 1- KIR
kIL – 81 %
Релевантные информационные затраты, руб.
RIC = TIC х KIR
TIC – 170000 руб.; RIC – 31733 руб.
Коэффициент информационной полезности, %
KIU = (P−p)/(1−p)
р – 10 %; Р – 70 %; KIU – 67 %
Информационная полезность, руб.
IU = RIC* KIU
IU – 21156 руб.
Эффективность информационных затрат, %
EIC = IU/TIC
EIC – 12 %
Источник: рассчитано автором с использованием [24, 25, 30, 31].

Расчет эффективности информационных затрат конкретного предприятия из перечня исследуемых бизнес-субъектов составил 12 %. Методика предполагает, что чем выше этот показатель, тем рациональнее распределение ресурсов при работе с информацией.

При применении предлагаемого метода для предприятий, объединенных кооперационно-сетевыми взаимодействиями, возможен расчет средних величин эффективности информационных затрат в целом по бизнес-сети. В данном исследовании оценке подвергались разные сферы взаимодействий 50 бизнес-субъектов малого и среднего бизнеса Красноярского края, в том числе: внутриорганизационные, конкурентные, партнерские и взаимодействия с разного рода элементами внешней макросреды [5, 10, 15, 16, 20] (Demchenko, Shcherbenko, 2012; Kuimov, Suslova, Shcherbenko, 2019; Novikova, 2018; Novikova, 2019; Shersheva, 2016). Средние значения совокупности аналогичных показателей эффективности информационных затрат исследуемых организаций представлены в таблице 3 и на рисунке 2.

Таблица 3

Средние показатели эффективности информационных затрат кооперационно-сетевой системы взаимодействий предприятий, %

Среда кооперационно-сетевых взаимодействий
Микросреда
Макросреда
Сегменты среды кооперационно-сетевых взаимодействий
Внутренняя
Конкурентная
Партнерская
Внешняя
Средний показатель эффективности информационных затрат по сегментам, %
78 %
34 %
56 %
14 %
Средний показатель эффективности информационных затрат по средам, %
56 %
14 %
Общий средний показатель эффективности информационных затрат, %
46 %
Источник: рассчитано автором с использованием [16, 20, 30, 31] (Novikova, 2019; (Shersheva, 2016).

Рисунок 2. Средние показатели эффективности информационных затрат по средам кооперационно-сетевой системы взаимодействия предприятий

Источник: составлено автором.

Результаты расчетов показали, что наибольшей эффективностью характеризуется работа с внутриорганизационной информацией (78 %), так как затраты на ее получение минимальны, а полезность применения для достижения целей максимальна. Аналогичный показатель по информации, получаемой в конкурентной и партнерской среде, значительно ниже (34 % и 56 %), это связано с тем, что полезность такой информации для достижения организационных целей высока, но при этом высоки и затраты на получение такого информационного ресурса. Что касается эффективности информационных затрат во внешнем макроэкономическом окружении (14 %), то роль такой информации в достижении целей организации не характеризуется как целевая первостепенная, она больше имеет косвенный характер влияния. Частота информационных изменений в макросреде в краткосрочном периоде времени невысока, соответственно, текущие затраты на получение информации о них также невелики. Однако массив получаемой макроэкономической информации характеризуется высокой степенью информационной энтропии, что снижает общий показатель эффективности такой информации.

Для оценки информационной полезности также могут быть применены различные модели оценки ценности информации, в том числе такие как: аддитивная модель, анализ риска, порядковая шкала ценностей, решетка ценностей, в частности MLS-решетка (multilevel security) – решетка многоуровневой безопасности, используемая в государственных стандартах оценки информации [27, 31].

Заключение

На основании классификации современных особенностей информационно-коммуникационных процессов, протекающих как внутри организации, так и за ее пределами – в ее деловой среде, основанной на кооперационно-сетевых взаимодействиях, предложена методика расчета показателей полезности и ценности информации, влияющей в той или иной степени на достижение целей не только отдельной организации, но и на совокупность целей ее партнеров. Приведены результаты адаптации предложенного метода при оценке полезности и ценности деловой информации для организаций малого и среднего бизнеса, в ходе которой были получены как локальные, так и средние показатели эффективности информационных затрат в разрезе функциональных сред кооперационной сети.

В ходе проведенного исследования получены данные оценок, показывающие зависимость эффективности информационных затрат от степени релевантности получаемой информации, которая, в свою очередь, зависит от сферы ее получения. Чем дальше информационная сфера удалена от управленческого центра организации и чем она обширнее, тем менее релевантна ее информация и выше коэффициент информационной энтропии при коммуникациях. Соответственно, затраты на получение такой информации менее эффективны, но ее наличие, несмотря на потери, так же необходимо для достижения целей организаций, как и потребность во внутренней информации, которую необходимо своевременно адаптировать к внешней информационной системе. Так же, чем ближе информационный массив к организационному управленческому центру, тем выше его целевое значение и коммуникационная эффективность.


Источники:

1. Боднар, А.В. Алгоритм функционирования информационно-коммуникационного механизма предприятия / А.В. Боднар // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. - 2015. - № 4. - С. 131 - 139.
2. Гарифуллин, Б.М., Зябриков, В.В. Моделирование процесса цифровой трансформации фирмы // Креативная экономика. – 2019. – Том 13. – № 10. – С. 1957-1972. – doi: 10.18334/ce.13.10.41187
3. Данилова, А.С. Развитие корпоративной культуры посредством эффективных коммуникаций организации / А.С. Данилова, О.М. Федорова, С.В. Здрестова-Захаренкова // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. - 2016. - № 2. - С. 42 - 47.
4. Деловые коммуникации / Под. ред. Т.Ю. Анопченко. - М.: КноРус, 2018. - 248 с.
5. Демченко, С.К., Щербенко, Е.В. Базовые категории предпринимательской деятельности: новый взгляд/ С.К. Демченко, Е.В. Щербенко // Российское предпринимательство. – 2012. - №22. - С.71-76.
6. Егоричев, В.А. Системный подход в исследовании организационных коммуникаций / В.А. Егоричев, П.И. Малярчук, Н.К. Семенова // Молодой ученый. - 2016. - № 10. - С. 686 - 688.
7. Коноваленко, В.А. Основы интегрированных коммуникаций / В.А. Коноваленко, М.Ю. Коноваленко, Н.Г. Швед. - М.: Юрайт, 2015. - 486 с.
8. Кравец, М.А. Оценка эффективности развития организационных коммуникаций / М.А. Кравец // Современная экономика: проблемы и решения. - 2015. - № 9. - С. 56 - 62.
9. Куимов, В.В. Смоленцева, Л.Т., Щербенко, Е.В. Экономика кооперационно-сетевых взаимодействий и ресурсы ее развития/ В.В. Куимов, Л.Т. Смоленцева, Е.В. Щербенко// Стратегия предприятия в контексте повышения его конкурентоспособности. – 2019. - № 8. - С. 259-265.
10. Куимов, В.В., Суслова, Ю.Ю., Щербенко, Е.В. Кооперационно-сетевые взаимодействия как ресурс самоорганизации и достижения качественных результатов/ /под ред. Куимова В.В./ Монография/ НИЦ ИНФРА-М, 2019.
11. Лещукова, И.В. Эффективность коммуникаций в организации / И.В Лещукова // Инновационная наука. - 2016. - № 12-3. - С. 139 - 141.
12. Лисс, Э.М. Деловые коммуникации / Э.М. Лисс, А.С. Ковальчук. - М.: Дашков и Ко, 2018. - 342 с.
13. Мерец, А.Л. Защита информации на предприятии при обмене данными с контрагентами / А.Л. Мерец // Теория и практика современной науки. - 2016. - № 6-1. - С. 877 - 882.
14. Мескон, М., Альберт, М., Хедоури, Ф. Основы менеджмента. 2-е изд. // М.Х. Мескон, М. Альберт, Ф. Хедоури / - М., Дело, 2004. - 800 с.
15. Новикова, С.И. Применение системного подхода к исследованию кооперационно-сетевых взаимодействий организаций и оценка их качества // Российское предпринимательство. – 2018. – Том 19. – № 10.
16. Новикова, С.И. Партнерская среда в системе кооперационно-сетевых взаимодействий, способы ее оценки // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – Том 9. – № 4.
17. Салтанаева, Е.А. Методика управления информационными технологиями на предприятиях и в организациях / Е.А. Салтанаева, Р.И. Эшелиоглу // Аллея науки. - 2018. - № 2. - С. 330 - 333.
18. Суслова, Ю. Ю. Маркетинг: учебное пособие / Ю. Ю. Суслова [и др.] ; Сиб. федер. ун-т, Торг.-эконом. ин-т. - Красноярск : СФУ, 2018. - 377 с. : схемы, табл. - Библиогр.: с. 372-377.
19. Шапиро, С.А. Организационные коммуникации в целях эффективной работы компании / С.А. Шапиро. - М.: ГроссМедиа, 2017. - 336 с.
20. Шершева, М.Ю. Формы сетевого взаимодействия компаний / М.Ю. Шершева. - М.: ВШЭ, 2016. - 344 с.
21. Щербенко, Е.В. Целевые параметры развития отраслей пищевой промышленности/ Е.В. Щербенко// Сегодня и завтра Российской экономики. – 2008. – № 321- С.116-122
22. Craig, R. T. Communication Theory as a Field / R. T. Craig. – Rel.Lib, 1999. – Pp. 34–39. 13. Wood, J. T. Interpersonal Communication: Everyday Ezicounters / J. T. Wood. – Rel. Lib, 2003. – 349 p.
23. Jerome Kanter, Management Information Systems, 3rd ed. (Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall, 1984). Reprinted by permission of the publisher.
24. https://cyberleninka.ru/article/n/perehod-ot-lineynoy-k-mentalnoy-modeli-informatsii-v-innovatsionnom-protsesse/viewer
25. https://cyberleninka.ru/article/n/klod-elvud-shennon-i-80-letie-otkrytiya-logicheskoy-teorii-diskretnyh-vychislitelnyh-i-upravlyayuschih-ustroystv/viewer
26. https://cchgeu.ru/upload/iblock/888/funktsionalnaya-elektronika.pdf
27. http://itportal.ru/science/economy/informatsionnye-riski-metody-otsenk/
28. https://cyberleninka.ru/article/n/funktsiya-poleznosti-informatsii-i-ee-vliyanie-na-tsenu-informatsionnyh-produktov
29. https://cyberleninka.ru/article/n/tsennost-informatsionnogo-resursa-v-usloviyah-kvantovannosti-ekonomicheskogo-pros
30. https://ru.wikipedia.org/wiki/Шумовая_модель_коммуникации_К._Шеннона_-_У._Уивера
31. https://ru.wikipedia.org/wiki/Ценность_информации

Страница обновлена: 31.08.2020 в 09:08:19