Роль инвестиционных процессов в развитии стран ЕАЭС

Эрмекова А.Ш.1
1 Киргизский национальный университет им. Жусупа Баласагына, Киргизия, Бишкек

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии
Том 4, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Эрмекова А.Ш. Роль инвестиционных процессов в развитии стран ЕАЭС // Экономика Центральной Азии. – 2020. – Том 4. – № 2. – С. 163-172. – doi: 10.18334/asia.4.2.41090.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44663160

Аннотация:
В данной статье рассмотрены проблемы инвестиций как важнейший фактор развития экономик стран Евразийского экономического союза. Проанализирована тенденция инвестиций в основной капитал, а также отдельно анализ индекса реального эффективного обменного курса ЕАЭС. Проведен анализ привлечения инвестиций, и сделаны выводы по данной проблеме.

Ключевые слова: investments, refinancing, currency



Введение

Важнейшей характеристикой инвестиционных процессов в ЕАЭС являются инвестиции в основной капитал, их динамика, отраслевые сдвиги определяют темпы дальнейшего развития стран ЕАЭС. Следует отметить, что различные проблемы инвестиции освещены в работах Л. И. Абалкина [1] (Abalkin, 1997), А. Аташовой, А. А. Орозоновой [2] (Atashova, Orozonova, 2017), М. Л. Вартановой [3].(Vartanova, 2017), М. Л. Вартановой, Е. В. Дробот [4]. (Vartanova, Drobot, 2018). Б. С. Джаманкулова [6, 7] (Jamankulov, 2018; Jamankulov, 2019), Ю. С. Рукосуевой [8] (Drobot, Rukosueva, 2019), И. Н. Макарова, В. В. Колесникова [9] (Drobot, Makarov, Kolesnikov, 2018), К. Маркса [10] (Marx, 1983), Т. А. Абдыкасымова [12] (Abdykasymov, 2016), А. Б. Малдыбаева [13] (Orozonova, Maldybaev, 2016), Егизбаевой Б. А. [14] (Orozonova, Egizbaeva, 2016).

1 января 2015 г. начал функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС), объединяющий Россию, Казахстан, Белоруссию, Армению и Киргизию. Как и любое интеграционное объединение, ЕАЭС является инструментом участия группы стран в процессах глобальной стратификации. Его цель – создать эффективное глобальное объединение, Интеграция призвана минимизировать издержки, формируя благоприятную стратегическую перспективу как для союза, так и для отдельных государств-членов. Есть основания полагать, что интеграционная модель ЕАЭС будет формироваться под влиянием ее исходных особенностей: постпереходной экономики, моноцентричного характера объединения, преобладания межотраслевого разделения труда над внутриотраслевым, наличия внешних центров [13] (Orozonova, Egizbaeva, 2016).

На весах взаимообмена

Сегодня мир стоит на пороге четвертой промышленной революции. Цифровая трансформация меняет логику интеграции. Объемы глобальных прямых иностранных инвестиций сокращаются с каждым годом. Инвестиции в основной капитал в странах ЕАЭС имеют неоднородную динамику (рис. 1).

Рисунок 1. Инвестиции в основной капитал стран ЕАЭС (в текущих ценах, млн долл. США)

Источник: составлено авторами на основе данных Евразийской экономической комиссии [15]

За анализируемый период (2005–2013 гг.) инвестиции в основной капитал стран ЕАЭС увеличились в 3,2 раза, потом наблюдалось снижение в основном в странах-экспортёрах сырья. Влияние мирового экономического кризиса на экономику стран ЕАЭС оказалось существенным, но здесь критерии влияния были неоднозначны, поскольку уровень развития экономики в этих странах существенно различается.

Рисунок 2. Инвестиции в основной капитал по странам ЕАЭС (в текущих ценах, млн долл. США)

Источник: составлено авторами на основе данных Евразийской экономической комиссии [15]

Анализ рисунка показывает, что за рассматриваемый период инвестиции в основной капитал в Киргизии выросли в 7,7 раза. Динамика потоков инвестиций в основной капитал в России характеризовалась существенными колебаниями их объемов, например в 2013 г. – 422698 млн долл. США, а в 2018 г. – 281333,1 млн. долл. США.. Однако доминирующей в сфере прямых иностранных инвестиций остается Российская Федерация, это объясняется тем, что страна имеет большие запасы капитала и является основным торговым партнером для остальных стран Союза.

Рисунок 3. Инвестиции в основной капитал на душу населения (долларов США)

Источник: составлено авторами на основе данных Евразийской экономической комиссии [15]

Рисунок 3 показывает, что инвестиции в основной капитал на душу населения в Белоруссии, Казахстане и России в среднем одинаковы и составили за анализируемый период 2005–2017 гг. от 1400–1807 долларов США, тогда как в Киргизии Республике этот показатель не превышал 340 долларов США, а в Армении 909 долларов США. Анализируя рисунки 1, 2 и 3, можно констатировать, что в 2008-ом г. наблюдалась тенденция к снижению инвестиций в основной капитал в Армении, в Белоруссии, Казахстане и России, а в Киргизии показатель в течение 2005–2017-го гг. незначительно повышался.

На фоне сильного ослабления национальных валют и усиления инфляционных ожиданий центральные банки всех стран, за исключением Казахстана, повысили ставки рефинансирования (табл. 1).

Таблица 1

Ставки национальных (центральных) банков ЕАЭС [1]

Период
Армения
Белоруссия
Казахстан
Киргизия (учетная)
Россия
Рефинансирования
базовая
Рефинансирования
ключевая
2010
7,25
10,5
7
-
5,5
7,75
-
2011
8
45
7,5
-
13,61
8
5,25
2012
8
30
5,5
-
2,64
8,25
5,5
2013
7,75
23,5
5,5
-
4,17
8,25
5,5
2014
8,5
20
5,5
-
10,5
8,25
17
2015
8,75
25
5,5
16
10
8,25
11
2016
6,25
18
5,5
12,0
5
10,0
2017
6
11
10,25
5
7,75
2018
6
10
9,25
4,75
7,75
Источник: данные Евразийской экономической комиссии [14]

Анализ таблицы 1 показывает то, что в России Центральный банк повысил ставку с целью повысить спрос на рубль и ограничить спекулятивные атаки на него, а также предотвращения массового побега из депозитов. Национальный банк Казахстана в 2011–2016-ом гг. сохранил ставки рефинансирования на уровне 5,5 %, а основным инструментом, формирующим ликвидность банков, являлись валютные интервенции.

Таблица 1

Индекс реального эффективного обменного курса ЕАЭС

Год
Армения
Белоруссия
Казахстан
Киргизия
Россия
2010
100
100
100
100
100
2011
99,1
85,9
99,6
106,0
104,7
2012
94,5
79,5
104,7
105,6
107,2
2013
95,8
85,8
104,8
106,2
108,5
2014
102,5
95,8
97,9
110,0
99,4
2015
108,4
92,4
102,7
115,1
82,9
2016
107,6
84,7
76,4
113,2
82,6
2017
104,0
80,7
81,9
113,3
95,7
2018
104,5
81,2
80,2
114,5
88,3
Источник: данные Евразийской экономической комиссии [14]

Анализ таблицы 2 показывает, что сегодня при определении индекса реального эффективного обменного курса осуществляется процедура взвешивания валют только по объему международной торговли. Резкие колебания данного показателя усиливают нестабильность, что отрицательно сказывается на социально-экономическом развитии. Например, Россия с 2003-го года перешла от регулирования реального курса рубль/доллар к регулированию реального эффективного обменного курса, где целевой диапазон укрепления за анализируемый период был неоднозначен.

Таблица 3

Официальный курс национальной валюты ЕАЭС [2]


За единицу валюты
Драм
Белорусских рублей
Тенге
Сом
Российских рублей
2010
российский рубль
11,91
98,44
4,84
1,54
-
доллар США
363,44
3 000,00
147,40
47,10
30,48
евро
481,16
3 972,60
195,23
61,79
40,33
2011
российский рубль
11,98
261,00
4,61
1,44
-
доллар США
385,77
8 350,00
148,40
46,48
32,20
евро
498,72
10 800,00
191,72
60,07
41,67
2012
российский рубль
13,27
282,00
4,96
1,56
-
доллар США
403,58
8 570,00
150,74
47,40
30,37
евро
532,24
11 340,00
199,22
62,66
40,23
2013
российский рубль
12,44
290,50
4,69
1,50
-
доллар США
405,64
9 510,00
153,61
49,25
32,73
евро
559,54
13 080,00
211,17
67,70
44,97
2014
российский рубль
8,15
214,50
3,17
1,05
-
доллар США
474,97
11 850,00
182,35
58,89
56,26
евро
577,47
14 380,00
221,97
71,69
68,34
2015
российский рубль
6,62
255,33
4,65
1,04
-
доллар США
483,75
18 569,00
339,47
75,90
72,88
евро
528,69
20 300,00
371,31
83,01
79,70
2016
российский рубль
7,88
0,0324
5,54
1,14
-
доллар США
483,94
1,96
333,28
69,23
60,66
евро
512,2
2,05
348,94
72,84
63,81
2017
российский рубль
8,40
0,0343
5,76
1,20
-
доллар США
484,10
1,97
331,31
68,84
57,60
евро
580,10
2,36
395,29
82,59
68,87
2018
российский рубль
6,97
0,0311
5,48
1,00
-
доллар США
483,75
2,16
380,44
69,85
69,47
евро
553,65
2,47
435,30
80,04
79,46
Источник: данные Евразийской экономической комиссии [14]

Анализ таблицы показывает то, что плавающий обменный курс помог сохранить валютные резервы рубля. За анализируемый период все страны ЕАЭС использовали меры денежно-кредитной политики для стабилизации экономики и смягчения внешних шоков.

Вывод

Для создания благоприятного инвестиционного климата необходимо делать налоговые каникулы, создавать особые экономические зоны в странах ЕАЭС, а также территории опережающего социально-экономического развития.

[1]C 1 апреля 2017 года значение ставки рефинансирования Национального банка Республики Казахстан отдельно не устанавливается, а приравнивается к значению базовой ставки Национального банка Республики Казахстан, определенному на соответствующую дату.

[2]на конец года


Источники:

1. Абалкин Л. Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики // Вопросы экономики. – 1997. – № 6. – С. 4-13.
2. Аташова А., Орозонова А.А. Социально-экономическое развитие Кыргызской Республики в современных условиях // Экономика центральной азии. – 2017. – № 3. – С. 123-130. – doi: 10.18334/asia.1.3.38536.
3. Вартанова М.Л. Агропромышленный комплекс: проблемы социально-экономической модернизации // Социальная политика и социология. – 2017. – № 3. – С. 20-28. – doi: 10.17922/2071-3665-2017-16-3-20-28..
4. Вартанова М.Л., Дробот Е.В. Влияние непростых противоречивых процессов на рост отечественного сельского хозяйства // Российское предпринимательство. – 2018. – № 1. – С. 13-36. – doi: 10.18334/rp.19.1.38718.
5. Вартанова М.Л., Дробот Е.В. Актуальные проблемы обеспечения продовольственной безопасности: продовольственная самодостаточность региона при эффективно функционирующем региональном продовольственном рынке (на примере СевероКавказского федерального округа) // Российское предпринимательство. – 2018. – № 2. – С. 405-430. – doi: 10.18334/rp.19.2.38831.
6. Джаманкулов Б.С. Первоочередные задачи экономической политики Кыргызстана // Российское предпринимательство. – 2019. – № 1. – С. 457-471. – doi: 10.18334/rp.20.1.39708.
7. Джаманкулов Б.С. Первоочередные задачи экономической политики Кыргызстана // Российское предпринимательство. – 2019. – № 1. – С. 457-471. – doi: 10.18334/rp.20.1.39708.
8. Дробот Е.В., Рукосуева Ю.С. К вопросу об эффективности функционирования единой системы тарифных преференций Евразийского экономического союза // Экономические отношения. – 2019. – № 1. – С. 67-86. – doi: 10.18334/eo.8.4.39187.
9. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Колесников В.В. Промышленная политика и проектное управление в контексте импортозамещения: необходимость новой реиндустриализации // Российское предпринимательство. – 2018. – № 10. – С. 2753-2762. – doi: 10.18334/rp.19.10.39503.
Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. В 4 т. Т. 1. Процесс производства капитала. - М. : Политиздат, 1983. – 573 с.
11. Орозонова А.А., Аташова А. Социально-экономическое развитие Кыргызской Республики в условиях цифровизации // Экономические отношения. – 2019. – № 1. – С. 87-96. – doi: 10.18334/eo.9.1.39746.
12. Орозонова А.А., Абдыкасымов Т.А. Проблемы привлечения инвестиций в условиях интеграции в ЕАЭС // Наука, новые технологии и инновации. – 2016. – № 9. – С. 83-87.
Орозонова А.А., Малдыбаев А.Б. Проблемы человеческого капитала в Кыргызской Республике. / Вопросы современной науки: коллект. науч. монография. - М.,, 2016. – 38-55 с.
14. Орозонова А.А., Эгизбаева Б.А. Проблемы финансового взаимодействия стран ЕАЭС в современных условиях // Экономика. – 2016. – № 1. – С. 37–41.
Официальный сайт Евразийской экономической комиссии. Www.eurasiancommission.org. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/.
Официальный сайт Статистической комиссии Кыргызской Республики. Www.stat.kg. [Электронный ресурс]. URL: http://www.stat.kg/.

Страница обновлена: 19.04.2021 в 11:58:52