Новые аспекты интеграции финансовых рынков ЕАЭС в условиях развития цифровой экономики

Блохина Т.К.1
1 Российский университет дружбы народов

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Блохина Т.К. Новые аспекты интеграции финансовых рынков ЕАЭС в условиях развития цифровой экономики // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/eo.10.4.111132.

Аннотация:
В статье рассматриваются вопросы интеграции финансовых рынков стран ЕАЭС на основе оценки реального уровня их современного развития. Основное внимание уделено обоснованию выбора модели интеграции финансовых рынков, принятой в рамках Концепции создания общего финансового рынка ЕАЭС. Показано противоречие между ориентацией на модель объединения равноценных финансовых рынков и реальным состоянием их развития. Выявлены причины, тормозящие процесс интеграции, и предложены направления их преодоления. В качестве основы для создания общего финансового рынка обосновывается необходимость формирования общего биржевого пространства на основе создания новой цифровой платформы, обеспечивающей свободный доступ участников рынка из всех стран ЕАЭС. По мнению автора, это позволит, не нарушая суверенности национальных финансовых рынков, максимально задействовать их финансовые инфраструктуры в общем биржевом пространстве.

Ключевые слова: общий финансовый рынок ЕАЭС, интеграционные процессы, общее биржевое пространство, цифровая платформа, модели интеграции

JEL-классификация: F15, F36, F39



Введение

Основная цель создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС) состояла в том, чтобы обеспечить условия для развития собственных экономик стран-участниц, повысить их конкурентоспособность в мировой и региональной экономической системе. При этом участие в интеграционных процессах должно обеспечить участникам свободный доступ продукции на рынки друг друга, а также создание условий для активизации оборота инвестиций [1]. Важная роль в интеграции отводится созданию общего финансового рынка как основного трансформационного механизма и индикатора объединяющихся экономик.

Однако, оценивая всю важность развития интеграционных процессов в сфере финансовых рынков, страны ЕАЭС не активизируют этот процесс вот уже на протяжении 6 лет, т.е. с того момента, как было принято решение глав государств, входящих в ЕАЭС, о создании общего финансового рынка союза. По нашему мнению, замедление процесса реализации интеграции в области финансовых рынков обусловлено наличием ряда причин. Во-первых, изначально процесс интеграции рассматривался как союз государств, сохраняющих свою экономическую независимость, в то время как потенциал всех стран-участниц оказался несопоставим по всем основным показателям. Во-вторых, при реализации первых шагов интеграции акцент делался на том, чтобы гармонизировать законодательство по финансовым рынкам в целях обеспечения свободного движения капитала между странами объединения, но реализация этих положений тормозится из-за боязни более слабых государств экспансии финансовых институтов более развитых стран. В-третьих, планируется универсализация инфраструктуры финансовых рынков во всех странах – участницах ЕАЭС с целью создания условий для обеспечения доступа всех участников на рынки друг друга, что опять же тормозится отдельными странами по причине наличия риска потери контроля над финансовым оборотом. Это означает, что реализация заложенных в основу интеграции положений вступает в противоречие с текущими национальными интересами стран-участниц. Необходимость анализа противоречий в развитии интеграционных процессов и поиска путей их преодоления обуславливает актуальность исследования новых аспектов интеграции финансовых рынков стран ЕАЭС с учетом тех изменений, которые связаны с развитием цифровой экономики.

Формирование Евразийского экономического союза как наиболее перспективной формы интеграции стран на постсоветском пространстве привлекает внимание многих российских и зарубежных ученых. Большая часть исследований посвящены анализу специфических особенностей развития интеграционных процессов, в том числе сложной федеративной административно-территориальной структуре государств – членов ЕАЭС [2]; лидирующего положения России в развитии ЕАЭС [3, с. 24] (Mirkin, 2002, р. 24); исследованию проблем биржевой интеграции [4, с. 95] (Bayadan, Bagdasaryan, 2017, р. 95). В ряде работ затрагивается анализ практических аспектов финансового взаимодействия стран – членов ЕАЭС, в частности развитие сложившихся финансовых отношений на территории союза, их несовершенство и нерациональность [5, с. 118] (Mirkin, 2017, р. 118). Значительное внимание уделяется оценке потенциала интеграции банковского сектора [6, с. 21] (Navoy, 2017, р. 21).

В последние годы проведены глубокие исследования в области развития интеграционных процессов на рынке ценных бумаг [7], а также формирования Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана [8, с. 91] (Ilyas, 2013, р. 91).

Некоторые ученые увязывают анализ финансовых рынков стран ЕАЭС с оборотом инвестиционных ресурсов. Так, по мнению М.Ю. Ильиной, именно ограниченность инвестиционных ресурсов сдерживает эффективное развитие процесса интеграции в странах ЕАЭС [9]. Ссылаясь на международный опыт интеграции, Звонова Е.А. и Пищик В.Я. доказывают, что прямые инвестиции являются основным стимулом в развитии интеграционных процессов и выступают как база эффективного экономического взаимодействия стран, способная обеспечить равномерное развитие экономик объединяющихся государств [10, с. 17] (Zvonova, 2018, р. 17). Миркин А.Я. отмечает, что решение данной проблемы лежит в плоскости создания единого финансового рынка ЕАЭС, который мог бы принять на себя основные потоки перелива капитала между странами [3, с. 24] (Mirkin, 2002, р. 24).

При этом исследование проблем интеграции финансовых рынков не должно ограничиваться анализом одного или нескольких его сегментов. Важное значение имеет изучение всех составляющих финансового рынка как основ формирования единой совокупности финансовых отношений в рамках ЕАЭС. В связи с чем нами проведен анализ ключевых показателей развития финансовых рынков стран ЕАЭС с целью определения уровня их развития для учета готовности национальных финансовых рынков к интеграции. На основании методов сравнительного анализа проведена оценка степени их совместимости при формировании общего финансового рынка ЕАЭС. Для определения причин, оказывающих отрицательное влияние на процесс интеграции финансовых рынков стран ЕАЭС, в исследовании применен системный анализ, который позволил не только выделить причины низкого уровня интеграции, но и спроецировать их влияние на протекающие интеграционные процессы.

Целью исследования является выявление основных тенденций, тормозящих процесс интеграции финансовых рынков стран – участниц ЕАЭС, и выработка предложений по совершенствованию институциональных основ модели единого финансового рынка ЕАЭС.

В качестве научной гипотезы исследования выступило предположение, что торможение процесса интеграции финансовых рынков в рамках ЕАЭС связано с несоответствием модели проводимой интеграции реальному состоянию развития финансовых рынков в странах союза.

Научная новизна проведенного исследования состоит в выявлении противоречия между концептуальной моделью интеграции финансовых рынков стран ЕАЭС и реальным состоянием их развития, которое в силу наличия асимметрии не соответствует задачам равноценной интеграции. В связи с чем предлагается процесс формирования общего биржевого пространства осуществлять на основе новой цифровой платформы осуществления биржевых торгов, которая сможет обеспечить доступ к максимально возможному количеству инструментов всех торговых площадок национальных бирж, а также доступ к международному валютному рынку и крупным зарубежным биржам.

Концептуальные подходы к проведению интеграции стран ЕАЭС

Основные решения о создании общего финансового рынка были приняты Договором об интеграции стран ЕАЭС в 2014 году [11]. В то время как основные направления проведения интеграционных мероприятий были представлены общественности только в октябре 2019 года, после принятия Высшим Евразийским экономическим советом (ЕЭК) Концепции формирования общего финансового рынка Евразийского экономического союза [12]. Концепция установила несколько принципиальных положений, обеспечивающих свободный и недискриминационный доступ национальных участников на рынки друг друга, а также повышение эффективности развития финансового сектора в странах – участницах союза. Для ее достижения сформулировано несколько принципиальных подходов по трем направлениям развития секторов финансового рынка (банковского, страхового и фондового) и установлены два периода их реализации: формирование рынка до 2025 года и его функционирование после 2025 года. При этом до 2025 года регулирование и надзор, а также допуск на национальные рынки будут осуществлять регулирующие органы стран-участниц самостоятельно [12]. И только на втором этапе по мере гармонизации национальных законодательств предполагается создание наднационального регулирующего органа.

Поэтапный подход к объединению финансовых рынков ЕЭК объясняется необходимостью преодоления рисков финансовой интеграции за счет минимизации регуляторного арбитража и необходимости последовательной либерализации взаимного доступа к операциям на финансовых рынках. При этом основное внимание должно быть сосредоточено на создании общего биржевого пространства, в основе которого лежит взаимный допуск брокеров и дилеров одного государства к торгам на биржах других стран – членов союза. На первом месте среди поставленных задач – формирование расчетной инфраструктуры на основе современных финансовых технологий. Вместе с тем следует отметить, что ЕАЭС не планирует создавать новую финансовую инфраструктуру в рамках союза, поскольку акцент сделан на развитии национальных платежных систем, в которых центральные банки должны обеспечивать координацию трансграничных платежей и расчетов.

Из положений концепции следует, что единое союзное платежное пространство должно быть сформировано путем технологического совершенствования национальных платежных систем. Однако различные финансовые возможности стран – участниц союза вследствие их разноуровнего развития обрекают данные положения на затяжной характер их реализации.

О модели создания общего финансового рынка

В мире сформировалось несколько моделей формирования финансовых рынков региональных экономических союзов. Первая модель предполагает объединение финансовых рынков стран-участниц при условии достижения ими равноценных финансовых показателей развития. Второй вариант предполагает объединение финансовых рынков вокруг рынка самой экономически развитой страны [13, c. 106]. Анализ содержания Концепции показывает, что интеграционное развитие финансовых рынков союза пошло по первой модели объединения, в то время как экономических предпосылок для ее полноценной реализации нет, поскольку имеются значительные различия в уровнях развития финансовых рынков стран – участниц ЕАЭС.

Если рассмотреть показатели объема торгов на фондовых рынках стран ЕАЭС, то прослеживаются определенные разрывы в значениях показателей: российский оборот превышает оборот казахстанского фондового рынка почти в 2 раза, белорусского рынка – в 65 раз, рынка Армении и рынка Кыргызстана – в несколько тысяч раз (табл. 1).

Таблица 1

Объемы торгов на фондовых рынках стран ЕАЭС

(млн долл. США)

Рынки
2015
2016
2017
2018
2019
2019 в % к 2018
Россия
338871
357164
607092
650300
628205
97
Казахстан
116235
125369
236840
362128
347668
96
Беларусь
6152
4814
4103
6372
9643
151
Армения
29
114
165
169
129
77
Кыргызстан
62
143
67
58
87
151
Источник: Финансовая статистика ЕЭК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/

Приведенные данные демонстрируют доминирующую роль российского фондового рынка в общем объеме оборота фондовых рынков стран ЕАЭС, который составляет 65%. Такие же тенденции прослеживаются и на валютно-денежных рынках стран ЕАЭС (табл. 2).

Таблица 2

Объемы торгов на валютно-денежных рынках стран ЕАЭС

(млн долл. США)

Рынки
2015
2016
2017
2018
2019
2019 в% к 2018
Россия
1544880
10630262
12608977
11393125
10571732
93
Казахстан
298574
105578
227607
136664
104941
77
Беларусь
16598
9216
8865
8124
8192
101
Армения
2083
16
17
23
24
102
Кыргызстан
2304
1296
1309
1716
1455
85
Источник: Финансовая статистика ЕЭК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/

Приведенные в таблице 2 данные показывают, что оборот российского валютно-денежного рынка составляет 98,9% от общего оборота валютно-денежных рынков стран ЕАЭС.

Более быстрыми темпами по сравнению с другими странами ЕАЭС развивается и российский страховой рынок (табл. 3).

Таблица 3

Объемы страховых премий за год на страховых рынках стран ЕАЭС (млн долл. США)

Рынки
2015
2016
2017
2018
2019
2019 в% к 2018
Россия
16940
17671
21923
23656
22883
131
Казахстан
1187
944
1018
1116
1329
119
Беларусь
506
494
554
590
672
114
Армения
66
69
73
86
103
120
Кыргызстан
13
10
10
12
11
89
Источник: Финансовая статистика ЕЭК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/

Анализ объемов страховых премий по годам за рассматриваемый период показал, что и на этом рынке у России значительные преимущества: на ее рынок приходится 91,5% от общего объема привлеченного страховыми компаниями капитала. При этом на Россию приходится только 72% страховых компаний от их общего числа в рамках союза.

Несмотря на значительную схожесть банковских систем в странах ЕАЭС по основным характеристикам, российский банковский сектор играет ключевую роль, что проявляется не только в значительном количестве банков и их филиалов, но и в объеме банковских активов (табл. 4).

Таблица 4

Активы банков стран ЕАЭС (млрд долларов США)

Рынки
2015
2016
2017
2018
2019
2019 в% к 2018
Россия
1139
1325
1479
1354
1560
115
Казахстан
70
77
73
66
70
106
Беларусь
35
32
35
30
36
121
Армения
7
8
9
10
12
118
Кыргызстан
2
3
3
3
4
112
Источник: Финансовая статистика ЕЭК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/

С 2015 по 2019 г. российская банковская система нарастила свои активы на 37%, и в 2019 году они составили 93% совокупных активов всех банков ЕАЭС. Данные показатели демонстрируют доминирующую роль России не только в банковской системе союза, но и в обороте кредитных ресурсов. Так, доля России в совокупном объеме кредитов, предоставленных юридическим лицам в 2019 году, составила 95,5%, в то время как в Казахстане – 2,6%, Беларуси – 3,9%, Армении – 0,4%, Кыргызстане – 0,1% [14] (Kondratov, 2012).

Таким образом, прослеживается наличие значительных диспропорций в развитии всех сегментов финансовых рынков между Россией и другими странами ЕАЭС, что является серьезным препятствием на пути проведения интеграции национальных финансовых рынков как равнозначных сегментов общего финансового рынка. Если обратиться к опыту создания Европейского союза, то там основным фактором успешной интеграции был «сопоставимый объем финансового рынка при высоком уровне его развития» [15, с. 6] (Zubenko, Mikhaylov, 2016, р. 6). В отличие от ЕС страны ЕАЭС имеют разный уровень развития финансового рынка, в связи с чем достижение сближения по основным показателям в рамках реализации первой модели интеграции на данный момент труднореализуемая задача, а ее достижение может занять не один десяток лет.

Перспективы формирования общего биржевого

пространства ЕАЭС

В первоначальной модели общего финансового рынка, принятой в рамках Договора об интеграции [1], предусматривалось создание финансового центра ЕАЭС в городе Алматы. Однако в представленной Концепции от создания финансового центра отказались, сосредоточив основной акцент на формировании общего биржевого пространства. В данном случае ЕЭК пошла в русле современных тенденций развития цифровой экономики, когда использование современных финансовых технологий может позволить создать трансграничный порядок оборота инвестиционного капитала через участие в биржевых торгах участников из государств – членов союза. Однако при этом внесены определенные ограничения, касающиеся коллективных и пенсионных инвестиций, к управлению которыми должен устанавливаться особый порядок доступа в рамках национальных законодательств.

Ряд ограничений заложены в Концепции и в отношении участия в трансграничном движении капитала, где установлен допуск к такому участию посредством создания дочерних компаний или филиалов в странах, допускающих участие в биржевых торгах участников из других стран ЕАЭС. Это достаточно серьезные ограничения, которые сохраняют национальный контроль за оборотом капитала, что не будет способствовать активизации этого процесса, поскольку ограничивает свободу биржевых операций и допуск участников к биржевым торгам.

Вместе с тем ЕЭК предприняла попытку развития трансграничного оборота капитала через финансовый центр «Астана» (МФЦА), созданный на основе современных финансовых технологий в Казахстане, с которым Евразийская экономическая комиссия подписала Меморандум о сотрудничестве, ориентированный на всестороннее взаимодействие по развитию финансовых рынков ЕАЭС. МФЦА «Астана» зарегистрирован в качестве регионального центра бизнеса и финансов с ориентацией на сотрудничество со странами Центральной Азии, Кавказа, ЕАЭС, Западного Китая, Монголии, Ближнего Востока и Европы. Сегодня он сосредоточен на развитии новых финансовых технологий на основе платформы NASDAQ, центром которого является биржа AIX, учрежденная МФЦА и биржей NASDAQ. Однако с момента своего создания (2017 г.) биржа AIX ограничивается довольно скромным оборотом капитала – около 2,5 млрд тенге (6 млн долларов) в среднем в месяц, а количество обращающихся на ней ценных бумаг не превышает десяти эмитентов [16]. Конечно, несмотря на глобальные задачи, поставленные перед МФЦА, его мощности сосредоточены исключительно на казахстанском фондовом рынке и вряд ли смогут в ближайшей перспективе удовлетворять потребности в обороте финансовых инструментов всех стран – участниц ЕАЭС, что ставит под сомнение возможность рассматривать его как базу для формирования единого биржевого пространства союзных государств.

Следовательно, в плане формирования общего биржевого пространства направленность политики ЕЭК на сохранение принципа независимости финансовых рынков вступает в противоречие с принципами общего биржевого пространства.

Использование возможностей цифровой экономики в интеграционном процессе

Как было показано выше, концептуальный подход в плане создания общего биржевого пространства направлен на поэтапное объединение финансовых рынков с максимальным учетом независимости и автономности национальных финансовых систем. Данный подход нельзя назвать эффективным, поскольку оценка потенциала сегментов финансовых рынков стран ЕАЭС свидетельствует о наличии асимметрии в показателях развития этих рынков [17, с. 305] (Blokhina, Blokhin, 2017, р. 305). В связи с чем необходимо менять принципиальные подходы к проведению интеграционных процессов в рамках союза в сторону применения в этом процессе цифровых технологий.

Нужно отметить, что цифровая повестка – это уже реальное направление деятельности, принятое за основу развития ЕАЭС, о чем свидетельствует утверждение основных направлений «Цифровой повестки союза до 2025 года» [18], среди которых:

  • цифровая трансформация отраслей экономики и кросс-отраслевая трансформация;
  • цифровая трансформация рынков товаров, услуг, капитала и труда;
  • цифровая трансформация процессов управления и интеграционных процессов;
  • развитие цифровой инфраструктуры и обеспечение защищенности цифровых процессов.
  • В связи с чем принципы создания общего биржевого пространства вполне вписываются в пункты указанной интеграционной повестки, что обуславливает необходимость формирования интеграционного подхода к созданию общего биржевого пространства в цифровом сегменте, что позволит преодолеть имеющиеся барьеры.

    В последнее время для реализации этого направления появились серьезные предпосылки. Заявление главы Центробанка России Э. Набиуллиной о запуске пилотного тестирования цифрового рубля в конце 2021 года [19] может послужить платформой для формирования расчетной инфраструктуры электронного оборота финансовых инструментов в межбиржевом пространстве финансовых рынков стран ЕАЭС.

    Введение цифрового рубля в ближайшей перспективе может стать базой для развития технологий блокчейна в государствах – членах ЕАЭС, на которых может быть построена трансформированная бизнес-модель участия дилеров и брокеров на национальных рынках всех стран-участниц, а также измененная траектория государственных регуляторных механизмов.

    Учитывая сложность прохождения интеграционных процедур в части гармонизации законодательства о финансовых рынках и открытия допуска участников на национальные фондовые рынки, будет более эффективным создание независимой биржевой платформы в связке с создаваемой платежной платформой ЕАЭС. Это позволит преодолеть те законодательные различия, которые существуют на сегодняшний день [20, c. 148], поскольку новая платформа будет функционировать без привязки к национальному законодательству, и участие в ней операторов фондового рынка не будет вступать в противоречие с существующими ограничениями, которые планируется преодолеть только к 2025 году [21, с. 21].

    Как показывает анализ оборота финансовых инструментов на фондовых биржах стран ЕАЭС, он ограничивается преимущественно рамками оборота национальных ценных бумаг [22, с. 206]. На сегодняшний день выход за пределы национальных бирж демонстрируют только участники Московской биржи. Поэтому создание такой платформы не должно замыкаться открытием широких возможностей доступа к торгам уже сложившейся биржевой системы. Новая торговая платформа должна ориентироваться на доступ к максимально возможному количеству инструментов и финансовых рынков всех торговых площадок национальных бирж, а также доступ к международному валютному рынку и крупным зарубежным биржам.

    В связи с созданием такой платформы регуляционный механизм смещается уже не в сферу допуска участников к торгам, а в сферу контроля за работой биржевой инфраструктуры, для которой необходимо будет принять правила работы, признаваемые участниками биржевых операций из всех стран ЕАЭС. Задача регулирующих органов будет направлена на минимизацию рисков, которые могут преодолеваться в результате эффективной работы биржевой инфраструктуры.

    Заключение

    Рассмотрение концептуальных подходов к развитию финансового рынка ЕАЭС позволило выделить несколько важных моментов, которые необходимо учитывать в процессе осуществления интеграции. Прежде всего, необходимо решение ряда системных проблем, таких как недостаточная вовлеченность финансовых рынков отдельных сран в общий оборот капитала, что может быть преодолено за счет разработки новой цифровой платформы, обеспечивающей свободный доступ участников рынка из всех стран ЕАЭС. Это позволит, не нарушая суверенности национальных финансовых рынков, максимально задействовать их финансовые инфраструктуры в общем финансовом обороте.

    Важную роль в формировании общего финансового рынка может сыграть взаимовлияние рыночных игроков друг на друга. Несмотря на то, что данный процесс содержит потенциальные риски перетока капитала в сферы с наивысшей нормой прибыли, именно активизация деятельности национальных дилеров и брокеров на рынках стран-партнеров может стать тем важным катализатором, который способен действительно привести в движение процесс интеграции финансовых рынков стран ЕАЭС.

    С точки зрения активизации интеграционных механизмов необходимо учесть еще один важный аспект – это участие банковской системы в формировании общего биржевого пространства. На сегодняшний день процесс интеграции развивается по отдельным секторам финансовых рынков, где банковскому сектору принадлежит ведущая роль, поскольку в пределах финансового рынка он имеет наибольшее значение и по своим характеристикам ближе других секторов подошел к формированию единых стандартов деятельности [23, с. 112]. При этом необходимо учитывать, что Центробанк РФ с привлечением регуляторов из других стран союза запускает пилотный проект интеграции банковских сервисов в рамках ЕАЭС, суть которого состоит в открытии информации через Application Programming Interface (API), в том числе информации о банкоматах, отделениях, услугах для физических и юридических лиц и их доступности для нерезидентов [24]. Следовательно, создание такой системы можно рассматривать как важный шаг на пути создания общего финансового рынка стран ЕАЭС.


    Источники:

    1. Основные направления экономического развития ЕАЭС до 2030 года, утверждены Решением Высшего Евразийского экономического совета № 28 от 16 октября 2015г. Сайт ЕЭК. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_makroec_pol/seminar/Documents/брошюра_ОНЭР%20%28финал%2005.05.2016%29.pdf (дата обращения: 30.10.2020).
    2. Сулейменов Т. Интеграция рынков стран ЕЭП – ответ на вызов глобализации. Capital.kz. [Электронный ресурс]. URL: http://capital.kz/expert/17432 (дата обращения: 05.11.2020).
    3. Миркин Я.М. Рынок ценных бумаг: Воздействие фундаментальных факторов, прогноз и политика развития. - М.: Альпина Паблишер, 2002. – 624 c.
    4. Баядан А.А., Багдасарян А.М. Проблемы развития интеграции рынка ценных бумаг в странах ЕАЭС // Вестник международной организации. – 2017. – № 4. – c. 90-103.
    5. Миркин Я.М. Финансовый рынок Евразии: устройство, динамика, будущее. - М.: Магистр, 2017. – 382 c.
    6. Навой А.В. Современная региональная экономическая интеграция: основные тренды и противоречия // Деньги и кредит. – 2017. – № 4. – c. 24-32.
    7. Тищенко Е.В. Интеграция биржевой деятельности ЕЭП в разрезе глобальных тенденций. Grup-global.org. [Электронный ресурс]. URL: http://www.grup-global.org/ru/publication/view/3348 (дата обращения: 06.11.2020).
    8. Ильяс А.А. Системность развития рынков капитала в Едином экономическом пространстве Евразийского экономического сообщества. - Алматы: Экономика, 2013. – 399 c.
    9. Ильина М.Ю. Единое инновационное пространство как фактор реиндустриализации экономик государств - членов ЕАЭС. Информационный сайт Webeconomy.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.webeconomy.ru/index.php?page=cat&newsid=3231&type=news (дата обращения: 06.11.2020).
    10. Звонова Е.А. О концептуальных подходах к созданию общего финансового рынка государств-членов ЕАЭС // Финансы и кредит. – 2018. – № 1(769). – c. 5-18. – doi: 10.24891/fc.24.1.5.
    11. Договор о Евразийском экономическом союзе: подписан в Астане 29.05.2014 (в ред. от. 08.05. 2015)
    12. Концепция формирования общего финансового рынка Евразийского экономического союза, утверждена Решением Высшего Евразийского экономического совета 1 октября 2019 года
    13. Официальный сайт Евразийской экономической комиссии. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org (дата обращения: 01.11.2020).
    14. Кондратов В.И. Финансовая интеграция: мировой опыт и перспективы развития СНГ // Экономический журнал Высшей школы экономики. – 2012. – № 1. – c. 105-1142.
    15. Зубенко В. В., Михайлов М.В. Узловые аспекты создания единого финансового рынка Евразийского экономического союз // Финансовая аналитика: проблемы и решения. – 2016. – № 31(313). – c. 2-16.
    16. Международный инвестиционно-финансовый центр «Астана». [Электронный ресурс]. URL: https://aifc.kz/ru.
    17. Блохина Т. К., Блохин К.В. Формирование финансового рынка ЕАЭС как основа развития интеграционного процесса // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – № 4. – c. 299-306.
    18. Об основных направлениях реализации цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года, утверждены Решением Высшего Евразийского экономического совета от 11 октября 2017 года № 12
    19. Набиулина рассказала о вводе цифрового рубля. Российская газета. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2020/10/23/nabiullina-rasskazala-o-vvode-cifrovogo-rublia.html (дата обращения: 30.10.2020).

    Страница обновлена: 14.11.2020 в 15:17:26