Стратегические приоритеты экономической безопасности в экономическом и социальном аспектах: тенденции развития

Караваева И.В.1, Лев М.Ю.1
1 Институт экономики РАН

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 7 (Июль 2024)

Цитировать:
Караваева И.В., Лев М.Ю. Стратегические приоритеты экономической безопасности в экономическом и социальном аспектах: тенденции развития // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 7. – doi: 10.18334/ecsec.7.7.121331.

Аннотация:
В статье представлены материалы Всероссийской научно-практической конференции «VIII Сенчаговские чтения» для ученых, специалистов, преподавателей ВУЗов и аспирантов, проведенной в Москве 9-10 апреля 2024 г.в очном и ZOOM-формате на базе Института экономики РАН при организационном и научном участии: – Института проблем рынка Российской академии наук; – Российской академия естественных наук; – Финансового университета при Правительстве Российской Федерации; – Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя; – Военного университета им. князя Александра Невского Министерства обороны Российской Федерации; – Санкт-Петербургского государственного экономического университета; – Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева; – Международного научно-практического журнала «Экономическая безопасность». Освещены основные направления дискуссии конференциии представлены теоретические и практические исследования по стратегическим приоритетам обеспечения социально-экономической безопасности: – обеспечение налогообложения как приоритет экономической безопасности; налоговая конкуренция; – приоритеты продовольственной безопасности; – цифровой суверенитет и неоиндустриальные преобразования; – рынок трудовых ресурсов как приоритетное направление экономической безопасности; – бедность и неравенство как угроза социально-экономической безопасности

Ключевые слова: стратегические приоритеты экономической безопасности,продовольственная безопасность, технологический суверенитет, регулирование цифровой среды, мониторинг цен

JEL-классификация: F52, H56, Q13, Q17,



В период 9-10 апреля 2024 г. в Москве, в очном и ZOOM-формате на базе Института экономики РАН и при организационном и научном участии Института проблем рынка Российской академии наук, Российской академия естественных наук, Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, Военного университета им. князя Александра Невского Министерства обороны Российской Федерации, Санкт-Петербургского государственного экономического университета, Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева и журнала «Экономическая безопасность» была проведена Всероссийская научно-практическая конференция «VIII Сенчаговские чтения» для ученых, специалистов, преподавателей ВУЗов и аспирантов, на тему: «Экономическая безопасность России: долгосрочные приоритеты и актуальные риски социально-экономического развития».

В работе научно-практической конференции приняли участие – российские и зарубежные представители научных и высших учебных заведений:

– 29 городов России и зарубежных стран;

– сотрудники 6 институтов РАН;

– 50 государственных университетов, академий и институтов;

– 4 некоммерческих/коммерческих организаций, коммерческих банков.

Основная цель конференции – исследование теоретической и практической значимости социально-экономической безопасности, современные тренды развития теоретического аппарата экономической безопасности, эволюционные, институциональные и технологические основы, а именно:

– определение новых методов обеспечения экономической безопасности в контексте взаимодействия с государственным стратегическим планированием и национальной системой управления рисками;

– перспективные направления модернизации системы экономического и финансового регулирования на общегосударственном и региональных уровнях;

– обеспечение формирования технологического суверенитета России в новых реалиях.

Актуальность проведения всероссийской научной конференции «VIII Сенчаговские чтения» обусловлена темами и результатами выступлений участников конференции, в которых отмечается недостаточная практическая результативность парирования рисков и угроз российской экономики с использованием методов бюджетно-финансового регулирования в условиях мобилизационного сценария [35; 49].

В настоящей статье рассматриваются итоги второго дня работы конференции, в течение которого были заслушаны доклады участников по секции № 2: «Стратегические приоритеты экономической безопасности в экономическом и социальном аспектах: тенденции развития».

Всего на заседании второй секции было анонсировано 30 докладов, из которых в данной статье представлен обзор наиболее значимых докладов по секционному направлению конференции.

Стратегические направления государственной безопасности складываются из значительного числа отдельных ее направлений, но есть фундаментальные, на основе которых строится вся структура безопасности, обеспечивающая жизнеспособность и устойчивость всех остальных её элементов. составляющие общую безопасность общества и государства и – это безопасность экономической сферы. Стратегические приоритеты в управление экономической безопасностью государства в настоящее время должны представлять собой специально разработанную, и целенаправленно осуществляемую в рамках общей стратегии государственную политику воздействия на финансово-кредитную сферу, социально-трудовые отношения, инвестиционные процессы, научно-технический потенциал, активизацию производительного предпринимательства. Цель стратегического развития экономической безопасности – приведение экономического потенциала страны к уровню, достаточному для поддержания экономического, политического суверенитета страны, развитие социальной сферы, науки, образования, здравоохранения, культуры и сферы труда [2].

В рамках секции № 2 стратегические приоритеты экономической безопасности государства в социально-экономическом аспекте рассматривались как в теоретических исследованиях, так и в практическом применении [8; 16], а именно:

– обеспечение справедливого налогообложения как важного приоритета экономической безопасности [14]; налоговая конкуренция [42];

– приоритеты продовольственной безопасности в контексте социально-экономического развития [5];

– цифровой суверенитет и неоиндустриальные преобразования, искусственный интеллект [45];

– рынок трудовых ресурсов как приоритетное направление в обеспечение экономической безопасности [17];

– бедность и неравенство как угроза социально-экономической безопасности [4];

– угрозы в демографической сфере и их влияние на социально-экономическую безопасность [27];

– пенсионное обеспечение в контексте приоритетного направления социально-экономической безопасности [52].

Справедливость налогообложения, как одно из проявлений приоритетного направления социально-экономической безопасности представлено в докладе Пугачева А.А., к.э.н., доцент, н.с. Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова на тему: «Обеспечение справедливости налогообложения физических лиц как приоритет экономической безопасности в контексте необходимости сглаживания неравенства граждан и регионов». В Налоговом кодексе РФ (НК РФ) принцип справедливости заложен ст. 3, п. 1: «При установлении налогов учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога»; п. 2: «Налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер» [1]. Однако, социологические исследования фиксируют негативную оценку россиянами, сложившегося уровня неравенства доходов граждан и прикладываемых государством усилий по его смягчению [39]. Например, по результатам исследований International Social Survey Programme, установлено, что в 2019 г. 73% россиян полностью согласны, что различия в доходах граждан в России слишком велики, 68% полностью согласны, что государство должно уменьшать различия в доходах между бедными и богатыми гражданами, а 48% полностью согласны, что Правительство РФ абсолютно не справляется с задачей сокращения неравенства граждан по доходам. В целом, 95% россиян считают несправедливым сложившееся распределение доходов между богатыми и бедными гражданами. Таким образом, в сложившейся ситуации трудно считать закрепленный НК РФ принцип справедливости налогообложения успешно реализованным на практике. Такое единодушие в признании гражданами несправедливым распределения доходов является фактором высоких рисков социально-экономической стабильности, и требует повышенного внимания Правительства РФ и поиска путей преодоления текущих диспропорций [47].

Уровень доходного неравенства граждан в России, по данным Росстата, в последние годы является стабильно высоким, коэффициент Джини находится на уровне 0,37-0,42%%. Неравенство накопленного капитала еще более высоко, по данным World Inequality Database, коэффициент Джини по богатству достигает 0,6%, а по данным Credit Suisse, 0,9%. В связи с этим, Правительству РФ необходимо уделить внимание разработке комплекса мер по сглаживанию экономического неравенства граждан [32; 33].

В настоящее время в России сглаживание неравенства граждан происходит за счет государственных социальных трансфертов, предоставляемых наиболее социально уязвимым и наименее обеспеченным гражданам. Налоговые инструменты практически не задействованы в сглаживании неравенства. Ключевым элементом здесь является прогрессивная ставка НДФЛ, однако, мягкая 15% предельная ставка по сравнению с основной 13% не способна обеспечить существенное сглаживание неравенства. В России «адаптивность социально ориентированных налогов задачам социальной защиты населения нельзя считать удовлетворительной» [15; 40]. Основной особенностью применения налоговых методов социальной поддержки населения является стремление компенсировать ухудшение социально-экономической ситуации наращиванием доли социальных расходов. Для этого формируются объемы отчислений в государственные фонды социального страхования. При этом, практически игнорируется возможность использования социально ориентированных налогов и, прежде всего, создание адресной системы подоходного налогообложения.

Налоговые инструменты имеют существенный потенциал сглаживания неравенства, поскольку фактически не используются в России для этих целей. Для реализации этого потенциала необходимо комплексное воздействие налоговых инструментов на экономическое неравенство граждан, по его видам: подоходного налогообложения – на неравенство доходов, имущественного – на неравенство капитала или богатства (монетарное неравенство), косвенного налогообложения – на неравенство потребления [38].

Представленный доклад Бобошко Н.М., д.э.н., профессора кафедры экономической безопасности, финансов и экономического анализа Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя на тему: «Нечестная налоговая конкуренция как одна из проблем оффшорных зон» затронул вопросы льготного налогообложения. Налоговая конкуренция – экономическое явление, заключающееся в установлении специальных льготных условий налогообложения (снижение налоговой нагрузки, увеличение налоговых льгот и административных преференций) на территории своей страны по сравнению с другими странами с целью создания «привлекательных» условий для ведения бизнеса резидентами и нерезидентами. В связи с возможностью перевода капитала из одной страны в другую возникает выбор у налогоплательщика той страны, в рамках которой он будет вести свою экономическую деятельность.

Сегодня в век глобализации всех процессов, интеграции экономики стран, очень важно проведение согласованной налоговой политики. Так, например, при проведении налоговой реформы в рамках определенной страны без учёта специфики налогообложения других стран, связанных с данной страной экономическими отношениями, может наблюдаться «негативный экономический эффект (спад производства в результате низкой конкурентоспособности на фоне снижения налогового бремени страны-экспортёра; рост цен на импортную продукцию). Отсюда вывод, что налоговая конкуренция между странами, состоящими в экономических союзах должна носить не бесконтрольный характер, а быть согласованной, проработанной всеми странами-членами. Явление недобросовестной конкуренции между странами или отдельными регионами является международной проблемой. Ведь если в стране предусмотрены большие социальные льготы для населения, финансируемые за счёт высокой налоговой нагрузки, то создание льготных условий для компаний на территории других стран приведет к оттоку капитала и сокращению дохода бюджета (как результат – дефицит бюджета). Следовательно, прибыль для одной страны равна убыткам другой.

Согласно проведенным исследованиям, доказано, что издержки от процесса взимания налогов (при трансграничных инвестициях) выше для малых государств, в связи с чем, за малыми государствами остается право на установление более низких налоговых ставок без признания данных действий в качестве недобросовестной налоговой конкуренции. Аналогично и при установлении правил расчёта налоговой базы. Такие поступления в условиях приняты для поддержания экономики малых государств и возможности им наравне с большими государствами участвовать в мировом экономическом процессе.

Лидером по борьбе с нечестной налоговой конкуренцией является Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР). ОЭСР создана в 1948 году, в настоящее время в нее входят 38 стран. Значительная доля деятельности ОЭСР связана с противодействием отмыванию денег, уклонению от уплаты налогов, коррупции и взяточничеству. Одним из критериев определения налогового убежища, по мнению ОЭСР, является строгая секретность и отсутствие эффективного обмена информацией (с налоговыми органами других стран). Однако, пять стран-членов ОЭСР, оказались в списке по индексу финансовой секретности. Что касается России, то в 2012 году она занимала 29 место по сравнению с 43 местом на сегодняшний день: уровень финансовой секретности в ней снизился с 64 до 60 баллов, вовлеченность России в оффшорные операции осталась неизменной и составила всего 0,25%.

Как и любое экономическое явление, оффшоризация имеет как свои плюсы (возможность сокращения налоговой нагрузки на организацию, создание благоприятных условий для развития международной торговли), так и сопутствующие проблемы в виде нечестной налоговой конкуренции, в результате которой возможна утечка капитала и рабочей силы, рост теневого сектора экономики, нарушения в распределении общественных благ, и многое другое.

В докладе авторов: Булетовой Н.Е., д.э.н., доцента, профессора кафедры государственного регулирования экономики РАНХиГС; Шаркевич И.В., к. ф-м. н., доцента, доцента кафедры экономики и финансов РЭУ им. Г.В. Плеханова (Волгоградский филиал) на тему: «Приоритеты продовольственной безопасности в контексте национальной политики социально-экономического развития» из различных направлений экономической безопасности в качестве приоритетной была выбрана продовольственная безопасность. Набор показателей, определяющих состояние продовольственной безопасности, делится на систему международных показателей (например, Food and Agriculture Organization of the United Nations (ФАО) по предельной доле импорта и запасов продовольственных ресурсов) и национальных показателей, отражаемых в действующей нормативной правовой базе [3].

Определенный интерес представляет Глобальный индекс продовольственной безопасности (GFSI) [54], в методике которого отражаются проблемы доступности (affordability), наличия (availability), качества и безопасности (quality and safety), а также устойчивости и адаптации (sustainability and adaptation) продовольствия в 113 странах. На примере 2022 года у России значение индекса было равно 69,1 (43 место из 113 стран мира), при максимальном значении индекса 83,7 (Финляндия) и минимальном, равном 36,3 у Сирии. Самым низким получено значения 4-й составляющей индекса – устойчивость и адаптация (56,6). К дополнительным характеристикам России относятся следующие данные:

– распространенность недоедания – 2,5%;

– распространенность ожирения – 25,7%;

– индекс человеческого развития – 0,82.

На примере данных ФАО речь идет о системе показателей продовольственной безопасности, которые включают в себя как весьма распространенные и типичные для межстранового сравнения (ВВП на душу населения или плотность железнодорожных линий в стране), так и учитывающие тенденции в калорийности доступного рациона и гендерные, возрастные особенности в ситуациях отсутствия продовольственной безопасности, недоедания, острой нехватки продовольствия. В целом эти показатели делятся на 4 группы: наличия (availability), доступа (access), стабильности (stability) и использования (utilization) [10].

При сопоставлении показателей международной оценки продовольственной безопасности, фиксирующие ключевые проблемы и их количественные оценки в обеспечении населения стран мира необходимым объемом продуктов, выявлены условия, гарантирующие их выживание. В то же время, прослеживаются различные цели, задачи таких оценок, решаемых в рамках содержания устойчивого развития. К числу наиболее проблемных в достижении продовольственной независимости относятся:

– соль (с хроническими проблемами дороговизны логистических процессов и традиционным импортом из Беларуси и Казахстана при наличии внутренних запасов и производственного потенциала в рамках российской экономики);

– фрукты и ягоды (определяется особенностями климатических зон на территории России и экономической целесообразностью импорта).

Дальнейшее развитие системы измерения продовольственной безопасности России должно включать все большую детализацию проблем устойчивого развития сельских территорий, к которым необходимо относить не только показатели, связанные с вопросами трудоустройства и качества жизни сельского населения, но и с проблемами углеродной нейтральности, внедрением системы ESG-факторов в управление и функционирование сельскохозяйственных производителей [6].

Целесообразно использование единого подхода в разных документах и уровнях оценки продовольственной безопасности, чтобы обеспечить прозрачность и наглядность государственной политики в этом направлении [7].

Приоритетным направлением, заявленным на секционном заседание конференции, был доклад Устиновой О.Б., к.э.н., доцент кафедры стратегического и инновационного развития Финансового университета при Правительстве РФ на тему: «Цифровой суверенитет и цифровые горизонты в развитии российских компаний», традиционно занимающий ведущее место своей актуальности в текущей политике разных стран. Эксперты и аналитики все чаще используют анализ цифрового суверенитета для объяснения глобальной политики и программ развития различных экономических субъектов и институтов. Государственные инвестиции в квантовые технологии свидетельствуют о возможном будущем цифрового суверенитета, цифровых инфраструктур и связанными с ними технологиями, такими как искусственный интеллект и большие данные. Эти технологии разрабатываются для внедрения в цифровые инфраструктуры с целью преодоления текущих ограничений вычислительных мощностей и процессов. В условиях интенсивного развития для будущей интерполяции в цифровые системы квантовые технологии занимают своего рода пороговое положение, содержащееся в существующих совокупностях вычислительных технологий, но указывающее на новые горизонты для них. Стоит подчеркнуть, что квантовые технологии также обуславливают изменения в международном праве в части их использования в обеспечение безопасности. Существует три соответствующих класса квантовых технологий, каждый из которых находится на разной стадии развития: квантовые вычисления, квантовое зондирование и квантовая коммуникация. Квантовые вычисления обещают, по мнению некоторых авторов, наиболее очевидные разрушительные последствия для существующих институтов международного права. «Квантовые вычисления востребованы не только в науке, но и во многих других сферах деятельности» [25]. Новая скорость вычислений позволит создавать более совершенные и мощные модели искусственного интеллекта, и повышать эффективность машинного обучения. Они откроют возможность быстрого моделирования химических реакций в сфере медицины. В финансовом секторе появятся более точные инструменты для трейдинга, аналитики и прогнозирования. Квантовые технологии позволят оптимизировать маршрут и расписание в сфере логистики и транспорта. Эти технологии позволят сделать более эффективным менеджмент компаний, помогая в планировании и оптимизации производства и бизнес-процессов, анализе и прогнозировании, а также риск-менеджменте. Квантовое зондирование уже вносит свой вклад в информационные потоки, а результаты лабораторных исследований указывают на новый рубеж в возможностях зондирования. Квантовые коммуникации, использующие квантово-механические явления для передачи информации, достигли определенных результатов в ограниченных экспериментальных проектах. Квантовые технологии стали объектами пристального правительственного интереса, а также глобальных государственных и частных инвестиций в десятки миллиардов долларов. Вместе с тем самые передовые квантовые технологии еще не готовы к всеобщему использованию, но значительные государственные инвестиции и политические инструменты уже подготавливают их к внедрению в инфраструктуры, обеспечивая цифровой суверенитет.

В продолжении темы цифровых технологий с докладом выступила Сушкова И.А., к.э.н., доцент, доцент кафедры «Отраслевое управление и экономическая безопасность» Саратовского государственного технического университета им. Гагарина Ю.А. – «Неоиндустриальные преобразования как условие обеспечения экономической безопасности России», отметив, что новые технологии сегодня являются одной из наиболее важных приоритетных проблем, находящихся в центре внимания как органов государственной власти, так и в центре внимания учёного и экспертного сообщества [36]. Национальная экономика подвергается постоянному воздействию негативных факторов, состав и структура которых, постоянно изменяется [43; 44]. Такая ситуация обуславливает необходимость непрерывного мониторинга и анализа его результатов для целей своевременного принятия рисков. Безусловно, сформировавшиеся новые вызовы, опасности и угрозы требуют активизации научных исследований в данной сфере и действий государственных органов власти для целей принятия эффективных рисков.

Наиболее популярным инструментом в научных исследованиях является индекс экономической сложности (ECI). Анализ данных по различным странам позволяет сделать вывод о том, что в целом, для развивающихся стран не характерен рост, либо стабильное высокое значение ECI.

Учитывая значительную долю в структуре российского экспорта сырья и сельскохозяйственной продукции, становится понятной причина нахождения российской национальной экономики на 53 месте в рейтинге стран по Индексу экономической сложности.

Усложнение структуры экспорта находится в прямой зависимости от инновационной структуры национальной экономики в целом, поскольку для развития экспорта необходимо наличие производственных и интеллектуальных возможностей, что, в свою очередь, непосредственно связано с устойчивым экономическим ростом [11]. Следовательно, основой экономического роста любой страны на современном этапе развития, является переход к модели неоиндустриального развития национальной экономики. Успех реализации этой проблемы будет зависеть от наличия в экономике достаточно мощных структурных трансформаций.

Такие трансформации, безусловно, влекут за собой существенные сдвиги, а именно: изменяется тип ведущего экономического ресурса – в условиях неоиндустриализации ведущим ресурсом становится информация, замещающая собой материальные ресурсы. Отрасли материального производства уступают своё место отраслям нематериального производства – национальная экономика в условиях неоиндустриализации развивается на основе сектора нематериальных услуг, опережающими темпами растёт сектор информационно-коммуникационных технологий.

Неоиндустриальные преобразования национальной экономики обуславливают не только количественные, но и качественные изменения. Одним из основных качественных изменений, происходящих в условиях неоиндустриальных преобразований, является существенное повышение уровня экономической безопасности.

Для устойчивого и безопасного развития национальной экономики необходимо осуществление такой государственной экономической политики, которая в состоянии обеспечить результативный переход от сырьевой модели к её инновационной модели, иными словами – реализации политики неоиндустриализации.

Одним из ключевых ресурсов, обеспечивающий приоритетное направление социально-экономической безопасности в развитии национальной экономики является труд. Низкоэффективная структура занятости становится одним из основных негативных факторов, оказывающих влияние на формирование угроз для общества.

В своём докладе Мамаева Л.Н., к.э.н., доцент, доцент Саратовского государственного технического университета им. Гагарина Ю.А. на тему: «Рынок трудовых ресурсов как фактор обеспечения экономической безопасности» отметила, что рынок труда является основным экономическим механизмом, обеспечивающим эффективное использование трудового потенциала страны, региона, отдельного предприятия, создающим конкурентную борьбу за рабочие места, и, таким образом, способствующим росту квалификации кадров, повышению мобильности носителей ресурса труда, и способствующим распространению гибких форм занятости [37].

Демографическая ситуация в стране зависит от количества трудоустроенных граждан. Так, на основе исследования к 2030 году в Российской Федерации произойдет постарение трудовых ресурсов. Если верить статистике, то доля населения России старше 40 лет составит всего 63%. Статистические исследования показывают, что численность населения России на 2022 год сокращалась. Отмечается отрицательная динамика рождаемости, растет миграционный отток. Эксперты полагают, что тенденция сохранится в последующие годы. Определенно, что эти все негативные моменты скажутся в дальнейшем и на рынке труда и на экономической безопасности страны в целом.

Анализ текущей ситуации на рынке труда в Российской Федерации показывает, что уровень безработицы нестабилен и это связано с экономикой страны. Так, COVID-19 нанес непоправимый ущерб многим фирмам, в связи с чем, предприятия были вынуждены сокращать рабочие места, а в худшем случае закрываться вовсе. Следует отметить и возросший спрос на удаленный формат работы. Но, в последнее время наблюдается и гибридный формат работы. В России самыми востребованными на сегодняшний день являются профессии медицинского работника, IT-специалиста, преподавателя, строителя, работника в сфере услуг. Работодатели из разных отраслей фактически конкурируют за одних и тех же людей на рынке труда. Но, на количество профессий и конкуренцию напрямую влияют и ключевые тренды на рынке труда:

– демографические (старение, количество работающих молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет на рынке труда сократилось за 10 лет, пенсионный возраст увеличился, и женщины больше вовлечены в некоторые ранее нетипичные профессии);

– экономические (уход значительного числа западных компаний с рынка России из-за санкций, отток высококвалифицированных специалистов в зарубежные страны, импортозамещение и ряд других проблем экономического характера);

– эмоционально-психологические (работодатели отдают предпочтения сотрудникам по рекомендациям, наблюдается снижение работоспособности и эмоциональное выгорание людей и т.д.).

Следует отметить, что безработица и инфляция зачастую взаимосвязаны между собой. Высокая инфляция может привести к увеличению безработицы, так как предприятия начинают сокращать свои расходы и рабочую силу. В то же время, высокая безработица может сдерживать инфляцию, так как спрос на товары и услуги ослаблен. Правильное управление инфляцией и безработицей является важной задачей для макроэкономической политики любой страны [29]. В целом, ситуация на рынке труда в России остается достаточно сложной. Работодателям приходится активно искать способы привлечения и обучения квалифицированных сотрудников для компенсации недостатка на рынке труда. Чтобы привлечь лучших специалистов, необходимо не только обеспечить конкурентоспособную заработную плату, но и создать условия для гибкой рабочей среды, поддерживать баланс между работой и личной жизнью, а также предоставлять возможности для профессионального роста.

В своём докладе Аржаев Ф.И., к.э.н., с.н.с. Финансового университета при Правительстве РФ на тему: «Бедность и неравенство как угроза национальной безопасности: подход к выравниванию уровня жизни в РФ» отметил, что бедность порождает порочные круги, связанные с криминализацией и маргинализацией бедного населения [4], тогда как неравенство в случае, если его степень высока, то формирует условия для эксплуатации наибеднейшего населения, нивелирует значение среднего класса в экономике и социуме, создает предпосылки для олигархического влияния на государственную политику, лоббизма интересов не только транснациональных компаний, но и наиболее обеспеченных граждан [34]. Все это создает предпосылки роста социальной напряженности и может быть использовано в гибридном противостоянии государств как инструмент давления на одну из сторон.

Для России как многонационального, территориально крупного государства с достаточно большим населением вопрос территориального неравенства и борьбы с бедностью исключительно значим. В этой связи предлагается обратиться к широко известному, но мало используемому подходу в системном анализе, (то есть бедности и неравенству) – методу балансирования систем на гомеостатическом плато (диапазоне идеальных темпов роста) при помощи динамического норматива [48]. Суть и математические подходы к использованию метода описаны неоднократно, в связи с чем их повторение не оправдано, однако необходимо явно объяснить формирование ориентированного графа, на основании которого будет реализован метод в этом исследовании.

Сам ориентированный граф представляется следующим соотношением темпов роста показателей от большего к меньшему: занятость населения трудоспособного возраста – коэффициент нагрузки экономически активного населения – зарплата – потребление – сбережение – индекс Джини – рождаемость – миграционное выбытие населения – благосостояние населения. Данные для расчетов собраны с использованием статистических ежегодников «Регионы России» и данных Росстата.

Достаточно очевидно, что благосостояние населения в целом обеспечивается относительно нормальным распределением доходов, то есть, преобладанием средних доходов над низкими и высокими, то же относится и к обеспеченности благами. В целом же отметим, что в данном исследовании благосостояние как минимум не должно ухудшаться, в связи с чем оно принимается равным единице (при желании задать желаемый темп роста благосостояния, оно может быть изменено). Проблемы доходов населения, потребления и сбережения прежде всего определяются занятостью – максимальное выбытие населения происходит в регионах с малым количеством рабочих мест, именно поэтому наиболее быстрые темпы роста должны наблюдаться для занятости населения [30].

В докладе Ивановой Л.Н., к.э.н., начальника кафедры экономики и бухгалтерского учета Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя на тему: «Оценка угроз в демографической сфере и их влияние на экономическую безопасность страны» отмечено, что демография, как наука, изучающая закономерности численного развития населения, тесно связана с экономическим аспектом развития страны, так как население является трудовым потенциалом любого государства. Последствия распространения covid-19 оставили свой отпечаток на населении России, так в 2019 году рождаемость была 1,481 млн. человек, а в 2021 году составила всего 1,398 млн. человек (сокращение на 6%), в то время как смертность за этот же период выросла на 35,7% (2019 год – 1,798 млн. человек, 2021 год – 2,441). Неутешительны и прогнозы на ближайшие три года в 2024 году прогнозное значение рождаемости составляет 1,172млн. человек, а в 2026 – 1,143 млн. человек. Для решения данной проблемы государством в 2021 году был принят Единый план правительства по достижению национальных целей, в котором говорится, что к 2030 году нужно стабилизировать рождаемость. Одной из самых очевидных демографических угроз является старение населения. Связано оно с тем, что пенсионеров становится больше, численность трудоспособного населения сокращается и падает рождаемость. Данные обстоятельства влияют на снижение производительности труда и экономического потенциала государства. Старение населения приводит и к необходимости увеличения расходов на пенсии и здравоохранение, а это, в свою очередь, является дополнительным негативным фактором, влияющим на бюджет и на рост налогов, как основного источника покрытия расходов бюджета государства. Согласно статистическим прогнозам, к началу 2046 г. численность граждан старше трудоспособного возраста в России достигнет 37,3 млн. человек, или 26,9% населения [13]. Но уже сегодня данный показатель составил 24%. Рост доли населения старше трудоспособного возраста станет движущей силок увеличения давления на бюджет страны, а значит и увеличит потенциальные экономические риски. На фоне низкой рождаемости, прогнозы по числу трудоспособного населения в ближайшей перспективе для России выглядят пугающими.

Увеличение показателя нетрудоспособного населения может способствовать замедлению темпов роста экономики, промышленности, производства и других жизненно важных отраслей государства, а также повлияет на структуру внутригосударственного рынка, ведь сегменты и характер спроса зависят и от возраста потребителей, а также от их платёжеспособности. Данное обстоятельство является фактором, ухудшающим потребительский спрос в целом. Это значит, что, например, некоторые товары и услуги популярные среди молодого поколения, начнут пользоваться меньшим спросом чем обычно, что может негативно повлиять на развитие предприятий и организаций, выпускающие такие товары, и как результат снизить налоговые доходы в бюджет государства [50].

Возможность задействовать профессиональные кадры в той или иной сфере тесно связана с демографическими проблемами. Сегодня уровень безработицы в России крайне низок – примерно 3,5%. Однако, с профессиональными и высококвалифицированными кадрами есть проблема, которая может ещё сильнее проявиться в ближайшем будущем. К концу 2022 года в стране рекордно сократилось количество работников до 30 лет – они составляют всего 14,9% от общего числа занятых и меньше 11 млн. человек. Сильнее всего сократилось численность работников в возрасте от 25 до 29 лет – на 724 тысячи, до 7,2 млн. человек. Численность работников до 35 лет – ниже 22 млн. человек [9]. То есть, к 2030 году может ощутимо обостриться нехватка профессиональных кадров в самых разных областях, что, безусловно, является серьёзным экономическим риском.

В условиях большого числа предложений рабочих мест, как сегодня, снижается спрос на высшее образование. Рост же числа людей пенсионного возраста повышает спрос на услуги медицины, страхования и т.п. Снижение востребованности высшего образования грозит тем, что рабочие места будут занимать менее квалифицированные рабочие [26]. Но есть и обратная сторона данной ситуации, а заключается она в том, что программы переподготовки кадров и повышения квалификации будут пользоваться большим спросом. Но и этот метод не сможет в полной мере решить назревающую проблему.

Подводя итог, докладчик отметил, что старение населения, низкая рождаемость, нехватка квалифицированных кадров среди молодёжи – все эти демографические проблемы могут негативно отразиться в ближайшем будущем на развитии государства и ее экономической безопасности.

В докладе Шестаковой Е.Е., к.э.н., в.н.с. Института экономики РАН на тему: «Развитие системы пенсионного обеспечения в контексте национальной безопасности» отмечено, что в условиях уменьшения удельного веса поколений, работающих, и ускорения роста численности и доли лиц, претендующих на получение пенсионного обеспечения, механизм перераспределения ресурсов через пенсионные системы, основанный на принципах солидарности поколений, перестает восприниматься как справедливый и эффективный. Альтернативой традиционным распределительным системам выступают накопительные схемы с индивидуальными счетами, в том числе такая их разновидность как гибридные формы накопления на пенсии и текущие нужды. Коренными проблемами накопительных индивидуальных счетов являются отход от принципов объединения рисков и перераспределения в процессе страхования и увеличение неравенства. В основном, как показывает мировая практика, накопительные схемы с установленными взносами дополняют, а не заменяют национальные солидарные распределительные системы или схемы выплат базовых пенсий. Еще один возможный вариант, который получает все большее распространение, формирование многоуровневых систем, включающих распределительные и накопительные, страховые и нестраховые компоненты в разных сочетаниях.

С практической точки зрения эффективная пенсионная система по меньшей мере должна учитывать три группы интересов: пенсионеров, плательщиков взносов и будущих поколений граждан. С одной стороны, размер пенсий должен быть достаточным для снижения риска бедности среди нетрудоспособного населения и одновременно в определенных пределах способствовать сглаживанию возможного падения доходов при завершении гражданами трудовой деятельности. С другой, финансирование пенсионных выплат не должно подрывать текущего потребления и дестимулировать экономическую активность работающей части общества. Третий элемент, предполагающий достижение долгосрочной финансовой устойчивости, лишь частично может обеспечиваться корректировкой пенсионной модели, другая часть мер лежит в сфере государственного управления экономическими и социально-трудовыми отношениями.

Действующая модель пенсионной системы в стране смещена в сторону пенсионного обеспечения с высокими уровнями страховой нагрузки на официальный бизнес и перераспределения ресурсов в пользу работников с низкими доходами. Относительно слабо прослеживается связь между размерами пенсий и величиной трудового вклада, что дает основание считать, что страхуется бедность и инвалидность, а не потеря трудовых доходов. Вопрос с доходной необеспеченностью неработающих пенсионеров в стране формально решен: действует норма федеральных и региональных доплат до прожиточного минимума пенсионера. По данным Росстата, доля неработающих пенсионеров, у которых размер пенсионного обеспечения, с учетом мер социальной поддержки, предоставляемых в натуральной форме, ниже прожиточного минимума, получающих данные компенсационные выплаты, составляет 14,9% от их общего числа, в абсолютных цифрах это 6,2 млн. человек (в том числе получателей федеральных социальных доплат 2,8 млн., региональных 3,4 млн.).

Размер средней страховой пенсии по старости неработающих пенсионеров в 2023 г. поднялся до 176% от прожиточного минимума пенсионера, с учетом работающих пенсионеров до 167%.

Дальнейшее движение российской пенсионной системы в направлении социального обеспечения, а не страхования, нельзя считать оптимальным ответом на текущие вызовы [51].

В докладе Льва М.Ю., к.э.н., проф., д. член РАЕН, в.н.с. Института экономики РАН на тему: «Оценка тенденций мониторинга состояния национальной, социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования» отмечено, что наиболее важная часть при разработке стратегии – это формирование системы мониторинга с целью выявления наиболее динамичных и опасных критических зон, вероятных угроз экономической безопасности страны, регионов, субъектов предпринимательской деятельности [18; 23; 28; 31; 41; 53]. Между тем, главными задачами социально-экономического развития России в ее новых границах на ближайшие три года должны стать разработка и реализация финансовых, бюджетных, ценовых, логистических и других соответствующих экономических инструментов, способных обеспечить минимизацию влияния санкционных угроз на развитие отечественной экономики и социальных структур поддержки населения на федеральном и субфедеральном уровнях [12; 24].

С целью единой трактовки определения мониторинга в контексте экономической безопасности введем следующее понятие. Мониторинг – это наблюдение по выбранным и (или) установленным показателям – индикаторам экономической безопасности их взаимодействие между собой и установление своеобразной системы прямых и обратных связей, который применяется для обоснования управленческих решений по обеспечению экономической безопасности [20; 46]. Мониторинг показателей экономической безопасности позволяет дать оценку сложившейся экономической ситуации, и спрогнозировать развитие негативных событий, угроз и вызовов для их предотвращения.

Среди многочисленных показателей мониторинга экономической безопасности в настоящем исследовании обратимся к ценовым и сопряженным показателям, взаимосвязанных и взаимодействующих друг с другом. Цены являются ведущим показателем среди многочисленных экономических показателей – индикаторов экономической безопасности. Основным официальным поставщиком информации по надзору за ценами являются статистические органы, которые собирают и публикуют информацию по 40 показателям экономической безопасности, 16 из которых связаны с ценами и тарифами. Кроме того, информацию по ценам формируют государственные таможенные, налоговые, сельскохозяйственные, и др. службы, а также и некоммерческие и коммерческие организации, отслеживая цены на продовольственные и непродовольственные товары и услуги в предприятиях оптовой, розничной торговли, бытовой и коммунальной сферы.

Другим источником информации для мониторинга цен являются прогнозно-экономические и финансово-бюджетные показатели доходов, расходов и потребления населения, которые используются для расчета индекса потребительских цен и инфляции [19; 21]. Мониторинг цен служит основой для измерения стоимости жизни, расчета минимальной заработной платы и пенсий, расчета льгот, получаемых малообеспеченными семьями и другими категориями граждан.

Рассмотрим, как проходит мониторинг отдельных показателей по индикаторам экономической безопасности. К числу наиболее значимых показателей, индикаторов социально-экономической безопасности относятся цены на продовольственные и непродовольственные товары, услуги и инфляция, которые измеряются уровнем потребительских цен. Кроме того, именно эти показатели, их динамика роста и снижения вызывают наибольшее беспокойство у значительной части населения во всех социальных опросах. Так, высокий уровень цен, сказывается на ограничение приобретаемых товаров повседневного спроса и особенно при ограниченном уровне доходов, нарушая баланс социальной стабильности, приводя к усилению социального неравенства между разными децильными группами [22].

Для успешного функционирования экономической системы мониторинга в РФ необходимо совершенствование нормативных документов стратегического планирования, которые должны формироваться на соблюдении национальных интересов, в частности, быть направленными на экономический рост страны. Одной из оценок экономического роста может служить мониторинг, который, при условии должного контроля со стороны независимых уполномоченных органов от проводимых наблюдений заинтересованных организаций должен представлять Правительству РФ достоверный материал для обеспечения прогноза индикативных показателей [15], и принятия своевременных решений при угрозе экономической безопасности.

Предлагается создать институты, способные оперативно контролировать всю систему безопасности, выявлять и актуализировать основные факторы, негативно влияющие на эту систему, а также, разрабатывать современные методы повышения эффективности, которые должны базироваться на законах и осуществляться на законных основаниях с учетом расходов на их реализацию, предусмотренных бюджетом.

***

В ходе дискуссий по докладам секции участники конференции пришли к выводу, что использование только методов бюджетно-финансового регулирования в условиях ужесточения внешнего санкционного давления, следует считать недостаточной при парировании новых рисков и угроз. В связи с чем, в условиях роста социально-экономической неопределенности, имеющихся демографических проблем и миграционного оттока высококвалифицированных специалистов усугубляются проблемы дефицита трудовых ресурсов, повышения среднего возраста населения. В этой связи остро встает вопрос необходимости повышения качества жизни, снижения уровня бедности российских граждан – базовых условий для создания и благосостояния семьи, увеличения рождаемости и воспроизводства населения. Стратегическими приоритетами экономической безопасности, отраженные в докладах следует считать денежно-кредитную, банковскую, ценовую, налоговую политики, применение и реализацию новых технологий, в том числе с использованием искусственного интеллекта и квантовой криптографии.

По завершении работы секции участниками были представлены предложения для включения в итоговую Резолюцию работы Всероссийской научно-практической конференции «VIII Сенчаговские чтения».


Источники:

1. «Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 31.07.1998 N 146-ФЗ (ред. от 23.03.2024). [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19671/d03926665a6af (дата обращения: 27.03.2024).
2. Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2024 г. № 309 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года и на перспективу до 2036 года». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_475991/?ysclid=lxf9rtceu (дата обращения: 12.05.2024).
3. Распоряжение Правительства РФ от 10.02.2021 N 296-р (ред. от 11.08.2022) «Об утверждении перечня показателей в сфере обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_377034/ (дата обращения: 23.06.2024).
4. Аржаев Ф. И., Андрюхин В. Ю., Сапрынская Д. В. Теоретические основы моделирования системной бедности на примере Центральной Азии // Вестник МГИМО. – 2022. – № 15(6). – c. 86-111.
5. Булетова Н. Е. Эколого-экономическая безопасности конкурентоспособность территории // Российское предпринимательство. – 2012. – № 22(220). – c. 23-31.
6. Булетова Н. Е., Горелова И. В. О роли базовых понятий российского законодательства в разработке и осуществлении региональных стратегий // Право и экономика. – 2013. – № 7(305). – c. 12-17.
7. Булетова Н. Е. Совершенствование диагностики состояния региональной эколого-экономической системы // Экономика, предпринимательство и право. – 2013. – № 1(18). – c. 3-25.
8. Городецкий А. Е., Караваева И. В. Экономическая безопасность России: теоретическое обоснование и методы регулирования. / Монография. - М.: Институт экономики РАН, 2023. – 361 c.
9. Демографическая яма. Сокращение населения России бьет по рынку труда. [Электронный ресурс]. URL: https://www.finam.ru/ (дата обращения: 04.05.2024).
10. Жиряева Е.В. Классификация показателей продовольственной безопасности и оценка их значения для политики Российской Федерации // Управленческое консультирование. – 2020. – № 12. – c. 49–67.
11. Фриц D., Натараян Р., Аренков И.А. Инновации маркетинговых моделей российских компаний в эпоху диджитал трансформации. / Коллективная монография. - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный экономический университет, 2018. – 277 c.
12. Казанцев С. В. Оценка влияния экономического спада и антироссийских санкций на регионы РФ // Эко. – 2016. – № 5(503). – c. 55-70.
13. Как старение населения повлияет на экономику России. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/ (дата обращения: 04.06.24).
14. Караваева И. В. Отечественная налоговая политика в условиях бюджетного дефицита // Финансы. – 2010. – № 1. – c. 23-27.
15. Караваева И. В. Оптимальное налогообложение: теория и история вопроса. / монография. - Москва: Анкил, 2011. – 284 c.
16. Караваева И.В., Лев М.Ю. Экономическая безопасность: технологический суверенитет в системе экономической безопасности в современной России // Экономическая безопасность. – 2023. – № 3. – c. 905-924. – doi: 10.18334/ecsec.6.3.118475.
17. Кащеева Д. Н., Гаврилова А. Д., Мамаева Л. Н. Анализ рынка труда в России // Молодые экономисты – будущему России: Материалы ХV Международной научно-практической конференции студентов и молодых учёных, Ставрополь, 06–08 декабря 2023 года. – Ставрополь: Общество с ограниченной ответственностью «СЕКВОЙЯ». Ставрополь, 2023. – c. 281-284.
18. Лапаев Д.Н. Безопасность регионов Приволжского федерального округа в экономико-инновационном аспекте // Экономическая безопасность. – 2023. – № 1. – c. 291-314. – doi: 10.18334/ecsec.6.1.117300.
19. Лев М. Ю. Современные ценовые тренды экономической безопасности мобилизационной экономики. - Москва: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К", 2023. – 86 c.
20. Лев М.Ю. Особенности реализации государственной ценовой политики: социально-экономический аспект // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 5. – c. 139-149.
21. Лев М. Ю., Казанцев С.В. Цены, инфляция и безопасность общества. - Москва: ООО "Первое экономическое издательство", 2024. – 230 c.
22. Лев М. Ю. Цена социально-экономического развития в целях экономической безопасности России в условиях формирования бюджетной политики // Вестник Академии. – 2016. – № 3. – c. 35-45.
23. Лев М.Ю. О возрастании значимости исследований национальной безопасности в современной экономической науке // Экономическая безопасность. – 2022. – № 1. – c. 303-338. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114415.
24. Лев М. Ю., Лещенко Ю.Г. Движущие силы антироссийской коалиции: проблемы современной международной безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 749-774.
25. Лещенко Ю.Г. Квантовая верификация финансовой системы в целях безопасности // Экономическая безопасность. – 2024. – № 3. – c. 535-558. – doi: 10.18334/ecsec.7.3.120696.
26. Медведкова А. И. Демографическая проблема в России // Научные высказывания. – 2023. – № 9(33). – c. 87-89.
27. Минаков А. В. Иванова Л. Н. Оценка угроз в демографической сфере и их влияние на экономическую безопасность страны // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 7-1. – c. 52-60. – doi: 10.17513/vaael.1780.
28. Митяков Е. С., Митяков С. Н. Сравнительный анализ подходов к вычислению обобщенного индекса экономической безопасности России // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 3. – c. 307.
29. Михайлова М. С., Мамаева Л. Н. Влияние ключевой ставки на инфляцию в России // Молодые экономисты – будущему России: Материалы ХV Международной научно-практической конференции студентов и молодых учёных, Ставрополь, 06–08 декабря 2023 года. – Ставрополь: Общество с ограниченной ответственностью «СЕКВОЙЯ». Ставрополь, 2023. – c. 394-396.
30. Мкртчян Н. В. Внутренняя миграция в России в 2010-е гг. – макрорегиональные особенности // Демографическое обозрение. – 2023. – № 10(3). – c. 21-42.
31. Митяков С.Н., Лапаев Д.Н., Митяков Е.С., Ладынин А.И. Мониторинг научно-технологической безопасности регионов России: многокритериальный анализ // Инновации. – 2022. – № 3(281). – c. 18-25. – doi: 10.26310/2071-3010.2022.281.3.003.
32. Майбуров И. А., Адвокатов А. С., Андриенко О. В. Налоговая политика Российской Федерации в контексте целей устойчивого развития. - Москва: ООО «Издательство «Юнити-Дана», 2023. – 360 c.
33. Майбуров И. А., Иванов Ю.Б., Агарков Г. А. Налоговые реформы. Теория и практика. / Монография для магистрантов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». - Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. – 462 c.
34. Осипова Н. Г. Социальное неравенство в современном мире // Вестник Московского университета. Серия 18: Социология и политология. – 2019. – № 25(4). – c. 124-153.
35. Караваева И.В., Быковская Ю.В., Казанцев С.В., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Оценка прогнозно-экономических показателей Российской Федерации в период частичной мобилизации // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 10. – c. 2655-2676. – doi: 10.18334/epp.12.10.116423.
36. Стуль М., Смагулова Ш. А., Ермуханбетова А. Е. Проблемы экономической безопасности: новые решения в условиях ключевых трендов экономического развития. / Министерство науки и высшего образования Российской Федерации; Южно-Уральский государственный университет, Кафедра «Экономическая безопасность». - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2020. – 461 c.
37. Акулов Д. В., Амиров Т. Ф., Антонюк В. С. Проблемы экономической безопасности: поиск эффективных решений. - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2017. – 269 c.
38. Пугачев А. А. Налоговое стимулирование инновационной активности: возможности, приоритеты и региональные особенности // Инновационное развитие экономики. – 2019. – № 5-1(53). – c. 87-92.
39. Пугачев А. А. Потенциал налогового воздействия на экономическое неравенство граждан в России // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2024. – № 1. – c. 142-158.
40. Валентей С. Д., Белозерова С. М., Бушмин Е. В. Реиндустриализация экономики России или продолжение либерального курса? // Федерализм. – 2015. – № 1(77). – c. 7-56.
41. Руденко М.Н. Региональные различия как угроза экономической безопасности Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2022. – № 2. – c. 491-510. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114555.
42. Свидетельство о государственной регистрации базы данных № 2023623700 Российская Федерация. «Возможности налогов в сглаживании экономического неравенства»: мультимедийная лекция по курсу «Государственный налоговый менеджмент»: № 2023623512: заявл. 26.10.2023: опубл. 01.11.2023 / А. А. Пугачев; заявитель Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»
43. Сушкова И. А. Механизм неоиндустриализации: методология обоснования // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Экономика. Управление. Право. – 2013. – № 4-2. – c. 656-661.
44. Сушкова И. А. Стратегическое управление как способ реализации политики неоиндустриализации России // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – 2015. – № 2(56). – c. 16-20.
45. Сушкова И. А., Мамаева Л. Н. Искусственный интеллект в экономике и системе экономической безопасности // Вестник Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова. – 2023. – № 4(130). – c. 44-53.
46. Руденко М.Н., Чернявский С.В., Аликина Е.Б., Иванова О.Г. Теоретические аспекты экономической безопасности: критерии и индикаторы // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2019. – № 48. – c. 38-49. – doi: 10.17223/19988648/48/4.
47. Майбуров И. А., Адвокатова А. С., Алиев Н. К. Теория и прагматика преференциального налогообложения физических лиц. / монография для магистрантов, обучающихся по программам направлений «Экономика», «Государственный аудит» и «Финансы и кредит». - Москва: ООО «Издательство «Юнити-Дана», 2024. – 232 c.
48. Турко В., Турко В. Анализ инновационного развития методом динамического норматива // Наука и инновации. – 2019. – № 3(193). – c. 31-38.
49. Караваева И.В., Казанцев С.В., Лев М.Ю., Коломиец А.Г., Быковская Ю.В., Шафранская А.М. Федеральный бюджет Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024–2025 годов в условиях частично мобилизационной экономики // Экономическая безопасность. – 2023. – № 1. – c. 11-50. – doi: 10.18334/ecsec.6.1.117468.
50. Шашилова С.А. Сущность обеспечения налоговой безопасности Российской Федерации // Инновационное развитие экономики. – 2020. – № 6(60). – c. 383-388.
51. Шестакова Е. Е. Феномен активного старения и задачи развития долговременного социального обслуживания // Государственное управление в новых геополитических и геоэкономических условиях: Материалы XIX Международной конференции, Москва, 05–09 декабря 2022 года. – Москва: «КДУ», «Добросвет». Москва, 2023. – c. 167-173.
52. Шестакова Е. Е. Современные направления реформирования пенсионных систем // Вопросы теоретической экономики. – 2024. – № 1(22). – c. 65-78. – doi: 10.52342/2587-7666VTE_2024_1_65_78.
53. Митяков С. Н., Лапаев Д. Н., Митяков Е. С. Экономическая безопасность регионов России. / монография / 3-е издание, переработанное и дополненное. - Нижний Новгород: Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева, 2019. – 299 c.
54. Global Food Security Index (GFSI). [Электронный ресурс]. URL: https://impact.economist.com/sustainability/project/food-security-index/ (дата обращения: 20.06.2024).
55. Майбуров И. А., Иванов Ю. Б., Агарков Г. А. Налоговые реформы. Теория и практика. / Монография для магистрантов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». - Москва: Юнити-Дана, 2015. – 462 c.

Страница обновлена: 06.07.2024 в 16:17:02