Достойный труд в условиях цифровизации экономики и общества

Янченко Е.В.1
1 Саратовский государственный технический университет им. Гагарина Ю.А.

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 11, Номер 6 (Июнь 2024)

Цитировать:
Янченко Е.В. Достойный труд в условиях цифровизации экономики и общества // Экономика труда. – 2024. – Том 11. – № 6. – doi: 10.18334/et.11.6.121197.

Аннотация:
Раскрываются теоретические основы и анализируются связи между компонентами достойного труда и цифровизацией экономики и общества. Понятие достойного труда предлагается уточнить введением цифровой компоненты. Выявлены современные тенденции развития, определяющие выбор критериев и стандартов достойного труда. С помощью корреляционного анализа обоснованы статистически значимых взаимосвязи показателей достойного труда, уровня развития информационно-коммуникативных технологий и национального производства. В заключении приводятся рекомендации по совершенствованию стандартов достойного труда и направления дальнейшего исследования.

Ключевые слова: достойный труд; цифровизация; цифровая трансформация; информационно-коммуникативные технологии; цели устойчивого развития

JEL-классификация: E24; J31; D63; О47



Введение

В настоящее время Организацией объединенных наций (ООН) разработаны и реализуются 17 амбициозных целей глобального развития (ЦУР), направленные на поддержание стабильности и создание условий для долгосрочной социально-экономической устойчивости. Учитывая роль труда как фактора общественного производства, источника материальных и интеллектуальных ценностей, цель №8 концептуально связывает достойную работу и экономический рост. Экономический рост позволяет удовлетворить все возрастающие потребности населения планеты, однако обусловливает неравномерный доступ к рабочим местам, экономическим благам, неравенство доходов, и не только в развивающихся, но и в развитых странах. В 2023 году, согласно данным Международной организации труда (МОТ), безработным являлся 5,1 % экономически активного населения: 4,5 % – в странах с высоким уровнем и 5,7 % – в странах с низким уровнем национального дохода [1]. Растущему трудоспособному населению ежегодно требуются десятки миллионов новых рабочих мест. Нехватка рабочих мест в 2023 г. составила 8,2% – в развитых и 20,5 % – в развивающихся странах. 2 млрд человек по всему миру заняты в неформальном секторе на условиях негарантированной занятости в отсутствии какой-либо социальной защиты [2]. Постановкой восьмой цели устойчивого развития ООН декларирует необходимость содействия экономическому росту, занятости и достойной работе в безопасных и «надежных условиях труда», сокращению нестандартных ее форм.

Данная цель базируется на более ранней концепции Международной организации труда (МОТ, 1999), которая привлекла внимание общественности к качеству занятости, социальной защиты, безопасности и удовлетворенности условиями труда со стороны работника. Достойным является труд продуктивный, качественный, без дискриминации в условиях свободы, равенства, безопасности и человеческого достоинства [3]. Акцент в исследованиях смещается с одновекторной количественной цели (занятость –безработица) к многовекторной, связанной с качественной оценкой рабочих мест, потребительских возможностей трудового дохода, реализацией человеческого потенциала (достойная заработная плата, социальная защита, удовлетворенность трудом и т.п.).

Обращение к проблеме достойного труда как в научной литературе, так и в повестке международных организаций связано с четвертой промышленной революцией, ускорением темпов автоматизации, цифровизации и появлением новых рисков не только технологического, экологического, но и социального характера, непосредственно затрагивающих трудовую сферу [4].

Цифровизация бросает вызов основам бизнеса, меняет способы работы людей во всем мире, влияет на организацию рабочих мест, формы занятости [5], режим работы и характер решаемых задач. Ожидается, что цифровая трансформация повысит производительность труда, способствуя расширению спроса на персонализированные продукты и услуги, упрощению труда и снижению его физической тяжести для работника. Применение искусственного интеллекта (ИИ) на рабочем месте, интернета вещей или промышленного интернета, приведет к актуализации более автономных методов работы [6].

В литературе отсутствует единое мнение по поводу того, в какой степени развитие новых форм трудовых отношений, автономии и усиление ответственности работников повлияет на качественные аспекты занятости. С одной стороны – рост гибкости производства, самостоятельности при принятии решений, результативности [7], удовлетворенности работой и приверженности организации. С другой стороны – замещение живого труда машинным. В исследовании Фрея К. и Осборна М. о влиянии автоматизации на занятость и заработную плату выявлены виды деятельности, в наибольшей степени подверженные рискам автоматизации и угрозе безработицы (транспортная, логистическая, офисная и административная работа) [8]. По прогнозу 2023 года Всемирного банка, в течение последующих 5 лет распространение ИИ негативно скажется на 14 млн рабочих мест в основном с низкой квалификацией [9]. О высоких рисках безработицы в результате технологических изменений упоминается во многих источниках (например: [10]). Особенно уязвимыми в этом отношении окажутся работники-инвалиды [11], и это прямо противоречит восьмой ЦУР ООН.

Некоторые ученые считают, что цифровые технологии в действии больше влияют на характер решаемых задач, а не на организацию рабочих мест. Не приводя к быстрому сокращению рабочих мест или профессий, новые технологии обусловливают изменение ценности человеческого капитала, что отражается в заработной плате и условиях труда. Создаются предпосылки для вытеснения работников при решении рутинных задач, связанных со стандартной обработкой и анализом информации, в частности, больших данных. Однако потенциал новых технологий ограничен в задачах, требующих нешаблонного мышления и принятия интуитивного решения, что приводит к поляризации рынка труда по критерию оплаты и условий работы [12].

Ряд авторов, избравших в качестве предмета исследования сферу труда в условиях цифровой трансформации экономики, отмечают тенденции усиления незащищенности, нервно-психологических нагрузок, «давления» в практике управления трудом [13]. Возникает идея о том, что цифровизация, с одной стороны, повышает эффективность работы, а с другой стороны, может снизить вовлеченность сотрудников и ослабить реляционные аспекты институционального контракта. Лукичёвым П.М. и Чекмаревым О.П. при сравнении преимуществ, рисков и угроз, вызываемых современными технологиями, делается вывод о недоказанности прямого их влияния на уровень национального развития [14].

Создается запрос на исследование влияния технологического прогресса, основанного на цифровизации, на возможности обеспечения достойного труда. Цель данной статьи – изучить теоретические основы и проанализировать связи между компонентами достойного труда и цифровизацией экономики общества.

Научная новизна связана с определением и систематизацией теоретико-методологических основ исследования достойного труда в условиях последнего технологического тренда – цифровизации: уточнением понятия; обоснованием трансформации критериев и стандартов достойного труда под влиянием цифровой компоненты; определением статистически значимых взаимосвязей показателей достойного труда, уровня развития информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) и национального производства.

Концептуальные основы исследования достойного труда

в условиях цифровизации

Цифровизация и последующая за ней цифровая трансформация составляют доминантные тенденции современного социально-экономического развития, способствуя развитию новых бизнес-модели, формированию цифровых экосистем. Отставнова Л.А. отмечает трансформацию в большей или меньшей степени функций, видов деятельности, профессий; рост востребованности цифровых компетенций и навыков работы в цифровых средах, изменение компетентностных моделей [15], требований к уровню ответственности и самостоятельности работника, приводящих к развитию удаленной занятости, гибкости и дерегулирования и т.п. При этом эрозии подвергаются традиционные ценности труда и рабочая этика, представления о достойном характере и качественном производительном труде.

Определения достойного труда приводятся различными авторами, но представляют собой вариации того, как трактует данное понятие МОТ: «обеспечивающий справедливый доход, безопасность на рабочем месте и социальную защиту семей, перспективы для личного развития, социальной интеграции и равенство возможностей» [16, c. 22-23]. Отсюда вытекают сложившиеся стандарты достойного труда:

‒ «достойная заработная плата (минимальный размер оплаты труда – на уровне восстановительного потребительского бюджета);

‒ достойная занятость (полная, стабильная занятость; безопасность и комфорт на рабочем месте, достойное качество жизни как занятого, так и безработного);

‒ эффективная социальная защита (основные социальные стандарты – пенсии, пособия – на уровне минимального размера оплаты труда) и социальное партнерство» [17].

Эволюцию ценностей и представлений о достойном характере труда, обусловленную прогрессом технологического базиса, выражает Декларация столетия МОТ о будущем сферы труда, принятая в 2019 году [18]. На основе анализа возможностей и рисков в связи с цифровизацией в ней определяются направления развития трудовой сферы. Нестабильность доходов и занятости, интенсификация труда и ухудшение морально-психологического благополучия работников апеллируют к модернизации регуляторной системы и стимулированию вложений в человеческий капитал со стороны государства. «Достойный труд является ключом к устойчивому развитию», - говорится в Декларации [18, c. 5].

Концептуальные основы достойного труда дополняют цели устойчивого развития №8 и №9, каждая из которых сформулирована с учетом современных воспроизводственных процессов – необходимости инклюзивного экономического роста, особенно за счет фактора реиндустриализации, внедрения инноваций и достижений научно-технического прогресса (НТП) (рис.1). Цель №17 рассматривает Интернет-технологии как фактор глобального взаимодействия и партнерства между странами [19].

Отдельно МОТ исследуется вопрос обеспечения достойного труда в платформенной экономике, которая носит трансграничный характер [20]. Цифровые платформы предоставляют возможности трудоустройства и достойного заработка, но создают проблемы в области соблюдения прав, социальной защиты, представительства работников и справедливого использования их рабочей силы. Кроме того, в результате цифровизации накапливаются большие объемы персональной информации о сотрудниках, которые могут вызвать угрозы конфиденциальности.

Являясь детерминантой инклюзивного экономического роста, цифровизация определяет возможности достижения стандартов достойного труда. Как «достойный» на современном этапе научно-технического прогресса можно квалифицировать труд, обеспечивающий работнику не только потребление материальных и духовных благ, исходя из восстановительной стоимости его рабочей силы, безопасные условия труда, возможности для саморазвития, обеспеченность в посттрудовом периоде, но и доступ к современным информационно-коммуникативным технологиям (ИКТ), цифровым продуктам и услугам, в том числе государственным (рис.1).

Рис.1. Концептуальные основы формирования стандартов достойного труда в условиях цифровой трансформации

составлено автором

Критерии достойного труда следует скорректировать с учетом фактора устойчивой цифровизации (рис. 2)

Рис.2. Критерии достойного труда с учетом ЦУР

составлено автором

Материалы и методология исследования взаимосвязи достойного труда

и цифровизации

На основе обобщения мнений экспертов в 2008 году МОТ был сформулирован подход к оценке достойного труда, включающий 19 основных, 25 дополнительных показателей и еще 8 переменных, связанных с социально-экономическим контекстом стран.

Типичные показатели, используемые при исследовании достойного труда: доля занятого населения; уровень участия в рабочей силе; уровень несчастных случаев на производстве; производительность труда; средняя заработная плата работающих по найму; коэффициент расходов на социальное обеспечение [21].

Федеральной службой государственного комитета статистики разработана система показателей, определяющих: возможности трудоустройства; продуктивную занятость и заработную плату; продолжительность рабочего времени; равные возможности в труде; безопасность труда, социальную защиту, а также те виды труда, которые должны быть искоренены. Индикаторы достойного труда определены, согласно данным Росстата [22], а также статистике, представленной Департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН [23].

Модернизированные индикаторы достойного труда представлены в рамках ЦУР №8 ООН. В настоящее время единственный из них индикатор, отражающий связь с цифровизацией, - 8.10.2 (доля населения, пользующегося услугами финансовых учреждений онлайн) [19, c. 13/31].

Количественную взаимосвязь отдельных показателей достойного труда и валового внутреннего продукта (ВВП) в условиях цифровой трансформации, а также развития информационно-коммуникативных технологий оценивалась методом стандартного корреляционно-регрессионного анализа MS Excel.

Для анализа влияния фактора цифровизации использовался индекс цифрового качества жизни (ИЦКЖ), рассчитываемый как среднее арифметическое взвешенное из 4-х показателей: доступности интернета, качество интернета, наличия электронной инфраструктуры; уровня кибер-безопасности; развития электронного правительства [24].

Анализ компонент достойного труда

Высокие доходы на душу населения обеспечивают потенциально благополучный уровень жизни, более полное удовлетворение потребностей, в том числе в социальных благах. Рост ВВП на душу населения в текущих ценах в нашей стране составил в 2019 - 2023 гг. 158 %. Однако показателем выполнения ЦУР №8 является темп роста реального ВВП как характеристика экономических возможностей населения. С 2020 г. по 2023 г. средние темпы роста были на уровне 1,15 %. (рис. 3).

Рис. 3. Валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения [25]

Рост реального ВВП на душу населения после преодоления COVID-кризиса в 2020 г. объясняется, помимо прочего, использованием инклюзивных возможностей экономики, эффективными мерами государственного макроэкономического регулирования (социальная поддержка, политика занятости, структурная политика в отношении малого и среднего бизнеса). При этом, согласно статистике ООН, темпы прироста ВВП в расчете на одного занятого сократился в нашей стране с 6,3 % до -3,2% (2000 – 2022 гг.) [23].

Доход на душу населения коррелируется со среднемесячной заработной платой: отмечается позитивная тенденция роста соотношения средней заработной платы и прожиточного минимума: с 3,7 в 2010 г. до 5,1 в 2023 г. (рис. 4). Разрыв свидетельствует о расширении потребительских возможностей и приближении уровня заработной платы к достойному с точки зрения современных потребительских стандартов уровню. Минимальный размер оплаты труда (МРОТ), по решению правительства, с 1.05.2018 привязан к прожиточному минимуму трудоспособных граждан, и с 2019 года начинает превосходить среднюю по всем категориям населения величину, что свидетельствует о приближении к стандартам достойного труда в части заработной платы.

Рис.4. Соотношение среднемесячной начисленной заработной платы и прожиточного минимума [26], [27]

Достойный уровень социальной защиты находится в зависимости от величины государственных расходов, поэтому доля государственных расходов в ВВП представляется детерминантой достойного труда и фактором инклюзивного экономического роста в целом. Посредством социальных выплат, реализации социальных программ, ассигнований на производство общественных благ поддерживается уровень совокупного спроса, который соответствует равновесному ВВП. Государственные социальные расходы определяют финансовые возможны по реализации как активной, так и пассивной политики занятости, а также социального обеспечения c ориентацией на достижение полной занятости, снижение уровня бедности и поддержание достаточного для производства неинфляционного ВВП уровня потребления. На сегодняшний день уровень нищеты, рассчитанный по международным критериям, в России = 0 %. Если в 2000 году доля работников и членов их семей, проживающих менее, чем на 1,9 доллара в сутки, составляла в нашей стране 0,9 %, то в 2022 году таковых не обнаруживается вовсе. [23]. Постепенно падает и процент трудящихся, живущих за чертой бедности: с 29% в 2000 г. до 12,1 в 2022 году [23], что корреспондирует c темпами роста доходов. Если считать бедными тех работников, у которых доходы на члена семьи ниже прожиточного минимума, то наблюдается устойчивая тенденция сокращения данной находящейся вне стандартов достойного труда категории: с 13,1% в 2011 г. до 4,6 % в 2021 г. Доля занятых, чья заработная плата не превышает двух третей медианного почасового заработка упала с 28,8 % в 2011 г. до 25,4% в 2021 г. (рис. 5). Тенденция позитивная, однако сам факт наличия такой категории не соответствует стандартам достойной занятости.

Рис. 5. Заработная плата и доля социальных расходов в ВВП, % [22]

Структура занятости, система социального страхования и возможности по производству общественных благ во многом зависят от государственных расходов на социальную политику (рис.3). Их величина нестабильна, но имеет косвенное влияние как на долю работающих бедных, так и на работников, чей заработок ниже 2/3 медианного. Наиболее тесная связь установлена Бабенко И.В. между ВВП и долей государственных расходов на социальные нужды (коэффициент корреляции = 0,87) [17, с.72].

В условиях роста ВВП уменьшается доля молодежи, которая не учится и не работает. Параллельно повышается уровень неформальной занятости (рис. 6).

Рис. 6. Некоторые характеристики рынка труда [22]

Негативная динамика наблюдается в отношении производственного травматизма со смертельным исходом в 2021 году: рост с 4,5 до 6 случаев на 100000 работающих, с последующим снижением до 5,3 человек в 2022 году. При этом уровень производственного травматизма с несмертельным исходом сократился за последнее десятилетие (2010-2020 гг.), составив в 2022 г. 96 человек на 1000000 работающих (рис. 7)

Рис. 7. Безопасность на работе [22]

Корреляционный анализ взаимосвязи темпов роста реального ВВП (2011 – 2022 гг.) в расчете на душу населения и компонент достойного труда позволил получить следующие результаты (в таблице 1 представлены те переменные, для которых обнаружена статистически значимая связь).

Таблица 1 - Результаты корреляционного анализа связи показателей достойного труда и темпов экономического роста

Индикаторы достойного труда (показатель выполнения ЦУР №8)
Темпы роста реального ВВП на душу населения (8.1.1)
Коэффициент корреляции
Оценка силы связи (0,3 – 0,5 – слабая; 0,5 -0,7 – средняя; свыше 0,7 – сильная)
Положительная связь
Отрицательная связь
Темпы роста производительности труда (8.2.1)
0,537

средняя
Темпы роста производительности труда в отрасли информации и связи
0,532

Доля неформальной занятости в несельскохозяйственном секторе, % (8.3.1)

-0,39
слабая
Доля неформальной занятости среди женщин

-0,475
Уровень безработицы, % (8.5.2)
0,325

Уровень безработицы среди женщин, %
0,41

Доля детей, занятых в опасных условиях, среди лиц в возрасте 5-17 лет, % (8.7.1)

-0,3981
Уровень производственного травматизма со смертельным исходом (на 100000 работающих), чел. (8.8.1)
0,326

Уровень производственного травматизма с несмертельным исходом (на 100000 работающих), чел. (8.8.1)
0,316

Количество потерянных рабочих дней в случае временной нетрудоспособности на одного пострадавшего

-0,464
Доля населения, получающего пенсии (страховые пенсии), %

-0,478
Доля заработной платы в ВВП, %

-0,62
средняя
Источник: расчеты автора по данным Росстата [22]

Рост реального ВВП на душу населения сопровождается увеличением производительности труда как в целом по экономике, так и по такому виду деятельности, как «информация и связь»; уровня безработицы, особенно среди женщин; уровня производственного травматизма. При этом снижаются такие отрицательные характеристики достойного труда, как неформальная занятость, особенно среди женщин; доля детей, занятых на опасных производствах; количество дней временной нетрудоспособности; доля населения, получающего страховые пенсии. Наиболее тесная отрицательная связь обнаружена между темпами роста реального ВВП на душу населения и долей заработной платы в ВВП, что может объясняться ростом доли иных факторных доходов (прибыль, рента и т.п.) в условиях экономического подъема или их снижением в условиях спада. Такие факторные доходы, как прибыль, процент и доходы от собственности, отличаются более высокой эластичностью к экономической конъюнктуре, нежели заработная плата.

О развитии цифровизации в обществе можно судить по индексу цифрового качества жизни (ИЦКЖ). Он отражает трансформацию экономического базиса, обеспечение условий для достойного труда. Согласно данным международного агентства Statista, качество цифровой жизни в нашей стране падает: с 0,57 в 2020 году до 0,51 в 2023. Основной фактор падения - ухудшение условий доступа в Интернет [24]. Индекс цифровизации экономики и общества (ИЦЭО), по оценке НИУ ВШЭ, составил 0,48, что в 1,5 раза ниже, чем в странах Евросоюза, где он равен 0,74 [28].

Связь цифровой компоненты роста и индикаторов достойного труда оценим по предоставляемым Росстатом показателям развития ИКТ. В таблицу включены только те показатели, по которым получена статистически значимая сильная или средняя по силе связь (табл.3).

Таблица 3 - Результаты корреляционного анализа связи показателей достойного труда и показателей развития ИКТ

Индикаторы достойного труда (показатель выполнения ЦУР №8)
Доступ к Интернет
Использование широкополосного Интернета
Коэффициент корреляции
Оценка силы связи
Коэффициент корреляции
Оценка силы связи
Положительная связь
Отрицательная связь
Положительная связь
Отрицательная связь
Доля молодежи (в возрасте от 15 до 24 лет), которая не учится, не работает и не приобретает профессиональных навыков, % (8.6.1)

-0,76
сильная

-0,742
сильная
Доля неформальной занятости, % (8.3.1)
0,43

средняя
0,5

средняя
Уровень безработицы, % (8.5.2)

-0,63
средняя

-0,62
средняя
Уровень безработицы среди мужчин, %

-0,75
сильная

-0,73
сильная
Работающие бедные, %

-0,66
средняя

-0,7
сильная
Сегрегация в видах занятий (профессий) по половому признаку

-0,86
сильная

-0,85
Уровень производственного травматизма со смертельным исходом (на 100000 работающих), чел. (8.8.1)

-0,72
сильная

-0,77
Уровень производственного травматизма с несмертельным исходом (на 100000 работающих), чел. (8.8.1)

-0,94
сильная

-0,96
Доля населения, использующего собственный банковский счет, % (8.10.2)
0,86

0,88

Расходы на здравоохранение, финансируемые не за счёт личных средств домашних хозяйств, %

-0,81
сильная

-0,83
сильная
Доля населения, получающего пенсии (страховые пенсии), %

-0,58
средняя

-0,5
средняя
Доля заработной платы в ВВП, %

-0,82
сильная

-0,77
сильная
Доля занятых в сельском хозяйстве, %

-0,82

-0,85
Доля занятых в промышленности, %

-0,96

-0,96
Доля занятых в сфере услуг, %
0,92

0,93

Соотношение средней заработной платы и прожиточного минимума
0,8

сильная
0,74

сильная
Источник: расчеты автора по данным Росстата [22]

С развитием ИКТ как технологического базиса цифровизации сокращается: уровень безработицы; доля молодежи (в возрасте от 15 до 24 лет), которая не учится, не работает; доля работающих бедных; уровень производственного травматизма, сегрегации; расходы на здравоохранение за счет личных средств домохозяйств. При этом растет доля неформальной занятости; доля населения, использующего банковский счет онлайн. Анализ отражает изменение структуры занятости в пользу роста сферы услуг по мере развития ИКТ. Полученные коэффициенты корреляции показывают, что сокращение доли занятых в сельском хозяйстве в 82% случаев можно связать с тенденциями развития ИКТ, а в промышленности – в 96% случаев. Структура занятости не является компонентой достойного труда, хотя расширение сферы услуг сглаживает некоторые негативные проявления, такие как производственный травматизм, но при этом усиливает риски неформальной (неоформленной) занятости или сложности интеграции работников и построения социального диалога с работодателем.

Заключение

Цифровизация и последующая за ней цифровая трансформация экономики и общества способствует созданию условий для достойного труда, поскольку является фактором экономического роста. Теоретической основой проведенного исследования служат концепция Достойного труда МОТ, цели устойчивого развития ООН, национальные проекты и программы, поддерживающие развитие цифровой инфраструктуры, обеспечивающие доступность цифровых продуктов и услуг, развитие автоматизированных и трудосберегающих технологий. Цифровизация не только способствует росту производительности труда, но и снижению трудоемкости выпуска.

Корреляционный анализ данных за последние 12 лет позволил выявить наличие слабой обратной связи темпов роста реального ВВП на душу населения с такими важными компонентами достойного труда как неформальная занятость, количество дней временной нетрудоспособности, однако показал рост уровня безработицы, уровня производственного травматизма. Более тесная связь и влияние на большинство индикаторов достойного труда обнаружено с показателями развития ИКТ.

Экономический рост на основе цифровизации сопровождается в нашей стране повышением как прожиточного минимума и средней заработной платы, так и соотношения между ними, что свидетельствует о продвижении в направлении достижения достойной заработной платы в стране. Государство обеспечивает социальный стандарт соответствия минимального размера оплаты труда прожиточному минимуму трудоспособного населения, но пока не достигнут такой стандарт достойного труда, предложенный Федерацией независимых профсоюзов России, как соответствие МРОТ восстановительному потребительскому бюджету, возрастающему по мере развития общества и усложнению современных норм потребления. Стандарты достойного труда следует скорректировать с учетом проникновения цифровых инструментов в различные сферы жизнедеятельности общества, в том числе, трудовую, например, через повышение качества цифровой жизни и доведения ИЦКЖ до уровня среднего по Европейскому союзу.

Дальнейшие исследования предполагается проводить в направлении количественной оценки индекса достойного труда, влияния на него цифровой трансформации, а также возможностей по корректировке стандартов достойного труда.


Источники:

1. Глобальный уровень безработицы в 2023 году составил 5,1%. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/19700489?ysclid=lu9ylfb2iu457264328 (дата обращения: 02.06.2024).
2. Доклад о целях в области устойчивого развития. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/19700489?ysclid=lu9ylfb2iu457264328 (дата обращения: 02.06.2024).
3. Decent work: report of the Director-General. International Labour Office. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ilo.org/public/english/standards/relm/ilc/ilc87/rep-i.htm (дата обращения: 02.06.2024).
4. Городнова Н.В. Оценка и минимизация рисков человека в цифровой среде // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 7. – c. 1977-1994. – doi: 10.18334/epp.12.7.114866.
5. Болик А.В., Сидоров В.А. Цифровая экономика: новые технологии и качественная модификация труда // Бизнес. Образование. Право. – 2022. – № 3(60). – c. 164-168. – doi: 10.25683/VOLBI.2022.60.361.
6. Zhao L., Wu L. How does digital office affect overtime through job autonomy in China? A nonlinear mediating model for the autonomy paradox // Technology in Society. – 2023. – p. 102181. – doi: 10.1016/j.techsoc.2022.102181.
7. Алиев И.М. Влияние цифровой экономики на производительность труда // Экономика труда. – 2021. – № 9. – c. 917-930. – doi: 10.18334/et.8.9.113488.
8. Frey C. Technology at work. The Future of Innovation and Employment. Svdcdn.com. [Электронный ресурс]. URL: https://oms-www.files.svdcdn.com/production/downloads/reports/Citi_GPS_Technology_Work.pdf (дата обращения: 02.06.2024).
9. Future of Jobs 2023: These are the fastest growing and fastest declining jobs. Weforum.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www3.weforum.org/docs/WEF_Future_of_Jobs_2023.pdf (дата обращения: 05.06.2024).
10. Влазнева С.А. Структурная безработица как современная проблема макроэкономического регулирования // Креативная экономика. – 2022. – № 9. – c. 3637-3652. – doi: 10.18334/ce.16.9.116255.
11. Мануйленко Э.В., Попова М.В., Медникова Е.В. Проблемы получения образования и трудоустройства инвалидов в условиях цифровизации экономики // Информатизация в цифровой экономике. – 2024. – № 1. – doi: 10.18334/ide.5.1.120530.
12. Лукичёв П.М., Чекмарев О.П. Вызовы экономики искусственного интеллекта традиционному рынку труда // Вопросы инновационной экономики. – 2023. – № 2. – c. 785-802. – doi: 10.18334/vinec.13.2.118137.
13. Lin X., Lei M., Wang X. How Platform Economic Dependence Leads to Long Working Time: The Role of Work Pressure and Platform HRM Practices // Sustainability. – 2023. – № 15. – p. 12634. – doi: 10.3390/su151612634.
14. Лукичёв П.М., Чекмарев О.П. Долгосрочные риски применения искусственного интеллекта в экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2023. – № 4. – c. 2427-2442. – doi: 10.18334/vinec.13.4.119948.
15. Отставнова Л.А. Влияние цифровой трансформации бизнес-процессов на занятость населения // Социально-экономические проблемы и перспективы развития трудовых отношений в инновационной экономике: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Омск, 2023. – c. 75-81.
16. The ILO at 90: Working for social justice. Ilo.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---dgreports/---dcomm/documents/publication/wcms_101192.pdf (дата обращения: 05.06.2024).
17. Бабенко И.В., Бабенко А.И. Статистическая оценка категории достойного труда в российской и международной практике // Экономика: теория и практика. – 2021. – № 1(61). – c. 68-73.
18. ILO Centenary Declaration for the Future of Work. Ilo. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_norm/---relconf/documents/meetingdocument/wcms_711674.pdf (дата обращения: 05.06.2024).
19. Система глобальных показателей достижения целей в области устойчивого развития и выполнения задач Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Unstats.un.org. [Электронный ресурс]. URL: https://unstats.un.org/sdgs/indicators/Global%20Indicator%20Framework%20after%202020%20review_Rus.pdf (дата обращения: 05.06.2024).
20. МОТ, Decent Work in the Platform Economy: Reference Document for the Meeting of Experts on Decent Work in the Platform Economy, MEDWPE/2022. Himprof.by. [Электронный ресурс]. URL: https://himprof.by/wp-content/uploads/2024/02/%D0%94%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%9C%D0%9E%D0%A2.pdf?ysclid=lucr2rzmak808817217 (дата обращения: 05.06.2024).
21. Чжао С., Круглов Д.В. Эффективность труда и достойный труд в Китае // Экономика труда. – 2023. – № 2. – c. 297-306. – doi: 10.18334/et.10.2.117292.
22. Индикаторы достойного труда. View.officeapps.live.com. [Электронный ресурс]. URL: https://view.officeapps.live.com/op/view.aspx?src=https%3A%2F%2Frosstat.gov.ru%2Fstorage%2Fmediabank%2Find_dtr_2024.xlsx&wdOrigin=BROWSELINK ( (дата обращения: 05.06.2024).
23. SDG Country Profile: Russian Federation. Unstats.un.org. [Электронный ресурс]. URL: https://unstats.un.org/sdgs/dataportal/countryprofiles/RUS#goal-8 (дата обращения: 05.06.2024).
24. DQL Russia. Surfshark.com. [Электронный ресурс]. URL: https://surfshark.com/dql2023?country=RU (дата обращения: 05.06.2024).
25. ВВП на душу населения. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/VVP_na_dushu_s1995-2023.xls (дата обращения: 05.06.2024).
26. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в целом по экономике Российской Федерации в 1991-2024 гг. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/tab1_zpl_03-2024.xlsx (дата обращения: 05.06.2024).
27. Величина прожиточного минимума. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/vpm_RF_kv.xlsx (дата обращения: 05.06.2024).
28. Цифровая экономика: технологии, политика, измерение. Issek.hse.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://issek.hse.ru/analysis/i-desi?ysclid=lx2v6nckpc595328304 (дата обращения: 05.06.2024).

Страница обновлена: 11.06.2024 в 00:00:02