Трансформация занятости в промышленности в условиях цифровизации: предпосылки и направления

Краковская И.Н.1
1 Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева, Россия, Саранск

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 9, Номер 1 (Январь 2022)

Цитировать:
Краковская И.Н. Трансформация занятости в промышленности в условиях цифровизации: предпосылки и направления // Экономика труда. – 2022. – Том 9. – № 1. – С. 97-112. – doi: 10.18334/et.9.1.114006.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48125278
Цитирований: 3 по состоянию на 05.09.2022

Аннотация:
Предметом исследования являются проблемы обеспечения устойчивой занятости. Цель исследования заключается в обосновании предпосылок и концептуальных положений обеспечения устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации экономики. Применение системно-структурного подхода, методов сравнительного анализа, методов классификации, дифференциации, оценки эффективности социально-экономических процессов позволило: определить основные направления влияния Индустрии 4.0 на рынок труда и устойчивость занятости; систематизировать международные и российские инициативы поддержки устойчивой занятости в промышленности; выявить проблемы, направления и возможности обеспечения устойчивой занятости в промышленности России в условиях цифровой трансформации; обосновать необходимость разработки и государственной поддержки программ цифровизации промышленных предприятий с учетом принципов обеспечения устойчивой занятости; предложить концептуальный подход к обеспечению устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации. Результаты исследования могут быть использованы при разработке стратегий и планов перспективного развития промышленных предприятий, формировании прогнозов и программ устойчивого развития промышленности.

Ключевые слова: устойчивая занятость, достойный труд, Индустрия 4.0, цифровая трансформация, промышленность, Цели устойчивого развития ООН, Россия

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П. Огарёва» в рамках научного проекта г/б 18-21 «Устойчивая занятость в промышленности региона в условиях цифровой трансформации экономики».

JEL-классификация: J21, J24, I31



Введение

В настоящее время человечество переживает очередную (четвертую) промышленную революцию, причем, по свидетельству ряда исследователей, она очень быстро перетекает в пятую [1]. До сих пор все инициированные и пережитые человечеством смены технологических укладов и промышленные революции хотя и вызывали серьезные трансформации рынка труда (отмирание одних и появление других отраслей и профессий), но никогда не покушались на главное – на необходимость человеческого труда в принципе. Механизмы упрощали или заменяли физический труд, компьютеры – рутинный интеллектуальный. По мере развития технического прогресса вытеснение простого рутинного труда сначала механизированным, а потом автоматизированным происходило все более активно, проникало во все сферы экономической и общественной жизни. Этот процесс сопровождался непрерывным повышением требований к уровню образования и квалификации человека (как работника, так и потребителя) для создания техники, ее обслуживания и использования в производстве и в быту. Производственные и логистические процессы, развитие компаний, национальных экономик и экономики глобальной требовали роста человеческого капитала. В итоге человеческое общество и экономические системы всех уровней так или иначе всегда адаптировались к новым технологических вызовам. Но никогда еще человек не пытался наделить машину творческими и иными способностями, считавшимися исключительными и неповторимыми свойствами его самого, человека [2] (Krakovskaya, Guskova, 2020). Поэтому сегодня проблемы адаптации к новым вызовам и задачи обеспечения устойчивой занятости приобретают особую актуальность.

В зарубежной и отечественной научной литературе появляется все больше работ, посвященных изучению влияния технологий Индустрии 4.0 на рынок труда, новых форм и видов занятости, новых возможностей дистанционной работы в различных секторах экономики, а также проблем устойчивости занятости. Данные проблемы находят отражение в документах ООН, Международной организации труда, Всемирного экономического форума, национальных концепциях, стратегиях и программах социально-экономического развития стран мира, в том числе Российской Федерации. Перечисленные научные публикации и нормативные документы составили информационную базу представленного в статье исследования.

Методика исследования

Цель исследования заключается в обосновании предпосылок и концептуальных положений обеспечения устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации экономики. Применение системно-структурного подхода, методов сравнительного анализа, методов классификации, дифференциации, оценки эффективности социально-экономических процессов позволило: определить основные направления влияния Индустрии 4.0 на рынок труда и устойчивость занятости; систематизировать международные и российские инициативы поддержки устойчивой занятости в промышленности; выявить проблемы, направления и возможности обеспечения устойчивой занятости в промышленности России в условиях цифровой трансформации; обосновать необходимость разработки и государственной поддержки программ цифровизации промышленных предприятий с учетом принципов обеспечения устойчивой занятости; предложить концептуальный подход к обеспечению устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации.

Полученные результаты

1. Устойчивая занятость: вызовы цифровизации

Термин «Индустрия 4.0», предложенный Немецким исследовательским центром искусственного интеллекта (Deutsche Forschungszentrum für Künstliche Intelligenz) и используемый сегодня как синоним четвертой промышленной революции, впервые был применен в 2011 году [3]. Шесть руководящих принципов Industry 4.0: функциональная совместимость (между киберфизическими системами и людьми), виртуализация (посредством которой киберфизические системы контролируют производство), децентрализация (когда киберфизические системы принимают независимые решения), возможности в реальном времени (для анализа производственных данных), ориентация на обслуживание (предложение индивидуализированных продуктов) и модульность (адаптация к меняющимся требованиям) [4]. Цифровизация, внедрение подключенных устройств, технологий анализа данных и искусственного интеллекта для дальнейшей автоматизации процессов многими специалистами уже рассматриваются как наступившее сегодня. Приоритетом новой промышленной революции является эффективное использование возможностей машин и людей в синергетической среде [5].

В докладе Всемирного экономического форума «Digital Transformation Initiative. In collaboration with Accenture» подчеркивается, что быстро меняющиеся ожидания цифровых клиентов заставляют предприятия «изобретать себя заново», переосмысливая каждый аспект своего бизнеса (бизнес-модели и операционные модели, навыки, показатели успеха). Одним из важнейших последствий и дискуссионных результатов цифровой трансформации является грандиозное видоизменение рынка труда.

Исследователи выделяют следующие направления воздействия Индустрии 4.0 на рынок труда и устойчивость занятости.

1. Цифровая трансформация бизнес-процессов и бизнес-моделей, направленная на повышение производительности труда, приведет к значительному сокращению затрат рабочего времени и, следовательно, высвобождению работников [6] (Szabó-Szentgróti, Végvári, Varga, 2021). Катализатором цифровой трансформации многих сфер экономики выступила пандемия Covid-19, способствовавшая переводу работы в онлайн-формат и выявлению эффективного минимума численности персонала [7, 8] (Bogachenko, 2020). Уже сегодня при существующем уровне технологий, автоматизации потенциально может быть подвергнуто 50% рабочих задач, поэтому в течение следующих 20 лет возможна замена половины нынешней рабочей силы цифровыми технологиями [6, 9–11] (Szabó-Szentgróti, Végvári, Varga, 2021; Manyika, Chui, Miremadi, Bughin, George, Willmott, Dewhurst, 2017; Nedelkoska, Quintini, 2018; Weldon, 2018). Оценки глобальных потерь рабочих мест из-за цифровизации к 2030 году варьируются в широких пределах: от 2 миллионов до 2 миллиардов [12].

2. Цифровая трансформация может стать и источником рабочих мест, правда, пока сложно прогнозировать, в каких отраслях и в каком количестве [12]. Например, в последние годы значительное влияние на занятость оказывают социальные сети, превратившиеся в мощные платформы для продвижения инновационных продуктов и услуг, развития нового бизнеса и онлайн-профессий, создания новых рабочих мест, в первую очередь для молодежи [7] (Bogachenko, 2020). Однако существует опасность того, что замена человеческих рабочих мест технологиями будет происходить быстрее, чем будут создаваться новые рабочие места [6, 13–15] (Szabó-Szentgróti, Végvári, Varga, 2021; Manyika, Chui, Bughin, Dobbs, Bisson, Marrs, 2013; Cseh Papp, Bilan, Dajnoki, 2019; Zemtsov, 2018). А также, что значительная часть высвобождаемых работников (в силу возраста, низкой квалификации, низкой социальной ответственности бизнеса, недостаточной или нерациональной государственной поддержки) окажется не готовой адаптироваться к новым требованиям рынка труда, формируя так называемую экономику незнания [15] (Zemtsov, 2018).

3. Цифровизация, автоматизация, роботизация имеют ряд положительных эффектов, которые, по некоторым оценкам, компенсируют их отрицательное влияние на занятость. Это, во-первых, замена человека в производственных и обслуживающих процессах с тяжелыми, вредными и опасными условиями труда; снижение производственного травматизма; повышение качества труда и удовлетворенности работой [6, 16–19] (Szabó-Szentgróti, Végvári, Varga, 2021; Danaher, 2017; Ghislieri, Molino, Cortese, 2018; Hernandez-de-Menendez, Morales-Menendez, Escobar, McGovern, 2020) . Во-вторых, это возможность привлечения к работе пожилых людей и лиц с ограниченными возможностями здоровья, что для стран с сокращающейся численностью трудоспособного населения (в частности, для Японии) является весомым аргументом в пользу процессов цифровой трансформации и воспринимается как позитивная неотъемлемая составляющая формирования социально ориентированного суперинтеллектуального общества будущего (Society 5.0) [20] (Calimova, Guskova, Krakovskaya, 2021).

2. Международный и российский форматы поддержки устойчивой занятости в промышленности

Современные и ожидаемые перспективные цифровые трансформации экономики и общества могут иметь весьма неоднозначные последствия для не только для занятости, но и для устойчивого развития экономики и общества. Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года (в частности, цель 8 «Достойный труд и экономический рост», цель 9 «Создание устойчивой инфраструктуры, содействие инклюзивной и устойчивой индустриализации и стимулирование инноваций») и Программа достойной работы МОТ (Decent Work Agenda, DWA) тесно взаимосвязаны [21, 22].

Реализации Целей устойчивого развития ООН на период до 2030 года и Программы достойной работы МОТ в России призвана способствовать Программа сотрудничества между Российской Федерацией и Международной организацией труда (МОТ) на 2021–2024 гг. [23]. Программа учитывает ключевые положения таких документов, как стратегическая концепция МОТ по продвижению достойного труда, Декларация столетия МОТ о будущем сферы труда, Декларация МОТ 2008 года о социальной справедливости в целях справедливой глобализации, Доклад Глобальной комиссии по вопросам будущего сферы труда «Работать ради лучшего будущего», итоги Глобального саммита МОТ «COVID-19 и сфера труда». Программа сотрудничества обозначает базовые приоритеты взаимодействия РФ и МОТ на 2021–2024 гг., исходя из Прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года, с целью содействия реализации принципов достойного труда по всем направлениям DWA [22]: стимулирование создания рабочих мест; гарантии трудовых прав; расширение социальной защиты; продвижение социального диалога [21]; совершенствование национальной политики в области занятости; развитие навыков для трудоустройства; внедрение международных трудовых стандартов; предотвращение неприемлемых форм работы; формализация неформальной экономики и привлечение частного сектора к обеспечению достойной занятости за счет содействия устойчивому развитию предприятий [24, 25].

В государственную программу РФ «Содействие занятости населения» включены мероприятия, предусмотренные в рамках национальных проектов «Производительность труда и поддержка занятости», «Образование» и «Цифровая экономика» [26]. В частности, в соответствии с национальным проектом «Производительность труда и поддержка занятости» с 2021 года предприятия могут воспользоваться первыми платформенными решениями цифровой экосистемы, получают помощь Ворлдскиллс по аудиту рабочих мест и профессиональной переподготовке работников [27]. В ходе реализации федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» в рамках национального проекта «Цифровая экономика» ключевые цифровые компетенции должны быть формированы у 40% населения России [28]. Меры по ускорению технологического развития экономики, повышению производительности труда, регулированию занятости, в том числе на основе цифровизации, были предусмотрены также Общенациональным планом действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике, который был реализован в июне 2020 – декабре 2021 гг. для противодействия последствиям пандемии Covid-19 [29].

3. Устойчивая занятость в промышленности России: направления цифровой трансформации и возможности обеспечения

За последние три десятилетия в мировом промышленном секторе не происходит значительного роста занятости (прирост составляет 1,3%), в то время как мировой ВВП за этот период увеличился в шестьдесят раз [6] (Szabó-Szentgróti, Végvári, Varga, 2021). Статистика показывает, что в 2000–2020 годах воздействие на занятость в промышленности экономических и финансовых кризисов было более существенным, чем влияние четвертой промышленной революции. Тем не менее промышленность является тем сектором экономики, на который цифровизация повлияла в наибольшей степени. К 2030 году в глобальном промышленном секторе благодаря цифровизации может исчезнуть до 20 миллионов (8,5%) рабочих мест, причем последствия будут более существенными для менее развитых стран [30] (Lambert, Cone, 2019.

В России доля занятых в промышленности сопоставима с аналогичным показателем в Германии, но производительность труда и уровень автоматизации производственных процессов российских промышленных предприятий остаются значительно более низкими, чем в развитых странах [31] (Karpukhin, 2014). В связи с этим потенциал для цифровизации и роботизации промышленности колоссален. По мнению экспертов, в России доля потенциально подверженных автоматизации рабочих мест достигает 60% для обрабатывающих производств, 51% – для добычи полезных ископаемых, 44% – для производства и распределения электроэнергии, газа и воды [15] (Zemtsov, 2018). По существующим оценкам, плотность роботизации промышленности в Российской Федерации не превышает 3 единиц на 10 тыс. занятых, тогда как средняя плотность роботизации промышленности во всем мире составляет 70 единиц. Мировыми лидерами по плотности роботизации являются Республика Корея (около 500), Япония и Германия (около 300), США (более 160) [32, c. 70]. Также отставание наблюдается по доле станков с числовым программным управлением: в Японии более 90% станков относятся к данному классу, в Германии и США – более 70%, а в России еще 5 лет назад их доля составляла лишь 10% с прогнозом роста до 30% к 2020–2021 гг. [32, c. 70]. По данным Росстата, удельный вес организаций (всех видов деятельности), использующих технологии искусственного интеллекта и Интернета вещей, в 2020 году в РФ составил порядка 4% [33].

Цифровую трансформацию российской промышленности и обеспечение устойчивой занятости в данном секторе экономики страны сдерживают следующие взаимосвязанные факторы [32, c. 68–69, 34] (Salimov, Biryukova, Anikina, 2021):

– исходно низкий уровень автоматизации и инновационной активности многих предприятий, слабая освоенность даже технологий предыдущих поколений;

– недостаточная конкурентоспособность и финансовый потенциал предприятий, их высокая зависимость от кредитов, что в совокупности с дороговизной внедрения новых технологий ограничивает инвестирование в цифровую трансформацию бизнеса;

– недостаточный уровень цифровой грамотности руководства и ведущих специалистов промышленных предприятий, вызывающий недопонимание задач и механизмов проведения цифровой трансформации, несоответствие организационной культуры предприятия этим задачам и механизмам;

– низкий уровень корпоративной социальной ответственности промышленных предприятий, в результате чего долгосрочные задачи обеспечения устойчивой конкурентоспособности и устойчивой занятости замещаются экономией на персонале (низкая оплата труда, неполная и временная занятость, экономия на обучении и др.).

В связи с этим ключевыми аспектами цифровой трансформации российской промышленности наряду с технологической модернизацией являются создание новых рабочих мест, современных и привлекательных с точки зрения оплаты и условий труда, а также переобучение и удержание персонала, обладающего цифровыми компетенциями. В регионах РФ нарастает потребность в кадрах, способных поддерживать и повышать конкурентоспособность промышленного производства. Наблюдается миграционный и структурный отток кадров (перспективные специалисты уезжают в крупные города с лучшей оплатой труда, немногие хотят работать на промышленных предприятиях). Предприятиям нужно будет справляться с этими вызовами, делая работу более интересной, престижной, автоматизировать ее, чтобы осуществлять производственные процессы с меньшей численностью работников. Необходимо, в частности, готовить и стимулировать кадры, которые смогут создавать и контролировать промышленных роботов. Чтобы приблизиться к общемировым показателям, количество роботов в российской промышленности должно увеличиться как минимум в 20 раз. Для их обслуживания к 2030 году потребуется более 60 тыс. специалистов, число которых сегодня в стране лишь немногим превышает 1 тыс. человек [35].

При этом существует проблема несогласованности процессов автоматизации промышленности, переобучения и создания новых рабочих, а также опасность дифференциации (и даже поляризации) регионов РФ с точки зрения темпов цифровизации и адаптации к ней рынка труда. Эксперты отмечают, что регионы с низкой долей занятости в неформальном секторе экономики (как правило, с преобладанием добывающей и обрабатывающей промышленности в ее отраслевой структуре) характеризуются более высокой производительностью труда, инвестиционной активностью и меньшей нестабильностью занятости [36] (Karpushkina, Danilova, Voronina, Savelieva, 2021). А в регионах, где в силу недостаточного финансового потенциала, низкой инновационной активности, дешевой рабочей силы, ограничений на увольнения процессы автоматизации будут запаздывать, возникает риск формирования «экономики незнания» с сопутствующим набором социальных проблем, провоцируемых неустойчивой занятостью и расширением неформального сектора [15] (Zemtsov, 2018). Региональным администрациям необходимо уже сейчас предметно заниматься проблемами адаптации населения к процессам цифровизации [37] (Zemtsov, 2018), поощрять реализацию предприятиями ответственной стратегии цифровизации, предполагающей, что внедрение новых технологий приводит не к вытеснению работников, а используется для интеграции новых возможностей в работу сотрудников [6] (Szabó-Szentgróti, Végvári, Varga, 2021).

Регионам и промышленным предприятиям необходима разработка программ цифровизации с учетом принципов обеспечения устойчивой занятости и государственная поддержка реализации этих программ.

Можно выделить пять ключевых взаимосвязанных направлений обеспечения устойчивой занятости в промышленности (рис. 1):

1) цифровизация и цифровая трансформация промышленных предприятий для повышения их конкурентоспособности;

2) трансформация существующих и создание новых рабочих мест, отвечающих современным и перспективным требованиям Industry 4.0 и 5.0;

3) соответствующая подготовка нового и переподготовка имеющегося персонала;

4) удержание квалифицированных (с позиций требований цифровой экономики) кадров (в первую очередь молодежи);

5) адаптация (переобучение) высвобождаемых работников в целях обеспечения им устойчивой занятости в других секторах экономики.

Рисунок 1. Концептуальный подход к обеспечению устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации

Источник: составлено автором.

Ключевым аспектом разработки и реализации данных программ должна стать их комплексность, взаимосвязь и согласованность всех элементов по направлениям работы и уровням управления.

Разработке региональных и корпоративных документов по обеспечению устойчивой занятости должен предшествовать развернутый сквозной анализ потенциала цифровизации промышленности, имеющихся и необходимых для этого ресурсов, количественная и качественная оценка потребности в кадрах новой квалификации, источников покрытия этой потребности, прогноз численности и структуры высвобождаемой рабочей силы.

Далее необходимо разработать систему мероприятий по подготовке, переподготовке и адаптации персонала задействованных в программе предприятий, включая поиск и привлечение адекватного ресурсного обеспечения и исполнителей. Особого внимания заслуживают проблемы повышения цифровой культуры руководства предприятий и социальной ответственности бизнеса, преодоления консервативного отношения персонала на всех уровнях управления к новшествам цифровой эпохи, соответствующей трансформация организационной культуры.

Научная и практическая значимость полученных результатов

Научная значимость проведенного исследования состоит в обосновании предпосылок и концептуальных положений обеспечения устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации экономики.

Результаты исследования могут быть использованы при разработке стратегий и планов перспективного развития промышленных предприятий, формировании прогнозов и программ устойчивого развития промышленности.

Заключение

Основные результаты проведенного исследования заключаются в следующем.

Четвертая промышленная революция вновь поставила перед человечеством проблемы адаптации к новым технологическим и социально-экономическим вызовам, актуализировала задачи обеспечения устойчивой занятости в условиях этих вызовов. Одним из важнейших последствий и дискуссионных результатов цифровой трансформации является грандиозное видоизменение рынка труда.

Ключевые направления воздействия Индустрии 4.0 на рынок труда и устойчивость занятости – это: 1) значительное сокращение затрат рабочего времени и высвобождение работников многих традиционных отраслей и специальностей; 2) структурная трансформация рынка труда за счет создания новых рабочих мест и профессий; 3) замена человека в рабочих процессах с тяжелыми, вредными и опасными условиями труда; 4) вовлечение в состав рабочей силы пожилых людей, лиц с ограниченными возможностями здоровья; 5) возможное формирование социально ориентированного суперинтеллектуального общества будущего.

Международный и российский форматы поддержки устойчивой занятости в промышленности предполагают реализацию Целей устойчивого развития ООН на период до 2030 года, Программы достойной работы МОТ, национальных проектов РФ («Цифровая экономика», «Производительность труда и поддержка занятости», «Образование»), государственных программ.

Несмотря на реализацию проактивных мер государственного регулирования и поддержки устойчивой занятости, в промышленности РФ сохраняется ряд проблем. Производительность труда и уровень автоматизации производственных процессов российских промышленных предприятий остаются значительно более низкими, чем в развитых странах. Инвестирование в цифровую трансформацию бизнеса сдерживается низким финансовым потенциалом большинства предприятий (особенно в регионах), недопониманием задач и механизмов ее проведения, несоответствием организационной культуры предприятий этим задачам и механизмам. Существует проблема несогласованности процессов автоматизации промышленности, переобучения и создания новых рабочих, а также опасность дифференциации (и даже поляризации) регионов РФ с точки зрения темпов цифровизации и адаптации к ней рынка труда.

Регионам и промышленным предприятиям необходима разработка программ цифровизации с учетом принципов обеспечения устойчивой занятости и государственная поддержка реализации этих программ. Ключевым аспектом разработки и реализации данных программ должна стать их комплексность, взаимосвязь и согласованность всех элементов по направлениям работы и уровням управления.

Предложенный концептуальный подход к обеспечению устойчивой занятости в промышленности в условиях цифровой трансформации может быть использован в практической деятельности промышленных предприятий, а также региональных органов власти и управления при формировании стратегий, программ и проектов перспективного развития.

Направлениями дальнейших исследований в данной предметной области могут стать изучение воздействия глобальных трендов цифровизации на развитие бизнес-моделей промышленных компаний, выявление лучших практик цифровой трансформации промышленности в интересах обеспечения устойчивой конкурентоспособности предприятий и устойчивой занятости, разработка действенных механизмов согласования программных документов по обеспечению устойчивой занятости в промышленности.


Источники:

1. Rada M. INDUSTRY 5.0 definition. [Электронный ресурс]. URL: https://medium.com/@michael.rada/industry-5-0-definition-6a2f9922dc48 (дата обращения: 05.12.2021).
2. Краковская И.Н., Гуськова Н.Д. Человеческий капитал как фактор конкурентоспособности организации: вызовы Индустрии 4.0 и Общества 5.0 // Человеческий капитал в условиях цифровой экономики: сборник трудов XI Всероссийского Кадрового форума / отв. ред. Г.П. Гагаринская. – Самара: Самар. гос. техн. ун-т. 2020. – c. 356–363.
3. Вызовы Индустрии 4.0 и необходимость новых ответов. Доклад Глобального союза IndustriALL. [Электронный ресурс]. URL: www.industriall-union.org/sites/default/files/uploads/documents/2017/SWITZERLAND/Industry4point0Conf/industry_4_rus.pdf (дата обращения: 05.12.2021).
4. The fourth industrial revolution: tearing down the barriers between services and industry. [Электронный ресурс]. URL: http://www.unesco.org/new/en/natural-sciences/science-technology/single-view-sc-policy/news/the_fourth_industrial_revolution_tearing_down_the_barriers/ (дата обращения: 05.12.2021).
5. Rossi B. What will Industry 5.0 mean for manufacturing?. [Электронный ресурс]. URL: https://www.raconteur.net/technology/manufacturing-gets-personal-industry-5-0 (дата обращения: 05.12.2021).
6. Szabó-Szentgróti G., Végvári B., Varga J. Impact of Industry 4.0 and Digitization on Labor Market for 2030-Verification of Keynes’ Prediction // Sustainability. – 2021. – № 13(14). – p. 7703. – doi: 10.3390/su13147703.
7. Богаченко Е.Д. Трансформация удаленной занятости, вызовы современности // Достойный труд — основа стабильного общества: Материалы ХII Междунар. науч.-практ. конф. Отв. за выпуск Н.В. Тонких, науч. ред. Е.Е. Лагутина. Екатеринбург, 2020. – c. 6-9.
8. Рынок труда России в цифрах в 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://it-recruiting.ru/rynok-truda-rossii-v-cifrax-v-2021/ (дата обращения: 05.12.2021).
9. Manyika J., Chui M., Miremadi M., Bughin J., George K., Willmott P., Dewhurst M. A Future That Works: AI, Automation, Employment, and Productivity. - McKinsey Global Institute: New York, NY, USA, 2017.
10. Nedelkoska L., Quintini G. Automation, Skills Use and Training. / OECD Social, Employment and Migration Working Papers, No. 202. - OECD Publishing: Paris, France, 2018.
11. Weldon M.K. The Future X Network: A Bell Labs Perspective. - CRC Press: Boca Raton, FL, USA, 2018.
12. Digital Transformation Initiative. In collaboration with Accenture. [Электронный ресурс]. URL: https://reports.weforum.org/digital-transformation/wp-content/blogs.dir/94/mp/files/pages/files/dti-executive-summary-20180510.pdf (дата обращения: 05.12.2021).
13. Manyika J., Chui M., Bughin J., Dobbs R., Bisson P., Marrs A. Disruptive Technologies: Advances That Will Transform Life, Business, and the Global Economy. - McKinsey Global Institute: New York, NY, USA, 2013.
14. Cseh Papp I., Bilan S., Dajnoki K. Globalization of the Labour Market - Circular Migration in Hungary // J. Int. Stud. – 2019. – № 12. – p. 182–200.
15. Земцов С.П. Потенциальная роботизация и «экономика незнания» в регионах России // XIX Апрельская конференция (НИУ ВШЭ). 2018.
16. IFR. The Impact of Robots on Productivity, Employment and Jobs; IFR: Frankfurt, Germany, 2017. [Электронный ресурс]. URL: https://ifr.org/downloads/papers/IFR_The_Impact_of_Robots_on_Employment_Positioning_Paper_updated_version_2018.pdf (дата обращения: 08.07.2021).
17. Danaher J. Will Life Be Worth Living in a World Without Work? Technological Unemployment and the Meaning of Life // Sci Eng Ethics. – 2017. – № 23. – p. 41–64.
18. Ghislieri C., Molino M., Cortese C.G. Work and Organizational Psychology Looks at the Fourth Industrial Revolution: How to Support Workers and Organizations? // Front. Psychol. – 2018. – № 9.
19. Hernandez-de-Menendez M., Morales-Menendez R., Escobar C.A., McGovern M. Competencies for Industry 4.0 // Int. J. Interact. Des. Manuf. IJIDEM. – 2020. – № 14. – p. 1511–1524.
20. Cалимова Т.А., Гуськова Н.Д., Краковская И.Н. Общество 5.0 – новая модель социально-экономического развития? // Стандарты и качество. – 2021. – № 1. – c. 50-53.
21. Достойный труд и повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ilo.int/moscow/information-resources/publications/WCMS_554824/lang--ru/index.htm (дата обращения: 05.12.2021).
22. Цели в области устойчивого развития. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/sustainable-development-goals/ (дата обращения: 05.12.2021).
23. Программа сотрудничества между Российской Федерацией и Международной организацией труда (МОТ) на 2021-2024 гг. [Электронный ресурс]. URL: Программа сотрудничества между РФ и МОТ 2021-2024. RUS. FINAL.pdf (дата обращения: 05.12.2021).
24. The ILO Decent Work for SDGs Notes Series (The 2030 development agenda). [Электронный ресурс]. URL: http://www.ilo.ch/global/topics/sdg-2030/notes-series/lang--en/index.htm (дата обращения: 05.12.2021).
25. Decent work for sustainable development (DW4SD) Resource Platform. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ilo.ch/global/topics/dw4sd/lang--en/index.htm (дата обращения: 05.12.2021).
26. Государственная программа РФ «Содействие занятости населения». [Электронный ресурс]. URL: https://mintrud.gov.ru/ministry/programms/3/1 (дата обращения: 05.12.2021).
27. Паспорт национального проекта (программы) «Производительность труда и поддержка занятости» (утв. президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам) (протокол от 24.12.2018 № 16). Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/72185994/ (дата обращения: 05.12.2021).
28. Паспорт федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» (утв. президиумом Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности, протокол от 28.05.2019 № 9). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_328933/ (дата обращения: 05.12.2021).
29. Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике (одобрен на заседании Правительства РФ 23 сентября 2020 г. (протокол № 36, раздел VII) № П13-60855 от 2 октября 2020 г.). Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/74678576/ (дата обращения: 05.12.2021).
30. Lambert J., Cone E. How Robots Change the World. What Automation Really Means for Jobs and Productivity. Economic Outlook. - Oxford Economics: London, UK, 2019.
31. Карпухин Д.Н. Достижение достойного труда при создании и модернизации рабочих мест. - M.: ИЭ РАН, 2014. – 100 c.
32. Цифровая Россия: новая реальность. / А. Аптекман, В. Калабин, В. Клинцо, Е. Кузнецова, В. Кулагин, И. Ясеновец. - М: Digital McKinsey, 2017. – 133 c.
33. Итоги федерального статистического наблюдения по форме № 3-информ «Сведения об использовании цифровых технологий и производстве связанных с ними товаров и услуг». Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/3-inform.html (дата обращения: 05.12.2021).
34. Салимов Т. А., Бирюкова Л. И., Аникина Н. В. Трансформация бизнеса в условиях цифровой экономики: зарубежный подход и российские возможности // Регионология. – 2021. – № 2. – c. 328–354. – doi: 10.15507/2413-1407.115.029.202102.328-354.
35. Перцова В. Невидимая революция: как пандемия стала «новым Чернобылем» для развития робототехники. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/forbeslife/416517-nevidimaya-revolyuciya-kak-pandemiya-stala-novym-chernobylem-dlya-razvitiya (дата обращения: 05.12.2021).
36. Karpushkina A.V., Danilova I.V., Voronina S.V., Savelieva I.P. Assessing the Impact of Employment in the Informal Sector of the Economy on Labor Market Development // Sustainability. – 2021. – № 13(15). – p. 8435. – doi: 10.3390/su13158435.
37. Земцов С. П. Смогут ли роботы заменить людей? Оценка рисков автоматизации в регионах России // Инновации. – 2018. – № 4(234). – c. 2-8.

Страница обновлена: 26.10.2022 в 11:27:22