Эволюционное формирование тарифов на коммунальные услуги в России: институциональный исторический экскурс

Лев М.Ю.1
1 Институт экономики Российской Академии Наук

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 3 (Март 2024)

Цитировать:
Лев М.Ю. Эволюционное формирование тарифов на коммунальные услуги в России: институциональный исторический экскурс // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 3. – С. 673-692. – doi: 10.18334/ecsec.7.3.120687.

Аннотация:
В статье рассматривается теоретическое обоснование и правила тарифообразования, которые не могут быть однозначно признаны для обеспечения оптимального использования ресурсов коммунальными предприятиями даже в теории. Действительно, в отсутствие общепринятой теории государственной политики регулирования цен и тарифов сложно предложить какие-либо общие рекомендации правительству, которое должно определять политику ценообразования на коммунальные услуги. Чтобы продемонстрировать это, автор предлагает начать с краткого обзора критики правила простых предельных издержек в период раннего перехода к рыночной экономике. По мнению автора, такой исторический подход даст основу для демонстрации, возможно, менее известных (но не менее решающих) аналитических недостатков двух-ставочного тарифного правила, как в его простой форме, так и в форме модифицированного клубного принципа. В заключение определены широкие последствия всей этой аргументации для государственной политики цен и тарифов с точки зрения институциональных преобразований социально-экономической безопасности. Результаты исследования могут быть востребованы органами законодательной и исполнительной власти при обеспечении социально-экономической безопасности в контексте формирования тарифно-ценовой политики

Ключевые слова: институциональные преобразования, социально-экономическая безопасность, тарифы, коммунальные услуги, регулирование тарифов

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствие с темой государственного задания «Изменение институциональных основ экономической безопасности Российской Федерации в новых условиях»

JEL-классификация: F52, H56, H12

В издательстве открыта вакансия ответственного редактора научного журнала с возможностью удаленной работы
Подробнее...



Введение. В отличие от понятия цены, которая распространяется на товары, продукты, при оказании услуг применяется термин – тариф. Название сложилось исторически и отличается от цены только тем, что цена – это стоимость товара, а тариф – это стоимость услуги, то есть тариф – это синонимом цены, который применяется при определении стоимости или платы за услуги. К тарифам на услуги принято относить услуги по транспортным перевозкам (воздушным, морским, речным, автомобильным); бытовым (услуги прачечных, химчисток, парикмахерских, салонов красоты); ремонту (бытовой, сложнобытовой техники, транспортной техники) и другие виды услуг. В соответствии со ст. 154 Жилищного Кодекса РФ «Структуры платы за жилое помещение и коммунальные услуги» к услугам также относится тарифы на жилищно-коммунальное хозяйство, состоящие из:

– платы за пользование жилым помещением;

– платы за содержание жилого помещения, включающую в себя плату за работы по управлению многоквартирным домом, за содержание и текущий ремонт, а также за холодную/горячую воду, электрическую энергию, за отведение сточных вод, то есть коммунальные ресурсы, потребляемые при использовании и содержании общего имущества в многоквартирном доме [1].

Ежемесячно по платежной квитанции либо от управляющей компании или от товарищества собственников жилья выставляется счет и оплачиваются коммунальные услуги, к которым относятся: свет, газ, вода (горячая, холодная), отопление, вывоз мусора, начисления за содержания помещения или капитальный ремонт, освещение подъездов, лифт, охрана, консьерж, домофон.

Все перечисленные виды тарифов, в силу своей общественной значимости регулируются государством и освобождены от применения налогов и акцизов [5; 9]. Следует отметить, что в сфере услуг, а коммунальные услуги не исключение, применяется двух-ставочный тариф, при котором тариф услуги делится на две составляющие: основную и дополнительную. При этом, например, если в структуру первой ставки на услуги транспорта входят расходы на начально-конечные операции (погрузка, выгрузка), то в структуру второй ставки входят непосредственные расходы на движенческую операцию. При поставке/транспортировке газа первая часть ставки – это пользование распределительными газопроводами, вторая часть ставки – услуги по поставке/транспортировке газа. Аналогично, при поставке/транспортировке нефти, первая ставка – перекачка нефти, вторая – выполнение заказа услуги и диспетчеризацию [7, с. 60].

Следует отметить, что главным условием снижения инфляции, как основного показателя социально-экономической безопасности являются как реализация мер по снижению темпов роста доходов, так и расширение поставок продукции/услуг на основе структурных изменений [11]. Ценовая политика в такой экономической ситуации должна заключаться в контроле издержек и цен предприятий-монополистов, снижении темпов введения новых цен, установлении пределов роста цен и т. д. [6]. Обеспечение социально-экономической безопасности при реализации политики цен/тарифов и доходов к тому же является приоритетной задачей в стратегическом планировании повышения экономического роста [2]. Для оценки качественно новых вызовов и функционирования экономики в условиях мобилизационной экономики необходимо серьезное теоретико-методологическое осмысление этапов и направлений эволюции теоретических оценок и стратегий обеспечения национальной экономической безопасности, систематизация теоретических оценок формирования тарифов на коммунальные услуги [19, с. 11]. В мобилизационном сценарии должны быть просчитаны различные варианты экономического развития страны в период мобилизационной экономики с помощью оценки индикаторов, в том числе показателей тарифов на коммунальные услуги, который значительно влияет на рост инфляции [12].

Цель исследования – изучить применение теоретических подходов формирование тарифов на коммунальные услуги в аспекте институциональных преобразований социально-экономической безопасности.

Задача исследования – изучить возможности теоретического применения методов формирования тарифов на коммунальные услуги в процессе институциональных преобразований социально-экономической безопасности в период перехода России к рыночному способу хозяйствования.

Объект исследования: тарифы на коммунальные услуги в историческом аспекте.

Предмет исследования: процесс формирования тарифов в контексте институциональных преобразований в аспекте социально-экономической безопасности.

Практическая значимость работы содержится в применении результатов исследования органами законодательной и исполнительной власти при обеспечении социально-экономической безопасности в контексте формирования тарифной/ценовой политики.

Теория цен на коммунальные услуги. Критика аналитической обоснованности «правил» ценообразования в сфере коммунальных услуг на протяжении многих лет привела к введению последовательных модификаций первоначального простого (хотя и не однозначного) «правила» предельных затрат, кульминацией которых стала пропаганда двухчастного/двух-ставочного правила ценообразования тарифа и «клубного» принципа.

Хотя эти правила ценообразования рассматривались со скептицизмом, как практическое руководство по политике ценообразования на коммунальные услуги, возможно, существовала менее общая оценка совокупного веса теоретических возражений против всех таких правил. По-прежнему существует интерес к открытию «правильного» правила и к оценке «предельных» или других издержек конкретных предприятий коммунального хозяйства. Любое обсуждение «правильной» цены предполагает наличие критериев общественного интереса, на основе которых можно оценивать альтернативные предлагаемые цены [10]. Критерии, из которых вытекает правило предельных издержек, выведены из аналитической модели совершенно конкурентной рыночной экономики, в которой предполагается, что предприниматели обладают совершенным предвидением [1], и особенностью ситуации долгосрочного равновесия является то, что при условии распределения доходов между потребителями, никакой перенос факторов между видами использования не может увеличить удовлетворение одного потребителя, не уменьшая удовлетворения другого. Следовательно, считается, что модель удовлетворяет оптимальным условиям «экономического благосостояния». Для конкурентной среды фирмы – это побочное свойство долгосрочной ситуации: предельные издержки (денежные затраты на факторы производства) = средние издержки = цена продукта. В связи с чем, это равенство можно рассматривать как свидетельство существования «идеальной» ситуации, и поэтому ценообразование по предельным издержкам было предложено в качестве общего правила ценообразования, например, как «принцип управления» [8].

Однако, предприятия коммунального хозяйства не являются фирмами с совершенной конкуренцией. Согласно обычному определению, значительная часть используемых ими факторов не является полностью делимой, их можно получить только в больших физических единицах, или в прочной, или специфической форме, или и то, и другое. Кроме того, технически эффективная производственная единица велика по сравнению с возможным размером рынка, а коммунальные предприятия являются государственными организациями, часто обладающими значительными монопольными полномочиями, защищенными законом. В таких обстоятельствах не может быть возможной цены, равной как предельным издержкам, то есть денежным затратам, необходимым для незначительного увеличения выпуска, так и средним издержкам, которые включают затраты на «неделимые» факторы, исключенные из предельных издержек. Поэтому представляется необходимым решить, устанавливать ли цену, равную той или другой.

Аргументом в пользу установления цены на такие коммунальные товары по средней себестоимости является просто то, что «каждая ванна должна стоять на своем дне». Все денежные затраты, которых можно было бы избежать, если бы продукт не был произведен, должны быть возмещены в цене, взимаемой коммунальным предприятием. Однако, сторонники ценообразования по предельным издержкам находят это неубедительным. Они утверждают, что некоторые из затрат, включенных в среднюю стоимость, не являются текущими альтернативными издержками, а представляют собой либо платежи за технически неделимые факторы, либо прошлые выплаты за долгосрочные и специфические факторы. Таким образом, включение этих затрат в взимаемую цену препятствует достижению оптимальных условий благосостояния, которые необходимы, чтобы дополнительное потребление товара или услуги было возможным по цене, не превышающей дополнительные затраты (денежные затраты), неизбежно понесенные при обеспечении этого потребления. Соответственно, такие затраты следует игнорировать, и оценивать продукцию по предельным издержкам, даже если в результате предприятие терпит убытки.

Очевидно, что предложение о ценообразовании по предельным издержкам требует объяснения того, как следует финансировать последующие потери. Еще в 1938 году Г. Хотеллинг, который был инициатором большей части дискуссии, предложил использовать отдельные виды налогов [2] [17]. По его словам, включение сборов за «накладные расходы» (прошлые затраты на неделимые факторы) само по себе соответствует природе налога. Но были и другие, более предпочтительные налоги, например, такие как единовременный налог на наследство, подоходный налог, которые не нарушали критериев благосостояния, поскольку влияли только на распределение, а не на размер национального дохода. Если бы, использовались такие налоги и цены на коммунальные услуги, то были бы приравнены к предельным издержкам, достигнув оптимальных условий благосостояния. Более поздние авторы, вполне обоснованно скептически относились к возможности создания налоговой системы, отвечающей условиям Г. Хотеллинга [15].

В частности, можно показать, что подоходные налоги, на которые, как он ожидал придется полагаться, напрямую влияют на условия предельного благосостояния. В любом случае это предположение вызывает еще более фундаментальное возражение: «идеал» благосостояния относится к данному распределению доходов, и это распределение доходов должно быть изменено предлагаемыми налогами. Если только они не лягут на потребителей продуктов общественного пользования пропорционально их потреблению, что фактически является возвратом к ценообразованию по средним издержкам. Таким образом, выступать за ценообразование на основе предельных издержек и возмещение убытков от налогообложения, значит выступать за принятие перераспределения доходов от не потребителей к потребителям продуктов общественного назначения. Критерии благосостояния не дают оправдания межличностному сравнению такого рода. Другими словами, любое правительство, принимающее решение о политике ценообразования на коммунальные услуги, должно одновременно учитывать влияние своих решений на достижение оптимума благосостояния и, следовательно, на размер национального продукта и на распределение доходов. В анализе благосостояния нет ничего, что могло бы дать указания относительно «правильной» политики в отношении второго из этих вопросов [3].

Причину, по которой ценообразование на основе предельных издержек вызывает эти трудности, следует искать в том факте, что аргументы в пользу правила предельных издержек логически неудовлетворительны, поскольку они пытаются применить критерии благосостояния, выведенные на основе анализа предельных изменений в использовании факторов производства к проблеме, суть которой – дискретное изменение. Вся основа дискуссии о коммунальных предприятиях – это неделимость факторов, используемых коммунальными предприятиями. Тип неделимости, который больше всего подчеркивается в дискуссии, – это тип неделимости, создаваемый долговечностью и специфичностью факторов (временная неделимость). Различие между этим типом неделимости и технической неделимостью не всегда четко проясняется в литературе, однако, которое как четкое разделение было аргументировано и предложено Р. Коузом [4] [4]. В исследовании Р. Коуза было показано, что «правило» предельных издержек различает «текущие» и «прошлые» проблемы альтернативных издержек. Утверждается, что после того, как жертвы, необходимые для создания долговечного и специфического актива были принесены, альтернативные издержки при их дальнейшем использовании не возникают. Поскольку альтернативные издержки были понесены в прошлом, их не следует принимать во внимание при определении текущих цен. Хотя, как было показано, это приводит к потерям и перераспределению доходов. Подобный аргумент основан на сомнительной интерпретации критериев благосостояния. Длительный период, из которого вытекают постулаты благосостояния, представляет собой ситуацию, в которой все факторы производства считаются совершенно мобильными. Казалось бы, это подразумевает рассмотрение периода времени, по меньшей мере равного наименьшему общему кратному продолжительности жизни всех, рассматриваемых факторов производства. Если правило предельных издержек рассматривается в терминах более короткого периода времени, чем этот, то не все альтернативные издержки, необходимые для производства соответствующего продукта, могут быть вменены этому продукту, и выбранный период времени сам по себе должен быть произвольным. Поэтому, правило предельных издержек становится просто утверждением, что затраты на факторы некоторой заданной долговечности должны игнорироваться при определении цен, то есть их следует рассматривать как «прошлые» затраты. Таким образом, сумма затрат, рассматриваемая как предельные издержки, будет зависеть от выбранного периода времени [5] [17].

Предельные издержки будут варьироваться в зависимости от временного интервала, рассматриваемых производственных планов. Значение и результаты включения предельных издержек в цену будут определяться продолжительностью периода планирования, к которому относятся предельные издержки. Выбранный период может быть равен наибольшему общему объему затрат, необходимых для производства продукта коммунального назначения, и тогда правило предельных издержек даст цену, учитывающую всю совокупную стоимость. Единственный период времени, к которому можно четко отнести использование всех факторов, – это период, равный наименьшему общему сроку службы соответствующих ресурсов. Определение любого другого, более короткого периода времени, как периода, подходящего для правила, должно включать как произвольное решение о том, что этот период имеет значение для расчета предельных издержек, так и оценочное суждение о том, что доход должен перераспределяться с течением времени в пользу потребителей товаров, производимых с использованием ресурсов относительно длительного пользования.

Таким образом, принцип предельных издержек становится не утверждением «идеала» – общего благосостояния, а выражением оценочного суждения, согласно которому определенные долгосрочные альтернативные издержки для сообщества в целом следует игнорировать в интересах более крупных краткосрочных целей.

Единственная защита от критики правила предельных издержек на таких основаниях заключается во введении дополнительного критерия: инвестиционного принципа. Это требует, чтобы ценообразование на основе предельных издержек использовалось для определения отпускных цен на продукцию коммунальных предприятий после того, как коммунальные предприятия уже существуют, но чтобы государственные инвестиции, необходимые для создания коммунального предприятия на начальном этапе, считались оправданными только в том случае, если монополист, осуществляющий полную дискриминацию, мог (теоретически) возмещать свою стоимость, взимая цены, которые максимизируют его прибыль. Необходимость в таком дополнительном принципе к «общему» правилу неправдоподобен. В любом случае инвестиционный принцип не отвечает на критику. Кроме того, еще предстоит решить, какие экономические решения следует считать «инвестиционными», а какие подпадают под действие правила предельных затрат. Однако, до сих пор не было предложено ни одного принципа, на основе которого, могли бы приниматься такие решения. Более того, поскольку, фактически взимаемые цены должны определяться правилом предельных издержек, обсуждение последствий этого правила, например, на распределение дохода не затрагивается введением дополнительного принципа. Стоит далее отметить, что инвестиционный критерий сам по себе имеет перераспределительные последствия. Конечно, он не отвечает условиям благосостояния таким же образом, как рынок совершенной конкуренции. В случае конкурентного рынка все потребители сталкиваются с одной и той же системой цен, которые по выражению Ф. Уикстида [6], «условия, на которых предлагаются альтернативы», одинаковы для всех [14]. В другом случае, из-за дискриминации, считается, что каждый человек несет разные издержки при принятии решения о том, делать ли инвестиции или нет. Если бы такие цены впоследствии были установлены, то, это повлекло бы за собой изменение в распределении реального дохода и подпадало бы под те же ограничения межличностного сравнения, что и правило предельных издержек.

Выше изложенная критика ценообразования на основе предельных издержек получила довольно широкое признание, хотя точная природа оценочных суждений, подразумеваемых при рассмотрении временной неделимости, возможно, не является общепризнанной. Несмотря на такое признание, ценообразование на основе предельных издержек по-прежнему пользуется значительной поддержкой со стороны тех, кто считает, что политика, влияющая только на распределение национального дохода, возможна, и в некотором смысле превосходит альтернативную политику. В отсутствие какой-либо общеприемлемой основы для предпочтения между различными распределениями доходов очевидно, что такая позиция не может быть подкреплена логикой. Эти две проблемы невозможно разделить, и поэтому политика, желательная с точки зрения критериев благосостояния может быть обоснованно отклонена, поскольку правительство предпочитает получить конкретное распределение дохода, даже ценой уменьшения его общего размера [3]. Невозможно избежать совершенно особых оценочных суждений, которые подразумевают ценообразование по предельным издержкам. Следующий пример может помочь прояснить этот аспект. Так правительство, решив построить мост /дорогу из доходов, полученных от налогообложения, может предложить услуги моста/дороги бесплатно и игнорировать источник первоначальных доходов при разработке последующей налоговой политики. В качестве альтернативы он может принять решение о взимании платы за проезд в течение, скажем, двадцати лет, согласившись на сокращение использования, то есть общего дохода в интересах компенсации тем, кто был вынужден принести первоначальную «жертву», или он может принять решение о какой-либо другой комбинации текущего финансирования и компенсации. У экономиста нет адекватных критериев, чтобы судить об этих альтернативах.

Многоставочный тариф и клуб. Двух-ставочный (или более) тариф предназначен для того, чтобы избежать аномалий ценообразования на основе предельных издержек, поскольку он предназначен для удовлетворения предельных условий «благосостояния», а также для того, чтобы избежать проблем межличностного сравнения за счет увеличения доходов, достаточно больших, чтобы охватить все расходы. Суть предложения состоит в том, что взимаемая цена должна складываться из двух частей: элемент «предельных затрат», определяемый увеличением затрат, неизбежно понесенных при обеспечении дальнейшего потребления для отдельного потребителя, и «фиксированная плата», предназначенная для покрытия затрат, которые не меняются в зависимости от потребления, но которые должны быть понесены, если потребитель вообще имеет возможность потреблять. Конечно, частей может быть больше двух, в зависимости от природы фиксированных факторов. Более простое введение добавляет сложности, не затрагивая логику аргументации. Таким образом покрываются общие затраты, а платежи за дополнительное потребление остаются равными только дополнительным затратам на обеспечение (предельным издержкам). Проблема кажется решенной, поскольку условия «благосостояния» соблюдены и никакого перераспределения доходов не предполагается. Модель спора о предельных издержках, использованная Р. Х. Коузом, очень ясно отражает суть аргумента. Модель касается только текущей (технической) неделимости, абстрагируя от нее проблемы времени и общих затрат. В модели несколько дорог расходятся от центрального рынка, и на каждой дороге имеется один потребитель. Предполагается, что все затраты понесены в настоящий момент, и каждый потребитель приобретает комбинацию рыночного продукта и транспортных услуг, необходимых для его доставки. Транспортные единицы достаточно велики, чтобы удовлетворить требования любого потребителя. Таким образом, хотя транспортная услуга неделима, поскольку дополнительные единицы продукции могут быть перевезены бесплатно, общих затрат нет, поскольку один фургон обслуживает только одного клиента, то и транспортные расходы относятся к этому потребителю. Подобные условия Р.Х. Коуз обосновывал тем, что взимаемая цену необходимо включать фиксированную плату за транспортные услуги и цену за единицу продукта. Тогда покрываются общие затраты, то есть, дополнительная плата за дополнительное потребление равна только цене продукта.

К сожалению, многокомпонентное ценообразование дает однозначное решение только в том случае, если два типа затрат могут быть четко отнесены к отдельным потребителям. Фактически, когда это возможно, две части цены можно логически рассматривать как цены на отдельные продукты, каждая из которых может быть четко определена в ходе обычного рыночного процесса. Однако, когда этих условий нет, ситуация становится совсем иной. В этом можно убедиться, введя возможность общих затрат. Если игнорировать проблемы времени, то это просто текущие затраты, которые не меняются в зависимости от общего объема выпуска, но неизбежно возникают, если вообще производится какой-либо выпуск, и не могут быть отнесены непосредственно на счет отдельных потребителей. Неделимость не обязательно подразумевает существование таких издержек, хотя их наличие должно подразумевать неделимость. Природу осложнений, вызванных общими издержками, можно проиллюстрировать, заменив дорожную систему Р.Х. Коуза кольцевой дорогой с рынком в центре и одним автомобилем, обслуживающим множество клиентов с товаром по окружности, которые автомобиль может взять в кузов в любой момент. Очевидно, что проблема ценообразования теперь становится гораздо более сложной.

Как эти текущие «постоянные и общие» затраты должны распределяться между потребителями? В принципе, пределы могут быть установлены для сборов, которые должны оплачиваться отдельными потребители, исходя из стоимости предоставленной им неделимой услуги, если другие потребители перестанут потреблять, с одной стороны, и минимально возможных затрат на добавление к общему потреблению, с другой стороны. В условиях модификации модели Р.Х. Коуза этими пределами (для любого одного потребителя) будут общие затраты на оказание услуги «неделимых» транспортных расходов плюс стоимость приобретенных товаров, с одной стороны, и стоимость товара отдельно, с другой стороны. Если бы существовали также переменные затраты, связанные с транспортными услугами, например, стоимость бензина, тогда нижний предел пришлось бы увеличить на минимальную стоимость перевозки между рассматриваемым потребителем и следующим ближайшим потребителем.

Однако все еще может оставаться множество различных методов взимания платы, в связи с чем, необходимы некоторые непроизвольные средства выбора между ними, если многоставочный тариф должен обеспечить однозначное решение проблемы ценообразования в сфере коммунальных услуг. Проблема становится еще более трудноразрешимой, если в анализ ввести время, так что рассматриваемые «общие затраты» могут стать прошлыми затратами на неделимые во времени активы. Подобные вопросы невозможно обсуждать без ослабления допущений конкурентной модели, которые игнорируются в текущем исследовании, но требуют дополнительного времени, для более полного отдельного изучения. Следует отметить, что критика двухставочного тарифа и «клубного» принципа никоим образом не отменяются этим упрощением.

Существует предлагаемый способ решения этой проблемы общих затрат, который довольно широко принят. Это использование принципа «клуба». Этот принцип обычно не формулируется точно. Его суть заключается в том, что к потребителям полезного продукта можно относиться как к клубу, созданному потребителями для установления как количества блага, которое каждый человек должен потребить, так и суммы, которую он должен за него заплатить. Затем, всех «членов», то есть потенциальных потребителей спросить, какую сумму они добровольно заплатили бы в качестве фиксированной платы вместо того, чтобы остаться без возможности потребления определенного продукта по цене за единицу, равной предельным издержкам (денежным затратам). В случае, если сумма предлагаемых общих затрат будет достаточно велика, чтобы покрыть общие необходимые расходы, то услуга должна быть предоставлена в любом случае. А каждый потребитель вносит ту часть общих затрат, которую он объявил.

Поэтому поводу у автора статьи была вначале 2000 годов дискуссия о размере коммунальной платы с достаточно обеспеченным бизнесменом, который в месяц получал 80,0 тыс. долл., и говорил о своем заработке открыто. Суть разговора состояла в том, что бизнесмен, проживающий в элитарном доме, в экологически чистом природном месте заявлял о своей готовности платить большую сумму коммунальных платежей за предоставляемые услуги, лишь бы эти услуги предоставлялись в полном объеме и всегда. Чтобы не было исключительных моментов, когда вдруг лифт остановился, мусор не вывезли, горячую воду отключили или подали горячее отопление не тогда, когда это положено по нормативу в течение трех дней, когда установится температура окружающей среды в 8 градусов, а сразу, как только в квартире станет холоднее – 22 градусов. Отсюда следует, что «клубный» принцип, скорее всего, приведет к ценовой дискриминации, поскольку от разных людей не обязательно требовать платить одинаковую сумму за одинаковый объем потребления. То есть принцип должен подразумевать перераспределение реального дохода, поскольку потребители при данных денежных доходах приобретают технически однородный товар по денежным ценам, которые различаются от одного потребителя к другому. Но, как утверждается, принцип «клуба» позволяет потребителям самим принимать добровольное решение в отношение товара и последующее перераспределение дохода, предпочитая не иметь ни того, ни другого. Если они, как потребители, выберут первый путь, то это должно создать более удовлетворительную ситуацию с точки зрения выбора потребителей, и, следовательно, оптимальные условия благосостояния должны быть лучше обеспечены в результате использования «клуба», несмотря на последующее перераспределение доходов.

Принцип «клуба» имеет достаточно серьезные недостатки, поэтому степень его принятия вызывает некоторое удивление. Недостатки бывают двух видов. Во-первых, оценочные суждения, выносимые в отношении перераспределения доходов трудно обосновать. Во-вторых, «клубные» предложения требуют необычной (и своеобразной) трактовки понятия добровольного выбора.

Перераспределение доходов и принцип «клуба». Никто не утверждает, что принцип «клуба» позволяет избежать необходимости вынесения оценочных суждений о распределении доходов. Аргумент в отношение «клуба» действительно можно сформулировать в такой форме, что существует некоторое распределение доходов, отличное от существующего, которое побуждает потребителей покрывать затраты на коммунальные услуги без необходимости дифференциальных сборов. Такая форма заявления подчеркивает сходство между принципом «клуба» и инвестиционным критерием, а также принципом компенсации, обсуждавшийся ранее, поэтому неудивительно, что у них есть схожие слабости.

Расширение критериев благосостояния менее безобидно, чем может показаться на первый взгляд. Экономическое благосостояние, как оно обычно определяется, касается исключительно оптимальных условий индивидуального выбора при условии распределения доходов. Цель дискуссии о коммунальных услугах можно охарактеризовать как выявление ценовой политики, отвечающей этим условиям в особых обстоятельствах коммунального производства. Но, если предлагаемый принцип ценообразования будет влиять на экономические величины, отличные от условий выбора, то становится необходимым установить дополнительные политические критерии, касающиеся этих других величин, на основе которых можно было бы оценить предлагаемый принцип. В данном случае, поскольку на распределение доходов влияет «клубный» принцип, необходимы критерии выбора между распределением доходов. Более того, эти критерии должны принять форму заявления о целях правительства по перераспределению доходов, поскольку следует признать, что обсуждение вопросов общественной полезности, в связи с условиями индивидуального выбора направлены на то, чтобы рекомендовать ценовую политику, которая будет реализована правительством.

Ценностное суждение, подразумеваемое принципом «клуба», заключается в том, что если члены «клуба» коммунальных предприятий соглашаются на конкретное перераспределение доходов, то правительство обязательно должно считать такое перераспределение желательным. Бедные семьи в каком-то районе могут быть готовы платить больше за обустройство игровой площадки, чем более богатые семьи в том же районе, но нет никаких предположений, что правительство согласится с этим. Критерии благосостояния не дают никаких указаний в таких случаях, поскольку они не предлагают средств выбора между распределением доходов.

Вместе с тем, как только правительство при создании коммунального предприятия и включение общих издержек в цену принимает решение о распределении доходов, то это означает регулирование тарифов. Правительство, разрешающее коммунальным предприятиям использовать принцип «клуба», фактически заменяет собой власти коммунального предприятия в качестве окончательного арбитра в вопросах распределения доходов в этом конкретном контексте. Эта критика становится еще более поразительной, когда вспоминаются ограничительные предположения анализа. «Предложения», сделанные потребителями должны быть совершенно независимыми, поскольку в противном случае не может быть возможности «согласованного» набора цен, поскольку члены «клуба» будут настаивать на увязке своих собственных предложений с суммами, которые, как ожидается, будут платить другие. Более того, не существует логической причины, почему только одна система цен должна удовлетворять принципу «клуба». Что произойдет, например, если суммы, предлагаемые для покрытия постоянных платежей, превышают общую сумму общих расходов, но возмещается только общая стоимость? В таких случаях, когда условиям удовлетворяют более одного набора цен, кому-то придется выбирать между ними. Этот процесс требует вынесения оценочных суждений, и трудно понять, почему правительство должно считать суждение коммунального предприятия более важным, чем его собственное.

Ложная правдоподобность аргумента в пользу добровольного перераспределения через «клуб» возникает из-за применения логической системы, касающейся исключительно индивидуального выбора и не принимающей во внимание существование правительства с принудительными полномочиями, к ситуации, в которой правительства должны принимать решения, затрагивающие экономические вопросы, выходящие за рамки индивидуального выбора. Действительно, была предпринята некоторая попытка «подогнать» поведение государственной экономики к анализу индивидуального выбора (благосостояния), рассматривая всю экономику как «клуб». Это выявляет слабость и не реалистичность аргумента «клуба», даже более убедительно, чем обсуждение выше; это приводит к пропаганде «этически нейтральной» системы государственных доходов и расходов, при которой размер уплачиваемых налогов и общественных услуг, потребляемых отдельными лицами, будет определяться свободным соглашением самих граждан (налогоплательщиков и потребителей), и к предположению, что к тем, кто не желает платить такие налоги, следует относиться как к «патологиям» [20].

«Добровольный» выбор и принцип «клуба». Аргументация в пользу клубного принципа основана на том факте, что затраты, которые он порождает, «добровольно» принимаются потребителями. Чтобы оценить это, необходимо рассмотреть форму, которую могут принимать эти «клубы», и природу их полномочий, которые они имеют для принятия и обеспечения решений по таким вопросам, как выплаты. Можно выделить три основных типа «клубов».

Первый тип можно назвать клубом прямого производства, он создается и управляется самими потребителями – управление собственниками помещений в многоквартирном доме, управление товариществом собственников жилья, либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом. По сути, потребители могут задаться вопросом, стоит ли им создавать «клуб» для производства соответствующего товара, и вместе договариваются при принятии решения о его создании, об объеме своего индивидуального потребления и о платежах, которые каждый должен произвести. При условии, что существуют альтернативные конкурирующие средства удовлетворения рассматриваемого спроса без обращения к «клубу», тогда возможность создания «клуба» просто представляет собой расширение диапазона выбора, предоставляемого конкурентным рынком, и, таким образом, увеличивает удовлетворение («благосостояние»). Однако такие случаи вряд ли будут иметь широкое значение, хотя могут быть особые случаи, по мнению Р. С. Ричардса [7] в которых условия вполне удовлетворяются [18]. Общей услугой в этом случае являются исследования для группы фирм, объединенных общей заинтересованностью в результатах. Фирмы могут в определённых пределах контролировать направление исследовательской деятельности, распределение выгод между членами и методы покрытия общих затрат. Также существует возможность использования рынка как альтернативы «клубу». Но также не без интереса, принимая во внимание более ранний спор о роли правительства, необходимо было бы принять решение о том, следует ли сделать членство обязательным, поскольку преимущества совместных исследований не всегда легко ограничиваются членами «клуба» [18, с. 259].

Вторая форма «клуба» – это форма организации производства, осуществляемая не конечными потребителями, а независимыми производителями, которые находят использование постоянных сборов выгодным. Примером этого типа «клуба» (клуба конкурентных производителей) являются книжные клубы, предлагающие поставки книг по дифференцированным ставкам, связанным с общим гарантированным потреблением, но с правом каждого клуба определять свои ставки. Существует также аргумент в пользу существования такого типа «клубов» по ​​соображениям экономического благосостояния. Но следует отметить, что потребители сейчас не принимают решения о том, какую сумму они готовы внести в совместное производство. Их «добровольные» решения касаются исключительно характера и объема их личного потребления по ценам, устанавливаемым рынком или правительством. Производственные решения принимаются независимыми производителями, а выполнение условий благосостояния зависит от защиты, обеспечиваемой потребителям конкуренцией между этими производителями. Разницу между двумя типами «клуба» можно выразить следующим образом: во втором типе, в отличие от первого, члены «клуба» не являются автоматически членами комитета, хотя они все еще имеют возможность влиять на его решения.

Третий тип «клуба», клуб дискриминирующей монополии, возникает тогда, когда нет ни прямого производства с факторными услугами, предоставляемыми конкурентным рынком, ни конкуренции между производителями «клубного» типа. Только один «клуб» может предоставлять товар или услугу, поэтому потребители должны вступить в этот «клуб» и платить требуемые дискриминационные сборы, иначе они останутся без товара. В таких случаях, когда производитель обладает значительной монопольной властью, трудно понять, как дискриминационные обвинения могут быть оправданы апелляцией к принципу «клуба». Потребители в этих обстоятельствах не защищены ни прямой связью с решениями о ценообразовании и производстве, ни существованием конкуренции между производителями соответствующего товара. К сожалению, только последний и наиболее неудовлетворительный тип «клуба», вероятно, будет иметь отношение к ценовой политике предприятий коммунального хозяйства, продукция которых часто не имеет близких заменителей, и чья монопольная власть защищена законом, так что «клуб» фактически становится методом принуждения, применяемым единственным производителем.

Таким образом, существуют четкие аргументы в пользу правила многочастного ценообразования только в том случае, если услуги неделимых факторов и, следовательно, «постоянные расходы» могут быть вменены непосредственно отдельным потребителям.

Если не ожидается, что коммунальные предприятия будут получать некоторый чистый доход, как в случае с обсуждавшимися до сих пор «правилами», то факторы производства будут использоваться в планах, которые не будут реализованы, поскольку ожидаемая прибыль слишком мала, что скажется на эффективности принятия инвестиционных решений. Аналогичные проблемы возникают и с правилом предельных издержек.

Заключение

Рассмотрев основные принципы теоретического осмысления формирования тарифов в начальный период перехода к рыночной экономике, следует сделать вывод, что:

– критерии благосостояния не порождают однозначного общего правила для политики цен и тарифов коммунальных услуг, так что для данного распределения дохода, к которому относится модель благосостояния, соблюдение этого правила должно обеспечить идеальное использование ресурсов;

– метод ценообразования на основе предельных издержек должен сопровождаться конкретным заявлением о том, какие затраты следует игнорировать при установлении цен для каждого коммунального предприятия. Более того, при ценообразовании на основе предельных издержек неизбежны оценочные суждения о распределении доходов;

– средняя себестоимость или многочастное ценообразование могут решить некоторые проблемы, но только в том случае, если отсутствуют общие затраты, или, если принцип «клуба» может быть оправдан в отдельных случаях.

Так или иначе, любое принятое политическое «правило» потребует корректировки с учетом неопределенности. Оптимальное использование ресурсов коммунальными предприятиями содержится в генерации доходов, превышающих затраты, и не существует простого принципа, позволяющего определить соответствующий чистый доход, который должен быть получен с учетом фактора риска.

Неспособность требовать превышения доходов над расходами поощряет использование ресурсов коммунальными предприятиями, которые могли бы быть лучше использованы в другом месте, но требование чистого дохода может быть удовлетворено за счет использования монопольного положения соответствующего коммунального предприятия. Следовательно, соображения целесообразности также требуют отказа от общих «правил» и отдельного определения ценовой политики в отношении каждого конкретного коммунального предприятия.

Эти негативные выводы имеют важный положительный аспект. Неспособность установить общие правила ценообразования не означает, что правительству не нужно принимать какие-либо решения по ценообразованию. Скорее, учитывая существование коммунальных предприятий, правительству следовало бы принять решения по некоторым или всем из следующих вопросов в отношении каждого из них:

1. Чистый доход, который, как ожидается, получит коммунальное предприятие.

2. Считается ли желательным явно поощрять краткосрочное использование конкретных долгосрочных и специфических факторов, и если да, то какую форму должна принимать необходимая субсидия. В целом, готовность правительств предоставить такого рода поддержку, по-видимому, было тем сильнее, чем дольше период планирования, и чем более случайно и неточно распределение связанных с этим выгод и убытков.

3. Характер и степень допустимого дискриминационного ценообразования. То есть, если существуют общие затраты, могут ли они быть удовлетворительно распределены путем свободного использования «клубного» принципа, не подразумевая при этом принудительного и нежелательного перераспределения доходов менеджерами коммунальных предприятий. Если принцип «клуба» неприемлем, то необходимо принять решение о том, какая система сборов лучше всего будет соответствовать общей политике правительства в отношении распределения доходов.

4. Считается ли коммунальная отрасль пригодной для использования в качестве средства перераспределения доходов, как часть общей системы косвенных налогов и субсидий. В этом отношении, конечно, коммунальные услуги отличаются от других отраслей только тем, что они с большей вероятностью станут объектом государственной политики по другим причинам. Эта проблема неизбежно возникает, например, когда коммунальное предприятие больше не может покрывать затраты на текущем уровне из-за изменений в экономической среде. Поэтому, необходимо принять решение о том, следует ли его субсидировать или просто перестать рассматривать коммунальную отрасль как общественное предприятие, а конкуренция позволит определять его будущие размеры и деятельность [13], и как это скажется на социально-экономической безопасности.

Очевидно, что решения, принимаемые в отношении каждого коммунального предприятия, должны были в то время, в период начала либерализации цен в 1992 году отражать особую позицию правительства. То есть, общие рекомендации экономистов должны были касаться не общих правил ценообразования, а, скорее, доступности информации о политике и методах, принятых для того, чтобы держать эту политику под контролем.

Анализ нормативно-правового обеспечения в эволюционном развитии и практика применения тарифов на коммунальные услуги, учитывая ограниченные возможности объема публикации, будут рассмотрены в следующей статье.

[1] Это предположение, конечно, крайне нереалистично, существуют также убедительные аргументы в пользу того, что она внутренне противоречива, но такое мнение существовало при вхождении России в рыночную экономику.

[2] Гарольд Хотеллинг (1895-1973) – американский экономист и статистик. В 1936-1937 годах, президент Эконометрического общества, основанного в 1930 году как международного союза экономистов по инициативе Рагнара Фриша, Ирвинга Фишера и Чарльза Руса под названием: «Эконометрическое общество, международное общество для развития экономической теории в своём взаимодействии со статистикой и математикой».

[3] В аргументах Г. Хотеллинга (и в аргументах поддерживающих его авторов) заложена точка зрения, что критерии благосостояния могут быть расширены и охватывать ситуации, связанные с изменениями в распределении доходов.

[4] Рональд Гарри Коуз (1910-2013), английский экономист, один из родоначальников нового институционализма, лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля 1991 года «за открытие и прояснение точного смысла трансакционных издержек и прав собственности в институциональной структуре и функционировании экономики».

[5] Томас Уилсон (1916-2001), британский экономист, член Королевского общества Эдинбурга.

[6] Филипп Уикстид (1844-1927) – британский экономист, член Экономического клуба, из которого была образована Британская экономическая ассоциация, а затем реорганизована в Королевское экономическое общество.

[7] Ричард Эдвардс – американский экономист, директор Центра исследований Великих равнин в Университете Небраски, почетный профессор. Опубликованное в 1989 году исследование, включило Р. Эдвардса в число 100 самых цитируемых экономистов в США.


Источники:

1. «Жилищный кодекс Российской Федерации» от 29.12.2004 № 188-ФЗ (ред. от 25.12.2023). [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_51057/61daee bf9c8ca3f4be 07be8de9bd59c9e5a5820b/ (дата обращения: 23.02.2024).
2. Гельвановский М.И., Колпакова И.А., Лев М.Ю., Биляк С.А. Государственная ценовая политика как фактор экономической безопасности в системе мер по стимулированию экономического роста // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 6. – c. 91-98.
3. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения IV международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения» социально-экономическая безопасность: сфера государственного регулирования и область научного знания // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 549-578. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111150.
4. Коуз Р., Гальперина В.М. Природа фирмы // Теория фирмы. - СПб: Экономическая школа, 1995. - Серия «Вехи экономической мысли», 1995.
5. Лев М. Ю. Правовые вопросы ценообразования и государственного регулирования цен. - Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 2001. – 153 c.
6. Лев М. Ю. Особенности реализации государственной ценовой политики: социально-экономический аспект // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 5. – c. 139-149.
7. Лев М. Ю. Цены и ценообразование. / Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение». - Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. – 382 c.
8. Лев М. Ю. Регулирование цен в экономической теории спроса и предложения // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2016. – № 4. – c. 122-134.
9. Лев М. Ю. Цены, налоги как финансовые показатели экономического кризиса // Вестник Академии. – 2016. – № 1. – c. 28-35.
10. Лев М.Ю. Правовая природа экономической безопасности государства и ее институциональные аспекты // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 447-466. – doi: 10.18334/eo.10.2.100903.
11. Лев М.Ю. О возрастании значимости исследований национальной безопасности в современной экономической науке // Экономическая безопасность. – 2022. – № 1. – c. 303-338. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114415.
12. Лев М. Ю. Современные ценовые тренды экономической безопасности мобилизационной экономики. - Москва: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К", 2023. – 86 c.
13. Марголис Дж. «Комментарий к чистой теории государственных расходов», «Обзор экономики и статистики» (ноябрь 1955 г.)
14. Автономов В. Истоки: 150 лет маржиналистской революции. / Предмет и метод политической экономии в свете «предельной» теории ценности и распределения. - М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2023. – 564 c.
15. Самуэльсон П.А. Основы экономического анализа. - Издательство Гарвардского университета, 1983. – 240 c.
16. Уилсон Т., «Колебания доходов и занятости», 1948 год, Коллекция цифровой библиотеки Индии; ДжайГян, издатель: Sir Isaac Pitman And Sons Ltd. Лондон
17. Хотеллинг Г. Всеобщее благосостояние в связи с проблемами налогообложения, железнодорожных тарифов и тарифов на коммунальные услуги // Econometrica. – 1938. – № 3. – c. 242-269.
18. Эдвардс Р. С. Кооперативные промышленные исследования // Организационные исследования. – 1979. – № 3 (3). – c. 279-281.
19. Городецкий А.Е., Караваева И.В. Экономическая безопасность России: теоретическое обоснование и методы регулирования. / Монография. - М.: Институт экономики РАН, 2023. – 361 c.
20. Benham F. «Notes on the Pure Theory of Public Finance», Economica, (1934), P. 453

Страница обновлена: 12.04.2024 в 11:24:46