Сравнительный анализ особенностей стратегии развития искусственного интеллекта в США и КНР

Капустин А.А.1
1 Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 2 (Апрель-июнь 2023)

Цитировать:
Капустин А.А. Сравнительный анализ особенностей стратегии развития искусственного интеллекта в США и КНР // Экономические отношения. – 2023. – Том 13. – № 2. – С. 311-332. – doi: 10.18334/eo.13.2.118242.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=53965819

Аннотация:
Настоящее исследование построено на сравнительном анализе ключевых особенностей национальных отраслевых стратегий в области искусственного интеллекта ведущих стран в сфере цифровой экономике – США и КНР. Данная работа раскрывает структурные сходства и концептуальные различия в постановке целей и ожиданиях от развития технологии искусственного интеллекта между двумя упомянутыми государствами, восполняя научный пробел в сравнительном понимании отраслевых национальных стратегий стран-лидеров цифровой экономики в целом и сферы искусственного интеллекта в частности. В исследовании постулируется формирование двух принципиально различных моделей национальной политики в области искусственного интеллекта путем рассмотрения фундаментальных экономико-технических концепций в рамках национальных стратегий упомянутых стран. Результаты данного исследования могут оказаться полезными для студентов, профессионалов и компаний, заинтересованных в понимании стратегий развития искусственного интеллекта в США и Китае. Кроме того, настоящая работа может служить ценным ресурсом отраслевой информации для принятия стратегических решений в сфере государственного управления.

Ключевые слова: цифровая экономика, искусственный интеллект, КНР, США, стратегия, конкурентоспособность

JEL-классификация: O31, O32, O33



ВВЕДЕНИЕ

Отрасль искусственного интеллекта (ИИ), несколько десятилетий являясь предметом интенсивных научных исследований, в последние годы динамично развивается, пользуясь поддержкой правительств различных государств. Актуальность этого исследования заключается в широком спектре применения упомянутой технологии и ее потенциально очень значительном социально-экономическом влиянии [1]. ИИ, являясь «технологий массового использования» (GPT, General Purpose Technology) [2] – сфера, для развития которой принципиально важны государственные поддержка и регулирование.

Существующая литература достаточно подробно исследует отдельные аспекты особенностей стратегии США и КНР в сфере динамично развивающейся сфере ИИ. Д.Уэст и Дж.Аллен [4] указывают на глобальный охват и влияние соответствующей технологии. Отраслевая стратегия Соединенных Штатов Америки в сравнении с потенциально конкурирующими государствами отличается опорой на частную инициативу и высоким уровнем ресурсообеспеченности (С.Г.Камолов и др. [15]). В.Найт [19] обсуждает необходимость подготовки США к нарастанию глобальной конкуренции в отрасли ИИ. Подход Китая к стимулированию развития ИИ рассматривается такими исследователями, как М.С.Решетникова [6], К.Ф.Ли [32], Дж.Гонг [42]. С.А.Антипова и О.М.Тляшев [5] затрагивают стратегическое противостояние КНР и США в сфере национальной безопасности. Конкуренция двух лидеров отрасли в различных аспектах ИИ также анализируется такими авторами, как С.Чжао [11], Х.Обейд [12], Г.Аллисон. Э.Шмидт [13], К.Фукуока, С.Табета и А.Ойкава [10]. В настоящей работе используются многочисленные тематические первоисточники, включая концептуальные документы Министерства обороны США [20], Управления научно-технической политики Белого дома [21], Государственного совета КНР [36, 37], Министерства науки и технологии КНР [41]. Для удобства дальнейшего исследования часть источников по КНР даны в переводах на английский язык (Г.Вебстер, Р.Кримерс, Э.Каниа и П.Триоло [33]).

Несмотря на обширные исследования, проводимые в рассматриваемой области, существует научный пробел в сравнительном понимании комплексных национальных стратегий в сфере ИИ стран-лидеров цифровой экономики: США и Китая. Данная статья призвана восполнить данный пробел путем проведения всестороннего сравнительного анализа стратегических приоритетов развития ИИ этих двух стран, отраженных прежде всего в эволюции публикуемых концептуальных документов.

Таким образом, цель настоящего исследования — тщательно изучить концептуальные подходы к развитию технологий ИИ в текущей практике государственного управления США и КНР, а также выявить как общие черты, так и уникальные особенности. Кроме того, в исследовании делается попытка проанализировать существущие тенденции и стратегические приоритеты развития ИИ в двух упомянутых государствах.

Объект данной научной работы – изучение правительственных стратегий развития ИИ в США и Китае, включая как более широкие концепции поддержки цифровой экономики в целом, так и специализированные документы. В исследовании рассматриваются целеполагание, логическая и функциональная структура, приоритеты и практические мероприятия, лежащие в основе стратегий развития ИИ в упомянутых странах и составляющие предмет соответствующего исследования.

Научная новизна данного исследования заключается в его направленности на комплексное рассмотрение постановки целей, структуры, приоритетов и практических мер, составляющих основу стратегий развития ИИ в США и КНР. В настоящей работе предпринимается попытка сопоставительного анализа государственных стратегий развития ИИ в США и Китае с учетом как общих тенденций глобального технологического развития, так и существующих различий экономических моделей двух стран.

Автор выдвигает гипотезу о том, что, несмотря на имеющееся сходство во многих показателях развития ИИ, между США и Китаем существует концептуальная разница в приоритетах и ожиданиях от соответствующей технологии, приведшая к формированию двух принципиально отличных моделей национальной политики в исследуемой области, что в среднесрочной перспективе способно оказать действенное влияние на соответствующую инновационное динамику.

Методология, используемая в настоящем исследовании, основана на сравнительном анализе стратегических документов, касающихся развития ИИ в США и КНР, включая национальные стратегии ИИ и соответствующие программные документы, что позволяет выявить как структурные сходства, так и концептуальные различия в стратегиях развития ИИ двух стран. В работу также включены методы количественного анализа, в том числе использование статистических методов для рассмотрения ряда показателей, оценивающих текущее развития ИИ в США и Китае, в том числе – результаты исследований в области ИИ и разработки соответствующего ПО, объем инвестиций в технологии ИИ, а также влияние ИИ на экономику и общество в целом.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Потенциал приложения ИИ огромен. В настоящее время он привлекает все большее внимания со стороны правительств большинства государств, которые рассматривают ИИ как ключевой фактор обеспечения национального цифрового суверенитета [3]. Быстрое развитие технологий ИИ и их потенциальное применение в различных секторах, от обороны и здравоохранения до финансов и транспорта, привело к своего рода «гонке» за превосходство в области ИИ [4]. Конкуренция в сфере ИИ заключается не только в достижении технологических преимуществ, но также имеет серьезные последствия для экономического роста и национальной безопасности [5]. Исследователи отмечают, что глобальными лидерами в данном направлении сегодня являются США и КНР [6].

Рассмотрим текущиее положение дел в отрасли подробнее. В частности, одним из важнейших показателей вовлеченности страны в международную кооперацию в сфере ИИ является доля вкладов («коммитов») в открытые государственные проекты по странам, связанные с репозиториями на GitHub.

В настоящее время, согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) [7], лидерами в этой области являются такие государства и объединения, как США, ЕС, Китай и Индия, что является свидетельством их ведущего положения в развитии отрасли ИИ через возможность обмена знаниями и идеями. Так, на нижеприведенной диаграмме показана доля вкладов (т.е. «коммитов») в репозитории проектов ИИ на GitHub по странам с 2011 по 2022 г. Данные инициативы предварительно отфильтрованы по их качеству, определяемому по количеству управляемых копий («форков»), сделанных для конкретного проекта (отобраны только проекты с «высоким качеством», т.е. числом «форков» от 6 до 100).

Рис. №1. Вклад государств в разработку открытого ПО в 2011-2022 гг.

Pic. No.1. The contribution of states to the development of open source software in 2011-2022

Источник: составлено автором в Google Colab на основе данных OECD.AI “Contributions to public AI projects by country and project impact” (дата обращения: 19.05.2023)

Другим важным показателем, который также следует принять во внимание при определении лидеров рассматриваемой отрасли, является распределение венчурных инвестиций в области ИИ по странам. Данная переменная дает представление об уровне поддержки частным сектором развития ИИ в стране, особенно в части зарождающихся инновационных проектов. Высокая концентрация венчурных инвестиций в определенном государстве свидетельствует о том, что частный сектор уверен в способности страны разрабатывать и коммерциализировать технологии ИИ, что, в свою очередь, может привлечь больше талантов и инвестиций в регион в целом.

Ведущими странами по венчурным инвестициям в ИИ являются США и КНР. Соединенные Штаты имеют долгую историю инвестирования в технологии и сильную стартап-экосистему, которая обеспечивает постоянный поток отраслевых венчурных инвестиций [8]. С другой стороны, в Китае в период с 2014 по 2021 гг. наблюдался быстрый рост объема венчурных инвестиций в ИИ, что не в последнюю очередь обусловлено стратегическим приоритетом государства по развитию национальной ИИ-индустрии.

Рис. №2. Распределение венчурных инвестиций по странам в 2012-2022 гг.

Pic. No.2. Distribution of venture investments by countries in 2012-2022

Источник: составлено автором на основе данных OECD.AI “VC investments in AI by country” (дата обращения: 19.05.2023)

Вместе с тем следует отметить, что в 2022 г. заметно заметное снижение вложений в рассматриваемую сферу как в США на фоне резкого ужесточения денежно-кредитной политики, так и в КНР в контектсе торможения экономической активности из-за локдаунов. Подобного, однако, не произошло для ЕС и вышедшей на четвертую позицию Индии, что говорит о вероятном нарастании конкуренции в сфере ИИ в среднесрочной перспективе.

Наконец, исследование, проведенное Asia Nikkei и голландским научным издательством Elsevier [9], показало, что в академических исследованиях по тематике ИИ на ведущие позиции по крайней мере к 2021 г. вышел Китай, который превзошел США как по количеству, так и по качеству исследовательских работ. Китайские компании, такие как Tencent, Alibaba и Huawei, вошли в десятку ведущих компаний, занимающихся исследованиями в области ИИ. Отмечается, что в ходе исследования были проанализированы научные статьи и статьи отраслевых конференций с использованием 800 ключевых слов, связанных с ИИ.

Результаты анализа демонстрируют, что количество статей по ИИ, опубликованных во всем мире, выросло с примерно 25 тыс. в 2012 г. до примерно 135 тыс. в 2021 г. Авторы акцентируют, что в 2021 г. в Китае было опубликовано 43 тыс. статей, что примерно в два раза больше, чем в США. Кроме того, в ходе исследования было измерено качество исследования путем подсчета количества статей, входящих в топ-10% цитирований в других изданиях. Было обнаружено, что на Китай приходится 7401 из самых цитируемых статей в 2021 г., что выше соответствующего показателя для США на 70%. Вместе с тем на США и КНР вместе приходится порядка половины всех работ по рассматриваемой тематике, причем эта доля только возрастает для наиболее цитируемых исследований.

Как видно из представленных выше, а также представленных в целом ряде аналитических работ данных, по целому спектру показателей двумя ведущими странами в развитии ИИ являются Соединенные Штаты Америки и Китайская Народная Республика [10], [11]. Потенциальное отраслевое соперничество двух этих государств усугубляется их комплексной социально-экономической конкуренцией в целом ряде других направлений от торговли до безопасности [12], [13].

Учитывая нарастающее политическое, экономическое и технологическое противостояние между двумя упомянутыми государствами, сфера ИИ, по мнению ряда аналитиков, является одним из ключевых направлений укрепления национальной конкурентоспособности как США, так и КНР. Так, согласно группе авторов во главе с бывшим руководителем Google Э.Шмидтом, ИИ наравне с 5G и микрочипами является определяющей технологией для конкурентного положения страны в цифровой экономике на период до 2030 г. [14].

Отраслевые стратегии США

С тем, чтобы комплексно проанализовать формирование актуальных приоритетов США в области ИИ, следует рассмотреть эволюцию отраслевых политик трех последовательно сменивших друг друга администраций Б.Обамы (в период с 2016 по 2017 гг.), Д.Трампа (2017-2021 гг.) и Дж.Байдена (с 2021 г. по н.в.). Необходимо отметить, что общими чертами курса каждой из них является стремление к допустимой минимизации государственного вмешательства при одновременном акценте на роль свободного рыночного капитализма и поддержку частных инноваций [15].

В октябре 2016 г. Национальный совет по науке и технологиям (англ. National Science and Technology Council, NSTC) выпустил отчет «Подготовка к будущему искусственного интеллекта» (англ. Preparing for the Future of Artificial Intelligence) [16], а также «Национальный стратегический план исследований и разработок в области искусственного интеллекта» (англ. National Artificial Intelligence Research and Development Strategic Plan) [17]. Первый документ – обзор состояния ИИ и его приложений и вопросов с рекомендациями для действий правительства. Второй – проект ряда инновационных стратегий высокого уровня в виде общего руководства для отраслевых агентств без проработки детальных программ исследований.

В декабре 2016 г. они были дополнены исследованием Исполнительного офиса Президента (англ. Executive Office of the President) «Искусственный интеллект, автоматизация и экономика» (англ. Artificial Intelligence, Automation, and the Economy) [18], в котором изложено было приведено влияние автоматизации на основе ИИ на американский рынок труда и экономику.

По результатам анализа упомянутых документов очевидно, что в период администрации Б.Обамы упор делался преимущественно саморегулирование частного сектора. Вместе с тем во всех трех документах подчеркивается необходимость поддержки разработки ИИ и технологической отрасли в целом, в том числе в сотрудничестве с различными международными партнерами. Так, например, в «Национальном стратегическом план исследований и разработок в области искусственного интеллекта» указывалось, что правительство определяет «внешние параметры» использования ИИ, в то время как частный сектор внедряет инновации в рамках создаваемой широкой нормативно-правовой базы.

Представленные в заключительный период президентства Б.Обамы, указанные документы в части опоры на свободные рыночные отношения получили продолжение уже в профильном курсе Д.Трампа. Следует при этом отметить, что первые два года (2017-2019 гг.) пребывания у власти администрации Д.Трампа характеризовались невмешательством в политику ИИ и минимальным государственным регулированием. В документах Белого дома указанного периода также содержится заметно меньше «идеологических» ссылок на этику, а также необходимость расширения международного взаимодействия с «демократическими» странами [19].

В 2018 г. Минобороны США выпустило отраслевую «Стратегию искусственного интеллекта» (англ. Artificial Intelligence Strategy) [20]. В мае 2018 г. состоялся саммит «ИИ для американской промышленности» (англ. AI for American Industry), в итоговом документе которого подчеркивалась необходимость сохранения лидерства США в «реализации потенциала ИИ» путем устранения «слишком обременительных» норм и расширения государственно-частного партнерства [21].

Позиция администрации Д.Трампа относительно невмешательства в развитие отрасли ИИ в контексте роста значения рассматриваемой отрасли начала меняться. Так, уже в феврале 2019 г. Д.Трамп подписал указ «Поддержание американского лидерства в области искусственного интеллекта» (англ. Maintaining American Leadership in Artificial Intelligence) [22], в рамках которого создавалась т.н. «Американская инициатива в области ИИ» (англ. American AI Initiative), направленная на продвижение отраслевых технологических стандартов и разработок, а также создание благоприятной для американских интересов международной среды. Данный документ по своему духу означал заметный шаг в сторону скоординированных усилий по сохранению американского лидерства в соревновании с Китаем.

Администрацией Д.Трампа в том же году была представлена инициатива «Искусственный интеллект для американского народа» (англ. Artificial Intelligence for the American People) [23]. Один из очевидных элементов упомянутых стратегий – приоритет свободного рынка и инноваций. По-прежнему упор делался на минимальное регулирование в рамках «Руководства по регулированию приложений искусственного интеллекта» (англ. Guidance for Regulation of Artificial Intelligence Applications) [24] и отраслевого отчета «Американское лидерство в области ИИ: план федерального участия в разработке технических стандартов и связанных с ними инструментов» (англ. U.S. Leadership in AI: A Plan for Federal Engagement in Developing Technical Standards and Related Tools) [25]. Чрезмерное госрегулирование рассматривается в данном контексте как препятствие инновациям и конкурентоспособности США [26].

С течением времени все более активна становится риторика «конкуренции» в области ИИ с рядом государств, прежде всего – Китаем. Так, администрация Д.Трампа ввела санкции в отношении некоторых ведущих китайских компаний, занимающихся искусственным интеллектом [27]. Данный подход становится еще более очевидным в отраслевых действиях президента Дж.Байдена.

После вступления на должность президента США в январе 2021 г. Дж.Байдена, его профильный подход в области ИИ во-многом был определен как соперничество с Китаем и рядом других стран, причем вновь растет его идеологический компонент. Например, итоговом отчете Комиссии национальной безопасности по искусственному интеллекту (англ. National Security Commission on Artificial Intelligence, NSCAI), опубликованном в марте 2021 г. [28], конкуренция в области ИИ определяется как «конкуренция ценностей» (англ. values competition). Именно при администрации Дж.Байдена Китай был очевидно закреплен как конкурент Америки в сфере ИИ.

Упор вместе с тем делается на принципы свободного рынка в исследованиях и разработках в сочетании с элементами адресной господдержки отрасли, а также блокирование самой возможности КНР развивать технологии ИИ за счет отсечения доступа к цепочке поставок, в том числе – необходимым для этого микрочипам.

9 августа 2022 г. было объявлено, что Администрация Дж.Байдена инвестирует в будущее полупроводниковой промышленности, выделив 52,7 млрд долл. США на исследования в области полупроводников, разработку, производство и развитие рабочей силы в рамках «Закона о чипах и науке» (CHIPS and Science Act) [29]. В октябре 2022 г. введена новая политика экспортного контроля в отношении ИИ и полупроводниковых технологий в Китай, включающая в себя перекрытие доступа к высокопроизводительным чипам ИИ, программному обеспечению для проектирования чипов, оборудованию для производства полупроводников и компонентам, произведенным в США [30].

С учетом резкого прогресса в разработке генеративных моделей ИИ, в мае 2023 г. администрация Дж.Байдена представила комплексный план действий в сфере ИИ [31], направленный на усиление регулирования отрасли, в том числе в части разработки профильных государственных сервисов, гарантирования безопасности и надежности систем ИИ, а также выделение 140 млн долл. США на продвижение разработок в области ИИ исследовательскими центрами.

В целом, стратегия США в области развития ИИ в последние годы характеризовалась постоянным упором на свободный рыночный капитализм, минимальным вмешательством государства и поддержкой частных инноваций. Этот подход поддерживался администрациями Барака Обамы, Дональда Трампа и Джо Байдена.

Вместе с тем с течением времени становится все заметнее крен профильной стратегии США в сторону направленных усилий на укреплению собственной конкурентоспособности по отношению к КНР, а также идеологический компонент. Акцент на принципах свободного рынка и минимальном регулировании остается, однако повышенное внимание уделяется целевой государственной поддержке и регулированию для сохранения лидерства США в области ИИ.

Отраслевые стратегии КНР

В свою очередь, по мнению бывшего главы Google China, основателя Sinovation Ventures Ли Кайфу [32], Китай всерьез начал прилагать усилия в части продвижения ИИ в 2016 г., когда AlphaGo (программа ИИ Google DeepMind) победила чемпиона по игре го Ли Седоля. Уже 2017 году Государственный совет КНР опубликовал профильную «Программу развития искусственного интеллекта нового поколения» (кит. 新一代人工智能发展规划) [33], направленную на развитие фундаментальных исследований и применения ИИ в различных отраслях.

Указанный план содержит три ключевые концептуальные цели КНР в указанной отрасли, временные сроки их реализации, а также порядок финансирования и инструменты господдержки:

  • К 2020 г. предполагалось, что КНР выйдет на уровень развитых стран в сфере искусственного интеллекта по научным разработкам и патентам, а также публикациям. Сама указанная отрасль должна превратиться в новый драйвер экономического роста Китая. Предполагалось, что траты на развитие составят 22,5 млрд долл. США;
  • К 2025 г. Китайская Народная Республика должна выйти на лидирующую позицию в ряде отраслей ИИ. Расходы на развитие сферы составят 60 млрд долл., смежных индустрий – 745 млрд долл. США;
  • К 2030 г. КНР станет мировым инновационным центром ИИ. Расходы страны на фундаментальные исследования в сфере ИИ составят до 150 млрд долл. США, в смежных отраслях — 1,5 трлн долл. США.
  • В частности, в рамках рассматриваемой стратегии заявлялось, что «ИИ стал новым направлением международной конкуренции...Крупнейшие развитые страны мира рассматривают ИИ как основную стратегию повышения национальной конкурентоспособности.» [33].

    В развитие упомянутого документа отраслевое Министерство промышленности и информатизации КНР опубликовало «Трехлетний план действий по содействию развитию индустрии искусственного интеллекта нового поколения на 2018-2020 гг.» (кит. 促进新一代人工智能产业发展三年行动计划(2018-2020 年)) [34] с описанием конкретных успешных примеров в определенных секторах с установлением мер по расширению внедрения ИИ в экономику страны.

    В ноябре 2017 г. Министерство науки и технологий КНР объявило о создании «Стратегического консультативного комитета по искусственному интеллекту нового поколения» (кит. 新一代人工智能战略咨询委员会) [35]. Большинство из его 27 членов являются учеными и исследователями, но пять изних – представители частного сектора. Цель создания данного органа – предоставление консультаций и исследование различных стратегических вопросов, связанных с ИИ.

    Следует отметить, что после истечения в 2020 г. заявленного плана развития ИИ до 2020 г. новой программы действий сформулировано не было. Вместо этого ИИ, очевидно, был включен в 14-й пятилетний план развития цифровой экономики (кит. “十四五”数字经济发展规划) [36], опубликованный 12 января 2021 г. Центральной комиссией по кибербезопасности и информатизации.

    В рамках указанной стратегии среди прочего была поставлена цель по содействию упорядоченному развитию центров ИИ, созданию интеллектуальной инфраструктуры нового типа на основе концепции интеграции ИИ с другими отраслями «ИИ+». Такое решение правительства может означать в определенной степени означает возвращение к существовавшему до 2016 г. взгляду на ИИ как на «одну из многих технологий», хотя и чрезвычайно значимую.

    В марте 2021 г. положения о небходимости комплексного подхода к развитию ИИ были включены в принятый Всекитайским собранием народных представителей «Четырнадцатый пятилетний план национального экономического и социального развития КНР и проекты долгосрочных задач на период до 2035 года» (кит. 中华人民共和国国民经济和社会发展第十四个五年规划和 2035 年远景目标纲要) [37], включая такие области как продвижение разработки современных чипы, алгоритмов машинного обучения и облачных вычислений, расширение использования механизмов государственно-частного партнерства.

    Вместе с тем в рамках китайской модели развития ИИ значительная роль принадлежит местным администрациям. Так, ряд регионов уделяют первостепенное внимание ИИ и даже опубликовали свои собственные планы развития отрасли. Например, уже в 2018 г. Пекин объявил о планах строительства исследовательского парка ИИ стоимостью 2,1 млрд долл.США с возможностью партнерства с иностранными университетами [38]. Шанхай в 2019 г. запустил Шанхайский инвестиционный фонд индустрии ИИ объемом 1,4 млрд долл. США, возглавляемый консорциумом китайских государственных предприятий и частных акционерных компаний [39].

    Тяньцзинь также объявил об инициативе в области ИИ в 2018 г., планируя создать фонд в размере 16 млрд долл.США для поддержки городской индустрии ИИ также на основе ГЧП [40]. В 2019 г. правительство Шэньчжэня опубликовало «План действий по развитию искусственного интеллекта нового поколения (2019-2023)» [41]. В целом, поддержка проектов, связанных с ИИ, на местном уровне осуществляется в различных формах, включая прямое финансирование из государственных фондов и программ финансирования, а также создание условий для поддержки компаний в секторе ИИ.

    В КНР существует несколько ведущих ведомств, регулирующих формирование системы развития ИИ в стране в рамках собственной компетенции. В частности, в сентябре 2021 г. Национальный специальный комитет по управлению ИИ нового поколения (кит. 国家新一代人工智能治理专业委员会) опубликовал «Кодекс этики для ИИ нового поколения» (кит. 新一代人工智能伦理规范) [42]. В упомянутом документе четко указано, что различные виды деятельности, связанные с ИИ, должны соответствовать шести основным этическим нормам, включая содействие благополучию людей, повышение справедливости и беспристрастности, защиту конфиденциальности и безопасности, обеспечение контролируемости и достоверности, более активное принятие ответственности и повышение уровня этики.

    Другой государственный орган, Государственная канцелярия интернет-информации КНР (англ. Cyberspace Administation of China, кит. 国家互联网信息办公室), в сентябре 2021 г. опубликовала трехлетнюю дорожную карту по регулированию Интернет-алгоритмов [43]. В январе 2022 г. CAC совместно с другими государственными ведомствами представила «Правила управления алгоритмами рекомендаций информационных Интернет-сервисов», которые вступили в силу с 1 марта 2022 г. [44]. Тот факт, что Китай выпускает правила такого рода, свидетельствует о том, что КНР стремится занять видное место на международном уровне в управлении ИИ.

    В марте 2023 г. в рамках институциональной реформы Государственного совета было создано Национальное бюро данных (кит. 国家数据局) [45] для централизованного управления необходимыми для успешного развития отрасли ИИ огромными массивами данных КНР.

    В целом, в Китае применяется централизованный подход к регулированию ИИ на национальном уровне с дополнительной полноценной компонентой отраслевой поддержки на местных уровнях, осуществляемый с учетом существующих профильных планов развития. Соответственно, помимо центрального правительства, важную бополняющую роль в реализации нормативных актов в области ИИ играют ведущие города и провинции, такие как Пекин, Шанхай и Тяньцзинь.

    Следует отметить также активное использование механизмов государственно-частного партнерства с привлечением ведущих отраслевых игроков, таких как Tencent, Alibaba и Huawei. Вместе с тем понимание опоры на свободный рынок отличается от американского, подчеркивается необходимость «лучше использовать преимущества государственного планирования и руководства,...на основе рыночного регулирования, ... » [33].

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    В заключение следует отметить, что и в США, и в Китае действуют комплексные стратегии развития ИИ с упором на государственную поддержку в различных формах, инвестиции в исследования и разработки и создание благоприятных условий для роста частных компаний в сфере ИИ. Эти стратегии оказывают упомянутых двум «сверхдержавам в области ИИ» содействие в обеспечении отраслевой конкурентоспособности, а также использоватии технологии ИИ для поддержки национальных приоритетов. Вместе с тем необходимо отметить, что подходы США и КНР к регулированию и развитию ИИ имеют явные различия.

    Так, подход США к регулированию и развитию ИИ характеризуется акцентом на свободный рыночный капитализм, минимальным вмешательством государства и поддержкой частных инноваций, причем данный тренд прослеживается как для администраций Б.Обамы и Д.Трампа, так и администрации Дж.Байдена. Однако со временем в стратегии США становится более очевидным сдвиг от упора на саморегулирование в поддержке развития ИИ в сторону целенаправленных усилий по поддержанию конкурентоспособности по сравнению к Китаю. Акцент на принципах свободного рынка и минимально возможном регулировании остается, но повышенное внимание уделяется целевой государственной поддержке и регулированию для сохранения лидерства США в рассматриваемой области.

    Напротив, подход Китая к регулированию и развитию ИИ более управляем со стороны государства. Китайское правительство ставит перед собой амбициозные цели по развитию ИИ и реализует комплексные планы для их достижения, что предполагает значительные инвестиции в исследования и разработки ИИ, а также продвижение приложений ИИ в различных отраслях. Китай также принял децентрализованный подход к регулированию ИИ на местном уровне с учетом существующих отраслевых планов развития. Ведущие города и провинции, такие как Пекин, Шанхай и Тяньцзинь, располагают эффективными инструментами поддержки ИИ, включая профильные инвестиционные фонды.

    Таким образом, и США, и Китай являются мировыми лидерами в области ИИ. Их подходы к регулированию и развитию ИИ различны и отражают и отражают присущие данным государствам особенности в части экономического развития. США делают упор на принципы свободного рынка и инновации частного сектора, в то время как КНР присущи преимущественное участие государства и активное подключение регионального компонента.


    Источники:

    1. Floridi L., Cowls J. A unified framework of five principles for AI in society. Hdsr. [Электронный ресурс]. URL: https://hdsr.mitpress.mit.edu/pub/l0jsh9d1/release/8 (дата обращения: 20.05.2023).
    2. Mariodo M. General Purpose Technologies. Medium. [Электронный ресурс]. URL: https://medium.com/@mark.mariodo/general-purpose-technologies-f240402396df (дата обращения: 20.05.2023).
    3. Никонов В.А., Воронов А.С., Сажина В.А., Володенков С.В., Рыбакова М.В. Цифровой суверенитет современного государства: содержание и структурные компоненты (по материалам экспертного исследования) // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. – 2021. – № 60. – c. 206-216. – doi: 10.17223/1998863X/60/18.
    4. West D.M., Allen J.R. How artificial intelligence is transforming the world. Brookings. [Электронный ресурс]. URL: https://www.brookings.edu/research/how-artificial-intelligence-is-transforming-the-world/ (дата обращения: 20.05.2023).
    5. Антипова С.А., Тляшев О.М. Искусственный интеллект в сфере национальной безопасности: стратегическое противостояние кнр и сша // Военная мысль. – 2021. – № 7. – c. 130-140.
    6. Решетникова М.С. Китайский опыт развития искусственного интеллекта: промышленная цифровизация // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Экономика. – 2020. – № 3. – c. 536-546. – doi: 10.22363/2313-2329-2020-28-3-536-546.
    7. Oecd.ai. [Электронный ресурс]. URL: https://oecd.ai/en/data?selectedArea=ai-software-development&selectedVisualization=contributions-to-ai-projects-by-country-and-project-impact (дата обращения: 20.05.2023).
    8. Oecd.ai. [Электронный ресурс]. URL: https://oecd.ai/en/data?selectedArea=investments-in-ai-and-data (дата обращения: 20.05.2023).
    9. Fukuoka K., Tabeta S., Oikawa A. China trounces U.S. in AI research output and quality. Nikkei Asia. [Электронный ресурс]. URL: https://asia.nikkei.com/Business/China-tech/China-trounces-U.S.-in-AI-research-output-and-quality (дата обращения: 20.05.2023).
    10. State of AI Report. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.google.com/presentation/d/1WrkeJ9-CjuotTXoa4ZZlB3UPBXpxe4B3FMs9R9tn34I/edit#slide=id.g164b1bac824_0_3591 (дата обращения: 20.05.2023).
    11. Zhao S. A new model of big power relations? China–US strategic rivalry and balance of power in the Asia-Pacific // Journal of Contemporary China. – 2015. – № 93. – p. 377-397. – doi: 10.1080/10670564.2014.953808.
    12. Obeid H. et al. Artificial Intelligence: Serving American Security and Chinese Ambitions. Armgpublishing.com. [Электронный ресурс]. URL: https://armgpublishing.com/wp-content/uploads/2020/10/4.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    13. Allison G., Schmidt E. Is China Beating the US to AI Supremacy?. Harvard Kennedy School. [Электронный ресурс]. URL: https://www.belfercenter.org/sites/default/files/2020-08/AISupremacy.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    14. Mid-Decade Challenges to National Competitiveness. Schmidt Special Competitive Studies Project. [Электронный ресурс]. URL: https://www.scsp.ai/reports/mid-decade-challenges-for-national-competitiveness/https://www.scsp.ai/wp-content/uploads/2022/09/SCSP-Mid-Decade-Challenges-to-National-Competitiveness.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    15. Камолов С.Г., Варос А.А., Крибиц А., Алашкевич М.Ю. Доминанты национальных стратегий развития искусственного интеллекта в россии, германии и сша // Вопросы государственного и муниципального управления. – 2022. – № 2. – c. 85-105. – doi: 10.17323/1999-5431-2022-0-2-85-105.
    16. Executive Office of the President National Science and Technology Council Committee on Technology. Preparing for the Future of Artificial Intelligence. [Электронный ресурс]. URL: https://obamawhitehouse.archives.gov/sites/default/files/whitehouse_files/microsites/ostp/NSTC/preparing_for_the_future_of_ai.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    17. The National Artificial Intelligence Research and Development Strategic Plan. National Science and Technology Council. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nitrd.gov/pubs/national_ai_rd_strategic_plan.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    18. Artificial Intelligence, Automation, and the Economy. Obamawhitehouse. [Электронный ресурс]. URL: https://obamawhitehouse.archives.gov/sites/whitehouse.gov/files/documents/Artificial-Intelligence-Automation-Economy.PDF (дата обращения: 20.05.2023).
    19. Knight W. Here’s how the US needs to prepare for the age of artificial intelligence. MIT Technology Review. [Электронный ресурс]. URL: https://www.technology review.com/2018/04/06/240935/heres-how-the-usneeds-to-prepare-for-the-age-of-artificial-intelligence/ (дата обращения: 20.05.2023).
    20. Summary of the 2018 Department of Defense Artificial Intelligence Strategy: Harnessing AI to Advance Our Security and Prosperity. Department of Defense. [Электронный ресурс]. URL: https://media.defense.gov/2019/Feb/12/2002088964/-1/-1/1/DOD-AI-STRATEGY-FACT-SHEET.PDF (дата обращения: 20.05.2023).
    21. The White House Office of Science and Technology Policy (2018) Summary of the 2018 White House Summit on Artificial Intelligence for American Industry. Nitrd.gov. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nitrd.gov/nitrdgroups/images/2/23/Summary-Report-of-White-House-AI-Summit.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    22. Executive Order 13859 of February 11, 2019: Maintaining American Leadership in Artificial Intelligence. Federal Register. [Электронный ресурс]. URL: https://www.govinfo.gov/content/pkg/FR-2019-02-14/pdf/2019-02544.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    23. Artificial Intelligence for the American People. The White House. [Электронный ресурс]. URL: https://trumpwhitehouse.archives.gov/ai/ai-american-values/ (дата обращения: 20.05.2023).
    24. Memorandum for the Heads of Executive Departments and Agencies: Guidance for Regulation of Artificial Intelligence Applications. The White House. [Электронный ресурс]. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2020/11/M-21-06.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    25. U.S. Leadership in AI: A Plan for Federal Engagement in Developing Technical Standards and Related Tools. National Institute of Standards and Technology. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nist.gov/system/files/documents/2019/08/10/ai_standards_fedengagement_plan_9aug2019.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    26. Vought R.T. Guidance for Regulation of Artificial Intelligence Applications. Executive Office of the President Office of Management and Budget. Whitehouse.gov. [Электронный ресурс]. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2020/11/M-21-06.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    27. Freifeld K., Alper A. Exclusive: Trump admin slams China’s Huawei, halting shipments from Intel, others—sources. Reuters. [Электронный ресурс]. URL: https://www.reuters.com/article/us-usa-huawei-tech-exclusiveidUSKBN29M0KD (дата обращения: 20.05.2023).
    28. Final Report. National Security Commission on Artificial Intelligence. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nscai.gov/wp-content/uploads/2021/03/Full-Report-Digital-1.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    29. FACT SHEET: CHIPS and Science Act Will Lower Costs, Create Jobs, Strengthen Supply Chains, and Counter China. White House. [Электронный ресурс]. URL: https://www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2022/08/09/fact-sheet-chips-and-science-act-will-lower-costs-create-jobs-strengthen-supply-chains-and-counter-china/ (дата обращения: 20.05.2023).
    30. Allen G.C. Choking off China’s Access to the Future of AI. Center for Strategic & International Studies. [Электронный ресурс]. URL: https://www.csis.org/analysis/choking-chinas-access-future-ai (дата обращения: 20.05.2023).
    31. FACT SHEET: Biden-Harris Administration Announces New Actions to Promote Responsible AI Innovation that Protects Americans’ Rights and Safety. White House. [Электронный ресурс]. URL: https://www.whitehouse.gov/ostp/news-updates/2023/05/04/fact-sheet-biden-harris-administration-announces-new-actions-to-promote-responsible-ai-innovation-that-protects-americans-rights-and-safety/ (дата обращения: 20.05.2023).
    32. Lee K.-F. AI Superpowers: China, Silicon Valley, and the New World Order. , 2018. – 15 (272) p.
    33. Webster G., Creemers R., Kania E., Triolo P. Full Translation: China’s ‘New Generation Artificial Intelligence Development Plan. Stanford University. [Электронный ресурс]. URL: https://digichina.stanford.edu/work/full-translation-chinas-new-generation-artificial-intelligence-development-plan-2017/ (дата обращения: 20.05.2023).
    34. 促进新一代人工智能产业发展三年行动计划(2018-2020 年) [Трехлетний план действий по развитию индустрии нового поколения искусственного интеллекта (2018-2020 годы)]. Центр исследований искусственного интеллекта Нанкайского университета. [Электронный ресурс]. URL: https://cingai.nankai.edu.cn/_upload/article/files/b3/78/a17716fb4171920e14a4a23e8fe9/a72a7eb1-da69-4df7-a4ee-d4663a3e6656.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    35. Murphy B. Profiles of Members of China's New Generation Artificial Intelligence Strategic Advisory Committee. Center for Security and Emerging Technology. [Электронный ресурс]. URL: https://cset.georgetown.edu/publication/profiles-of-members-of-chinas-new-generation-artificial-intelligence-strategic-advisory-committee/ (дата обращения: 20.05.2023).
    36. «14th Five-Year» National Informationization Plan [ “十四五”数字经济发展规划]. Государственный совет КНР. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gov.cn/xinwen/2021-12/28/5664873/files/1760823a103e4d75ac681564fe481af4.pdf (дата обращения: 20.05.2023).
    37. 中华人民共和国国民经济和社会发展第十四个五年规划和2035年远景目标纲要 [14-й пятилетний план развития народного хозяйства и общества КНР и краткий план на перспективу до 2035 года]. Государственный совет КНР. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gov.cn/xinwen/2021-03/13/content_5592681.htm (дата обращения: 20.05.2023).
    38. China is building a US$2.1b research park dedicated to artificial intelligence. South China Morning Post. [Электронный ресурс]. URL: https://www.scmp.com/tech/article/2126755/china-building-giant-21-billion-research-park-dedicated-developing-artificial (дата обращения: 21.05.2023).
    39. 上海发布人工智能三年行动方案并成立投资基金 [Шанхай объявил о трехлетнем плане действий по искусственному интеллекту и создает инвестиционный фонд]. Центральный комитет Коммунистической партии Китая по вопросам сетевой безопасности и информатизации. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cac.gov.cn/2019-09/01/c_1124946920.htm (дата обращения: 21.05.2023).
    40. Scmp.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.scmp.com/tech/innovation/article/2146428/tianjin-city-china-eyes-us16-billion-fund-ai-work-dwarfing-eus-plan.
    41. Chipman Koty A. Artificial Intelligence in China: Shenzhen Releases First Local Regulations. China Briefing. [Электронный ресурс]. URL: https://www.china-briefing.com/news/artificial-intelligence-china-shenzhen-first-local-ai-regulations-key-areas-coverage (дата обращения: 20.05.2023).
    42. 新一代人工智能伦理规范 [Кодекс этики ИИ нового поколения]. Министерство науки и технологии КНР. [Электронный ресурс]. URL: https://www.most.gov.cn/kjbgz/202109/t20210926_177063.html (дата обращения: 20.05.2023).
    43. Gong J. China Cybersecurity and Data Protection: Monthly Update — October 2021 Issue. Bird & Bird. [Электронный ресурс]. URL: https://www.twobirds.com/en/insights/2021/china/china-cybersecurity-and-data-protection-monthly-update-october-2021-issue (дата обращения: 21.05.2023).
    44. China: CAC issues Internet Information Service Algorithm Recommendation Management Regulations. DataGuidance. [Электронный ресурс]. URL: https://www.dataguidance.com/news/china-cac-issues-internet-information-service-algorithm (дата обращения: 21.05.2023).
    45. ChatGPT 的出现有望加速我国在人工智 能领域政策的出台 [Появление ChatGPT может ускорить внедрение политики в области искусственного интеллекта в нашей стране]. Central China Securities. [Электронный ресурс]. URL: https://pdf.dfcfw.com/pdf/H3_AP202303311584772290_1.pdf?1680297339000.pdf (дата обращения: 20.05.2023).

    Страница обновлена: 04.06.2024 в 08:50:03