Компаративный анализ экономических реформ в России и Китае

Косьмин А.Д.1, Кузнецов В.В.1
1 Омский государственный технический университет

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 1 (Январь-март 2023)

Цитировать:
Косьмин А.Д., Кузнецов В.В. Компаративный анализ экономических реформ в России и Китае // Экономические отношения. – 2023. – Том 13. – № 1. – doi: 10.18334/eo.13.1.116944.

Аннотация:
Рассматриваются отличия в способах реформирования в России и Китае, которые отразились на общем экономическом развитии стран. Неудачность реформ в России привела к определенным последствиям в восприятии всецелого нормативного порядка и доверия государству со стороны людей. «Шоковая терапия» и приватизация в России детерминировали сильную дифференциацию доходов, «неослабевающую» до настоящего времени. В основе реформ в Китае лежали экономические цели, в России-политические и экономические одновременно, что предопределило более успешное течение реформ в Китае, а менее успешное (неудачное) в России, о чем свидетельствуют материалы данной статьи.

Ключевые слова: направление, творческая элита, вызовы времени, экономика, политика, рыночные реформы, приватизация, успехи, «принцип Карамзина», неудачи

JEL-классификация: O57, P27, F62, F63



Введение

Компаративный анализ экономических реформ двух дружественных стран следует предварить кратким анализом достижений Советского Союза, предтечей капиталистической Россией.

Советский Союз – это новая цивилизация, новая социалистическая эпоха жизни человеческого общества, которая возникла в результате социалистической революции, впервые в мировой истории прервавшая господство капитализма. Социализм в России был построен ценой титанических усилий всего народа, трагически пережившего становление советской власти, гражданскую и Великую отечественную войну. Послереволюционные преобразования 1917 года явились генетически заданными, заложенными их демиургами в самом механизме трансформации одной социально-экономической системы в другую.

Обретенная большевиками власть в лице ее выдающихся представителей успешно решила проблемы экономического развития и повышения благосостояния народа.

За 30 лет при жизни И. Сталина были завершены революция и строительство социализма. Сталин был выдающейся личностью, непревзойденным мастером находить в трудные моменты пути выхода их самого безвыходного положения (он принял Россию с сохой и оставил ее с атомным оружием – У. Черчилль).

Советский Союз подошел к этапу надлома потому, что престарелые генсеки (как руководители правящей элиты, по определению, долженствующей быть (креативной, творческой) не могли ответить на вызовы времени и даже отказались от готовых рецептов – китайского (а ранее японского) опыта, кстати говоря, опыта как результатов реализованных в этих странах реформаторских идей председателя Совета Министров СССР Алексея Николаевича Косыгина (к которому Л. Брежнев испытывал очевидную неприязнь, не поддержал его инициативу). Пришедший к власти покладистый, играющий под «своего парня» М.С. Горбачев и его окружение не подвергали сомнению «незыблемость и прогрессивность социалистического строя». Что же потом произошло с Горбачевым? Как писал последний глава советского правительства Валентин Павлов, Горбачев «вместо прямого пути к рынку занялся политическим маневрированием, сосредоточившись на борьбе за власть…» На том, достаточно высоком уровне развития экономики, который был достигнут в СССР в 1985 году, у страны был достаточно большой запас прочности, чтобы почти безболезненно перейти к новым формам организации общественного производства, к рыночным методам хозяйствования…Но для такого цивилизованного движения требовалось не сокрушать экономику, а использовать имеющиеся рычаги и административные возможности, позволявшие в сжатые сроки провести структурную перестройку сначала денежно-финансовой системы, а затем и всей системы хозяйствования…Велика вина перед народом, перед Отечеством тех, кто намеренно сорвал эту возможность благоприятного для всех исхода преобразований» [10]

Павлов не преувеличивал тогдашние возможности советской экономики [1]

Председатель Госплана СССР Н. Байбаков писал, что с 1966 по 1985 гг. национальный доход вырос в 4 раза, промышленное производство в 5 раз, основные фонды в 7 раз, сельскохозяйственное производство в 1.7 раза, производство товаров народного потребления в 3 раза, реальные доходы населения в 3.2 раза. Кроме того, была фактически завершена электрификация села, проведена газофикация страны с трех до 40 млн. квартир и домов – двенадцатикратный рост. Достижения в социальном плане – установлены ежемесячная гарантированная оплата труда в колхозах и социальное страхование колхозников (государственные пенсии, больничные и т.д.); введено повсеместное среднее школьное образование; увеличен минимальный размер оплаты труда до 60, а затем до 70 рублей в месяц (литр бензина (+92 стоил 40 копеек). [10]

При Горбачеве началась кампания сокрушения «противников перестройки» в лице руководителей планово-распределительных органов (министров, региональных руководителей, старых членов ЦК). За 1985-1990 гг. состав ЦК КПСС был подвергнут радикальным переменам (на 85%), чтопревзошло размеры чисток в 1935-1939 годах, которые считают «репрессиями» против правящей элиты.

Процесс трансформации власти завершился введением должности Президента СССР. Вслед за этим начался необратимый процесс трансформации власти в союзных республиках.

Как отмечал А. Тойнби (1889-1975 гг.),, философ, историк, социолог, политолог и культуролог создатель теории локальных цивилизаций.

Цивилизации не могут произвольно менять направление, как нам представляется, от «экономики к политике» (менять приоритеты неразрывно связанных между собой указанных факторов, драйверов цивилизованного развития).

Как известно, споры, что первично, политика или экономика не утихают. Политику определяет экономика, или наоборот. По В. Ленину – политика не имеет превосходства над экономикой. не может государство со слабой экономикой проводить свою независимую политику - и внутреннюю и внешнюю. Более ста лет прошло с той поры, когда В. Ленин сформулировал соотношение политики и экономики-«Политика – это концентрированное выражение экономики». Эта формула доказана временем. Главная задача любого правительства-создание развитой экономики. Без нее она не сможет удержать власть.

Положение о том, что экономика является базисом для политики-выдвинул и обосновал К. Маркс. Политическая надстройка любого государства базируется на экономической структуре общества. Это закон, и доказательством этому может служить вся история развития человечества.

М. Горбачёв этого понять не мог (похоже, даже этого не знал) и начал преобразования с политики. В работе Рахманина О. Б., советского дипломата и партийного деятеля, профессора, видного российского китаеведа «Страницы пережитого» приводится короткий диалог Горбачёва и Дэн Сяопина, состоявшийся во время визита Горбачёва в Китай в мае 1989 года. Горбачёв сказал, обращаясь к Дэн Сяопину: «Вы начали преобразования с экономики, а мы с политики, но в итоге придём к одному результату». Дэн Сяопин возразил: Мы придем к разным результатам» [7]

Свои реформы Дэн Сяопин начал c создания прочного запаса продовольствия. То есть, изначально рыночные реформы 1978 года в Китае были нацелены на то, чтобы провести индустриализацию в отсталой и сугубо аграрной стране. Одновременно с этой задачей ставилась задача создания отечественной базы для высокотехнологичных областей. Уже в начале 90-х годов в Китай привлекали не просто иностранные инвестиции в промышленность. Создание иностранных или совместных предприятий регулировалось таким образом, чтобы они возникали в наиболее важных отраслях, несли с собой современные технологии.

Чтобы было корректным сравнение результатов реформ рассматриваемых стран, необходимо оценить их стартовые условия. На начало реформ Китай обладал следующими «преимуществами» перед другими странами, в том числе и перед Россией: невероятной скученностью населения; истощенными землями многотысячелетним земледелием; низким образовательным уровнем; беспросветной бедностью, доходящей до повсеместного физического голодания; отсутствием какой-либо современной инфраструктуры; крайне отсталой промышленностью; низкоэффективным сельским хозяйством; засильем от произвола невежественных «Ганьбу» (кадровых работников); практически полным искоренением представителей «китайской интеллигенции» трудовым «перевоспитанием» деревни во время культурной революции [6].

В новой, капиталистической России, выстраивающей иные отношения с бывшими советскими республиками и социалистическими странами, создающей новую государственность, экономическую и политическую систему, были огромные преимущества перед Китаем.

ВВП был более чем в два раза больше китайского и не было развала экономики, науки и социальной сферы, как это произошло в ходе «культурной революции», когда большая часть китайцев оказалась в глубокой нищете. В России было грамотное и по преимуществу городское население, в то время как в Китае сельское население составляло более 80%. Была более развита экономика, имелся мощный научно-технический потенциал, многомиллионная интеллигенция, наличие огромных запасов ценного сырья, прежде всего энергоносителей, сотен миллионов гектаров пригодной для обработки земель, богатых лесных и водных ресурсов и т.д [12].

Следует напомнить о том, что в 1990 году Российская Федерация производила 9% мирового ВВП, сейчас меньше 2-х процентов (Китай более 17%). За последние 10 лет ВВП США вырос на 16%, ВВП стран Евросоюза - на 31%, ВВП коммунистического Китая на 101%, а ВВП России - всего на 9% [13].

В чём же секрет такого различия в результатах реформ? Главным образом в том, что российские «демократы-неолибералы» полностью отвергли опыт развития экономики Советского Союза («мировой лаборатории жизни» - Дж. М. Кейнс), который, кстати говоря, использовал президент США (1933-1945 гг.) Франклин Рузвельт, прервавший эйфорию телеологического механизма рынка и выведший свою страну не только на утерянные позиции в период Великой депрессии 1929-1933 гг. в экономике, но и их превосходящие. Они отвергли и опыт развития стран мира, а в качестве основы экономических реформ заложили рецепты «Вашингтонского консенсуса» (МВФ, МБРР, ВБ) [2;18].

В своё время экс-президент России Д. Медведев посетовал на то, что китайские экономические власти владеют секретом, эксклюзивным знанием в области экономической действительности, перманентно конвертируемого (знания) ими в высокие и устойчивые темпы роста экономики (дескать, «китайцы знают, как обеспечить рост экономики, а мы не знаем».

Похоже, что дело не в китайском эксклюзивном экономическом знании, а в их основательном знании политической экономии, «которое есть обязанность управляющих государством, и можно смело сказать, что всякое правительство, которое не будет понимать правил сей науки или будет презирать оные, необходимо должно погибнуть от финансов» (Иван Сергеевич Тургенев). Российские же экономисты, следовавшие в фарватере экономических воззрений заморских пророков, полагали что их рецепты (имеются в виду американский экономист М.Фридмен, лауреат Нобелевской премии, А. Ослунд – шведский экономист и вездесущий Дж.Сакс) не имеют не национальных границ, ни, тем более, особенностей развития экономики.

Отличительным признаком, специфической характерной особенностью капиталистической России стал «нескончаемый караван» форумов, саммитов, симпозиумов, посвящённых в том числе безуспешному поиску и обнаружению секретов экономического роста в России за пределами углеводородов, источников разгона экономического локомотива страны [1].

Россия является мировым лидером по проведению многочисленных российских (московских, восточных, сочинских и т.д) и международных форумов, риторика, резонерство и дискуссии на которых - это далеко не платоновские диалоги, не наполненные никаким значением.

Уже было сказано о том, что М. Горбачёв окончательно дискредитировал идею социализма своими бездарными действиями. Назревала метаморфоза, полная совершенная перемена, которая и произошла в результате государственного переворота в начале 1990-х годов. Начался период веселья меньшинства (олигархов, чиновников всех мастей, молниеносно «переобувшихся», побросавших партийные билеты бывших партийных работников, и пересевших в кресла руководителей банков, корпорации, сенаторов). Произошло чудовищное расслоение народа по уровню получаемых доходов, миллионы людей были обречены на нищенское существование, на голодную смерть. А рукотворная эпидемия сверх -смертности в этот период «увенчалась» сокращением численности населения за 1992-2001 годы на 5 млн. человек [5].

Деятельность государства во главе с Б. Ельциным была сосредоточена на революционно-разрушительном «направлении движения». Новый порядок оказался не силой хранительной, а всего лишь мечом рубящим (А. Герцен). Самые впечатляющие итоги правления Ельцина - это падение объёма валового внутреннего продукта на 40% (это больше, чем в годы Великой Отечественной войны), сокращение промышленного производства на 50%, сельскохозяйственного - на 35%, рост доли сырья в экспорте с 52 до 85%. Внешний долг России в 1998 году составил 146% к ВПП (при пороге безопасности в 25% ВВП) [12].

Современная Россия воспринимается как положительная альтернатива ельцинской эпохи, как частичное преодоление того «плохого», чем отличалась «ураганные» 1990-е годы. Но многое из того, что являлось аксиомами эпохи предыдущей (Советского Союза) «конвертировалось» в целый ряд нерешённых задач, к числу которых как наиболее приоритетных следует отнести задачи достижения высокого и устойчивого экономического роста, сбережения народа, укрепления его здоровья, повышения средней продолжительности жизни, повышения благосостояния и сокращения бедности. [3;4;5;20]. Это задачи, решение которых возможно лишь при условии трансформации специфического российского капитализма в сторону социалистических преобразований, социализма с китайской спецификой.

Президент России В. Путин в начале апреля 2021 года на встрече с правительством, представителями бизнеса и профсоюзами заявил, что дикий капитализм неприемлем: «Нормальный, современный человек, современный предприниматель понимает, что безудержное извлечение прибыли, такой «голый», «дикий» капитализм, он неприемлем абсолютно, потому что в конечном итоге это ведет к чему- к разрушению общества, государства и самого бизнеса. Это аутодафе, выстрелить себе в ногу, либо в голову» [11].

Нынешняя эпоха российской цивилизации не может претендовать на иное, более приличное определение только потому, «что, например, в 2020 году 57%, большая часть совокупного экономического богатства России (совокупность результатов труда всех занятых в экономике-более 70 млн. человек) принадлежало 2% богатейшего населения, 26%-приходилось на средний класс (9%). А на 89% остальных приходилось всего 17% совокупного богатства. То есть на 1% из 89% населения приходится 0.2% национального богатства - в 300 раз меньше [16].

За 2020 год в России появились пять новых долларовых миллиардов, но почти миллион малых бизнесов разорились, более 4-х миллионов человек остались без работы, численность бедных, согласно официальной статистике, возросла до 21 млн. человек (по оценке экспертов – до 35 млн), реальные располагаемые доходы россиян снизились на 3.5 % по сравнению с 2019 годом [12]

По данным швейцарского банка «Credit Suisse», Россия занимает первое место в мире по концентрации национального богатства в руках 1% населения – это в 2 раза больше, чем в дружественном Китае.

Таблица 1

Рейтинг стран мира по концентрации национального богатства в руках немногих (2021)

Тable 1

Ranking Of Countries in The World By Concentration Of National Wealth In The Hands Of A Few (2021)

Страны
Доля богатства,
контролируемая одним процентом граждан ((%)
ИВК
КЖН
Место
Балл
Россия
60.0
129
28
1.4
Бразилия
50.0
96
38
2.0
Индия
40.6
85
40
3.0
США
35.1
27
67
3.0

Китай
30.5
25
68
2.0
Германия
29.2
10
80
3.0
Канада
23.6
13
74
3.0
Великобритания
23.1
11
78
3.0
Франция
21.9
22
71
3.0
Япония
18.7
18
73
3.0

Источники: [15,16,17]

Один процент населения-это не такая уж небольшая цифра. В России –это 1.4 млн. человек, в США-3.3 млн. человек, в Китае-14 млн. человек. Соответственно, в этом одном проценте также есть распределение на состоятельных, богатых и сверхбогатых.

На конец апреля 2022 года в России насчитывалось 88 долларовых миллиардов. Их совокупное состояние уменьшилось почти вдвое по сравнению с 2021 годом- с 606.2 млрд. до 352.6 млрд. долларов, но оно вполне сопоставимо с доходами всего бюджета России за 2022 год.- 435 млрд. долларов. Если бы на санкции коллективного Запада, капитал российских миллиардов (606.2 млрд. в 2021 году) значительно превосходил бы доходы федерального бюджета. Что же касается доходов обычных российских граждан, то о них следует судить по ряду косвенных показателей. По официальным цифрам Росстата, соотечественники получают все более высокие зарплаты, увеличивается численность, имеющих средний доход, в то время как количество граждан, живущих на уровне или ниже уровня бедности, год от года сокращается.

(средняя зарплата за 9 месяцев 2022 года составила 61 тысячу рублей, то медианная зарплата лишь ненамного превысила 40 тыс. рублей-половина работающих получила меньше этой суммы, а вторая половина больше).

А по данным международной организации «Transparency International» , Россия заняла в 2021 году 129 место из 180 в рейтинге стран, оцениваемых по предполагаемому уровню коррупции. Индекс восприятия коррупции (ИВК) в России превышает китайский в 2.4 раза.

Одним из важнейших показателей уровня социального развития является коэффициент жизнеспособности населения (КЖН), отображающий (характеризующий) возможности сохранения генофонда физического и интеллектуального развития наций в условиях продолжения социально-экономической политики правительства, осуществляемой на момент обследования конкретной страны. Коэффициент измеряется по пятибальной системе. Согласно исследованиям, пять баллов не имеет ни одна страна в мире. [15].

Балл ниже 1.5 означает, что вследствие социально-экономической политики правительства население обречено на деградацию –воспроизводимые поколения будут отличаться физиологической и интеллектуальной неполноценностью. Эти поколения не смогут аналитически мыслить, ибо у них не будет потребностей к самостоятельному мышлению.

Вернемся к факторам «экономического чуда» Китая, к которым следует отнести государство, и в первую очередь его лидеров, ключевая роль которых заключалась в выборе приоритетов в развитии страны и регулировании экономики, в разумном сохранении «командных высот» в сосредоточении в руках государства крупных государственных предприятий и необходимые для их функционирования средства производства, а также многие инструменты экономического регулирования, включая и потенциал пятилетних государственных планов развития экономики.

По данным Всемирного банка экономический рост России приходится на 2000-2008 годы, когда российская экономика прибавляла в среднем по 7% в год, а китайская за этот период – по 10.3%, в 1.5% выше российских темпов роста). В 2009-2018 гг. средний темп роста ВВП России упал до 1%, а в Китае прибавлял по 7.3% в год. За 2019-2021 годы средний темп роста ВВП России составил около 1% в год, а в Китае – 5.4% (табл.2)

Таблица 2

Темпы роста ВВП Китая и России за 2000-2021 гг.

TABLE 2

The GDP growth rates of China and Russia for 2000-2021.


Китай
Россия
2000
8.4
10
2001
8.3
5.1
2003
10
7.3
2005
11.3
6.4
2007
14.2
8.5
2008
9.6
5.2
2009
9.2
7.8
2010
10.4
4.5
2012
2.7
3.4
2013
7.7
1.3
2014
8.3
0.6
2015
6.9
3.8
2016
6.7
1.1
2017
6.8
1.5
2018
6.6
1.9
2019
6.0
1.3
2020
2.3
-3.1
2021
8.1
4.7
Прогноз 2022
9.8
-3.4

Источник: [13]

Наиболее наглядным представлением об китайском экономическом чуде свидетельствуют данные таблицы 3

Таблица 3

ВВП на душу населения в текущих ценах и по ППС в долл. США

TABLE 3

GDP per capita at current prices and PPP in US dollars

Страна
2000 год в тек. ценах/ ППС
2005
2010
2015
2020
2021
2021 к 2000 г.
(в %)
Россия
1771/10512
5323/16222
10675/21272
931324062/
10161/28171
12172/30850
687/293
Китай
952/2886
1753/5003
4550/9160
8016/12296
10408/17115
12556/19260
1309/667

Источник [13]

Важнейшей составляющей успеха китайских реформ – высокая эффективность работы государственного аппарата, высокий профессионализм и высокая ответственность чиновников за порученное дело. В Китае совершенно невозможно, чтобы решения высшего руководства государства исполнялись лишь частично, а государственные средства тратились не по назначению, как это часто происходило и происходит в России. Нерадивого высокого чиновника за провал в работе, несмотря на преданность первому руководителю (в отличие от российской традиции):в российской политической системе работает так называемый «принцип Н.М. Карамзина» сформулированный еще в ХIХ веке, суть которого заключается в том, что государь не может отправить министра в отставку под давлением общественности, потому что тем самым признает, что назначил на этот пост человека некомпетентного и уронит свой авторитет. Любые отставки должны производиться максимально спокойно, кулуарно и ни в коем случае не как реакция на давление общественности) не переводят на другой высокий пост, а с позором увольняют. Китаю неведомо, чтобы любая стройка обходилась в два –три раза дороже, чем в остальном мире, как это случается в России [6].

В новейшей истории России олигархат является для политической власти наиболее опекаемым экономическим благом. Олигархи сумели с помощью Ельцина заблокировать попытки самого яркого талантливого премьера пореформенной России, ушедшего из жизни Е. Примакова гавань», оказавшуюся очень опасной после начала специальной военной операции в Украине.

Президент России В. Путин заявил, что итоги приватизации «ураганных», бандитских рейдерских захватов 90-х годов пересматриваться не будут, подтвердив тем самым высшую степень опекаемости олигархов политической властью.

А в Китае были пересмотрены итоги приватизации в 1990-х годах в связи с возбуждением уголовного дела в 2012 году. По итогам судебного процесса, продлившегося восемь лет, 4082 акционера, включая 1039 иностранных граждан, лишены имущества и осуждены на пожизненное лишение свободы в трудовых лагерях, из них 590 заочно. Аналогичное наказание получили свыше шести тысяч чиновников, устроивших продажу государственного имущества. Еще до 15 тысяч человек по всему Китаю получили различные сроки за содействие приватизации, в том числе сотрудники правоохранительных и контролирующих органов, « проявившие преступное бездействие и любой ценой не прекратившие расточение народного имущества». В общей сложности за 8 лет Китай вернул себе заводы, фабрики и предприятия на общую сумму в 25 трлн. долларов. По словам председателя КНР СИ Цзиньпина, «Китайский народ ясно высказался о том, что он думает о так называемой приватизации, а фактически воровстве социалистической собственности» [18]

Кстати, китайская приватизация государственных активов как по времени ее проведения, так и по своим масштабам и методам – очень совпадает с российской.

В России, где приватизация прошла еще более преступно, в отличие от соседнего Китая, приватизаторы и новоявленнные владельцы предприятий, принадлежащие ранее народу-являются не преступниками, а героями капиталистического труда, что дает им право жить, не зная тревог и забот [18].

Если в России итоги приватизации не подлежат пересмотру, то тогда есть интерес? А вот чей это интерес?

Мы все персонажи диковинной пьесы-

От ганстеров и до принцесс.

Мы все соблюдаем свои интересы-

У каждого свой интерес.

У волка и зайца свои интересы.

У егеря-свой интерес.

И нам узнавать интересно из прессы-

На чей стороне перевес.

Читаешь ли прессу, идешь ли по лесу.

Глотаешь ли в баре шартрез.-

На каждом шагу интерес интересу

Кидается наперерез.

Когда ж интересы столкнутся так тесно,

Что все мы взлетим до небес.-

Нам будет, наверно, узнать интересно:

А чей это был интерес?...

Леонид Филатов (народный артист РСФСР) «Песенка о собственных интересах»

В Китае интересы народа и высшего руководства столкнулись очень тесно-это был интерес государства, превысивший интерес приватизаторов, разворовавших социалистическую собственность.

Китай находится на той стадии развития, когда страна сама в состоянии создать любую технологию и воплотить ее в производство. Ведущую роль в этом процессе по-прежнему играет государство, которое не только создает соответствующие правила игры (рыночные стимулы, ограничения), но и выделяет гигантские средства на собственные разработки и научные исследования.

Особое место здесь отводится государственной программе «Сделано в Китае 2025», которая была принята в 2015 году. Изначально программа предусматривала государственную поддержку 10 высокотехнологичных секторов: информационные технологии следующего поколения, высокопроизводительные машины и работы с числовым программным управлением, аэрокосмическое и авиационное оборудование, морское инженерное оборудование и морское судостроение, современное железнодорожное оборудование, энергосберегающие и новые энергетические транспортные средства, электрооборудование, сельскохозяйственное машиностроение, новые материалы и биофармацевтические препараты, а также высокоэффективные медицинские устройства.

Целенаправленно продолжается курс на импортозамещение, прежде всего в сфере высоких технологий, который предусматривает за счет внутреннего производства к 2025 году обеспечить до 60% потребностей в оборудовании для высоких технологий и инноваций, 40% чипов, используемых в коммуникационных устройствах.

Китай занимает лидирующие позиции во многих отраслях НИОКР, демонстрируя технологические прорывы в некоторых сферах, где страна заметно отставала от мировых лидеров. Это достижения в области технологий многоразового использования космических аппаратов и технологий термоядерной энергетики.

О достижениях Китая в технологическом развитии свидетельствует и обновленный рейтинг Всемирного экономического форума (ВЭФ), который основывается на количестве имеющихся предприятий будущего, полностью работающих на технологиях четвертой промышленной революции. Таких в мире насчитывается 69, из них 20 расположены в КНР, 19- в Евросоюзе, 7 -* в США, 5-в Японии. Среди строящихся подобных предприятий, которые вскоре должны быть введены в эксплуатацию, на Китай приходится одна треть [18].

Таким образом Китай обеспечивает национальную безопасность. В случае блокировки его со стороны Запада по примеру России, он не окажется в ситуации, когда нет запчастей и самого необходимого. Китай предпринимает гонку за технологиями не только ради самообеспечения и безопасности. Создав высокотехнологичные отрасли, он резко поднял уровень жизни населения.

Китай внедрил прогрессивную шкалу налогообложения населения, что полностью согласовывается с коммунистическими идеями социальной справедливости. Богатые китайцы перечисляют в казну больше денег, чем малообеспеченные сограждане. Самые бедные китайцы платят казне всего лишь 3% от дохода, следующая социальная группа -10%, более богатые -15%, а наиболее обеспеченные-20%. Порог китайской бедности, в пересчете на рубли, составляет 50 тысяч рублей. В России более 90% трудящихся зарабатывают меньше обозначенной суммы.

России для развития нужно восстановить две главные отрасли-станкостроение и электронную промышленность.

В России Минпромторг (самое главное ведомство по решению задач импортозамещения) анонсировал 24 плана импортозамещения по отраслям и кластерам. Рассмотрим в этом списке «План мероприятий по импортозамещению в станкоинструментальной промышленности Российской Федерации на период до 2024 года» (за три десятилетия станкостроение страны деградировало, исчезали знаменитые станкостроительные заводы. Вклад станкостроения в ВВП в РФ составляет 0,02%, в Китае - 0.15%, Японии - 0,23 %, Германии -0,32%).

Приведем некоторые позиции с показателями – в числителе дроби- фактическая доля отечественного производства во внутренних потребностях в 2020 году, а в знаменателе –плановый показатель доли на 2024 год (в %):

· станки для обработки металлов лазером и станки аналогичного типа -32/42;

· станки для обработки камня дерева и аналогичных твердых материалов-19/30;

· комплектующие изделия станков-15/35;

· промышленные работы для выполнения производственных операций -6/15;

· 3D принтер для печати металлических изделий-30/45;

· электрическое оборудование для пайки и/или сварки-30/45.

Вывод: значительная часть продукции инструментальной промышленности будет Россией импортироваться.

Одной из приоритетных экономических задач правительства России на данный момент является восстановление обрушенного импорта, который по итогам 2022 года составит 52.1 млрд. долларов, что ниже на 17% года предыдущего. [14]

В реальном выражении величина импорта сократится на 27% из-за инфляции и удорожания поставок, вызванного нарушением привычных логических цепочек. [14].

Сокращается импорт и из Китая (машиностроительная, электронная и электротехническая продукция, автомобили, автозапчасти и мобильные телефоны и т.д.). В апреле 2022 года экспорт из России в Китай вырос на 26.4 %, а импорт из Китая в Россию сократился на 7.7 % до 3.8 млрд. долларов. Следует отметить, что одно из положений пакета санкций США запрещает другим странам продавать полупроводники России, если они хотят продолжить использовать американские технологии для производства полупроводников. Большинство стран, включая Китай, полагаются на американские инструменты и программное обеспечение для производства микросхем. Китай, скорее всего, опасается потерять доступ к американским и европейским технологиям, а также доступ к этим рынкам для продажи своих товаров. [22].

По данным Института мировой экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economiсs (PIIE), «недружественные государства сократили поставки товаров в России на 60% по сравнению по средним уровнем экспорта во второй половине 2021 года. А страны, неприсоединившееся официально к санкциям, также сократили поставки в Россиию на 40%. По оценкам PIIE, снижение поставок Китая в Россию составили 38%. [9].

После Европейского Союза Китай является вторым по величине источником сокращения импорта в Россию, несмотря на обещания Си Цзиньпина о «безграничном» сотрудничестве.

Главная причина сокращения поставок китайских товаров в Россию-опасение вторичных санкций со стороны Вашингтона и его союзников.

Заключение

Россия существенно увеличивает свое богатство либеральными экспериментами и горе-реформаторами параллельно с сокращением экономического и интеллектуального потенциалов с выходом на равнодействующую этих двух непересекающихся прямых (но взаимно обуславливаемых) – увеличивающуюся дистанцию от мировых держав, из лона которых она благополучно «выпала» вначале 90-х годов прошлого столетия.

Для возвращения на свою дорогу, к реальному равновесию в широком смысле слова, для достижения утерянной доли советской экономики- 22% в мировой экономике, необходимо осознание высшей элитой того непреложного факта, согласно которому альтернативой «устойчивой деградации» общества может быть только экономика, основанная на использовании уникального опыта прошлого советского общества и нынешнего китайского, материализованного в конкретных-социально экономических достижениях.

[1] Та система власти и тот социалистический строй, что существовал до 1985 года, были вершиной русской истории»- Александр Зиновьев, (российский философ и социолог).


Источники:

1. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А. Гармонизация технологических механизмов рынка и государства как условие социально-экономического прогресса. - М.: Креативная экономика, 2017. – 418 c.
2. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А., Кузнецов В.В. Либеральная модель российской экономики: истина разума или факта? // Креативная экономика. – 2017. – № 1. – c. 107-134. – doi: 10.18334/ce.11.1.37475.
3. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Селезнёв П.С. О назревшей необходимости смены социального и экономического векторов развития России: к постановке проблемы // Образование и право. – 2021. – № 5. – c. 32-41. – doi: 10.24412/2076-1503-2021-5-32-41.
4. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Молчанов К.В. О тревожном тренде экономического и социального векторов развития России (или как долго быть стране в фарватере мнения чужих учителей?) // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 7. – c. 1635-1650. – doi: 10.18334/epp.11.7.112373.
5. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Акулич И.А. О характере и направленности перемен в жизни современной России // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 5. – c. 1047-1062. – doi: 10.18334/epp.11.5.112074.
6. Почему власть наложила табу на сравнительный анализ экономических реформ в России и КНР за последние 20 лет. Zolord.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://zolord.ru/articles/1562 (дата обращения: 10.09.2022).
7. Рахманин О.Б. Страницы пережитого. - М.: Памятники ист. мысли, 2005. – 287 c.
8. Тойнби А. Исследование истории. Возникновение, рост и распад цивилизации. / Пер. с англ. - М.: Аст-Москва, 2009. – 670 c.
9. Официальный сайт Института мировой экономики Петерсона. [Электронный ресурс]. URL: http://gnezdoparanoika.ru/stati/5601-institut-mirovoy-ekonomiki-petersona.html (дата обращения: 05.10.2022).
10. Официальный сайт газеты «Красный путь». [Электронный ресурс]. URL: http://www.omsk.kprf.ru (дата обращения: 10.10.2022).
11. Официальный сайт президента России. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru (дата обращения: 10.10.2022).
12. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: http://www/gks.ru (дата обращения: 12.10.2022).
13. Официальный сайт Всемирного банка. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vsemirnyjbank.org/ru/home (дата обращения: 12.10.2022).
14. Официальный сайт Федеральной таможенной службы Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: htpp://www.customs.ru (дата обращения: 15.10.2022).
15. Официальный сайт ЮНЕСКО. [Электронный ресурс]. URL: http://www.unesco.org/new/ru (дата обращения: 15.10.2022).
16. Официальный сайт Швейцарского банка «Credit Suisse». [Электронный ресурс]. URL: htpp://www.kommersant.ru (дата обращения: 06.10.2022).
17. Официальный сайт международной организации «Transparency/international». [Электронный ресурс]. URL: http://www.transparency.org (дата обращения: 05.10.2022).
18. Официальный сайт STATDATA. [Электронный ресурс]. URL: http://www.statdata.ru (дата обращения: 20.10.2022).
19. Kosmin A.D., Kosmina E.A. Concerning Discorance of Teleological Mechanisms of the Market and State // Problems of Economic Transition. – 2019. – № 1. – p. 266-288. – doi: 10.1080/10611991.2019.1691893.
20. Kosmin A.D., Kuznetsova O.P., Kosmina E.A. On the Conflict between Consumer Prices and the Incomes of the Population // Problems of Economic Transition. – 2017. – № 11-12. – p. 991-1000. – doi: 10.1080/10611991.2017.1431489.

Страница обновлена: 03.01.2023 в 14:18:31