Подходы к регулированию рисков экономической безопасности государства, возникающие в результате распространения цифровых экосистем

Дорохова М.В.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 5, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Дорохова М.В. Подходы к регулированию рисков экономической безопасности государства, возникающие в результате распространения цифровых экосистем // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 2. – С. 695-710. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114817.

Аннотация:
Развитие современного мира сопровождается трансформацией научных отраслей и технологий в сторону цифровизации, что несет в себе неизбежное возникновение совокупности вызовов, которые продуцируют риски, комплексность и масштаб которых выходят за границы существующих методов решения. Так появление цифровых экосистем на рынке и присущих им рисков экономической безопасности послужило драйвером к поиску подходов к созданию баланса между развитием новых форм ведения бизнеса и экономической безопасности, к появлению новых методов и концепций регулирования цифровых экосистем, работу над которыми ведут как на уровне министерств, так и на уровне мегарегулятора Банка России. Представленная в ходе анализа исследования структура позволяет сформировать эффективную стратегию для регулирования рынка цифровых экосистем и снизить вероятность возникновения рисков экономической безопасности государства.

Ключевые слова: риски экономической безопасности, цифровая экосистема, цифровизация, подходы к регулированию рисков экономической безопасности

JEL-классификация: F52, H56, H12, O33



Введение. Последние годы ознаменованы появлением новых форм связей и отношений субъектов хозяйственной деятельности между собой в цифровой форме в виде цифровых экосистем, риски возникновения и распространения которых становятся существенным барьером для долгосрочного экономического и инновационного развития, могут стать причиной снижения конкурентоспособности национальной экономики. Слабо регулируемое развитие цифровых экосистем в современной России запускает арбитраж с другими классическими бизнес-моделями и подходами к ведению хозяйственной деятельности. Во-первых, это создает риски конкурентной среде и приводит к торможению инновационного развития национальных игроков, снижению качества предоставляемых товаров и услуг. Во-вторых, на фоне подавления конкуренции «провоцируется рост цен» и увеличиваются риски снижения ключевых макропоказателей государства. Как показывает международная практика, отсутствие превентивных механизмов упреждения возникновения рисков и угроз может оказать пагубное влияние на развитие национальной экономики и состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства. В данном контексте тематика научной статьи, посвященная подходам к регулированию рисков экономической безопасности, возникающих в результате развития и распространения цифровых экосистем, представляется актуальной.

На сегодняшний день исследованию экономических рисков посвящено весомое количество научных трудов. Свое отражение теоретические аспекты и практические вопросы управления экономическими рисками получили в трудах именитых отечественных ученых: Б.Н. Порфирьев, Ю.А. Слепцова, Е.В. Щекотин, Р.М. Качалова, И.Н. Санникова, Т.А. Рудакова, Э.В. Татринкова, Л.Н. Мамаева, В.И. Ларионов; и зарубежных: Г.Б. Клейнер, Р.Л. Левис, Д.А. Браун, Н.С. Суттон, М. Хасбини, Т. Элдаби и А. Алдаллал.

Проблематике экосистемных подходов к развитию устойчивой инновационной системы посвятили свои труды российские и зарубежные ученые: Ю.М. Акаткин, В.В. Даньшина, Г.Ф. Деттер, Н.В. Смородинская, П.А. Суханова, Т.О. Толстых, И.Л. Туккель и др.

Несмотря на обилие научных трудов, освещающих тему и проблематику процесса цифровизации, подходы к регулированию рисков экономической безопасности государства, возникающие в результате распространения цифровых экосистем, остаются слабо изученными.

Объектом исследования является процесс управления и регулирования рисками экономической безопасности государства.

Предметом исследования выступают организационно-управленческие и экономические отношения, которые возникают в процессе управления и регулирования рисками экономической безопасности государства, возникающими в процессе распространения цифровых экосистем.

Цель и задачи исследования. Целью работы является разработка подходов по минимизации рисков экономической безопасности государства в условиях развития и распространения цифровых экосистем.

Для достижения поставленной цели в процессе написание научной работы необходимо было решить следующие задачи:

- сформировать теоретические положения управления рисками экономической безопасности, возникающими в результате распространения и развития цифровых экосистем;

- разработать рекомендации по реализации подходов к управлению рисками экономической безопасности.

В работе в процессе написания были задействованы следующие методы научного исследования: методы системного анализа, абстрактно-логический и системный подходы; для визуализации статистических и аналитических данных были применены табличные и графические приемы.

Информационная база исследования нашла свое отражение в трудах российских и зарубежных ученых: А.Г. Аганбегян, Ю.П. Анисимов, А.В. Бабкин, В.Н. Буданов, Е.П. Енина, В.В. Ивантер, C.Ю. Глазьев, А.И, а также зарубежные исследователи: М. Блауг, М. Кастельс, Ф. Махлуп, П. Ромер, Ф. Тейлор, Э. Фелпс, Т. Шульц, Й. Шумпетер, А. Файоль, Г. Эмерсон и др.

По итогам исследования была предложена структура, позволяющая сформировать эффективную стратегию для регулирования рынка цифровых экосистем и снизить вероятность возникновения рисков экономической безопасности государства

Основная часть. Актуальность вопроса развития цифровых экосистем и их эффектов влияет и на состояние экономики государства в целом, и на стабильность экономической безопасности в частности порождает повышенное внимание регуляторов стран мира [15, с. 74–93] (Porter, Khappelmann, 2019, р. 74–93).

Таблица 1

Динамика крупнейших мировых и отечественных экосистем по капитализации, в $ трлн


2018
2019
2020
2021
2022
Зарубежные цифровые экосистемы
Apple
1,0
1,1
2,0
3,0
3,16
Microsoft
0,8
1,0
1,2
2,0
3,0
Amazon
1,0
1,2
1,5
1,7
1,6
Российские цифровые экосистемы
Сбер
0,1
0,136
0,153
0,3
0,3
Яндекс
0,01
0,021
0,023
0,03
0,07
МТС
0,02
0,038
0,039
0,038
0,04
Источник: составлено автором.

И как мы видим из таблицы, динамика капитализации крупнейших цифровых экосистем с каждым годом все выше, а значит, и влияние этих игроков на экономики государств также увеличивается.

В основном вопросы, которые ставятся органами государственной власти во главу угла, сводятся к проблематике монополизации рынка, защиты равноправия всех рыночных участников. В общем смысле подходы к регулированию цифровых экосистем зависят от специфики локальных юрисдикций и норм права. Так, например, в США приоритетными становятся механизмы антимонопольного регулирования с богатой судебной практикой. Подходы Евросоюза и Великобритании нацелены на поддержку отечественных локальных игроков за счет более притязательного внимания к крупным международным игрокам, а также утверждают, что масштабы развития цифровых экосистем могут обусловить появление специализированных органов власти. В азиатских странах, в частности в Китае, местные компании также активно поддерживаются государственной власти и начинают регулироваться только на этапе, когда экосистема набирает существенный объем клиентов и в некоторых случаях примеряет на себя функции регулятора [17, с. 21]. Например, два экосистемных гиганта Китая Alipay и Tenpay начали занимать почти стопроцентную долю рынка платежных систем страны, и этот факт не могли обойти стороной местные регуляторы. В рамках снижения риска экономической безопасности регулятор ввел ряд ограничительных мер по платежным лимитам, а также расширил собственную инфраструктуру в части клиринговых платформ, что снизило риск монополизации транзакционных операций. Народный Банк Китая (НБК) активно работает над устранением риска монополизации рынка, исходящего от цифровых экосистем, как в части рекомендаций в области антимонопольного регулирования, так и в области мониторинга противодействия отмывания денег и финансирования терроризма [8, с. 46]. Вдобавок к этому регулятор НБК разрабатывает нормативно-правовые акты для регулирования системообразующих банковских и небанковских организаций, имеющих в своей основе цифровую бизнес-модель, а именно:

· Закон о кибербезопасности (вступил в силу в 2017 г.), который устанавливает надзор над организациями, которые оперируют персональной информацией и являются операторами критической коммуникационно-информационной инфраструктуры;

· нормативы, которые позволяют блокировать активы иностранных игроков, в случае если доказана угроза информационной безопасности; а также нормативы, запрещающие экспортировать персональные и иные данные о китайских гражданах; эти меры позволяют вести политику протекционизма и уменьшают риск иностранных атак на местную инфраструктуру;

· Проект поправок в Антимонопольный закон Китайской Народной Республики 2008 года, где устанавливается ответственность правонарушителей в части монополизации в онлайн-секторе.

В странах Европейского союза антимонопольное регулирование сопряжено с расследованием операций цифровых экосистем на основании следующих регламентов:

· от 2003 года: Еврокомиссия обладает правом антимонопольного воздействия в области вмешательства в деятельность компаний в различных секторах экономики для проведения расследований;

· от 2004 года: Еврокомиссией был установлен запрет на слияния и поглощения в случае, если компании способствуют созданию исключительных прав на конкурентном рынке [9, с. 51];

· от 2007 года, запрещающий злоупотреблять доминирующим положением за счет сговора между компаниями, так как компании, которые имеют доминирующее рыночное положение, несут высокую степень ответственности за соблюдение конкурентных отношений на рынке.

Европейский союз, кроме того, обеспечивает контроль компаний, которые не имеют юридического происхождения ЕС, но непосредственно воздействуют на состояние экономической безопасности союза. Например, в 2019 году Антимонопольный регулятор Германии ограничил компании Meta объединение данных об активности пользователей на своих платформах из разных источников, так как это создавало повышенный риск потери данных. А в том же году во Франции для защиты собственной экономики были введены налоги на цифровые компании (с выручкой более 25 млн евро в год) для продолжения предоставления услуг гражданам.

В 2020 году ЕС рассмотрел возможность законодательного регулирования и контроля услуг цифровых экосистем, которые предоставляются на территории союза. Законодательные инициативы направлены на стимулирование развития инновационно-технологического развития, защиту конкуренции и конкурентоспособности местных компаний, контроль независимости потребителей товаров и услуг.

Со стороны антимонопольных регуляторов Соединенных Штатов Америки совершается чуткий контроль за сделками по слияниям и поглощениям, которые могут за собой нести риски монополизации. В области правового поля по защите конкуренции США руководствуются следующими актами [9, с. 53]:

· 1980 год, Закон, направленный против совершения действий, направленных против конкуренции, свободы торговли. С точки зрения шагов в рамках антимонопольного регулирования этот закон позволяет линейно разделять производство компании, но при этом компаниям разрешено интегрироваться основному бизнесу с необходимыми комплиментарными подразделениями и теми компаниями, которые благодаря своему доминирующему положению имеют положительный эффект на экономику (ценообразование, вариативность продуктовой линейки и т.п.);

· 1914 год, Закон, ограничивающий возможность компаний по слияниям и поглощениям и регулирующий защиту прав поребителей;

· 1956 год, Закон, устанавливающий ограничения для банковских организаций на приобретение компаний из небанковских секторов.

В Российской Федерации основополагающим документом по поддержанию конкурентной среды является федеральный закон от 26.07.2006 № 135‑ФЗ «О защите конкуренции», который устанавливает понятие конкуренции и определяет основные характеристики данного экономического феномена в России. И мегарегулятор Центральный Банк России также ставит перед собой цель внести свой вклад в регуляторику конкурентной среды в области цифровых экосистем. Например, Банк России в своих регуляторных подходах создает механизмы соблюдения баланса между интересами поставщиков и потребителей за счет: организации возможности иметь влияние участникам своим выбором на конъюнктуру рынка, выстраивания фокуса в сторону удовлетворения потребностей и интересов конечного потребителя. И при этом, в отличие от подходов стран Европы и КНР, российский регулятор не ставит перед собой цели увеличения уровня конкурентоспособности отечественных цифровых экосистем в сравнении с международными, тем самым не умаляя возможности входа на рынок глобальных цифровых экосистем [16, с. 13] (Lang, Szczepanski, Wurzer, 2019, р. 13).

Целевое состояние конкурентной среды в России, по мнению Банка России, должно сводиться к среде, в которой главным модератором рыночной конъюнктуры выступает потребитель, а цифровые экосистемы и другие рыночные игроки имеют конкурентный успех за счет лучшего предложения [10, с. 55–67] (Alstayn, Parker, Chaudari, 2016, р. 55–67).

Рынок
•	Гарант законности и равноправия со стороны государства
•	Мотивация применения рыночных механизмов
•	Мотивация внедрения цифровых технологий

Конкурентная среда
•	Имеется равный доступ к инфраструктуре и данным
•	Есть стимул для инноваций
•	Пропорциональная регуляторная нагрузка

Потребитель, который определяет конънктуру
•	Имеет возможность переключаться между экосистемами
•	Имеет возможность совершать выбор на основании открытой информации

Рисунок 1. Ориентиры, определяющие движение к целевому состоянию конкуренции РФ

Источник: составлено автором.

Данные ориентиры, которые по существу своему ставят перед собой цель разными механиками и подходами обеспечить должный уровень экономической безопасности, применяют подходы к регулированию, состоящие из трех основных этапов:

· мониторинг;

· диагностика;

· реагирование.

Цель этапа мониторинга – превентивная, направленная на недопущение негативных последствий реализации экономических рисков. Но помимо мониторинга прямых рисков и признаков есть ряд косвенных рисков. Например, при мониторинге рисков монополизации могут наблюдаться признаки, свидетельствующие о рисках конкуренции: нахождение малого количества поставщиков товаров и услуг на рынке, сверхприбыльность хозяйствующих субъектов.

Этап диагностики сводится к анализу сигналов, которые были определены на этапе мониторинга, так как не всякий сигнал требует незамедлительного воздействия, а также к анализу причин и природы возникновения этих симптомов и оценке негативного исхода, которая поможет выявить и оценить масштаб проявлений [11, с. 35] (Babina, 2019, р. 35).

А на этапе реагирования в случае подтверждения выдвинутых гипотез о причинах возникновения негативных проявлений уже происходит принятие мер по недопущению реализации этих рисков. Потому как в сложившейся ситуации куда важнее разобраться и исправить истинную природу причин, а не маскировать и бороться с последствиями.

Следовательно, при реализации подходов к регулированию рисков экономической безопасности государства, возникающих в результате распространения цифровых экосистем, необходимо создавать такие условия, которые будут способствовать распространению наибольшей пользы различным секторам развития экономики.

Мировые государства накопили существенный опыт в области защиты системы экономической безопасности от рисков, возникающих от развития и распространения цифровых экосистем. И специфика цифровых экосистем предъявляет все новые и новые требования к регулированию рисков этого явления. Автором работы выдвигается предложение по внедрению регуляторами оптимальной структуры отечественного рынка с учетом дальнейшего развития модели цифровых экосистем, где оптимальной структурой конкурентного рынка России можно считать ту, в которой находятся несколько отечественных цифровых экосистем, которые являются конкурентами друг другу, и как минимум одна зарубежная экосистема. Критерий оптимальности структуры состоит в том, что она соответствует характеристике отсутствия риска монополизации, устанавливает высокий уровень удовлетворенности «ценой и качеством конечными потребителями» [1] и создает дополнительные стимулы для развития инноваций [12, с. 53] (Dneprov, Mikhaylyuk, 2019, р. 53). Вместе с этим поставщики в каждом нишевом рынке удовлетворяют запросы конечных потребителей вне цифровых экосистем в том случае, если «качество и ценообразование товаров» и услуг внутри экосистемы не устраивают потребителей. Примером этому может служить ситуация, когда потребитель не хочет приобретать товар в экосистеме, а может быстро без дополнительных барьеров для себя найти альтернативу. Наличие на российском рынке мелких и средних экосистемных игроков будет способствовать росту конкуренции с крупными лидерами сегментов, определяя конкурентное преимущество в соответствующих нишах. Такая структура отечественного рынка будет минимизировать риски в части распространения монополизации, будет соответствовать требованиям внедрения инноваций, которые являются базисом развития экономики государства.

Учитывая всю конкурентоспособность цифровых экосистем в части огромного предложения качественных услуг, не минуем факт увеличения доли экосистем на российском рынке. Вследствие чего часть классических нишевых игроков будут вынуждены уйти с рынка - происходит так называемое созидательное разрушение, когда структура перестраивается и победителем выходит тот, кто может дать лучшее предложение рынку.

При этом потребительская экономика будет расти, так как покупатели получают необходимые товары и услуги высокого качества «по доступным ценам» [2]. Но в этой ситуации также есть ряд определенных возможных ограничений для рынка, которые нуждаются в управлении. Так, цифровые экосистемы, создавая привлекательные условия для потребителя и покрывая ряд комплиментарных потребностей в рамках одной среды, ограничивают доступ других неэкосистемных игроков к потребителю. И текущие регулятивные нормы не учитывают эту предпосылку к потенциальному риску экономической безопасности. Поэтому необходимо создать ряд стимулов, которые будут способствовать росту доступности рыночных игроков к потребителю, не ограничивая потенциал своего развития и не уменьшая качество товаров и услуг для потребителя.

Следовательно, на одной стороне рассмотрения стоят интересы цифровых экосистем, которые за счет преимуществ своей бизнес-модели и высокой доли цифрового научно-технического прогресса заняли лидирующие рыночные позиции, а на другой – интересы государства в реализации стимулов и условий непрерывного роста для игроков, которые могут поддерживать уровень конкуренции с ними для недопущения реализации риска экономической безопасности [13, с. 44–46] (Zakharov, Trofimov, Frolov, 2019, р. 44–46).

Особенности эффектов цифровых экосистем свидетельствуют о том, что их развитие и распространение как лидеров рынка могут происходить довольно быстро. Именно поэтому государственным механизмам необходимо в своем арсенале держать не только инструменты быстрого реагирования, но и превентивные механики недопущения рисков экономической безопасности. Подобные подходы являются необходимыми для развития устойчивой системы экономической безопасности, так как устанавливают прозрачные рыночные правила для всех игроков. Для реализации этого подхода необходимо разработать аналитический инструментарий для системного анализа эффектов цифровых экосистем, для определения экономического эффекта и экономии ресурсов на масштабе. При реализации такого аналитического инструментария у регуляторов будет возможность:

· проанализировать выгоды для развития личности, общества и государства за счет экономии на масштабе и сетевых эффектов цифровых экосистем;

· провести оценку конкурентных преимуществ экосистем и рисков занятия ими доминирующего рыночного положения.

Превентивные механики позволят выявить образовавшиеся риски, пока те не реализовались в реальные угрозы и экономические проблемы. И основная цель регулятора состоит в том, чтобы создать равные условия для старта и роста потенциальным участникам. Подобное уравнение может нести в себе требования к допуску участников за рамками цифровых экосистем на их цифровые платформы на базисе публично раскрываемых критериев.

Но при этом нужно отметить, что подобный технический допуск конкурирующих игроков к цифровым экосистемам полностью не избавляет неэкосистемных игроков от уровня информационного неравенства и доступа к потребителям. Для полного искоренения этих негативных факторов регуляторам необходимо создавать механизмы, позволяющие нивелировать информационную асимметрию за счет создания открытых информационных баз данных конкурирующих поставщиков товаров и услуг. Сбор, анализ и обмен деперсонифицированной информацией обладают одним из ключевых полезных свойств для развития конкурентной экономики, поскольку у экосистем есть преимущество на базе данных удовлетворять эффективнее потребности покупателей.

Обеспечить равный доступ к информации и данным, которые агрегируют экосистемы, можно за счет построения платформы общих данных и организации отдельного независимого юридического лица. В этом случае поставщики экосистем могут на принципе равноправия принимать участие в цифровых экосистемах вместе с другими поставщиками.

Также важной рекомендацией для недопущения риска экономической безопасности монопольного доминирования может послужить нормативное регулирование поисковых выдач при поиске товаров и услуг для избежания неравного представления на цифровых платформах экосистем: предложения всех поставщиков и производителей должны быть равно представлены для потенциального выбора потребителя. Непрозрачные алгоритмы ранжирования и выдачи должны признаваться регуляторами недобросовестными практиками, мешающими развитию конкурентной среды. Необходимо выстроить среду, где будут главенствовать технологически равноправные возможности для поставщиков и производителей, работающие на базе цифровых экосистем.

Для обеспечения условий развития среды, для конструктивного и созидательного распространения цифровых экосистем на отечественном рынке без распространения рисков экономической безопасности государства необходимо соблюдение основополагающих принципов:

· безопасное развитие цифровой среды;

· прозрачность механизмов поддержки и санкций государства в области цифровых экосистем;

· превалирование поддержки отечественных экосистем над зарубежными;

· поддержка и стимулирование конкуренции между всеми участниками цифровых экосистем;

· доступность всей линейки цифровых рыночных предложений для конечных потребителей и возможность легкого переключения между цифровыми экосистемами;

· защита информации и данных клиентов цифровых экосистем.

Для недопущения реализации риска информационной безопасности необходимо проработать механизмы в следующих направлениях:

1. Стимулирование разработки и использования цифровыми экосистемами отечественных информационных технологий и систем и введение квот на использование зарубежных [14, с. 44].

2. Государственная поддержка научно-технического прогресса и изобретений, направленных на повышение инфраструктурной защищенности, развитие механизмов предупреждения и борьбы с угрозами технико-информационного характера.

3. Разработка механизмов предотвращения утечки персональных данных пользователей цифровых экосистем, а также нормативное регулирование использования этих данных в бизнес-целях компаний [15, с. 32] (Porter, Khappelmann, 2019, р. 32).

Необходимо формировать государственным регуляторам единую комплексную систему мероприятий и инструментов по обеспечению безопасности государства в части безопасного функционирования информационных технологий и инфраструктуры, обеспечивая ее целостность, доступность и конкурентоспособность.

Для поддержки рынка труда и снижения вероятности возникновения рисков безработицы определим основополагающие подходы:

· необходимо брать во внимание и проводить регулярный анализ структуры занятости населения и соотносить их с пропорцией видов деятельности – для определения недостатка и переизбытка рабочей силы в зависимости от квалификаций;

· применение мер организации мобильности и доступности цифровых рабочих мест на всей территории государства;

· организация мер по обучению новым цифровым компетенциям и повышению уровня квалификации.

Риск экономического расслоения и увеличения социально-экономического неравенства в условиях распространения цифровых экосистем также нуждается в регуляторном вмешательстве государства, рассмотрим основные подходы:

· развития механизмов распространения цифровых экосистем на уровне всех регионов России (как доступность самой технологии, так и возможность работать на экосистемы);

· обеспечения доступности цифрового образования;

· совершенствования гибких механизмов налогового регулирования по сокращению неравенства.

Предлагаемые подходы по минимизации рисков экономической безопасности из-за распространения цифровых экосистем должны лежать в основе не только традиционных превентивных подходов, но и применять современные методы информационного прогнозирования и реагирования на формирующиеся тренды и сопутствующие риски государству, связанные с формированием и развитием цифровых экосистем.

Также стоит отметить тот факт, что текущее антимонопольное законодательство не акцентируется на формировании привлекательности рыночной среды для вхождения международных компаний-конкурентов, так как регуляторная среда заточена в основном на эффективное предотвращение антиконкурентных практик. И в том числе неоптимальность текущих подходов регуляторов заключается в высокой степени отличия от подходов к регулированию зарубежных развитых стран, что увеличивает вероятность ухода международных игроков с рынка и повышает вероятность увеличения монополизации.

Основным документом, регулирующим факты доминирования и злоупотребления, является приказ Федеральной антимонопольной службы от 28 апреля 2010 г. № 220 8 Выпуск № 32, декабрь 2020 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке» [8, с. 13].

Основным фактором субоптимальности этого документа является то, что анализ рынка цифровых экосистем представлен с односторонней логикой, которая предполагает зависимость между изменением поведения продавцов на этом рынке и только конечных потребителей. Но данное положение не совсем релевантно цифровым экосистемам, так как изменения могут затрагивать и других участников рынка, и другие рынки в целом.

В случае регулирования деятельности цифровых экосистем необходимо в основу закладывать характеристику сетевого эффекта (как косвенного, так и прямого), так как именно он оказывает существенное воздействие на переключение конечного потребители на другие альтернативные продукты конкурента [10, с. 44] (Alstayn, Parker, Chaudari, 2016, р. 44). И поскольку на текущий момент антимонопольное законодательство никак не учитывает характеристику сетевого эффекта, необходимо внедрение механизмов выявления и оценки сетевых эффектов цифровых экосистем.

Также текущие признаки доминирования, установленные в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «О защите конкуренции», не являются полностью релевантными для цифровых экосистем, и как следствие, это может привести к антиконкурентным последствиям. На рынке достаточное количество кейсов, когда сила и специфика цифровых экосистем не равны наличию рыночной власти. А упомянутый Закон № 135-ФЗ предусматривает исключительно количественный критерий, по которому выявляются признаки доминирования, когда доля компании на представленном рынке занимает более 50%. Для рынка цифровых экосистем необходимо введение параметра возможности влиять на структуру рынка, и в данном случае это может быть определено как факт доминирования.

Развитие и распространение феномена цифровых экосистем стали драйвером возникновения потребности структуризации процессов выявления и анализа сетевых эффектов для проведения процедур исследования рынков. Поэтому Приказ № 220 нуждается в доработке в части описания алгоритма оценки анализа сетевых эффектов, порождаемых цифровыми экосистемами.

В особенности необходимо понимать, что сетевые эффекты имеют многогранные стороны:

1. По эффекту воздействия сетевые эффекты разделяют на: прямые (пропорциональная зависимость полезности от увеличения частоты взаимодействия) и косвенные.

2. По направлению воздействия различают: положительные сетевые эффекты (пропорциональная зависимость качества потребляемых услуг от объема) и негативные.

Это нужно брать в расчет при определении характеристик цифровых экосистем и контуров рынка.

Заключение. Таким образом, можно подвести итоги структуры, позволяющей сформировать эффективную стратегию для регулирования рынка цифровых экосистем, и снизить вероятность возникновения рисков экономической безопасности государства:

1. Классические подходы к регулированию рынка нерелевантны рынку цифровых экосистем в части анализа критериев доминирования рыночным положениям, поэтому важно ввести характеристику сетевого эффекта и производить оценку влияния экосистем на рынок. При этом важно создавать условия развития благоприятного климата для того, чтобы у международных и других отечественных игроков была возможность беспрепятственного вхождения в рынок.

2. Поскольку большая доля на рынке цифровых экосистем не означает высокую степень рыночной власти, регулятор в части антимонопольного регулирования должен решающей характеристикой в принятии инструментов антимонопольного воздействия ставить оценку текущего и потенциального воздействия на конкурентный рынок.

3. При реализации инструментов поддержания конкуренции регуляторы должны иметь в виду, что параметры цифровых экосистем в части сетевых эффектов могут иметь как положительный, так и негативный характер, а также иметь воздействие на любую сторону рынка. Сетевой эффект цифровых экосистем может повлиять на решение регулятора в отношении регулирования антимонопольного законодательства, соответственно, Приказ № 220 необходимо доработать в части включения в него механизмов оценки сетевых эффектов и уровня их воздействия на рынок.

4. Поскольку на повестке российских регуляторов все чаще встает вопрос доступа к данным игроков цифровых экосистем, необходимо рассматривать возможности и механизмы применения к ним подходов антимонопольного регулирования для ограничения рисков злоупотребления информацией в коммерческих и иных целях.

Для комплексного решения проблемы реагирования на возникающие риски экономической безопасности государству необходимо прогнозировать и иметь возможность своевременно реагировать на формирующиеся тренды социального-экономического характера, связанные с развитием и распространением цифровых экосистем.

[1] Лев М.Ю. Цены и ценообразование: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение» / М. Ю. Лев. – Москва : ЮНИТИ-ДАНА, 2015. – 382 с.

[2] Лев, М.Ю. Цены как фактор экономической безопасности и их влияние на инфляционные процессы в России / М. Ю. Лев // Вестник РАЕН. – 2016. – Т. 16. – № 2. – С. 80–87.


Источники:

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ). Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru (дата обращения: 13.01.2022).
2. Федеральный закон «О безопасности» от 28.12.2010 N 390-ФЗ. Гарант. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru (дата обращения: 12.12.2021).
3. Федеральный закон от 23.08.1996 № 127-ФЗ (ред. от 23.05.2016) «О науке и государственной научно-технической политике» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 12/12/2021).
4. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 N 149-ФЗ (последняя редакция). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 15.01.2022).
5. Указ Президента РФ от 22.05.2015 N 260 «О некоторых вопросах информационной безопасности Российской Федерации» (вместе с «Порядком подключения информационных систем и информационно-телекоммуникационных сетей к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и размещения (публикации) в ней информации через российский государственный сегмент информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 12.02.2021).
6. Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016 г. №642 «О стратегии научно-технического развития Российской Федерации». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 11/01/2022).
7. Указ Президента Российской Федерации от 31.12.2015 г. № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru (дата обращения: 11.01.2022).
8. Экосистемы: подходы к регулированию: доклад для общественных консультаций/ под ред. Банка России. - 2021
9. Регулирование рисков участия банков в экосистемах и вложений в иммобилизованные активы: доклад для общественных консультаций/ под ред. Банка России. - 2021
10. Альстайн М., Паркер Дж., Чаудари С. Сетевой эффект как новый двигатель экономики. Harvard Business Review. [Электронный ресурс]. URL: https://hbr-russia.ru/management/strategiya/a18781/.
11. Бабина С.И. Цифровые и информационные технологии в управлении предприятием: реальность и взгляд в будущее // Креативная экономика. – 2019. – № 4. – c. 723-742. – doi: 10.18334/ce.13.4.40596.
12. Днепров М.Ю., Михайлюк О.В. Цифровая экономика как новая экономическая категория // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1279-1294. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41249.
13. Захаров В.Я., Трофимов О.В., Фролов В.Г. Механизмы интеграции и кооперации сложных экономических систем в соответствии с концепцией «Индустрия 4.0» // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1341-1356. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41283.
14. Копейкина K. Экосистема для инновационного бизнеса. The Angel Investor&Venture Capital Magazine. [Электронный ресурс]. URL: http://www. theangelinvestor.ru (дата обращения: 27.04.2020).
15. Портер М.Е., Хаппелманн Дж. Революция в производстве: «умные» технологии перекраивают компании. Harvard Business Review. [Электронный ресурс]. URL: https://hbr-russia.ru/management/strategiya/a16698/.
16. Lang N., Szczepanski K., Wurzer C. The Emerging Art of Ecosystem Management. BCG Henderson Institute. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bcg.com/publications/2019/emerging-art-ecosystem-management.
17. If you’re not building an ecosystem, chances are your competitors are by Martin Hirt. McKinsey&Compony report. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/business-functions/strategy-and-corporate-finance/our-insights/the-strategy-and-corporate-finance-blog/if-youre-not-building-an-ecosystem-chances-are-your-competitors-are.

Страница обновлена: 27.06.2022 в 19:52:37