Переход к постиндустриальной экономике как условие устойчивого развития региона

Тагаров Б.Ж.1
1 Байкальский государственный университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Тагаров Б.Ж. Переход к постиндустриальной экономике как условие устойчивого развития региона // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – doi: 10.18334/epp.11.6.112235.

Аннотация:
Реализация концепции устойчивого развития является одним из основных трендов современной государственной политики, особенно в развитых странах. В настоящей статье рассмотрены проблемы перехода к устойчивому развитию промышленного региона, занимающего периферийную позицию в экономике страны. Показано, что реализация целей устойчивого развития в подобном регионе практически невозможна в рамках индустриальной «ресурсной» модели развития, поскольку экологические меры будут негативно сказываться на благосостоянии населения. Сделан вывод о необходимости перехода к постиндустриальной экономике и ее цифровизации. Рассмотрены возможности, возникающие в цифровой экономике, которые могут позволить обеспечить снижение нагрузки на окружающую среду и неравенства в доходах в условиях экономического роста.

Ключевые слова: устойчивое развитие, постиндустриальная экономика, цифровая экономика, региональная экономика, периферия, промышленный регион, Иркутская область



Введение

Вопрос о необходимости учета экологических и социальных проблем при разработке стратегии экономического развития поднимался общественными деятелями довольно давно, но особое внимание на него начало обращаться мировым сообществом в последней четверти XX века. В 1992 году на конференции ООН по окружающей среде и развитию, прошедшей в Рио-де-Жанейро в 1992 году, была принята «Повестка дня на XXI век» [1], представляющая собой программу действий, одобренную представителями 179 государств мира. Данный документ установил в качестве приоритетов «устойчивого развития» мирового сообщества борьбу с бедностью, защиту окружающей среды и рациональное использование ресурсов, а также вовлечение в решение общественных проблем широких слоев населения. В 2015 году в программе ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» [2] принципы концепции устойчивого развития было уточнены, и ее основная миссия была выражена в «содействии неуклонному, всеохватному и устойчивому экономическому росту» при одновременном решении социальных и экологических проблем.

Анализ проблем перехода к устойчивому развитию актуален не только на международном и национальном уровнях, но и на региональном, поскольку при внедрении данной концепции нужно учитывать специфику отдельных территорий. Проблема реализации целей устойчивого развития рассматривалась в работах таких ученых, как Костанза Р., Фольке С. [3] (Costanza, Folke, 1994), Пестель Э. [4] (Pestel, 1988), Клюев Р.В. [5] (Klyuev, Bosikov, Mayer, Gavrina, 2020), Боркова Е.А. [6] (Borkova, 2020), Багайников М.Л. [7] (Bagaynikov, 2017), Чупров С.В [8] (Chuprov, 2020), Кузьменкова В.Д. [9] (Kuzmenkova, 2016), Курышов А.М., Курышова И.В. [10] (Kuryshov, Kuryshova, 2020), Морковкин Д.Е. [11] (Morkovkin, 2014), Третьякова Е.А. [12] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018) Олесиюк О., Светлаков А. [13] (Olesiyuk, Svetlakov, 2021), и многих других.

Целью настоящей статьи является выделение проблем устойчивого развития регионов с высокой долей добывающей промышленности и обоснование необходимости перехода к постиндустриальной модели развития как условия успешной реализации концепции устойчивого развития.

К научной новизне работы можно отнести определение типовых проблем перехода к парадигме устойчивого развития для «индустриального» региона.

Проблемы реализации концепции устойчивого развития региона с сырьевой «периферийной» экономикой

В общем плане цели реализации концепции устойчивого развития такой подсистемы государства, как регион, практически идентичны национальным и общемировым. Если мы обратимся к научной литературе, то следующее определение даст нам представление о сложившемся понимании идеи устойчивого развития на данном уровне: «…социо-эколого-экономически сбалансированное развитие, в котором каждая из его компонент равноценна по значимости, при котором общественный прогресс сопровождается ростом экономического благосостояния и сохранением качества окружающей среды» [12] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018). Тем не менее, по нашему мнению, реализация целей устойчивого развития на региональном уровне обладает своей спецификой.

1. Потребность в учете специфики экономики и природной среды местных населенных пунктов, а также сложившихся институтов. Регионы страны, в особенности такой большой по территории, как Россия, могут сильно различаться. Поэтому конкретизация национальных целей устойчивого развития является необходимым условием их эффективной реализации. Отметим, что большой вклад в обоснование необходимости анализа существующих институтов и перенос решения проблем, связанных с использованием местных ограниченных ресурсов, внесла Э. Остром. Она показала на многочисленных эмпирических примерах, как местные сообщества могут создавать определенные правила разумной эксплуатации благ, подверженных «трагедии общин», позволяющие сохранить их не только для современного, но и для будущих поколений [14] (Ostrom, 2011).

2. Потребность в учете проблем социально-экономического неравенства между муниципальными образованиями внутри региона. Нужно принимать во внимание тот факт, что поселения, находящиеся в регионе, особенно с промышленной ориентацией экономики, могут существенно различаться по уровню жизни населения. Речь идет о неравенстве в доходах между территориями с разным уровнем обеспеченности ценными природными ресурсами, между городскими и сельскими поселениями и пр.

3. Потребность в учете места региона в системе центр-периферийных отношений. Специализация региона на тех или иных видах экономической деятельности, во многом определяющая комплекс мер, необходимых для перехода к концепции устойчивого развития, зависит от его роли в экономической системе страны.

Опираясь на вышесказанное, можно дополнить уже упомянутое определение устойчивого развития на уровне региона, добавив к нему следующее условие: «… с учетом особенностей природной среды, экономики, а также места региона в социально-экономической системе страны».

Разрабатывая стратегию внедрения концепции устойчивого развития, необходимо понимать, несмотря на особый акцент на его экологическую и социальную составляющей, основой данной парадигмы является экономической рост. Реализация мер по защите окружающей среды и снижению уровня нищеты и неравенства в уровне жизни, уменьшающаяся конкурентоспособность и доходы хозяйствующих субъектов, являющихся фундаментом существующей экономической системы, скорее всего будут обречены на провал.

Рассмотрим более подробно проблемы перехода к устойчивому развитию для промышленного региона, чья экономика имеет периферийный характер.

1. «Периферийная» специализация.

Периферийный регион в отличие от «центра» специализируется на рутинных видах деятельности, имеющих высокий уровень материалоемкости. Интеллектуальная и информационноемкая составляющая общественного производства перемещается в центр, в особенности в условиях цифровизации экономики [15] (Tagarov, 2021). Подобная специализация, основанная на эксплуатации природных ресурсов, создает трудности для снижения нагрузки на окружающую среду. Повышение экологических требований в данных отраслях может вызвать существенное снижение рентабельности производства, что затронет интересы «элит», получающих ресурсную ренту.

2. Относительно низкие доходы населения.

Высокий уровень качества окружающей среды для населения относительно бедных регионов является благом, стоящим довольно высоко в их пирамиде потребностей, что привело к появлению концепции «экологической» кривой Кузнеца [16]. Поэтому без достижения определенного уровня экономического благосостояния население не будет заинтересовано в дополнительных затратах на защиту окружающей среды, а значит, местные политики не будут иметь мотивации к продвижению соответствующих законопроектов.

Кроме того, продажа экологически чистой продукции, производство которой связано с более высоким уровнем издержек, чем обычной, столкнется с низким уровнем спроса. Здесь стоит отметить, что важнейшей причиной высоких затрат перехода на такую продукцию является относительно низкий уровень технологий, присущий экономике с сырьевой ориентацией.

3. Высокий уровень неравенства в доходах.

Структура занятости в регионе с высокой долей добывающей промышленности, как правило, характеризуется высоким уровнем разрыва в доходах, что вызвано следующими причинами:

1. Ресурсоемкое производство требует большого количества работников с относительно низким уровнем квалификации и небольшого количества высококвалифицированного персонала.

2. Доходы населения в таких регионах сильно зависят от географического местоположения и уровня вовлеченности поселений в процесс извлечения природной ренты.

3. В связи с цифровизацией управленческих и автоматизацией технических процессов выполнение большей части интеллектуальной работы осуществляется в «центре», что также способствует росту неравенства в доходах, но только уже между центральными и периферийными регионами.

Вышеуказанные проблемы являются порождением самой природы «ресурсной» экономики, основанной на экстенсивном типе роста. В качестве примера рассмотрим, какие изменения произошли за последние 15 лет в структуре экономике Иркутской области как типичного «индустриального» региона.

Таблица 1

Отраслевая структура экономики Иркутской области (%)


Отрасль
2005
2007
2010
2013
2016
2019
1
Обрабатывающая промышленность
26,1
18,3
16,3
13,7
11,9
9,9
2
Добывающая промышленность, с/х, рыболовство
12,5
11,4
13,9
23,6
29,5
33,7
3
Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха. Водоснабжение; водоотведение, организация сбора и утилизация отходов, деятельность по ликвидации загрязнений
5
4,5
7,2
6
5,5
4,9
4
Строительство
4,1
9,1
6,1
6,5
6,2
6,5
5
Услуги
39,1
42,9
45,7
40,3
38,3
36,8
6
Торговля
13,2
13,8
10,8
9,9
8,6
8,2
7
Валовый региональный продукт
100
100
100
100
100
100

Источник: Иркутскстат [17].

Из таблицы видно, за указанный период структура экономики региона приобрела еще более «сырьевой» характер. Доля добывающей промышленности и сельского хозяйства выросла с 12,5% до 33,7%, а доля обрабатывающей промышленности снизилась с 26,1% до 9,9%. Также произошло снижение доли таких «постиндустриальных» видов деятельности, как услуги и торговля. В структуре экономики России в целом движение в сторону постиндустриальной экономики не является ярко выраженным (доля промышленности уменьшилась незначительно, в первую очередь за счет обрабатывающей промышленности), но тем не менее доля услуг выросла с 37,5% до 47,1% [18].

Данный пример показывает, что промышленному региону трудно выйти за рамки своей специализации в экономики страны. Напротив, его место в системе «центр – периферия» лишь закрепляет за ним роль поставщика ресурсов.

Отсюда можно сделать вывод о невозможности эффективной реализации концепции устойчивого развития в рамках подобной индустриально-сырьевой модели развития, поскольку осуществление мер по защите окружающей среды и выравниванию доходов весьма негативно скажется на экономической составляющей. Экономической рост, основанный на более интенсивном уровне эксплуатации природных ресурсов, будет способствовать ухудшению экологической обстановки и в перспективе – росту неравенства в доходах, в том числе и между существующим и будущим поколением. Кроме того, можно предположить, что подобные меры встретят сильное сопротивление и в политическом плане, поскольку они затронут как доходы элит, так и широких слоев населения.

Поэтому достижение целей устойчивого развития без урона для уровня жизни населения и снижения эффективности экономики возможно только при условии ее перестроения на новую модель развития, при которой снижение антропогенной нагрузки на окружающую среду и сокращение доли населения, живущего за чертой бедности, было бы естественным результатом роста экономики. То есть противоречие между компонентами устойчивого развития, имеющее место при экстенсивном типе роста, связанном с реализацией природных ресурсов, должно исчезнуть. Его отсутствие или по крайней мере смягчение является, на наш взгляд, важнейшим условием перехода к устойчивому развитию.

Исходя из целей устойчивого развития, данная модель развития должна способствовать следующим процессам:

1. Снижение материалоемкости и энергоемкости продукции.

2. Снижение барьеров вхождения в хозяйственную деятельность для широких масс населения вне зависимости от их социальных и физических параметров.

3. Развитие инклюзивных политических и экономических институтов.

4. Рост расходов на развитие человеческого капитала.

5. Развитие технологий, способствующих защите окружающей среды.

Другими словами, переход к устойчивому развитию должен сопровождаться технической трансформацией общественного производства и соответствующими структурными сдвигами в экономике.

Постиндустриальная экономика и устойчивое развитие

В последние десятилетия, в первую очередь в развитых странах, наблюдаются изменения как в структуре производства, так и в социальной сфере, вызванные массовым внедрением информационно-коммуникационных технологий, ускорением научно-технического процесса и ростом благосостояния населения. Фундаментальный характер данных изменений позволил многим исследователям утверждать, что экономическая система развитых стран перешла к новой стадии своего развития. Попытки выделить отличительные черты данной стадии привели к появлению таких во многом схожих понятий, как постиндустриальная экономика, информационная экономика, информациональная экономика, цифровая экономика, сетевая экономика и пр. Несмотря на определенные нюансы, на которых делается акцент в различных определениях «новой экономики», практически все ученые сходятся в том, что главными ее признаками является рост сферы интеллектуальных услуг, рост значимости человеческого капитала и информации как фактора производства (в особенности научного характера), рост горизонтальных взаимодействий и снижение экономической роли географического фактора [19] (Loktionov, Loktionova, 2021).

Подобные качественные изменения, в основе которых лежит в первую очередь технический прогресс, и могут стать основой той модели развития общества, которая позволит осуществить гармоничное сочетание экономического роста, сохранения окружающей среды и увеличение благосостояния беднейших слоев населения.

Рассмотрим, как цифровизация экономики может способствовать достижению целей устойчивого развития.

1. Технологические изменения в производстве.

Рост доли сферы услуг и информационноемких производств в структуре экономики страны приводит к снижению материалоемкости и энергоемкости единицы стоимости созданной продукции. Снижение доли сырьевых ресурсов в себестоимости товаров и услуг вкупе с ростом спроса на экологические блага позволяет относительно безболезненно переносить рост их цены из-за увеличения экологических требований. Кроме того, инновационная ориентация бизнеса позволяет повысить эффективность использования сырьевых ресурсов и снижать негативное воздействие на внешнюю среду.

2. Социальные изменения и рынок труда.

Развитие цифровых ИКТ открывает доступ к рынку труда рабочей силе, вне зависимости от ее географического местоположения. Также следует отметить, что возможность удаленной занятости и ведения бизнеса снижает уровень дискриминации на рынке труда. Во-первых, это открывает или облегчает доступ к нему тех социальных групп, которые по тем или иным причинам были отрезаны от трудовой деятельности, например пожилые люди, инвалиды, лица, находящиеся в декретном отпуске, и пр. Во-вторых, снижение роли географического фактора уменьшает возможности работодателей для проведения политики монопсонической дискриминации работников, поскольку барьеры выхода с местного рынка труда для последних снижаются. В цифровой экономике рынок труда становится более глобальным, что делает работников территорий с низкими доходами более конкурентоспособными. Снижение стоимости доступа к сети Интернет открывает доступ к образованию и знаниям, особенно «явного» характера, населению периферии, что снижает информационное неравенство, являющееся одним из важнейших факторов бедности,

3. Повышение качества государственного управления.

ИКТ позволяют обществу получить оперативную информацию о соблюдении экологических норм хозяйствующими субъектами и, что наиболее важно, видеть действия власти по их внедрению. На местном уровне новые технологии могут помочь решать проблему безбилетника и избежать «трагедии общин». Цифровизация работы правительства снижает издержки доступа к госуслугам и вовлекает в процесс управления страной все большую часть общества. Данные изменения должны положительно сказаться особенно на уровне жизни беднейших слоев населения.

Отдельно нужно отметить тот факт, что в современном мире доступ к информационным благам становится одним из главных показателей уровня жизни, а развитие цифровой экономики позволяет на порядок снизить его стоимость.

Заключение

Разработка стратегии перехода к устойчивому развитию на национальном уровне требует ее дифференциации на уровне отдельного региона с учетом особенностей его природной среды, экономики и места в социально-экономической системе страны.

К проблемам устойчивого развития промышленного региона, чья экономика имеет периферийный характер, можно отнести его специализацию на ресурсоемком производстве и неравенство в доходах между субъектами, получающими ресурсную ренту, и теми, кто от нее «отрезан».

Реализация «экологических» мер в сырьевой экономике будет сопряжена со снижением уровня жизни населения и эффективности экономики. Поэтому достижение целей устойчивого развития возможно только при условии ее перестроения на новую «постиндустриальную» модель развития.

На постиндустриальной стадии развития экономики вкупе с ее цифровизацией происходят следующие процессы, способствующие снижению нагрузки на окружающую среду и неравенства в доходах. Во-первых, происходит уменьшение материалоемкости и энергоемкости общественного производства. Во-вторых, развитие ИКТ снижает уровень информационного неравенства. В-третьих, повышается качество государственного управления переходом к устойчивому развитию.


Источники:

1. Повестка дня на 21 век. Оон. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21.shtml (дата обращения: 06.06.2021).
2. Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. Оон. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/about/development-agenda (дата обращения: 06.06.2021).
3. Costanza R., Folke С. Ecological Economics and Sustainable Development. / Paper prepared for the International Experts Meeting for the Operationalization of the Economics of Sustainability., 1994.
4. Пестель За пределами роста. - М.: Прогресс, 1988.
5. Клюев Р. В., Босиков И. И., Майер А. В., Гаврина О.А. Комплексный анализ применения эффективных технологий для повышения устойчивого развития природно-технической системы // Устойчивое развитие горных территорий. – 2020. – № 2(44). – c. 283-290. – doi: 10.21177/1998-4502-2020-12-2-283-290 .
6. Боркова Е.А. Политика устойчивого развития и управление // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. – 2020. – № 1(121). – c. 16-22.
7. Багайников М.Л. Автотрофность как императив социально-экономического развития региона // Известия Байкальского государственного университета. – 2017. – № 3. – c. 359-365. – doi: 10.17150/25002759.2017.27(3).359-365.
8. Чупров С.В. Нелинейная эволюция и устойчивый рост региональной промышленности (к пятилетнему планированию экономического развития Иркутской области) // Известия Байкальского государственного университета. – 2020. – № 4. – c. 507-515. – doi: 10.17150/25002759.2020.30(4).507-515.
9. Кузьменкова В.Д. Устойчивое развитие регионов России // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2016. – № 2(68). – c. 257-261. – doi: 10.20914/2310-1202-2016-2-257-261 .
10. Курышов А.М., Курышова И.В. Эволюция природоохранных традиций бурят и эвенков Байкальской Сибири как составная часть трансформации традиционного хозяйства // Историко-экономические исследования. – 2020. – № 2. – c. 202-227. – doi: 10.17150/23082488.2020.21(2).202-227.
11. Морковкин Д.Е. Социально-экономические аспекты устойчивого развития экономики территорий // Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. – 2014. – № 1(7). – c. 4-11.
12. Третьякова Е.А., Миролюбова Т.В., Мыслякова Ю.Г., Шамова Е.А. Методический подход к комплексной оценке устойчивого развития региона в условии экологизации экономики // Вестник УрФУ. Серия: Экономика и управление. – 2018. – № 4. – c. 651-669. – doi: 10.15826/vestnik.2018.17.4.029 .
13. Олесиюк О.С., Светлаков А.Г. Современные противоречия в снижении социальной напряженности в негородских (сельских) территориях // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – № 1. – c. 85-96. – doi: 10.18334/ppib.8.1.111788.
14. Остром Э. Управляя общим. Эволюция институтов коллективной деятельности. - М.: Мысль, 2011. – 445 c.
15. Тагаров Б.Ж. Угрозы устойчивому развитию отраслей развивающихся стран в системе «центр – периферия» // Экономика, предпринимательство и право. – 1958. – № 4. – c. 773-784. – doi: 10.18334/epp.11.4.111958.
16. Yandle B., Vijayaraghavan M., Bhattarai M. The Environmental Kuznets Curve: A Primer. — The Property and Environment Research Center. - 2002
17. Валовый региональный продукт. Иркутскстат. [Электронный ресурс]. URL: https://irkutskstat.gks.ru/vrp (дата обращения: 06.06.2021).
18. Предпринимательство. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/14036 (дата обращения: 06.06.2021).
19. Локтионов В.И., Локтионова Е.А. Экономическая глобализация: новый взгляд на проблему периодизации // Baikal Research Journal. – 2021. – № 1. – doi: 10.17150/2411-6262.2021.12(1).12.

Страница обновлена: 11.06.2021 в 17:04:42