Цифровизация промышленных предприятий Казахстана: потенциальные возможности и перспективы

Аубакирова Г.М.1, Исатаева Ф.М.1, Куатова А.С.1
1 Карагандинский технический университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Аубакирова Г.М., Исатаева Ф.М., Куатова А.С. Цифровизация промышленных предприятий Казахстана: потенциальные возможности и перспективы // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 2251-2268. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111211.

Аннотация:
Среди стран с высокой зависимостью от минеральных ресурсов, Казахстан находится на переходной стадии от эффективного развития к инновационному. Для преодоления технологического отставания реального сектора и создания новых точек инновационного роста, Казахстан активизирует внедрение цифровых технологий. В статье обобщен опыт ведущих промышленных предприятий по цифровизации. Выявлены ключевые проблемы управления цифровой трансформацией предприятий. Обозначены среднесрочные перспективы цифровизации и роль государственного регулирования в достижении поставленных задач.

Ключевые слова: транзитная экономика, цифровизация, Казахстан, промышленное предприятие, государственное регулирование

JEL-классификация: О14, О25, О33



Введение

В современных условиях перехода к цифровизации именно уровень развития цифровых технологий на уровне хозяйствующих субъектов во многом предопределяет горизонты роста национальной экономики. Благодаря цифровой трансформации корректируется традиционная бизнес-модель предприятий, повышается их конкурентоспособность, одновременно наблюдается прогресс страны в целом. Поэтому для предприятий реального сектора экономики стратегически важно пополнять свои цифровые активы.

Активизация трансформационных процессов под влиянием цифровизации способствует росту качества создаваемых промышленными предприятиями продуктов, уменьшению эксплуатационных и инвестиционных расходов [1] (Choy, 2020). Помимо сказанного, цифровизация, вклад которой в мировой ВВП может достигнуть более 24%, затрагивает цепочки создания стоимости, увеличивая возможности для наращивания добавленной стоимости, структурных изменений и институциональных преобразований [3, 4] (Markova, 2018; Gruber, 2017).

Предполагается, что к 2025 г. ожидаемый мировой эффект от технологий индустриального Интернета вещей может составить 1,2–3,7 трлн долл. [5]. Улучшит управление жизненным циклом продукта технология «цифровых двойников», которая окажется доступной для промышленных предприятий в среднесрочном периоде [6, 7] (Goldfarb, Greestein, Tucker (eds.), 2015), возрастет инвестиционная привлекательность цифровых проектов, доходность которых может превысить доходность нецифровых проектов в шесть раз [8, 9] (Kuznetsov, Chernyshev, Ovchinnikova, Rotar, Komelskikh, 2016).

Казахстан как страна с транзитной экономикой, стремящаяся стать неотъемлемой частью цифрового мира пока в качестве активного потребителя, пытается адаптировать и внедрять современные технологии в реальный сектор экономики с целью оптимизации разделения труда и координации производства, превращения цифрового развития в ключевое направление будущего экономического прогресса [10–12].

Цифровые технологии являются неотъемлемым элементом деятельности промышленных предприятий Казахстана, сохранения их интеллектуальной собственности. Посредством интегрирования производственных процессов, оперирования большими данными и мониторинга всех производственных цепочек в регламенте онлайн можно повысить производительность в 2–5 раз, снизить операционные издержки в среднем на 20%. Достижению высоких результатов во многом способствуют прогресс информационных и производственных технологий, «Интернета вещей» и аналитики данных, освоение систем, базирующихся на искусственном интеллекте.

Говоря о спросе на новые технологии в Казахстане, выделим ключевые аспекты, принципиальные для оцифровки экономики. На первый взгляд, весьма ценно применять информационные технологии для облегчения процессов, требующих разнообразия ресурсов, совершенствовать возможности онлайн-услуг, уже востребованных рынком.

В 2019 г. обозначен тренд наращивания казахстанского содержания, возрастания значимости локальных разработчиков и аналитиков. Активизировалось освоение электронного документооборота, возрос интерес к открытым системам, блокчейн-технологиям, предпринимались попытки создания бизнес-систем [13]. Достаточно интенсивно стали продвигаться технологии интернета вещей в машиностроении и добыче полезных ископаемых. В 2018–2019 гг., кроме государства в цифровой трансформации продвинулись промышленность, финансы и медиаиндустрия. Драйверами цифровизации промышленности стали преимущественно крупные предприятия, меньше подверженные таким сдерживающим факторам развития, как недостаток финансов, отсутствие компетентного персонала и требуемой инфраструктуры.

В статье впервые обобщены исследования авторов различных аспектов цифровизации промышленных предприятий Казахстана. Поставлена цель показать особенности цифровизации промышленных предприятий с акцентом на роли государства. Объектом исследования являются промышленные предприятия Казахстана. Предмет исследования – система экономических и управленческих отношений, связанных с цифровизацией предприятий. Научная новизна состоит в разработке теоретических и практических положений совершенствования предприятиями инновационной среды для последующей цифровизации с учетом государственной поддержки, разрабатываемых контентов, техники, технологии и наработанных персоналом компетенций. Авторская гипотеза заключается в предположении, что для продвижения цифровой экономики необходимо совершенствовать инновационную среду, предполагающую применение предприятиями достижений в сфере цифровизации для сотрудничества с государством и друг с другом. Теоретической и методологической основой исследования послужили ключевые положения, изложенные в трудах ученых-экономистов по различным проблемам цифровизации предприятий. Общую основу анализа составили методы, концепции и понятия, традиционно используемые при изучении экономики предприятий. Научно-методический аппарат расширен применением ретроспективного, причинно-следственного и текущего анализа данных о цифровизации предприятий.

Положения и выводы, содержащиеся в статье, могут быть использованы для углубленного изучения цифровизации предприятий стран с транзитной экономикой.

Цифровизация предприятий: накопленный опыт, преодоление барьеров

Следуя мировым трендам, Казахстан создает условия для внедрения промышленными предприятиями цифровых технологий. Ключевые приоритеты долгосрочной цифровой стратегии предполагают создание и развитие цифровых мега-проектов.

За 2017–2019 гг. на 200 предприятиях внедрены 233 цифровых проекта, на 2020–2021 гг. запланирована цифровизация еще 100 системообразующих предприятий в ведущих регионах страны [10, 11].

На текущий момент результативнее продвигается цифровизация экспортоориентированных предприятий, имеющих высокую добавочную стоимость и обладающих достаточным объемом ресурсов для внедрения цифровых проектов.

Горно-металлургический сектор выступает объектом внимательного изучения со стороны конечных заказчиков, все более требовательных касательно достижения прозрачности и соблюдения этических стандартов на всех элементах поставок, сокращения углеродного следа создаваемого продукта. Учитывая, что рост геополитической неопределенности отражается на конъюнктуре товарно-сырьевых рынков, предприятия регулярно меняют содержимое своих портфелей, реструктурируя, либо распродавая активы. Благодаря цифровизации формируются предпосылки для роста производительности труда и действенности внутренних процессов, гарантии производственной безопасности и сохранности окружающей среды в процессе добычи полезных ископаемых.

На 13 горнодобывающих предприятиях планируют ввод 58 проектов на 315,4 млрд тенге. Использование цифровых технологий становится все востребование, особенно для диверсифицированных горнодобывающих предприятий компаний. Такие проблемы, как повышенные риски (рост геополитических угроз, торговые войны, неустойчивость мировых рынков) будут ускорять использование горнодобывающими компаниями имеющегося потенциала цифровых технологий для наращивания результативности бизнеса. Несмотря на урезание расходов, уменьшение количества открытых крупных месторождений и снижение качества руды на функционирующих месторождениях, в геологоразведке активно внедряются новые цифровые технологии (оцифровка всех баз данных, подключение датчиков и сенсоров к оборудованию, проведение общей сети связи и настройка программного обеспечения) [11, 14–15].

Крупнейшим предприятием Казахстана – вертикально интегрированной сталелитейной и горнодобывающей компанией ArcelorMittal Temirtau проводится контроль допуска к работе под землей на шахте «Казахстанская» посредством системы идентификации лиц; запущены пилотные проекты по бизнес-аналитике и системе видеооценивания. Благодаря новым технологиям уменьшилось число травм и профзаболеваний на наиболее тяжелых производственных участках. Внедрение системы позиционирования горнорабочих ускорило установление местонахождения рабочего в любой горной выработке, сообщение сведений диспетчеру в регламенте реального времени, оперативное реагирование в аварийных случаях.

Применяя высококачественную аналитику данных для оптимизации производственных процессов в регламенте реального времени, предприятие смогло сократить массу углерода в конверторе, что дало возможность контролировать ключевые величины технологического процесса. За счет применения инструментов оценивания больших данных для работы с информацией, поставляемой датчиками, уменьшены тепловые потери, обеспечена оптимальная степень точности прогнозирования температуры металла. У предприятия появляются вариации налаживания совместной работы в рамках цепочки поставок на платформе облачных технологий с полным охватом сети, формирующей стоимость – от сырьевых подрядчиков до финального заказчика.

С 2012 г. по проекту «Цифровая фабрика» функционируют семь модельных цифровых фабрик. Экономия достигнута благодаря уменьшению простоев техники и ресурсным потерям, вводу центробежных устройств с цифровым управлением, совершенствованию технологической программы обогащения с переходом на единственный каскад. Одновременно продвинулись «цифровые услуги» и «цифровой офис».

Освоение технологии интеллектуального решения IntelliSense на золотоизвлекательной фабрике Актогайского филиала АО «АК Алтыналмас» – изготовителя золотых заготовок, одного из первопроходцев среди модельных цифровых фабрик, дало возможность смоделировать нейронные сети для предиктивного изучения технологического процесса и управления огромным информационным массивом первичных сведений. Эта фабрика – одна из первых в Казахстане применила искусственный интеллект для прогнозного оценивания шаровой загруженности и изношенности футеровок, предотвращающих перегруженность оборудования.

За счет реализации с 2013 г. Проекта «Цифровой рудник» с годовым экономическим эффектом 30 млн тенге внедрено цифровое проектирование горных работ, уменьшившее воздействие человеческого фактора.

На АО «Алтыналмас» разработана Целевая модель указанного проекта, охватывающая 6 уровней систем с всевозможной функциональной наполненностью, наращиванием загруженности производственных мощностей, ростом компетенций персонала по работе с системами автоматизации. Были переведены в цифровые параметры ключевые функции, охватывающие внутреннюю вертикальную цепочку формирования стоимости, в масштабе сотрудничества с сообщниками в горизонтальной плоскости вдоль цепочки поставок, повысив ее маневренность, охватив послепродажный сервис, дальнейшее перерабатывание или уничтожение по завершении срока службы продукта. Реализован переход на цифровую работу внутри предприятия и внедрение электронной цифровой росписи, применение которой в наряд-заданиях и наряд-допусках было согласовано с государственными контролирующими органами, в результате было получено подтверждение легитимности ее применения.

Проект «Умный карьер – умная фабрика», запущенный в 2017 г. на Качарской площадке АО «Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение», включает интегрированный цикл изготовления железной руды с элементами Индустрии 4.0 на Качарском карьере. Повысилась прозрачность наблюдения за результативностью процесса, усовершенствован продуктовый портфель благодаря разнообразию цифрового функционала и подключению инновационного сервиса. Все этапы автоматизированы: бурение и взрывные работы; транспортировка на конвейере с карьера прямо на фабрику; процесс обогащения с получением на выходе высококачественного железорудного концентрата. Внедрена автоматизированная система Modular, интегрированная с географической информационной системой. В итоге предприятие получило оперативный учет и достоверные сведения о технике, минимизированы сбои, сократились внеплановые простои техники, производительность оборудования возросла на 12%.

В топливно-энергетическом комплексе введены информационные системы «Интеллектуальное месторождение» и «Цифровой рудник» по регистрации нефти, автоматизации управления режимами электроэнергетической системы. Технологии «Интеллектуального месторождения», внедренные на 7 месторождениях, оптимизировали энергорасходы до 15%, стабилизировали уровень добычи до 2%, наладили дистанционное отслеживание месторождений. Один из ключевых проектов «Переход на увеличенный межремонтный период на нефтеперерабатывающих заводах» дал возможность двум заводам перейти на 3-летний межремонтный период эксплуатации, что увеличило годовые масштабы переработки на 300 тыс. тонн благодаря уменьшению простоев.

Говоря о встраивании в мировые производственные цепочки, в качестве примера приведем АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат», создавшее с южнокорейской компанией POSCO совместное предприятие ТОО POSUK Titanium. Реализован проект по автоматизации и мониторингу производства, что позволяет выдавать электронный сертификат с производственным паспортом на создаваемый продукт для дальнейшей их продажи судостроительным предприятиям. Цифровизация ускорила обмен данными о запасах, мощностях, качестве создаваемого продукта, что повысило точность планирования потребностей в материалах и производственных мощностях.

АО «Химфарм» ввело шесть цифровых проектов на 500 млн тенге, охватывающих всю совокупность производственных процессов и производственное планирование. Кроме того, освоены проекты по управлению огромными информационными массивами, аналитикой и управлению человеческим капиталом.

Завершены проекты: Eunomia Power Bi (визуализация ключевых индикаторов текущего положения субъекта; Work Day (облачный HR) – Управление занятыми; SAP ТОРО – Автоматизация планирования и учета регламентных обслуживающих и ремонтных работ; планирование ресурсов; Цифровой инженерный обучающий центр АО «Химфарм». На этапе технического тестирования и окончания находится проект по сериализации и агрегации с элементами маркирования и мониторинга лекарственных средств.

Цифровизация в АО «Костанайские минералы» только за 2019 г. улучшила показатели производительности труда в среднем на 10%. Проект с годовым экономическим эффектом 51 млн тенге «Автоматизированная система контроля горно-транспортного комплекса» уменьшил операционные простои, увеличил производительность, сократил расход топливно-энергетических ресурсов, минимизировал логистические схемы. На 2018–2025 годы предприятие запланировало 35 проектов по цифровизации на 3 млрд тенге с экономическим эффектом в 7 млрд тенге, социальным эффектом, выраженным в сохранении рабочих мест за счет переподготовки и перераспределения персонала [11].

ТОО «Казцинк» – горнорудная компания-холдинг, специализирующаяся на добыче и обработке руд цветных металлов, достигла эффекта от системы управления мобильным персоналом Pitram в коротких временных интервалах на Малеевском руднике. Система позволила наблюдать за расположением оборудования и персонала в шахте, снизив травматизм на 15%. В чрезмерно трудных местах применяют промышленного робота.

Крупные предприятия совершенствуют стратегии цифровизации. К примеру, «Евразийская Группа» (ERG), – пионер в применении современных решений сотрудничает с Всемирным экономическим форумом (ВЭФ), продвигая работу по блокчейну, реализует проект по вводу блокчейна на кобальтовом предприятии Metalkol RTR в Африке, обсуждается возможность организации консорциума по блокчейну под эгидой ВЭФ. Прорабатываются варианты сотрудничество с Центром четвертой промышленной революции ВЭФ в Сан-Франциско. Запланировано сквозное интегрирование производственных систем и ERP-системы для сбора и консолидирования операционных показателей в хранилище данных для дальнейшего моделирования решений с помощью искусственного интеллекта. На Актюбинском заводе ферросплавов введена система управления промышленной безопасностью посредством умных камер, наблюдение за которыми ведут люди с ограниченными возможностями, не выходя из дома.

Залогом успешной цифровизации Казахстана являются цифровые технологии в машиностроении – одном из наиболее сложных диверсифицированных сегментов промышленности. Одно из основных преимуществ машиностроения, объем производства которого за 2010–2019 гг. возрос втрое – это мощный мультипликативный эффект: одно рабочее место в машиностроительной отрасли стимулирует создание 7–8 аналогичных мест в пограничных отраслях [11].

Трансформация деятельности машиностроительных предприятий обусловливает концепцию их цифровизации, заключающуюся в рациональном сочетании лучшего отечественного и зарубежного опыта функционирования предприятий и проектных организаций машиностроительного профиля [16] (Aubakirova, 2019). Предприятия трансформируют свою деятельность, внедряя программно-информационную платформу, конфигурируемую на базе межотраслевой схемы, предоставляющей сведения по жизненному продуктовому циклу, реализуемой посредством адаптации стандартов серии ISO 10303 STEP к местным стандартам, регламентирующим конструкторско-технологическое проектирование и ресурсы производственной среды [17] (Aubakirova, 2020).

Цифровая трансформация АО «Национальная компания «Қазақстан темір жолы»» – крупнейшего оператора магистральной железнодорожной сети Казахстана охватывает мероприятия по работе с кадрами, совершенствованию бизнес-процессов. Разработаны 13 стратегических инициатив, нацеленных на рост результативности операционной деятельности и перевозочных процессов; наращивание транзитных перемещений; продвижение логистики и пассажирских перевозок; улучшение инфраструктуры; ввод мероприятий по кибербезопасности; создание новых закупочных моделей. Планируется реализовать 15 проектов и 34 мероприятия, ориентированных на рост безопасности, продвижение ключевого бизнеса предприятия. Цифровая трансформация приводит к ускоренной адаптации управления, наращивает действенность предпринимаемых решений. Для обеспечения безопасности движения поездов благодаря выявленным повреждениям путей и бракам на рельсах введен проект «Внедрение АСУ «Магистраль». Благодаря работе трех мобильных диагностических комплексов в 2019 г. продиагностировано 19 тыс. км пути, выявлено свыше 192 км с отрицательным оцениванием, выявлены порядка 85 шт. чрезмерно дефектных рельсов, предотвращено 85 мест изломов рельсов [18].

В Казахстане активизируется работа по образованию инновационных компаний и стартапов как посредников в продвижении цифровых решений. Ключевое задание основано на консолидации и координировании организаций, оказывающих содействие стартапам и инновационным проектам для мобилизации инвесторов, в том числе венчурных вложений. Так, в технопарке IT-стартапов Astana Hub, где работают 17 научно-исследовательских лабораторий отечественных и зарубежных IT-компаний, созданы условия для получения налоговых, трудовых и визовых льгот, имеются программы продвижения стартапов.

На площадке технопарка создан Единый портал для поддержки и стимулирования, как промышленных, инновационных, так и стартап-проектов, где в 2019 г. было проведено более 530 мероприятий, с 25 международными организациями подписаны меморандумы по инновационному взаимодействию. Портал организовал работу по сбору технологических задач и поиску их решений, акселерации и финансированию проектов, обеспечению необходимой инфраструктурой. Технопарком уже привлечены в отечественные стартапы 18,8 млрд тенге, задействованы 163 IT-компании, порядка 700 стартапов, создана 1000 рабочих мест. Здесь фунционируют 17 R&D центров местных и иностранных IT-компаний, подготовлены условия для предоставления различных скидок, разработаны программы продвижения стартапов [18]. В экосистему технопарка Astana Hub вовлечены объекты инновационной инфраструктуры – технопарки, инкубаторы, акселераторы, IT-хабы, офисы коммерциализации, вузы.

Принимаемые меры обеспечили организацию инновационных проектов на этапе pre-seed непосредственно в регионах для последующего продвижения на республиканский уровень и сотрудничества с международными партнерами.

Для оценки текущей ситуации, ранжирования производственного сектора по уровню подготовленности к вводу элементов Индустрии 4.0, принятию стимулирующих мер проводится анализ:

- технологии (НИОКР, дизайн, производство, закупочная система, логистика);

- управления и стратегии;

- организации производства (прозрачность продукции в производственных процессах, контроль качества, управление сырьевыми запасами, готовые продукты и поставки);

- персонала и коммуникации (управление навыками и компетентностью работников).

Учитывая, что Индустрия 4.0 – это и цифровые технологии, и персонал, и инновационная культура, лишь системная трансформация может дать предприятиям предельный результат в виде наращивания прибыльности, промышленной безопасности. Благодаря цифровизации предприятия увеличили прибыль вследствие уменьшения себестоимости и наращивания производительности труда, повысили технологический уровень, нашли новые рыночные ниши, встроились в мировые цепочки добавочной стоимости. Цифровая трансформация предприятий подтвердила свою экономическую целесообразность: открылась возможность для децентрализованного учета и децентрализованных форм управления, оптимизации производственных затрат. Внедрение цифровизации уменьшило воздействие объективных отрицательных факторов (незначительный местный рынок; огромные расстояния при отсутствии выхода к морю; острый дефицит квалифицированных кадров).

Проблемы цифровой трансформации предприятий и пути их решения

Трудности цифровизации предприятий неразрывно связаны с ключевыми структурными проблемами Казахстана: большая доля и роль государства в экономике; неразвитое предпринимательство; свободная конкуренция и формирующиеся рыночные отношения.

Исследованиями установлено, что сдерживают дальнейший качественный рост экономики Казахстана в целом и цифровизации в частности, во-первых, отставание в скорости экономических преобразований. Во-вторых, отсутствие преемственности в системе государственного аппарата и квазигосударственного подразделения, имеющей первостепенную значимость для прогресса страны. Национальные холдинги еще не мобилизуют в полном объеме потенциал для роста конкурентоспособности промышленности. Крайне низка отдача квазигосударственного сектора, не наблюдается объединения ресурсов на решении крупномасштабных задач по содействию индустриальным проектам обрабатывающих отраслей [19].

Несмотря на то, что при переходе на новую модель экономического роста основное внимание будет сконцентрировано на освоении важнейших элементов «четвертой промышленной революции», программа «Цифровой Казахстан» допускает недочеты индустриальной программы 2010–2019 годов, еще раз подтверждая тот факт, что государственные программы показывают низкую результативность. Такая ситуация все более углубляет неблагоприятные экономические моменты, ведь цифровизация теряет ценность без структурных преобразований.

Одной из ключевых рекомендаций, вытекающих из накопленного международного опыта, является то, что государственное вмешательство в индустриализацию и цифровизацию должно быть опосредовано. Правительству отведена роль процессного модератора, а не менеджера или исполнителя. Главные позиции должны быть у частного бизнеса и человеческого капитала, превалировать должна частная, а не государственная инициатива.

Исследованиями установлено, что при цифровой трансформации предприятие ищет способы упрощения и оптимизации уже применяемых им цифровых систем, технологических IT-решений на всевозможных управленческих ступенях. При этом на каждом этапе новых технических совершенствований предприятия стараются внедрять только наиболее востребованные технологии, причем подразделения могут применять различные цифровые инструменты аналитики, менеджмента проектами, прототипирования.

Ключевые проблемы, препятствующие цифровизации: институциональные и инфраструктурные ограничения; недостаток финансирования; отсутствие инициативы высшего менеджмента и нехватка профессиональных кадров, в частности, специалистов по большим данным; непонимание экономических преимуществ от цифровых вложений. Не последнюю роль играет продолжительность разработки нормативов, нехватка казахстанских IIoT-решений.

К сожалению, до сих пор сдерживающим фактором являются недостаток понимания цифровизации, трудности в оценке ее перспектив. Свои приоритеты предприятия связывают с увеличением операционной эффективности и улучшением бизнес-процессов. Несколько хуже обстоят дела с формированием инновационных продукции и сервиса, вводом BI-инструментария, что объясняется общей неразвитостью процессов; их зарегламентированностью и зарегулированностью со стороны государства.

Не уменьшают свою значимость такие проблемы внешнего характера, как наличие необходимых стандартов и системы защищенности интеллектуальной собственности; отсутствие возможности разрешения проблем сохранности или конфиденциальности сведений.

Прилагая усилия к ускорению и расширению цифровых инициатив, основное внимание предприятия сосредотачивают на повышении маневренности бизнеса к внешней среде, совершенствовании управляемости рисковыми ситуациями и наращивании гибкости технологических операций. Реально ускорить адаптацию предприятий к динамичным условиям может грамотное управление изменениями, интеграция в него новых технологий, трансформация системы управления. Далее, активизация сотрудничества. Платформы или экосистемы, позволяющие участникам устанавливать прямые контакты, создавая друг для друга дополнительную ценность, могут изменить принципы функционирования и целеполагания многих предприятий.

Во многом успех цифровой трансформации зависит от грамотного планирования и своевременного изменения ожидаемых итогов (скажем, ориентация на мгновенный итог или преувеличенные предположения касательно размера прибыли). На многих предприятиях отсутствует план, указывающий, как конкретно интегрирование процессов на базе цифровизации сможет повысить результативность производства.

Одним из барьеров для продвижения технологий стала неготовность приспосабливать корпоративную культуру к возникшим изменениям. Возможны проблемы с организационным уровнем функционирования внутренней IT-службы, отсутствие персонала, поскольку для ввода высокотехнологичного проекта требуется привлечение архитекторов, Data Scientists, Hardware-инженеров, QA-инженеров с уникальными компетенциями.

Факторы, воздействующие на скорость внедрения цифровых технологий предприятиями, включают внутренние их возможности и стимулы для цифровизации, открывающие возможность трансформации.

Внутренние возможности предприятий: наличие стратегического решения и возможности его реализации, что характеризуется компетенциями руководства предприятия и качеством управленческих процессов; знания и навыки в области цифровых технологий и управления изменениями не только IT-специалистов, но и других сотрудников, эффективное распределение ресурса персонала с учетом компетенций. Рынок труда предельно заинтересован в сохранении не рабочих мест, а в сохранении специалистов, которые займут новые рабочие места, создаваемые при помощи цифровизации.

Вопрос подготовки кадров стал ключевым для предприятий Казахстана. Встал вопрос о создании центра компетенций для подготовки специалистов в области разработки цифровых технологий в отраслевом разрезе. Максимизировать потенциал своих цифровых активов предприятие сможет лишь благодаря компетентному персоналу, являющемуся объектом и субъектом процессов цифровизации. Подчас провал цифровой трансформации объясняется недооценкой человеческого фактора: руководство пытается реализовать цифровизацию с текущей командой в сложившемся формате, или, наоборот, пригласить консультантов. Содержать компетентные IT-команды смогли немногие предприятия, инвестировавшие в человеческий капитал.

Для большинства промышленных предприятий характерна традиционность взглядов менеджмента, непонимание глубинной сути цифровизации, что подчас способствует отбору некомпетентных команд, подрядчиков для проекта. До сих пор отсутствуют в требуемом количестве IT-инженеры, специалисты в конкретной сфере.

На фоне ужесточения конкурентной борьбы за профессионалов в сфере цифровизации заполучить их, например, горно-металлургическому комплексу, который считается одним из наиболее привлекательных по оплате труда секторов, оказалось проблематично. На восстановление интеллектуального потенциала, растерянного за постсоветский период, и учитывая отток профессионалов из Казахстана, потребуется немало времени.

В целом надо заметить, что предприятия и их специалисты являются реальным и главным источником знаний на местном рынке. Отраслевая система кадровой подготовки для перехода к Индустрии 4.0 пока неудовлетворительна, что демонстрирует острую потребность первоочередного развития внутренней инфраструктуры.

Сложнейшие задачи стоят перед машиностроением, показавшим самый высокий рост в 2019 г. на фоне отраслей обрабатывающей промышленности: объем производства вырос на 20,9%. Принимаемые в отрасли цифровые решения пока в большинстве своем предполагают обнаружение, но не решение проблем. Для сохранения конкурентоспособности и роста производительности труда цифровизация должна охватить все этапы производственного процесса, предпочтительно всего жизненного цикла изделия.

Машиностроение Казахстана нуждается в аналитических и организационных решениях для оперативного пресечения упомянутых проблем, что требует значительных инвестиций и корректив. Предприятию целесообразнее задействовать данные ресурсы, чем модернизировать технику, поскольку появится возможность получить сначала максимальный эффект от действующего оборудования посредством уменьшения времени простоев и наращивания производительности за счет цифрового мониторинга [18].

Для содействия предприятиям в цифровизации государство должно сконцентрироваться на гибкости трудового права с позиции рекомбинации ресурсов; возможности корректировки регуляционных льгот; расширении доступа к цифровым технологиям, открытости рынка; возможности оперативного реагирования на содержание проектов с учетом рискованных вложений.

Цифровая трансформация предполагает повышенный интерес к вопросам защищенности, ведь увеличивая бюджеты на информационную безопасность, предприятия все больше понимают необходимость поиска баланса между рисками и возможностями, стимулируя клиентоориентированный подход и в подразделениях безопасности [20].

Таким образом, вышесказанное еще раз подтверждает, что готовность промышленных предприятий Казахстана к технологической модернизации еще низка: недостаточна технологическая и организационная база для полномасштабного освоения Индустрии 4.0; трудности трансформации сложившегося технологического уклада сдерживают перспективы роста их конкурентоспособности.

Среднесрочные перспективы цифровизации

У Казахстана как одного из крупнейших транспортно-логистических хабов в Евразии, трансформирующегося в постиндустриальную цифровую экономику, есть перспективы среднесрочного роста. Основополагающий вектор индустриальной программы на 2020–2025 гг. – продвижение индустриального предпринимательства, ориентированного на углубление экспортной номенклатуры высокотехнологичных продуктов, освоение цифровых технологий и нововведений. Ожидается рост производительности труда не менее чем в 1,7 раза, прирост несырьевого экспорта в 1,5 раза к 2022 г. и вдвое к 2025 г. [12].

На международных рынках для Казахстана приоритетными будут цифровые проекты, направленные на взаимовыгодное сотрудничество. Ставка делается на освоение технологического уклада за счет создания благоприятных условий с точки зрения правового поля и трансфера технологий [11].

Запланированы новые подходы, сопровождающие освоение технологического уклада:

- акцент на обрабатывающем секторе, наполнении местного рынка качественными продуктами и выход на экспорт;

- освоение системного стимулирования вместо отдельных механизмов государственного содействия; переход от отраслевого принципа к установлению заданных приоритетных товаров;

- принятие взаимных обязанностей и ответственности бизнесом;

- оцифровка должна охватывать в комплексе технологии, дающие более высокую операционную результативность, процессы, техническое оборудование и работников.

Цифровая инфраструктура Казахстана на 2020–2025 гг. включает:

- формирование единого органа, координирующего цифровые процедуры в реальном секторе;

- активизацию национальной политики стимулирования и содействия вводу цифровых технологий в промышленный сектор;

- совершенствование правовых условий и регулирования для мотивации и мониторинга цифровизации реального сектора;

- подготовку инженерно-технического персонала;

- актуализацию существующих и отладку нового финансового инструментария государственного стимулирования освоения нововведений в промышленности;

- проработку вопроса по снижению требований к инвестиционным проектам по технологической модернизации с вводом компонентов Индустрии 4.0 касательно собственной финансовой доли и уменьшения финансирования.

Одна из ключевых проблем, решаемых цифровизацией, связана с ускорением роста производительности на предприятиях ключевых несырьевых отраслей. В регионах до 2022 г. запланировано внедрение 200 проектов цифровизации на 90 предприятиях, 102 предприятиям будет предоставлена возможность возмещения затрат на технологическую модернизацию в рамках индустриальных грантов. Планируется внесение поправок в законодательство по отнесению на налоговые вычеты затрат предприятий на внедрение цифровизации.

Запланированы ежегодный рост производительности на 2–10%, рост добычи на месторождениях – на 3%, уменьшение производственных расходов – на 10–20% [10]. Предполагается ввод приоритетного проекта по обеспечению широкополосным доступом к интернету сельских районов. Планируется запуск волоконно-оптических линий связи по дну Каспийского мора по маршруту Казахстан – Азербайджан, где обе страны будут операторами связи. Помимо сказанного, создаются майнинговые фермы, будут открыты центры обработки данных и обеспечения информационной защищенности. Индустриальный «Интернет вещей» и искусственный интеллект позволят увеличить отдачу оборудования и персонала в среднем на 10%, выпуск готовых продуктов – до 15%.

В обозримом будущем важнейшим направлением инвестиций в цифровизацию для металлургических предприятий должны стать интегрирование цепочек поставок, управление заказами, построение прогнозов. Вложения предпочтительны в секторах, располагающихся вниз по производственно-сбытовой цепочке. Интегрирование в цепочки создания стоимости в горизонтальной сфере не позволяет достичь таких высоких темпов, как в вертикальной. Но у предприятий есть перспективы координировать движения материалов, вносить личный вклад в создание стоимости.

Важно уделять серьезное внимание процессам проектирования и разработки продукции, поскольку они все больше интегрированы с техническими условиями, выставляемыми конкретным конечным потребителем. К примеру, планирование потребности, при котором заказчик и изготовитель совместно следят и быстро реагируют на изменения в потребностях, обретая одновременно пользу.

Основное внимание предприятия должны будут уделять новому сервису, а не только цифровизации существующих продуктов. Нынешние электронные торговые интернет-площадки на рынках стали и металлов превращаются в отраслевой стандарт, дают прозрачность требуемых сведений в регламенте реального времени, уменьшают продолжительность и наращивают результативность доставки, содействуют в формировании сервисных моделей для заказчиков, повышают загруженность мощностей.

На рынке с все более обостряющейся ценовой конкуренцией, металлургическое предприятие должно бороться за операционную результативность, ведь именно в операционной работе можно найти средства автоматического увеличения заказов, замены данными платежных систем и систем демонстрации счетов, продвижения конструктивных данных и аналитических сведений.

Ценность для экономики Казахстана по-прежнему представляют сырьевые секторы и государственные инвестиции: горнодобывающая промышленность по-прежнему привлекательней обрабатывающих отраслей для инвестирования. Стратегии роста предложений в горнодобывающем секторе предполагают упрощение доступа к средствам; применение нововведений как для разведки новых запасов, так и наращивания результативности от существующих месторождений.

Инновации должны ускорить освоение качественно новой ступени, решение насущных проблем горнодобывающего сектора: снижение качества руды; затруднение в добыче и увеличение добычных участков в отдаленных местах; рост стоимости и уменьшение доступа к инфраструктуре; усложнение организации операционной работы. Автоматизация приносит пользу для крупных горнодобывающих объектов, приводя к росту производительности и уменьшению удельных производственных расходов.

До 2025 г. должны быть реализованы 18 цифровых проектов в горнодобывающей промышленности, охватывающих проверку, визуализацию, автоматизацию управления процедурами; разработку автоматизированной системы технического сервиса и ремонтов; геомеханическое моделирование месторождения; создание 3D-моделей инфраструктуры субъекта, электронный способ предсменных медосмотров.

Предполагается ввод проекта по цифровому учету профилактических осмотров и ремонтов техники, способствующему визуализации технического состояния, сокращению простоев. Продолжатся разработка картограммы взрываемости, ввод техники для выполнения геолого-маркшейдерских работ и обоснования надежности бортов карьера.

Заключение

Перед Казахстаном, как и другими странами с транзитной экономикой, открываются перспективы с позиции формирования стоимости в сфере цифровой экономики. Главным образом это коснется трудностей работы с цифровыми технологиями и исходными данными для их последующего коммерческого использования. Большие возможности открывает цифровая трансформация с позиции использования новых цифровых платформ, применения бизнес-моделей, позволяющих трансформировать разные отрасли экономики, оптимизировать процесс распределения ресурсов.


Источники:

1. Choy B.G. (2020) Random Interaction Effect of Digital Transformation on General Price Level and Economic Growth. Foresight and STI Governance, vol. 14, no 1, pp. 29 - 47.
2. Халин В.Г., Чернова Г.В. Цифровизация и ее влияние на российскую экономику и общество: преимущества, вызовы, угрозы и риски// Управленческое консультирование. 2018 - №10.- С.46 - 63.
3. Маркова В.Д. Влияние цифровой экономики на бизнес // ЭКО. - 2018. - №12. - С. 7 - 22.
4. Gruber H. Innovation, skills and investment: A digital industrial policy for Europe // Journal of Industrial and Business Economics. - 2017. - Vol. 44, iss. 3. - P. 327–343.
5. McKinsey (2015). The Internet of Things: Mapping the Value Beyond the Hype. June 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/Industries/Technology%20Media%20and%20Telecommunications/High%20Tech/Our%20Insights/The%20Internet%20of%20Things%20The%20value%20of%20digitizing%20the%20physical%20world/Unlocking_the_potential_of_the_Internet_of_Things_Executive_summary. (дата обращения: 14.10.2020).
6. Цифровые двойники – прошлое, настоящее и будущее [Электронный ресурс] . URL: https://habr.com/ru/company/luxoft/blog/519218/ (дата обращения: 12.09.2020).
7. Goldfarb A., Greestein S.M., Tucker C.E. (eds.) (2015) Economic Analysis of Digital Economy. Chicago: University of Chicago Press. 528 p.
8. Digital Spillover. Measuring the true impact of the digital economy. (2017) Huawei Technologies Co., Oxford Economics Ltd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.huawei.com/minisite/gci/en/digital-spillover/index.html (дата обращения 13.10.2020).
9. Кузнецов Д.А., Чернышев М.А., Овчинникова В.А., Ротарь Д.Ю., Комельских И.С. Интеграция индустрии 4.0 в промышленность // Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания. - 2016. - № 35. –С.30 - 35.
10. Государственная Программа «Цифровой Казахстан». Утверждена
постановлением Правительства Республики Казахстан от 12 декабря 2017 года № 827. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1700000827 (дата обращения: 13.06.2018).
11. Комплекс мер по технологическому перевооружению базовых отраслей
промышленности до 2025 года, включающий элементы Четвертой
промышленной революции. Утвержден постановлением Правительства
Республики Казахстан от 17 февраля 2017 г. № 423. [Электронный ресурс].
URL: https://yandex.kz/search/?clid=9582&text=Комплекс%20мер%20по%20технологическому%20перевооружению%20базовых%20отраслей%20промышленности%20до%202025%20года%2C%20включающий%20элементы%20Четвертой%20промышленной%20революции.%20Утвержден%20постановлением%20Правительства%20%20Республики%20Казахстан%20от%2017%20февраля%202017%20г.%20№%20423.&l10n=ru&rdrnd=908430&lr=164&redircnt=1605691632.1 (дата обращения 11.10.2017).
12. Об утверждении Государственной программы индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2020 – 2025 годы. Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 декабря 2019 года № 1050. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1900001050 (дата обращения 05.03.2020).
13. Концепция повышения финансовой грамотности на 2020-2024 годы Постановление Правительства РК от 30 мая 2020 года № 338. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P2000000338 (дата обращения 10.10.2020).
14. Об утверждении Дорожной карты по дальнейшему привлечению инвестиций в Республику Казахстан. Постановление Правительства Республики Казахстан от 30 июля 2019 года № 548. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1900000548 (дата обращения 01.04.2020).
15.Программа по привлечению инвестиций «Национальная инвестиционная стратегия». Утверждена постановлением Правительства Республики Казахстан от 22 августа 2017 года № 498 (с изменениями от 29.07.2019 года). [Электронный ресурс]. URL: https://tengrinews.kz/zakon/pravitelstvo-respubliki-kazahstan-premer-ministr-rk/finansyi/id-P1700000498/ (дата обращения 30.11.2019).
16. Аубакирова Г.М. Цифровая трансформация экономики Казахстана// Проблемы теории и практики управления. - 2019. - №2. – С. 18 - 26.
17. Aubakirova, G. Transformational Change in the Economy of Kazakhstan // Studies on Russian Economic Development. 2020. Vol. 31, No. 1. pp. 113 -119.
18. Об утверждении Дорожной карты (комплексного плана) по развитию машиностроения на 2019 - 2024 годы. Распоряжение Премьер-Министра Республики Казахстан от 26 июня 2019 года № 115-р. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/R1900000115 (дата обращения 13.12.2019).
19. О дальнейших мерах по стабилизации экономики. Указ Президента Республики Казахстан от 16 марта 2020 года № 287. [Электронный ресурс]. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=33488967 (дата обращения 21.09.2019).
20. Постановление Правительства Республики Казахстан от 30 июня 2017 года № 407. Об утверждении Концепции кибербезопасности («Киберщит Казахстан). (дата обращения 21.09.2019). [Электронный ресурс]. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=39754354 (дата обращения 21.09.2019).

Страница обновлена: 08.01.2021 в 16:52:31