Формирование валюты БРИКС – проблемы и перспективы в рамках трансформации мировой валютно-финансовой системы

Молчанов А.В.1, Смирнов Ф.А.2
1 Высшая школа государственного аудита Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова
2 Центр мир-системных исследований (аналитический центр)

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 1 (Январь 2024)

Цитировать:
Молчанов А.В., Смирнов Ф.А. Формирование валюты БРИКС – проблемы и перспективы в рамках трансформации мировой валютно-финансовой системы // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 1. – С. 155-174. – doi: 10.18334/ecsec.7.1.120210.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=60003716

Аннотация:
В статье анализируются перспективы создания единой валюты БРИКС как элемента формирования мировой валютно-финансовой системы будущего. Показаны масштабы англосаксонского ядра современной МВФС на основе деятельности финансовых холдингов. Рассматриваются перспективы интернационализации юаня как ведущей валюты, способной стать центральным элементом новой валюты БРИКС. Показаны основные сдерживающие факторы для расширения использования юаня. Представлен анализ перспектив развития цифрового юаня. Приводится опыт переводного рубля СССР как примера построения модели новой валюты БРИКС

Ключевые слова: мировая экономика, мировая валютно-финансовая система, юань, цифровая валюта центрального банка, единая валюта БРИКС

JEL-классификация: G21, G28, Е52, E58



Введение. Современная мировая валютно-финансовая система (МВФС), основанная на доминировании американского доллара, вступила в этап глобальных трансформаций [10].

С одной стороны – нарастают финансово-экономические проблемы в экономиках западного мира. С другой, во многом из-за последствий применения США и ЕС санкций против России происходит отказ стран развивающегося мира от использования доллара в пользу двусторонних расчетов в национальных валютах [5]. Усиливается глобальная регионализация, создаются экономические полюса – автаркии больших пространств, подтверждая тем самым тезис о формировании многополярного мира.

Рисунок 1. Карта больших пространств

Примечание: карта построена на основе 12 больших пространств: Североамериканское большое пространство (Канада, США, Великобритания, Австралия), Большое пространство центральной Америки (Мексика, Куба), Южноамериканское большое пространство (страны Южной Америки), Европа, Арабо-исламское большое пространство, Африка, Российско-Евразийское большое пространство, Центрально-исламское большое пространство, Индия, Китай, Япония и Тихоокеанское большое пространство

Источник: [3].

Этот процесс небыстрый, он будет растянут по времени и трудноуловим на начальном этапе формирований. В ядре МВФС еще продолжительное время будет оставаться англосаксонская модель, при доминировании свободно конвертируемых резервных валют, прежде всего американского доллара [7].

Однако для формирования новой МВФС потребуются и новые валюты, которые будут выражать интересы автаркии больших пространств, то есть, финансово-экономических регионов мира.

Эту роль может взять на себя абсолютно новая конструкция, такая как валюта БРИКС. Однако для реализации данной концепции потребуется не только много времени, но также нужно будет ответить на ряд весьма острых вопросов, предполагающих учет факторов экономической безопасности. Кто станет главным выгодоприобретателем? Какие институциональные реформы потребуется провести? Какие условия для этого необходимо создать?

Цель исследования – изучить предпосылки формирования валюты БРИКС.

Задачи исследования:

– рассмотреть фактор англосаксонского финансового ядра и фактор Китая;

– проанализировать объемы торговых и финансовых операций БРИКС;

– выявить сдерживающие элементы интернационализации юаня;

– обосновать возможности юаня в качестве цифровых активов;

– определить возможности по созданию единой валюты БРИКС.

Предмет исследования – предпосылки формирования валюты БРИКС.

Объект исследования – организационные отношения, возникающие в процессе формирования валюты БРИКС.

Методы исследования: анализ научных и экспертных источников в целях рассмотрения качественных и количественных результатов деятельности БРИКС.

Информационная база: работы российских и зарубежных авторов по теме исследования.

Практическая значимость настоящего исследования обусловлена возможностью использования его результатов в образовательном процессе ВУЗов, и в практической деятельности межправительственных органов БРИКС.

Фактор англосаксонского финансового ядра. Здесь важно сделать оговорку, показав масштаб ядра МВФС, которую составляют финансовые холдинги – крупнейшие игроки западной финансовой системы. К ним относятся такие структуры, как BlackRock, State Street Global Advisors, Fidelity Investments, J.P. Morgan Asset Management и др. (табл. 1). Эти холдинги в свою очередь владеют множеством других инвестиционных фондов, включая хедж-фонды, промышленные корпорации, сельскохозяйственные компании, транснациональные банки, страховые компании, рейтинговые агентства, предприятия сферы массмедиа, консалтинговые и аудиторские компании и т.д.

Таблица 1. Самые большие финансовые игроки (финансовые холдинги).

Активы под управлением, млрд. долл., 2015 г.

Название фирмы
Размер активов под управлением, млрд. долл.
BlackRock Inc.
4651
Vanguard Group Inc.
3148
State Street Global Advisors
2448
Fidelity Investments
1974
J.P. Morgan Asset Management
1744
BNY Mellon Investment Management
1710
The Capital Group Cos. Inc.
1396
PIMCO
1274
Deutsche Asset & Wealth Mgmt.
1265
The Goldman Sachs Group Inc.
1178
Prudential Financial
1175
Amundi
1051
Northern Trust Asset Management
934
Wellington Management Group LLP
913
Franklin Templeton Investments
880
Итого
25747
Источник: [17].

Примечательно, что в течение последних 8 лет, за время пандемии Covid-19, активы данной группы крупнейших финансовых холдингов выросли на 20 трлн. долл. (табл. 2).

Таблица 2. Самые большие финансовые игроки (финансовые холдинги).

Активы под управлением, млрд. долл., 2023 г.

Название фирмы
Размер активов под управлением, млрд долларов
BlackRock Inc.
9420
Vanguard Group Inc.
8200
State Street Global Advisors
3800
Fidelity Investments
4500
J.P. Morgan Asset Management
3200
BNY Mellon Investment Management
1900
The Capital Group Cos. Inc.
2300
PIMCO
1740
Deutsche Asset & Wealth Mgmt.
859
The Goldman Sachs Group Inc.
2550
Prudential Financial
1400
Amundi
1934
Northern Trust Asset Management
1100
Wellington Management Group LLP
1132
Franklin Templeton Investments
1500
Итого
45535
Источник: составлено авторами.

Сравнение двух таблиц позволяет говорить о существенном усилении позиций ядра МВФС в лице западных финансовых холдингов. Однако, параллельно с этим процессом усиливаются и другие регионы мира, где одно из центральных мест отводится группе стран БРИКС [8], в числе которых серьезную роль играет Китай.

Фактор Китая. В рамках формирования единой валюты БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) КНР проводит линию на укрепление позиций юаня, чтобы данная денежная единица стала одной из основных резервных валют мира. Пекин стремится к увеличению использования юаня во внешней торговле и международных финансовых операциях.

Одним из ключевых механизмов, который предлагает Китай, является расширение использования юаня в качестве резервной валюты. В 2016 году Международный валютный фонд включил юань в свою корзину валют специальных прав заимствования (СДР), признав его одной из глобальных резервных валют. Это позволяет странам БРИКС, а также другим странам, включать юань в свои резервные активы, и торговать им на международных рынках.

Китай также продвигает использование юаня в международных расчетах и торговле. КНР разрабатывает различные международные платежные системы, такие как Cross-Border Interbank Payment System (CIPS), чтобы упростить и ускорить международные расчеты в юанях. Заключает валютные свопы с другими странами, чтобы облегчить использование юаня в торговле и инвестициях.

При формировании единой валюты БРИКС, китайцы будут продвигать юань как одну из ключевых компонентов этой валюты. Однако, точные детали и процесс формирования единой валюты БРИКС потребуют обсуждений и согласования между странами-участниками.

Важнейшим условием для становления валюты в качестве международной резервной единицы – помимо масштаба экономики, глубины мирохозяйственных связей, степени развитости финансовой системы и финансовой глубины – выступает свободное движение капитала. Страной-лидером среди представителей «развивающегося мира» на сегодняшний день также является Китай.

Объемы торговых и финансовых операций БРИКС. Трансграничные расчеты в китайской валюте в 2022 году составили 42,1 трлн юаней (5,85 трлн долл.). Операции с капиталом – 31,6 трлн юаней (около 75%), остальная часть – операции по текущему счету, такие как торговля [12].

На долю стран БРИКС приходится 18% мирового экспорта. Однако их доля увеличивается, а темпы роста экспорта внутри БРИКС превышают средние мировые показатели. В период с 2017 по 2022 гг. товарооборот между пятью существующими членами блока вырос на 56% – до 422 млрд долларов [14].

Согласно расчетам экспертов Bloomberg, к 2040 г. совокупный ВВП расширенного БРИКС (после присоединения в 2024 г. Египта, Эфиопии, Ирана, Саудовской Аравии, ОАЭ) по ППС составит около 65 трлн долл. Это увеличит долю группы в мировом ВВП с нынешних 31,5% до 37%. Для сравнения, доля G7 в настоящее время составляет около 29,9% [16].

Данные ЮНКТАД по ПИИ показывают, что в БРИКС наблюдался более чем четырехкратный рост ежегодных притоков ПИИ: с 84 млрд долл. в 2001 г. до 355 млрд долл. в 2021 г. Их доля в мировом притоке ПИИ также удвоилась с 11% в 2001 г. до 22% в 2021 г. (табл. 3).

Таблица 3. Приток ПИИ в БРИКС, 2001-2021 гг., млрд долл.

Страна
2001 г.
2011 г.
2021 г.
Китай
47
124
181
Бразилия
22
97
50
Индия
5
36
45
ЮАР
7
4
41
Россия
3
37
38
Всего
84
299
355
Источник: [18].

Однако в мировых валютных резервах доминирующее положение продолжают занимать валюты стран G7 (табл. 4).

Таблица 4. Мировые валютные резервы по валютам, по состоянию на 1 квартал 2023 г.

Валюта
Процентная доля
американский доллар
59,02
евро
19,77
японская иена
5,47
фунт стерлингов
4,85
китайский юань
2,58
канадский доллар
2,43
австралийский доллар
1,98
швейцарский франк
0,25
другие валюты
3,65
Источник: [19].

Сдерживающие элементы для интернационализации юаня. Уровень развития китайской экономики достаточен для того, чтобы составить конкуренцию странам G7 во главе с США. По объему использования и темпам интернационализации юаня ни одна из валют развивающихся стран в горизонте ближайших 10 лет не приблизится к текущей форме юаня. Следующим за Китаем идет Индия. В этом смысле любую трансформацию МВФС следует рассматривать через призму Китая.

Однако ключевым сдерживающим элементом для превращения юаня в мировую резервную валюту, который КНР не сняла до настоящего момента, является ограничение движение капитала по текущему счету.

Большинство процедур регулируются:

1) Государственным валютным управлением КНР (SAFE). Это государственное агентство при Госсовете КНР, занимающееся разработкой законодательных и нормативных актов по регулированию деятельности на валютном рынке, а также управлением государственными золотовалютными резервами.

2) Комиссией по регулированию рынка ценных бумаг КНР (CSRC). Это Правительственное учреждение, непосредственно подчиняющееся Госсовету КНР. Это главный регулятор сегмента ценных бумаг в Китае.

3) Народным банком Китая, то есть китайским центральным банком.

Введены лимиты на валютный обмен для иностранных инвесторов. Установлены и лимиты для вывода прибыли в рамках ограничений на репатриацию капитала, что применимо для дивидендной политики или процентного дохода. Ведется контроль международных финансовых операций.

К таким ограничительным сдерживающим мерам относятся и более жесткие критерии для регистрации и работы иностранных компаний в КНР. Правила работы в стране и пользование профильной инфраструктурой для иностранных инвесторов предусматривают обязательства по участию в китайской экономике в том или ином виде.

Портфельные инвестиции в Китае регулируются в рамках квот:

1) «Квалифицированный Иностранный Институциональный Инвестор» (QFII). Это программа, которая позволяет определенным лицензионным иностранным инвесторам быть участниками фондовых бирж материкового Китая. Инициирована в 2002 г., чтобы иностранные инвесторы имели доступ к фондовым биржам в Шанхае и Шэньчжэне. До QFII, иностранные инвесторы не могли покупать или продавать акции на китайских фондовых биржах из-за жесткого контроля за движением капитала в Китае. С запуском программы, лицензированные инвесторы получили право покупать и продавать акции типа «А», котируемые в юанях. Зарубежный доступ к этим акциям ограничивается заранее оговоренными квотами, определяющими количество денег, которые лицензированные иностранные инвесторы могут инвестировать в рынки капитала Китая.

2) «Квалифицированный Иностранный Институциональный Инвестор в Юанях» (RQFII). Запущена CSRC в декабре 2011 г. Подобно программе QFII, программа RQFII дает иностранным инвесторам возможность инвестировать в фондовые биржи Китая.

Между программой RQFII и программой QFII существуют различия, большинство из которых связано с ослаблением ограничений для инвесторов, которые затрудняли доступ к программе QFII. Например, участники программы QFII должны конвертировать свою иностранную валюту в юани, прежде чем инвестировать в китайские ценные бумаги. Однако участникам RQFII не нужно конвертировать свою валюту, и они могут инвестировать напрямую во внутренние рынки капитала Китая. Между тем, QFII и RQFII накладывают массу ограничений, что ограждает от китайского рынка неквалифицированных участников.

В целом, происходит сдерживание иностранных инвестиций из-за ограничений на движение капитала. Это подразумевает неконкурентные условия, а также непрогнозируемые риски заморозки инвестиций.

Свободное движение капитала, напротив, подразумевает высококонкурентную среду, когда движение капитала возможно из отраслей экономики или инструментов финансового рынка с низкой доходностью, а также высокими рисками, в зону с пониженными рисками и/или более высокой доходностью.

Поэтому, чтобы юань смог выйти на один конкурентный уровень с другими свободно конвертируемыми резервными валютами стран G7, такими как доллар, евро, британский фунт, японская иена, а также швейцарский франк, китайскому юаню потребуется либерализация финансовой политики и снятие ограничений на движение капитала.

Резервный статус валюты определяют:

1) Доля юаня в международных резервах.

2) Доля юаня в торговых и расчетных операциях.

3) Доля юаня, которая отводится иностранными инвесторами на инвестиции в акции, облигации и денежные инструменты.

Китай сосредоточен на повышении доли юаня в торговых, и расчетных операций. Размер таких операций в 2023 г. оценивается до 5,8% в общемировом масштабе [20]. Особый прогресс фиксируется в последние три года [11]. КНР активно расширяет экспортно-импортные операции в национальных валютах. Основной инструмент здесь – китайская инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП).

В финансовых операциях доля китайской валюты находится в пределах 2%, примерно столько же в резервных активах (табл. 4).

С другой стороны, снижается концентрация иностранных инвесторов в финансовых инструментах, номинированных в юанях. Наиболее активно это происходит после 2017 г. с началом ухудшения двусторонних отношений с США [11].

Данные показатели свидетельствуют о начальном этапе становления юаня в качестве мировой резервной и расчетно-платежной денежной единицы. В начале такого пути – торговая экспансия, после которой происходит расширение кредитных операций, номинированных в продвигаемой валюте. После следует этап наращивания прямых и портфельных инвестиций. Далее – привлечение международного капитала в финансовые инструменты, номинированные в юанях.

Цифровые активы, цифровой юань. Одним из новых инструментов продвижения национальных валют можно рассматривать цифровые активы. К этой категории относятся такие понятия как Цифровые валюты центральных банков и криптовалюты [6].

«Цифровая валюта центрального банка» (CBDC) – форма цифровых денег или денежной стоимости, выраженной в национальной расчетной единице, которая является прямым обязательством центрального банка. «Криптовалюты» принадлежат к категории цифровых активов, могут быть средством обмена, для которого записи о создании или владении поддерживаются с помощью технологии распределенного реестра, основанной на криптографии, такой как блокчейн. Термин «цифровые активы» относится ко всем CBDC, независимо от используемой технологии, а также к другим представлениям стоимости, финансовым активам и инструментам или требованиям, которые используются для осуществления платежей или инвестиций, или для передачи или обмена средств, или их эквивалентов, выпущенных или представленных в цифровой форме с использованием технологии распределенного реестра.

Независимо от используемой метки, цифровой актив может быть, среди прочего, ценной бумагой, товаром, производным или другим финансовым продуктом. Цифровые активы можно обменивать на платформах торговли цифровыми активами, включая централизованные и децентрализованные финансовые платформы, или с помощью одноранговых технологий.

Цифровой юань. На текущий момент первопроходцем в области CBDC выступает Китай, активно тестирующий и уже применяющий на практике криптоюань. Причем степень охвата такого инновационного механизма – население всего материкового Китая, а это порядка 1,5 млрд человек. Далее, цифровой юань распространится на близлежащие к КНР государства. Будет активно внедряться в расчетно-платежные операции на территории стран, подпадающих под китайскую инициативу ОПОП [2], например, в рамках тестирования проектов ее цифровой составляющей – «Шелковый путь XXI века». На данном этапе количество участников проекта цифрового юаня увеличится еще больше, равно как и объемы совершаемых трансакций.

Параллельно весомый эффект окажет вовлечение в расчетно-платежные операции с криптоюанем пользовательского массива таких китайских корпораций как, например, Alibaba Group. Такие гиганты одновременно активно развивают сразу несколько направлений. Речь идет о трансграничной интернет торговле, а также поступательном продвижении различных социальных технологий, предполагающих строительство полномасштабных «цифровых городов», фактически подменяющих реальную физическую активность искусственным моделированием жизни социума. Данные процессы приводят к образованию новых рынков, требующих внедрения и применения виртуальных валют.

Запуск цифрового юаня сопровождается повышением связности экономических процессов, уровня и качества управления социумом. В исследованиях ведущих аналитических центров [13] указывается на то, что по мере повышения доли операций, номинированных в цифровом юане, и соответственно замещении им наличных и безналичных классических расчетов, у Банка Китая и Госсовета КНР будут накапливаться «большие данные», которые позволят составить полноценную картину циркуляции денежной массы. Причем наибольший интерес будет представлять изучение целевых и перспективных зон китайской экономики. Повысится качество анализа проблемных моментов денежно-кредитной и инвестиционной политики государства, также, как и тех, где есть неиспользуемые резервы. Так, станет возможным качественная модернизация контрциклической политики китайских властей.

В качестве перспектив развития подобной динамики можно предположить, что в данном процессе активное участие будут принимать передовые высокотехнологические разработки. Среди них, например, постоянно адаптирующийся и самосовершенствующийся на основе «больших данных» искусственный интеллект (AI), корректирующий и подстраивающий под новые потребности политику ценообразования. Каким может быть временной диапазон после запуска централизованных криптовалют для внедрения AI – учитывая скорость разработки и внедрения инноваций в этой категории [9; 15], его предстоит определить в течение ближайших 10 лет. Однако пока это лишь модель, адаптация которой потребует времени и использования передового экспертного и технологического потенциала.

При этом, и на уровне государств, и в наднациональном режиме ведется разработка и адаптация рассматриваемых финансовых новаций, которые также еще далеки от завершения. Так, ни цифровой юань, ни какая-либо иная внедряемая в настоящее время CBDC не преследует своей основной целью развитие национальной экономики. Поэтому, соответствующее целевое расширение концепции единой валюты БРИКС способно внести вклад в решение задач реализации инвестиционных проектов, повышения финансовой глубины» экономики.

Что нужно для создания единой валюты БРИКС. Создание единой валюты такого класса – это в первую очередь ключевой элемент и системообразующий этап интеграционных процессов. Здесь речь идет о группе стран БРИКС, а с января 2024 г. к Бразилии, России, Индии, Китаю и ЮАР присоединяются Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Эфиопия.

Что предшествовало появлению евро как единственной на сегодняшний день валюты, объединяющей такую значимую группу стран еврозоны? Это потребовало более 50 лет интеграционных преобразований [1], унифицировавших законодательство европейских стран, трансграничное движение товаров, финансов, передвижение людей, а также гармонизацию энергетической, экономической, торговой, климатической, промышленной политики, либерализации единого пространства. Это также потребовало и создания единых наднациональных институтов, регулирующих политики стран, нивелирующих барьеры.

Создание единой валюты – это централизация монетарных систем разных стран. Европейская монетарная система (EMS), созданная в 1979 г., представляла собой систему фиксированных обмененных курсов между валютами стран-участников соглашения в рамках создания синтетической корзины валют «Европейской валютной единицы» (ECU), как предшественницы евро. В том же году как часть EMS был создан Европейский механизм валютных курсов (ERM) – механизм регулирования валютных курсов для сокращения курсовых колебаний валют стран-членов ЕС. ERM был необходим в процессе создания экономически валютного союза и для введения общей валюты. Он базируется на жесткой взаимосвязи обменных курсов валют государств ЕС с допущением лишь адекватных колебаний, амплитуда которых со временем менялась. До введения евро валютные курсы были связаны с ЭКЮ, курс которой определял средневзвешенную корзину валют отдельных государств-членов ЕС.

Спустя 14 лет в 1993 году была создана более гибкая и адаптивная Европейская валютная система (EWS) для более адекватной подстройки межстрановых монетарных и валютных пропорций, и как подготовительный этап перед внедрением евро.

То есть, что лежало в основе формирования нового интеграционного элемента – евро, из числа экономических факторов. Это как минимум:

– свободное движение капитала;

– свободная торговля;

– свободное передвижение людей;

– унифицированное законодательство;

– гармонизированные энергетические, промышленные, научно-технические стандарты;

– единая бюджетная и финансовая политика.

Единая валюта – это целый комплекс интеграционных мероприятий по объединению экономического пространства стран-членов. Элемент формирования автаркии больших пространств.

Для того, чтобы начать процесс в сторону формирования единой валюты БРИКС потребуется:

– наращивать взаиморасчеты в национальных валютах стран-членов;

– наращивать объемы движения капитала;

– создать регулирующий институт, ориентированный на развитие межстранового сотрудничества в валютно-финансовой сфере (механизм для консультаций и совместной работы над валютно-финансовыми проблемами); расширение межстрановой торговли; выработку механизма многосторонней системы расчетов по текущим операциям между государствами-членами; исправление диспропорций в платежных балансах стран-членов и др.

Основным преимуществом единого пространства БРИКС являются инвестиции, то есть, высоко емкий рынок капитала.

Новый банк развития БРИКС – это пока единственный этап интеграции. Этот институт концентрируется на финансировании инфраструктурных проектов, мерах стабилизации после пандемии Covid-19, развитии зеленой энергетики, климатической повестке, хотя изначально предполагалось, что он займется преодолением проблем дефицита счета текущих операций и проблемами с оттоком капитала.

Эмиссионные возможности НБР ограничены, масштаб инвестиций по сравнению с масштабами экономик БРИКС очень мал, а большая часть проектов финансируется в валютах стран, не входящих в это интеграционное объединение.

Для создания единой валюты БРИКС необходима детальная дорожная карта, разработка механизмов функционирования, детализация взаимодействий между странами, гармонизированная техническая и юридическая документация.

При этом важно ответить на ряд вопросов.

1) Определение курса валюты. Как будет установлен курс единой валюты БРИКС? Будет ли он фиксированным или изменяемым? Какие механизмы будут использоваться для управления курсом?

2) Вопросы независимости. Какие последствия будут для стран-участников БРИКС, связанные с утратой независимости в валютной политике? Будут ли они готовы отказаться от своей национальной валюты, и передать контроль за валютной политикой общему органу?

3) Равенство стран-участников. Как будет обеспечено равенство прав голоса и влияния на принятие решений в связи с единой валютой БРИКС? Будет ли каждая страна иметь одинаковый вес в принятии решений или будут применяться другие принципы?

4) Вопросы стабильности. Как будет обеспечена стабильность единой валюты БРИКС? Какие механизмы будут использованы для предотвращения финансовых кризисов и снижения валютных рисков?

5) Вопросы конвертируемости. Будут ли все страны-члены БРИКС иметь равные права на конвертацию и свободный обмен единой валюты? Как будут регулироваться валютные операции и контроль капитала?

Все эти вопросы требуют тщательного изучения и обсуждения со стороны стран-участниц БРИКС.

Заключение

Создание единой валюты БРИКС – необходимый этап экономической и финансовой интеграции стран-членов этого интеграционного объединения, а также важный этап, способный привести не только к трансформации современной МВФС, но и формированию ее обновленного вида. Однако учреждение новой валюты потребует не только значительных временных затрат, но и весьма кропотливой совместной работы между экспертами, учеными, специалистами правительств и профильных министерств и ведомств стран-членов расширенной группы БРИКС.

Можно провести параллель между концепцией переводного рубля в СССР и созданием единой валюты БРИКС. Переводный рубль в СССР был валютой, используемой для международных расчетов между советским Союзом и его социалистическими соседями, а также для финансирования экономической помощи другим странам. Переводной рубль был не конвертируемым и не использовался на национальных рынках. То есть, переводный рубль был «единой валютой» для составляющих СЭВ стран, чтобы облегчить торговлю и кооперацию внутри социалистического блока.

Переводной рубль имел фиксированный курс обмена, то есть, фиксированную стоимость по отношению к другим валютам Восточного блока и не подвергался колебаниям обменного курса. Для использования переводного рубля была установлена специальная система обмена в странах Восточного блока. Люди должны были обменивать национальные валюты на переводные рубли, чтобы осуществлять международные платежи. Доступ к переводному рублю был ограничен и контролировался государством. Иностранные физические и юридические лица не имели возможности свободно обменивать национальные валюты на переводные рубли. Переводные рубли могли использоваться только для специальных целей, таких как международная торговля и оплата долгов между странами Восточного блока.

Здесь также важно упомянуть систему взаимозачетов с использованием переводного рубля. Этот процесс включал следующие шаги: 1. Стороны заключали соглашения о взаимных поставках товаров и услуг. В этих соглашениях определялись объемы и характеристики товаров, а также условия оплаты. 2. Поставщик оформлял экспортные контракты и передавал товары покупателю. Расчеты производились в переводных рублях. 3. Покупатель получал товары и уплачивал стоимость в переводных рублях. Расчеты велись через специализированные валютные банки. 4. Полученные от продажи товаров переводные рубли покупатель мог использовать для оплаты внешних обязательств перед СССР или другими странами СЭВ.

Таким образом, переводные рубли служили средством расчетов во внешней торговле. Процесс взаимозачетов с использованием переводного рубля позволял странам-членам СЭВ обмениваться товарами и услугами без необходимости использования жесткой валюты, такой как американский доллар [4]. Однако он также имел ряд ограничений и трудностей, связанных с необходимостью согласования и контроля всех расчетов государственными органами СССР и стран-членов СЭВ.

Этот опыт будет полезен при дальнейшей экономической и финансовой интеграции в рамках БРИКС и разработке единой валюты этого интеграционного объединения.


Источники:

1. Буторина О.В. Экономическая история евро. - М.: Издательство «Весь Мир»: ИЕ РАН, 2020. – 576 c.
2. Вавилов Н.Н. Китайская власть. - М.: Товарищество научных изданий КМК, 2021. – 664 c.
3. Дугин А.Г. Геополитика. / Учебное пособие для вузов. - М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2011. – 461-466 c.
4. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения IV международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения» социально-экономическая безопасность: сфера государственного регулирования и область научного знания // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 549-578. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111150.
5. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Движущие силы антироссийской коалиции: проблемы современной международной безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 749-774. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117829.
6. Лев М.Ю., Болонин А.И., Болонина С.Е., Лещенко Ю.Г. Механизм безопасности интегрированной системы CBDC: перспективы трансграничных платежей // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 8. – c. 3157-3178. – doi: 10.18334/epp.13.8.118841.
7. Лещенко Ю.Г., Хазалия И.Д. Валютная стоимость американского доллара как ключевой фактор обеспечения национальной безопасности США // Экономическая безопасность. – 2021. – № 2. – c. 291-308. – doi: 10.18334/ecsec.4.2.111881.
8. Петренко Е.С., Варламов А.В., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность и интересы России в БРИКС // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1295-1312. – doi: 10.18334/eo.10.4.111398.
9. Рассел С., Норвиг П. Искусственный интеллект. Современный подход. - М.: Вильямс, 2016. – 1408 c.
10. Смирнов Ф.А. Мировая финансово-экономическая архитектура. Деконструкция. - М.: OOO «Буки Веди», 2015. – 568 c.
11. Cheung Y. The RMB in the Global Economy (Cambridge Elements in International Economics). - Cambridge: Cambridge University Press, 2022.
12. Doi N., Akita S. Yuan exceeds dollar in China's bilateral trade for first time. NIKKEI Asia, 24 July 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://asia.nikkei.com/Business/Markets/Currencies/Yuan-exceeds-dollar-in-China-s-bilateral-trade-for-first-time (дата обращения: 05.11.2023).
13. Fanusie Yaya, Jin Emily, China’s Digital Currency Adding Financial Data to Digital Authoritarianism, CNAS, January 26, 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://s3.us-east-1.amazonaws.com/files.cnas.org/documents/CNAS-Report-Chinas-Digital-Currency-Jan-2021-final.pdf?mtime=20210125173901&focal=none (дата обращения: 05.11.2023).
14. Hancock T., Cohen M. How BRICS Became a Club That Others Want to Join, Bloomberg, 3 November 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2023-11-03/how-brics-became-real-and-invited-saudis-iran-egypt-uae-ethiopia-argentina (дата обращения: 05.11.2023).
15. Siebel Thomas Digital Transformation. Survive and Thrive in an Era of Muss Extinction. - New York. RosettaBooks, 2019.
16. Silk Road Briefing. Intra BRICS Trade Now 37% Of Global Total. Silk Road Briefing, 5 November 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://www.silkroadbriefing.com/news/2023/11/05/intra-brics-trade-now-37-of-global-total/ (дата обращения: 05.11.2023).
17. The Largest Money Managers. Special Report on the Largest Money Managers ranks Northern Trust among the top asset management firms in multiple categories. Northern Trust. Pensions & Investments Magazine. – 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://www.northerntrust.com/documents/white-papers/asset-management/rankings-investmgr.pdf (дата обращения: 05.11.2023).
18. UNCTAD, BRICS Investment Report, 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/system/files/official-document/diae2023d1_en.pdf (дата обращения: 05.11.2023).
19. Zhang Junhua Prospects for the yuan unseating the dollar. Gisreportsonline, 21 August 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gisreportsonline.com/r/yuan-unseating-the-dollar/ (дата обращения: 05.11.2023).
20. Zhang Yukun, Wang Jing Chinese Yuan Edges Out Euro as Second-Most Used Currency in Global Trade Finance, Caixin Global. [Электронный ресурс]. URL: https://www.caixinglobal.com/2023-10-31/chinese-yuan-edges-out-euro-as-second-most-used-currency-in-global-trade-finance-102122297.html (дата обращения: 05.11.2023).

Страница обновлена: 29.05.2024 в 13:09:41