Способность крупных корпораций к формированию доходов бюджетной системы в новых геополитических реалиях (на примере черной металлургии)

Малышев М.К.1
1 Вологодский научный центр Российской академии наук

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 6, Номер 3 (Июль-сентябрь 2023)

Цитировать:
Малышев М.К. Способность крупных корпораций к формированию доходов бюджетной системы в новых геополитических реалиях (на примере черной металлургии) // Экономическая безопасность. – 2023. – Том 6. – № 3. – С. 1195-1214. – doi: 10.18334/ecsec.6.3.118637.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54303020

Аннотация:
Огромное количество санкций, введенное коллективным западом против Российской Федерации с 24 февраля 2022 года, затронуло практически все сферы экономики. При этом сильный удар на себя приняла сталелитейная отрасль. В 2021 году все российские металлурги получали сверхдоходы и огромные дивиденды, а также в значительной степени наполняли бюджетную систему налоговыми отчислениями. Однако уже в 2022 году, держатели контрольных пакетов «стальных» компаний пытаются смягчить последствия от санкций, переносят уставные капиталы в Россию, ищут новые рынки сбыта, а также дискутируют с Правительством РФ по поводу снижения налоговой нагрузки. Нестабильность геополитической ситуации откладывает отпечаток на возможности корпораций черной металлургии формировать доходы бюджетной системы. Для поддержания отрасли государство с металлургами должны разрабатывать совместные проекты и увеличивать внутренние потребление стали. Результаты анализа налоговых расчетов сталелитейных компаний с бюджетной системой показали сокращение объемов налогов за счет падения прибыли и закрытия торговли у ПАО «Северсталь» и ПАО «ММК». Однако Новолипецкий комбинат, изначально не попавший под санкции, сохранил экспортную торговлю, о чем говорит увеличившийся на 60% из федерального бюджета возврат НДС. Кроме того, в 2022 году были введены акцизы с целью дополнительной поддержки бюджетной системы. Данное исследование может быть интересным для участников образовательного процесса, а также лицам, проявляющим интерес к особенностям экономического развития отдельных отраслей промышленного производства.

Ключевые слова: глобальные вызовы, санкции и ограничения, черная металлургия, бюджетная система, налоговые поступления

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствии с государственным заданием для ФГБУН ВолНЦ РАН по теме НИР № FMGZ-2022-0012 «Факторы и методы устойчивого социально-экономического развития территориальных систем в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды».

JEL-классификация: H61, F51



Введение. Черная металлургия является значимой отраслью промышленного производства. С точки зрения выполнения своего функционального значения она обеспечивает крупнотоннажными материалами и продукцией многие другие отрасли производства, в частности, строительство. Выплавка стали, как ключевой вид экономической деятельности черной металлургии, всегда сопровождается торговыми операциями на крупные денежные суммы. В этой связи, сталелитейное производство в развитых странах выполняет фискальную функцию, то есть формирует доходы бюджетной системы. Устойчивое функционирование отрасли создает надежный индустриальный каркас и экономическую безопасность страны.

Крупные российские корпорации черной металлургии имеют высокую степень интеграции в глобальную систему мирохозяйственных связей. Имея производственные и научно-технические активы на территориях разных государств, компании создают квалифицированные и высокооплачиваемые рабочие места для иностранных граждан.

Таким образом, российские сталелитейные корпорации остро нуждаются в устойчивой и бесперебойной системе финансовых расчетов для того, чтобы беспрепятственно осуществлять любые международные торговые и финансовые операции. Однако с момента начала специальной операции на территории Украины, Евросоюз запретил импорт изделий из стали и железа из России, были введены санкции против акционера «Северстали» Алексея Мордашова, совладельца Evraz Романа Абрамовича, владельца Магнитогорского металлургического комбината Виктора Рашникова, владельца «Металлоинвеста» Алишера Усманова [8; 20]. При этом, Владелец НЛМК Владимир Лисин санкций избежал, так как холдинг имеет предприятия в Бельгии, Дании, Италии и Франции. На этих предприятиях работают около 1,8 тыс. человек, а объем продукции составляет порядка 4,4 млн. тонн в год [1].

Цель статьи – определить возможность российских корпораций черной металлургии формировать доходы бюджетной системы. Объект исследования – российские корпорации черной металлургии: ПАО «НЛМК», ПАО «Северсталь» и ПАО «ММК». Предмет исследования – налоговые расчеты данных компаний с бюджетной системой.

В ходе исследования были использованы методы структурного и горизонтально анализа, методы систематизации и обобщения, а также анализ литературных источников.

Информационной базой исследования стали труды отечественных и зарубежных исследователей по вопросам развития отрасли черной металлургии и функционирования отраслевых транснациональных корпораций в условиях санкций. Кроме того, в статье были использованы данные Всемирной ассоциации, Федеральной таможенной службы РФ, Федеральной налоговой службы РФ, сайта Forbes.ru, а также информация с сайтов новостных агентств.

Обзор литературы. Всего за 2022-2023 гг. в российской экономической литературе уже сформировалось немалое количество публикаций, посвященных влиянию экономических санкций Евросоюза на российскую металлургию, её развитие и стратегические перспективы.

Дегтярев П.А. говорит о том, что в сложившихся санкционных условиях, ограничения доступа на рынки капитала, интенсивного падения курса рубля, многие предприятия промышленного сектора экономики оказались перед сложным выбором расстановки приоритетов. Автор утверждает, что наибольших успехов добились те металлургические компании, которые изначально органично встроили экологические и социальные задачи в общую стратегию развития [3].

Костюхин Ю.Ю. посвятил свое исследование стратегическому управлению российской металлургией в условиях вызовов и рисков. По мнению автора, объявленные санкции против России вызовут необходимость в большей концентрации на внутреннем рынке стали, а также государственной поддержки, связанной с предоставлением различного рода налоговых и иных льгот [7].

В совместной публикации Романовой О.А. и Сиротина Д.В. обоснована значимость и выделены факторы жизнестойкости металлургии в условиях новой реальности. Отмечена возрастающая роль структурной политики в металлургии, с акцентом на интеллектуализацию и сервисизацию производства [21].

Аналитиком брокерской компании «КитФинансБрокер» Баженовым Д.В. было отмечено, что черная металлургия является наиболее пострадавшей отраслью от санкционного давления в результате событий на территории Украины. Падение спроса и цен на сталь, укрепление российского рубля, снижение производства, рост расходов на логистические цепочки и потеря рынков сбыта привели падению выручки и отсутствию чистой прибыли [2].

Терпугов А.Е. исследовал вопросы развития механизма управления рыночными стратегиями российской металлургии в современных условиях. Автор утверждает, что, несмотря на негативные последствия запретительных мер, у отрасли есть перспективные рынки сбыта и возможности для сохранения объемов производства. Отмечено потенциальное снижение интереса российских компаний к экологической составляющей деятельности, которая во многом определялась зависимостью от зарубежных рынков заемного капитала и сбыта [25].

Трушкин Е.Н. рассматривал особенности и проблемы сбыта российской метизной продукции в условиях нестабильности. Автор отметил, что перспективы развития российского рынка метизной продукции крайне туманны. Во-первых, компании на данный момент готовы производить лишь ограниченное количество изделий в нужном объеме. Во-вторых, создание высококачественных и прогрессивных изделий способно обеспечить столь необходимый «ценовой коридор». Лишь создание единой системы обеспечения предприятий метизной продукцией за счет размещения государственных заказов, привлечения финансирования, повышения качества и т.д. способны «запустить» восстановление рынка, и дать предприятиям возможность сохранить статус национального производителя [26].

Ноговицын М.А. изучал отраслевой аспект формирования модели цифровой трансформации экономической системы в условиях глобальных вызовов на примере отрасли черной металлургии. В исследовании предложены и обоснованы структура и содержание модели цифровой трансформации отрасли черной металлургии в условиях сложнейших геополитических и геоэкономических вызовов для России. Автором выделена значимость укрепления и создания новых взаимосвязей основного блока модели с новыми высокотехнологичными рынками. Обосновано, что каждый цикл реализации построенной модели ориентирован на рост цифровой зрелости отрасли [14].

Петросьян А.Р. выделил перспективы интеграционных процессов Российской Федерации и республики Казахстан на примере горно-металлургического комплекса. Автором сделан акцент на современных проблемах, вызванных антироссийскими санкциями. В исследовании показано, что недружественные страны, применяя различные санкции, пытаются ослабить традиционные многовековые политические, экономические и социальные связи между Россией и Казахстаном, переориентировать товарные потоки (прежде всего редкоземельных металлов) на себя [16].

Карпов И.Д. исследовал формирование механизма устойчивого развития металлургического предприятия в условиях санкционного давления. Автором разработана и обоснована модель устойчивого развития металлургического предприятия на основе интеграции систем менеджмента, где акцент делается на развитие, способствующее достижению результата [6].

Ходорова Е.О. проводила оценку экономической безопасности металлургических предприятий в современных условиях. Автор отметил, что по итогам моделирования значимости групп экономических угроз для металлургических предприятий в качестве наиболее важных выделен спектр финансово-экономических, технико-технологических и маркетинговых угроз, являющихся эндогенными, а также экзогенные рыночные угрозы [28].

Филатов В.В., Безпалов В.В., Крыгина И.Е. и Мариен Л.С. посвятили свое исследование организационно-экономическим аспектам таможенной экспертизы металлов. Авторами отмечено, что зарубежные компании отказываются работать с российскими сухопутными грузопотоками. Зарубежные сухогрузы все реже заходят в морские российские порты. В условиях экономических санкций экспорт российской металлургической продукции снижается из-за существенных проблем, связанных с организацией морской логистики даже в те страны, которые не присоединились к санкциям [27].

В исследовании Широковой О.В. говорится о металлургии Липецкой области. Основой экспорта региона являются чёрные металлы – 95%, что создает угрозу его экономической безопасности ввиду отсутствия диверсификации. Автор отметает, что черная металлургия, где ключевым активом является ПАО «НЛМК», формирует до 45% налоговых поступлений бюджета [29].

В исследованиях Вологодского научного центра РАН вопросы эффективности государственного управления в отношении крупных отраслевых компаний имеют особое внимание и чёрная металлургия здесь не исключение. В сериях публикаций и монографий ВолНЦ РАН освещены следующие проблемы, касающиеся отрасли черной металлургии: социальное и корпоративное неравенство; эффективность распределения финансового результата; офшорно-олигархическая структура акционерного капитала; формирование доходов бюджетной системы; влияние КГН на налоговые отчисления; особенности экспортно-импортной деятельности; социальная ответственность бизнеса; доверие населения к власти; экологическая обстановка на территориях базирования производственных активов и прочее [5; 9; 10; 17; 18; 19].

Публикации зарубежных исследователей также не обошли стороной экономические санкции против России. Французские учёные исследовали возможности многоцелевого индексного моделирования санкций. В качестве примера авторы использовали экономические ограничения, наложенные Евросоюзом против России в результате украинского конфликта. К преимуществам такого моделирования относится возможность откалибровать вес каждой санкции в зависимости от ее типа, способности отправителя оказывать экономическое давление и влияния времени на её эффективность [33].

В коллективной публикации исследователей из Испании, Польши и Голландии была освещена проблема сохранения санкций, введённых ЕС против России с 2014 года. Авторы утверждают, что, несмотря на отсутствие единогласия в сохранении западных санкций, которое обусловлено дифференцированными последствиями для разных стран, на сохранение санкций могут оказывать влияние политические силы и бизнес-элиты, не имеющие значимого веса в Европейском союзе [37].

В исследовании Beauregard P. отмечается неоднозначность в желании Евросоюза проявлять санкционное давление против России с начала проведения специальной операции на Украине. Многие политики ЕС абсолютно понимали действия Президента РФ, так же, как и негативные последствия от введённых санкций для европейской экономики. Однако дополнительное давление со стороны США на ЕС и привело к их утверждению, а также согласованию и разработке дальнейших санкционных пакетов. Всё это спровоцировало определенную напряженность между США и ЕС [23; 34].

Однако в условиях глобальной конкуренции за рынки сбыта и борьбы за монополизм одной валюты, Соединённым Штатам выгодна экономически слабая Европа [24]. В статье Allen S.H. говорится, что дальнейший успех санкций в сдерживании России весьма сомнителен, несмотря на то, что они являются целенаправленными. Кроме того, ограничительные меры могут повлиять на мировую инфляцию всех категорий товаров [32].

Результаты исследования. В России черная металлургия имеет особое значение для ее регионов, формируя доходы региональных бюджетов налоговыми отчислениями по налогу на прибыль, НДФЛ и налогу на имущество. Не высокий уровень внутреннего потребления делает отрасль экспортноориентированной. Так в среднем за последние 10 лет (2013-2022) российская сталелитейная промышленность экспортирует около 35-45 млн. тонн стали [30], что примерно эквивалентно 50-60% от производства. Выплавка стали в мире выросла на 17% – с 1620 до 1900 млн. тонн. При этом в России данный показатель вырос лишь на 3% – с 69 до 71 млн. тонн. Ключевой причиной опережающего роста мирового производства стали является интенсивное развитие сталелитейных мощностей в Китае. Таким образом, несмотря на прирост выплавки стали в России, удельный вес страны в мировом производстве сократился на 0,6 п.п. – с 4,3 до 3,7% (табл. 1).

Таблица 1. Динамика выплавки стали в Российской Федерации и ее доля в мире

за 2013-2022 гг.

Период
РФ
Мир
Доля России в мире
млн. тонн
%
2013
69
1620
4,3
2014
71
1650
4,3
2015
71
1610
4,4
2016
71
1610
4,4
2017
70
1690
4,1
2018
72
1810
4,0
2019
72
1860
3,9
2020
72
1790
4,0
2021
76*
1950
3,9
2022
71
1900
3,7
Всего за 2013-2022
715
17490
4,1
В среднем за 2013-2022
71,5
1749
4,1
2022 к 2013
1,03 раз
1,17 раз
-0,6 п.п.
* В 2021 году производство стали в России составило 76 млн. тонн (+5,5%), что связано с высокими ценами на стальную продукцию, а также высоким спросом в результате возобновления деловой активности после снятия ограничений пандемии COVID-19.
Источник: составлено автором по данным сайта usgs.gov [36].

Находящиеся на территории Липецкой области металлургические активы, которые сосредоточены в ПАО «НЛМК» по тогам 10 месяцев 2022 года продемонстрировали практически пятикратный спад по отчислениям налога на прибыль. Его совокупный объем упал с 70,9 до 14,7 млрд. рублей, а в бюджет региона поступило на 26,9 млрд. рублей меньше (-68%), чем за аналогичный период 2021 года. При этом, удельный вес налога на прибыль (от черной металлургии) в формировании общих поступлений по данному налогу (от всех видов деятельности) сократился с 84,7 до 50,8% (-33,9 п.п.).

Несмотря на падение налога на прибыль, НДФЛ от черной металлургии Липецкой области вырос на 6% – с 3 до 3,1 млрд. рублей. При этом доля НДФЛ отрасли в общем объеме НДФЛ по региону сократилась на 0,3 п.п. – с 15,9 до 15,6%.

Возмещаемый из федерального бюджета НДС вырос на 60% – с 23,3 до 37,2 млрд. рублей. Такая ситуация вызвана тем, что Новолипецкий комбинат продолжил торговлю с Европой и США и не попал под санкции, так как имеет активы Бельгии и Италии, а также в Индиане и Пенсильвании [13].

Налог на имущество вырос на 57% – с 1,1 до 1,7 млрд. рублей, а его роль в формировании бюджета увеличилась на 4,7 п.п. – с 22,1 до 26,8%.

Величина акциза за 10 месяцев 2022 года составила 11,2 млрд. рублей, при этом в 2021 году акциз не взимался. Доля акциза от сталелитейной отрасли составила 87,1% от общей суммы акцизов по региону.

Таким образом, совокупные налоговые поступления по перечисленным налогам от черной металлурги Липецкой области сократились на 58,1 млрд. рублей и стали отрицательными (-6,5 млрд. руб.) за счет возврата НДС (табл. 2).

Таблица 2. Ключевые налоговые поступления от черной металлургии Липецкой области (ПАО «НЛМК») за первые 10 месяцев 2021 и 2022 года

и их роль в формировании бюджета

Вид налога
По итогам 10 месяцев
Изменение
2021 года
2022 года
млн. руб.
Доля, %*
млн. руб.
Доля, %*
млн. руб.
раз
Доля, +/- п.п.
Налог на прибыль, из него:
70860
84,7
14734
50,8
-56126
0,21
-33,9
– в региональный бюджет
39281
77,7
12401
49,0
-26880
0,32
-28,7
– в федеральный бюджет
31579
95,4
1773
47,4
-29806
0,06
-48,0
НДФЛ
2952
15,9
3115
15,6
163
1,06
-0,3
НДС
-23258
х
-37215
х
-13957
1,60
х
Налог на имущество
1068
22,1
1682
26,8
614
1,57
+4,7
Акцизы по подакцизным товарам
0
0
11219
87,1
11219
х
+87,1
Итого по перечисленным налогам:
51622
х
-6465
х
-58087
х
х
* Удельный вес налога от черной металлургии Липецкой области в общей сумме налогов по всем видам экономической деятельности региона
Источник: составлено автором по данным Федеральной налоговой службы [15].

Поступления налога на прибыль от производств стали, ферросплавов и чугуна Вологодской области в бюджет региона сократились на 62% – с 27,5 до 10,5 млрд. рублей, а в федеральный бюджет – на 64% – с 9,3 до 3,4 млрд. рублей. В результате этого, совокупный налог на прибыль от отрасли снизился на 22,9 млрд. рублей (-62%), а его роль в формировании бюджетной системы сократилась в 2 раза – с 57,5 до 28,5%.

Объем налога на доходы физических лиц практически не изменился (-1%) и составил все те же 2,9 млрд. рублей, что в целом говорит об ответственном выполнении обязательств по выплатам заработных плат перед персоналом даже в условиях сокращения объемов производства. Доля НДФЛ отрасли в общих поступлениях снизилась на 1,7 п.п. – с 12,6 до 10,9%.

Величина налога на добавленную стоимость сменила свой вектор с возмещения из федерального бюджета на уплату в его пользу. Так по итогам 10 месяцев 2021 года черная металлургия Вологодской области вернула на свой счет около 10 млрд. рублей НДС, а результаты аналогичного периода 2022 года показали уплату НДС в федеральный бюджет в размере 4,7 млрд. рублей. Такое изменение связано с закрытием для ПАО «Северсталь» европейского рынка (34,2% выручки 2021 года) и, соответственно, сокращением объема экспортных операций.

Налог на имущество организаций сократился в 4,1 раза – с 738 до 182 млн. рублей, что обусловлено решением депутатов Законодательного собрания Вологодской области предоставить льготу еще в ноябре 2020 года [4]. Удельный вес в бюджете снизился с 6,9 до 1,3% (-5,6 п.п.)

Величина акциза за 10 месяцев 2022 года составила 9,4 млрд. рублей, что составило половину от суммы всех акцизов по всем видам экономической детальности.

Таким образом, сумма налоговых поступлений в бюджетную систему от черной металлургии Вологодской области за первые 10 месяцев 2022 года по перечисленным налогам составила 31,1 млрд. рублей, что на 2% больше, чем в аналогичном периоде предыдущего года (табл. 3).

Таблица 3. Ключевые налоговые поступления от черной металлургии Вологодской области (ПАО «Северсталь») за первые 10 месяцев 2021 и 2022 года

и их роль в формировании бюджета

Вид налога
По итогам 10 месяцев
Изменение
2021 года
2022 года
млн. руб.
Доля, %*
млн. руб.
Доля, %*
млн. руб.
раз
Доля, +/- п.п.
Налог на прибыль, из него:
36815
57,5
13927
28,8
-22888
0,38
-28,7
– в региональный бюджет
27488
55,9
10530
28,5
-16958
0,38
-27,4
– в федеральный бюджет
9327
63,0
3397
29,9
-5930
0,36
-33,1
НДФЛ
2888
12,6
2872
10,9
-16
0,99
-1,7
НДС
-10022
х
4659
42,0
14681
х
х
Налог на имущество
738
6,9
182
1,3
-556
0,25
-5,6
Акцизы по подакцизным товарам
0
0
9417
50,3
9417
х
+50,3
Итого по перечисленным налогам:
30419
29,2
31057
26,2
638
1,02
+0,5
* Удельный вес налога от черной металлургии Вологодской области в общей сумме налогов по всем видам экономической деятельности региона
Источник: составлено автором по данным Федеральной налоговой службы.

Стоит отметить, что среди металлургических корпораций России именно ПАО «Северсталь» пострадало серьезнее всех. В ноябре 2022 года Алексей Мордашов заявил, что компания потеряла 400 млн. долл. из-за арестов западных складов и счетов. Отметим, что владелец ПАО «Северсталь» попал под европейские санкции 28 февраля. Из-за наложенных на акционера санкций были прекращены поставки в Европу уже в марте. В начале июня Минфин США внес в SDN-list бизнесмена и его ключевые активы: «Северсталь», золотодобывающую компанию Nordgold, а также «Севергрупп», через которую он контролировал «Силовые машины» и крупную лесопромышленную компанию «Свеза» [22].

Суммарный налог на прибыль от черной металлургии Челябинской области, где ключевым активом является Магнитогорский металлургической комбинат, снизился на 55% – с 45,9 до 20,8 млрд. рублей. Тем самым роль налога на прибыль в формировании бюджетных доходов сократилась на 17,8 п.п. – с 44,3 до 26,5%.

Налог на доходы физлиц вырос на 14% – с 3,4 до 3,9 млрд. рублей, а его удельный вес на 0,4 п.п. – с 4,7 до 5,1%.

Налог на добавленную стоимость сократился на 34% – с 33,4 до 21,9 млрд. рублей. Удельный вес НДС от черной металлургии Челябинской области снизился на 13,4 п.п. – с 33,2 до 19,8%.

Объем налога на имущество снизился на 17% – с 1,6 до 1,4 млрд. рублей, а его доля в общерегиональном налоге на имущество снизилась на 4,8 п.п. – с 15,6 до 10,8%.

Величина акциза от отрасли за 10 месяцев 2022 года составила 12 млрд. рублей, что составило 86% от общей суммы акцизов всех видов деятельности.

Таким образом, совокупный объем по перечисленным налогам сократился на 29% – с 84,4 до 60 млрд. рублей (табл. 4).

Таблица 4. Ключевые налоговые поступления от черной металлургии Челябинской области (ПАО «ММК») за первые 10 месяцев 2021 и 2022 года

и их роль в формировании бюджета

Вид налога
По итогам 10 месяцев
Изменение
2021 года
2022 года
млн. руб.
Доля, %*
млн. руб.
Доля, %*
млн. руб.
раз
Доля, +/- п.п.
Налог на прибыль, из него:
45928
44,3
20833
26,5
-25095
0,45
-17,8
– в региональный бюджет
39000
43,4
17565
25,7
-21435
0,45
-17,7
– в федеральный бюджет
6928
50,4
3268
31,8
-3660
0,47
-18,6
НДФЛ
3378
4,7
3853
5,1
475
1,14
+0,4
НДС
33407
33,2
21886
19,8
-11521
0,66
-13,4
Налог на имущество
1644
15,6
1363
10,8
-281
0,83
-4,8
Акцизы по подакцизным товарам
0
0
12062
86
12062
х
+86
Итого по перечисленным налогам:
84357
29,2
59997
20,6
-24360
0,71
-8,6
* Удельный вес налога от черной металлургии Челябинской области в общей сумме налогов по всем видам экономической деятельности региона
Источник: составлено автором по данным Федеральной налоговой службы.

По мнению руководства ПАО «ММК», санкции вызвали падение рентабельности, снижение объема производства и отсутствие прибыли. Если в 2021 году рентабельность прибыли достигала 20-25%, то к маю-июню 2022 года она сократилась до 1-4%, что не позволяет комфортно осуществлять инвестиционные проекты. Кроме того, падение внутренних цен на сталь на 17% относительно 2021 года также вызывает нехватку инвестиционных ресурсов. Владелец Магнитогорского комбината утверждает, что сгенерировать дополнительную прибыль в условиях санкций и ограничений позволила бы отмена акциза на сталь. Сам акциз привязан к экспорту, а в апреле-июне 2022 года ПАО «ММК» не отгружает продукцию на экспорт, однако акциз продолжают брать [12].

Стоит сказать, что одной из первых реакций и ответных мер на западные санкции с 24 февраля 2022 года стала редомиляция (перерегистрация) уставного капитала ПАО «ММК» в российскую юрисдикцию – с кипрской компании Mintha Holding Limited на российскую компанию «Альтаир» в Магнитогорске. Решение о реорганизации было принято с учетом снижения привлекательности Кипра с точки зрения владения и управления российскими инвестициями [11].

О ситуации в российском крупном бизнесе можно судить по рейтингу Forbes. Так в 2022 году богатейшие россияне потеряли около 93 млрд. долларов, из них: половину – 24 февраля, остальную половину в течение последующих 10 месяцев [35]. Если говорить о динамике состояния владельцев корпораций черной металлургии, то здесь отмечается интересный факт. Ключевой акционер Новолипецкого комбината (Владимир Лисин), потеряв 30% курсовой стоимости своих активов (7,8 млрд. долл.), занял по итогам 2022 года 1 место, поднявшись на 2 позиции относительно 2021 года. Состояние владельца ПАО «Северсталь» (Алексей Мордашов) снизилось на 54,6% – с 29,1 до 13,2 млрд. рублей, что еще раз подтверждает наибольшее влияние санкций на деятельность компании. Состояние владельца ПАО «ММК» (Виктор Рашников) сократилось на 41,1% – с 11,2 до 6,6 млрд. рублей (табл. 5).

Таблица 5. Состояние владельцев корпораций черной металлургии

в 2021 и 2022 гг., млн. долл.

Владелец компании (ключевой актив, регион)
2021
2022
Изменение
Владимир Лисин (ПАО «НЛМК», Липецкая область)
26200
(3 место)
18400
(1 место)
-7800 / -29,8%
(+2 позиции)
Алексей Мордашов (ПАО «Северсталь», Вологодская область)
29100
(1 место)
13200
(5 место)
-15900 / -54,6%
(-4 позиции)
Виктор Рашников (ПАО «ММК», Челябинская область)
11200
(15 место)
6600
(18 место)
-4600 / -41,1%
(-3 позиции)
Источник: составлено автором по данным сайта Forbes.ru [31].

Таким образом, экономические ограничения Евросоюза и США, введенные на российский сталелитейный сектор, привели к падению привлекательности и, соответственно, курсовой стоимости акций металлургических корпораций, что и привело к переоценке стоимости активов российских олигархов.

Заключение

В завершении исследования кратко перечислим основные полученные результаты:

1. За первые 10 месяцев 2022 года налоговые поступления от черной металлургии Липецкой области перешли в отрицательное для бюджетной системы значение. Объём налога на прибыль сократился на 79% (-56,1 млрд. руб.), НДФЛ вырос на 6% (+0,2 млрд. руб.), налог на имущество увеличился на 57% (+0,6 млрд. руб.), акциз – на 11,2 млрд. рублей. При этом величина НДС к возврату выросла на 60% – с 23,3 до 37,2 млрд. рублей, что и привело к убыткам бюджетной системы.

2. Налоговые поступления от черной металлургии Вологодской области, несмотря на падение налога на прибыль (-62%), выросли на 2% – с 30,4 до 31,1 млрд. рублей. Основными причинами роста стали сохранение НДС в федеральном бюджете из-за закрытия европейского рынка, а также уплата акцизов в размере 9,4 млрд. рублей.

3. Налоговые расчеты предприятий черной металлургии Челябинской области с бюджетной системой РФ сократились на 29% – с 84,4 до 60 млрд. рублей. Налог на прибыль сократился на 55% (-25,1 млрд. руб.), НДФЛ вырос на 14% (+0,5 млрд. руб.), НДС снизился на 34% (-11,5 млрд. руб.), налог на имущество – на 17% (-0,3 млрд. руб.). Акцизы за 10 месяцев 2022 года составили 12,1 млрд. рублей.

4. Состояние владельцев металлургических корпораций по оценкам Forbes на апрель 2022 года сократилось на 30-55% относительно весны 2021 года. Сильней всех от санкций пострадал ключевой акционер ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов (-54,6% или -15,9 млрд. долл.). Владельцы Магнитогорского и Новолипецкого комбинатов потеряли 41,1 и 29,8% или -4,6 и 7,8 млрд. долл. соответственно.


Источники:

1. Аналитики назвали компании, которые больше других пострадают от санкций ЕС. Forbes.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/biznes/459489-analitiki-nazvali-kompanii-kotorye-bol-se-drugih-postradaut-ot-sankcij-es (дата обращения: 05.07.2023).
2. Баженов Д.В. Влияние санкций на дивиденды российских металлургических компаний // Инновации и инвестиции. – 2022. – № 7. – c. 150-154.
3. Дегтярев П.А. Тенденции устойчивого развития отечественных компаний металлургической отрасли // Journal of Economic Regulation. – 2022. – № 1. – c. 88-99. – doi: 10.17835/2078-5429.2022.13.1.088-099.
4. Депутаты одобрили миллиардные налоговые льготы для «Северстали» и «ФосАгро». Cher.all-rf.com. [Электронный ресурс]. URL: https://cher.all-rf.com/news/2020/11/26/35/deputaty-odobrili-milliardnye-nalogovye-lgoty-dlya-severstali-i-fosagro (дата обращения: 05.07.2023).
5. Ильин В.А., Печенская-Полищук М.А., Малышев М.К. Государство и крупные корпорации черной металлургии: тенденции и особенности 20-летнего взаимодействия. / Монография. - Вологда: Вологодский научный центр Российской академии наук, 2021. – 186 c.
6. Карпов И.Д. Формирование механизма устойчивого развития металлургического предприятия // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2022. – № 10-1(92). – c. 187-190. – doi: 10.24412/2411-0450-2022-10-1-187-190.
7. Костюхин Ю.Ю. Стратегическое управление российской металлургией в условиях вызовов и рисков // Управленческие науки. – 2022. – № 2. – c. 21-32. – doi: 10.26794/2304-022X-2022-12-2-21-32.
8. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Движущие силы антироссийской коалиции: проблемы современной международной безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 749-774. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117829.
9. Малышев М.К. Последствия от внедрения института консолидированных групп налогоплательщиков в сегменте черной металлургии // Экономическая безопасность. – 2021. – № 1. – c. 135-152. – doi: 10.18334/ecsec.4.1.111172.
10. Малышев М.К. Влияние западных санкций на способность крупных российских корпораций цветной металлургии к формированию бюджетных доходов // Вопросы территориального развития. – 2022. – № 2. – doi: 10.15838/tdi.2022.2.62.4.
11. Металлургический комбинат сменил юрисдикцию. Основной владелец Магнитогорского металлургического комбината (ММК) Виктор Рашников перевел предприятие из кипрской юрисдикции в российскую. News.myseldon.com. [Электронный ресурс]. URL: https://news.myseldon.com/ru/news/index/268255358 (дата обращения: 05.07.2023).
12. На Магнитогорском меткомбинате сообщили о проблемах из-за санкций. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/business/24/06/2022/62b5a51d9a79479b1f26b040 (дата обращения: 05.07.2023).
13. НЛМК сохранила режим поставок в Европу и США. Quote.rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://quote.rbc.ru/news/short_article/6244248d9a79474d63f980ed (дата обращения: 05.07.2023).
14. Ноговицын М.А. Отраслевой аспект формирования модели цифровой трансформации экономической системы в условиях глобальных вызовов (на примере отрасли черной металлургии) // Инновации и инвестиции. – 2022. – № 12. – c. 242-248.
15. Отчет о начислении и поступлении налогов, сборов и страховых взносов в бюджетную систему Российской федерации по основным видам экономической деятельности. Nalog.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nalog.gov.ru/rn77/related_activities/statistics_and_analytics/forms/ (дата обращения: 05.07.2023).
16. Петросьян А.Р. Перспективы интеграционных процессов Российской Федерации и республики Казахстан (на примере горно-металлургического комплекса) // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2023. – № 1. – c. 143-158. – doi: 10.52180/2073-6487_2023_1_143_158.
17. Печенская-Полищук М.А., Малышев М.К. Особенности развития черной металлургии в России и мире в 2000-2019 гг // Проблемы прогнозирования. – 2022. – № 1(190). – c. 125-135. – doi: 10.47711/0868-6351-190-125-135.
18. Печенская-Полищук М.А., Малышев М.К. Финансово-экономические аспекты экспортно-импортной деятельности цветной металлургии России за 2013–2020 гг. и направления ее дальнейшего развития // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2022. – № 4. – c. 102-117. – doi: 10.15838/esc.2022.4.82.7.
19. Печенская-Полищук М.А., Малышев М.К. Сравнительный анализ тенденций развития финансов крупных корпораций металлургической и угольной отраслей России в условиях глобальных вызовов // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2023. – № 1. – c. 122-138. – doi: 10.15838/esc.2023.1.85.7.
20. Путин счел санкции против металлургов несоответствующими нормам ВТО. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/politics/20/04/2022/62601c189a79472a3b0649da (дата обращения: 05.07.2023).
21. Романова О.А., Сиротин Д.В. Стратегический вектор развития металлургии России в условиях новой реальности // Известия Уральского государственного горного университета. – 2022. – № 3(67). – c. 133-145. – doi: 10.21440/2307-2091-2022-3-133-145.
22. «Северсталь» потеряла $400 млн. из-за санкций. Kommersant.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/5694827 (дата обращения: 05.07.2023).
23. Сикачев Н.К., Лещенко Ю.Г. Санкционная политика в отношении России на уровне международных организаций // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 775-792. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117828.
24. США не нужна Украина. США нужна слабая Европа. США требуется масштабная война в Европе. Politrussia.com. [Электронный ресурс]. URL: https://politrussia.com/politkasha/ssha-ne-nuzhna-ukraina-ssha-nuzhna-slabaya-evropa-ssha-trebuetsya-masshtabnaya-voyna-v-evrope/ (дата обращения: 05.07.2023).
25. Терпугов А.Е. Развитие механизма управления рыночными стратегиями российской металлургической отрасли в современных условиях // Вестник университета. – 2022. – № 10. – c. 177-184. – doi: 10.26425/1816-4277-2022-10-177-184.
26. Трушкин Е.Н. Особенности и проблемы сбыта метизной продукции в условиях нестабильности // Экономика строительства. – 2023. – № 1. – c. 88-99.
27. Филатов В.В., Безпалов В.В., Крыгина И.Е., Мариен Л.С. Организационно-экономические аспекты таможенной экспертизы металлов, сплавов и изделий из них // Инновации и инвестиции. – 2023. – № 2. – c. 242-247.
28. Ходорова Е.О. Оценка экономической безопасности металлургических предприятий в современных условиях // Скиф. Вопросы студенческой науки. – 2022. – № 4(68). – c. 291-295.
29. Широкова О.В. Экономическая безопасность региона: угрозы и перспективы их снижения // ЭФО: Экономика. Финансы. Общество. – 2022. – № 2(2). – c. 42-52. – doi: 10.24412/2782-4845-2022-2-42-52.
30. Экспорт из России черных металлов. Ru-stat.com. [Электронный ресурс]. URL: https://ru-stat.com/date-Y2013-2020/RU/export/world/1572 (дата обращения: 05.07.2023).
31. 88 российских миллиардеров. Рейтинг Forbes – 2022. Forbes.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/milliardery/463151-88-rossijskih-milliarderov-rejting-forbes-2022 (дата обращения: 05.07.2023).
32. Allen S.H. The uncertain impact of sanctions on Russia // Nature Human Behaviour. – 2022. – p. 761-762. – doi: 10.1038/s41562-022-01378-8.
33. Bali M., Rapelanoro N. How to simulate international economic sanctions: A multipurpose index modelling illustrated with EU sanctions against Russia // International Economics. – 2021. – p. 25-39. – doi: 10.1016/j.inteco.2021.06.004.
34. Beauregard P. International emotional resonance: Explaining transatlantic economic sanctions against Russia // Cooperation and Conflict. – 2022. – № 1. – p. 25-42.
35. Bloomberg оценил потери российских миллиардеров с февраля в $93 млрд. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/business/30/12/2022/63ae1ef49a79474fb7884983 (дата обращения: 05.07.2023).
36. Iron and Steel Statistics and Information. [Электронный ресурс]. URL: https://www.usgs.gov/centers/national-minerals-information-center/iron-and-steel-statistics-and-information (дата обращения: 05.07.2023).
37. Portela C., Pospieszna P., Skrzypczynska J., Walentek D. Consensus against all odds: explaining the persistence of EU sanctions on Russia // Journal of European Integration. – 2021. – № 6. – p. 683-699. – doi: 10.1080/07036337.2020.1803854.

Страница обновлена: 27.11.2023 в 07:31:57