Налоговая нагрузка на предприятия металлургической промышленности России в условиях нового сырьевого суперцикла

Донцова О.И.1, Засько В.Н.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 15, Номер 11 (Ноябрь 2021)

Цитировать:
Донцова О.И., Засько В.Н. Налоговая нагрузка на предприятия металлургической промышленности России в условиях нового сырьевого суперцикла // Креативная экономика. – 2021. – Том 15. – № 11. – С. 4105-4112. – doi: 10.18334/ce.15.11.113839.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=47370852
Цитирований: 1 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Прогнозируемая в настоящее время новая стадия сырьевого суперцикла открывает перед Правительством России возможности оптимизации системы администрирования компаний сырьевой экономики и трансформации бюджетно-налоговой политики в сторону устойчивого и социально-ориентированного развития. Важным фактором налогового администрирования в новом сырьевом суперцикле должно стать прогрессивное налогообложение предприятий черной и цветной металлургии России.

Ключевые слова: промышленная политика, промышленность, металлургия, сырьевые товары, сырьевой суперцикл, прогрессивное налогообложение, налог на добычу полезных ископаемых

JEL-классификация: H21, H22, H71



ВВЕДЕНИЕ

Постепенный выход мировой экономики из последствий коронавирусных ограничений начала-середины 2020 года охарактеризовался началом интенсивного роста мировых цен на сырьевые товары. Под сырьевыми товарами понимаются: углеводородное сырье (нефть, газ, уголь и продукты их переработки), черные и цветные металлы, руды, редкоземельные металлы, удобрения, зерновые и прочие группы товаров, представляющие из себя исходное сырье для дальнейшего производства более высокотехнологичных продуктов.

В средине 2021 года мировые цены на сырьевые товары (международное обозначение – commodities) практически достигли исторических максимумов за последние два десятилетия. На рисунке 1 представлена динамика международного индекса S&P GSCI. Данный индекс представляет из себя композитный показатель стоимости основных групп сырьевых товаров. Основные пропорции индекса занимают такие товары, как пшеница, кукуруза, соевые бобы, кофе, сахар, какао, хлопок, продукты животноводства, нефть и нефтепродукты, природный газ, алюминий, медь, никель, свинец, цинк, золото и серебро. [1]

Изображение

Рисунок 1. Динамика индекса S&P GSCI

Источник: S&P GSCI Methodology. URL: https://www.spglobal.com/spdji/en/documents/methodologies/methodology-sp-gsci.pdf (дата обращения: 09.11.2021).

Динамика индекса на сырьевые товары тесно коррелирует с теорией волнового движения цен на финансовые активы, основоположником которой принято считать Р. Эллиота [1] (Arakelyan, 2014). В дальнейшем теории ценовых колебаний получили распространение в работах Б. Мандельброта, Р. Пректера и других [2, 3] (Mandelbrot, 2006; Prekter, Frost, 2018). Цикличность развития экономики также исследовалась в работах Н. Кондратьева, К. Жюгляра, С. Кузнеца и прочих [4–6] (Kondratev, 1989; Peres, 2011; Kuznets, 1930).

Сырьевой суперцикл представляет из себя продолжительный период высоких цен на товары группы commodities. Крайним сырьевым суперциклом принято считать период 2010–2014 годов (см. Динамику индекса S&P GSCI на рисунке 1). Базовыми предпосылками возникновения и продолжительного существования сырьевых суперциклов принято считать возникновение дисбалансов между спросом и предложением на сырьевые товары в мировой экономике [7] (Rastyannikova, 2017).

Ключевыми предпосылками, на основании которых можно прогнозировать новый сырьевой суперцикл, являются:

1. Возникновение перебоев в глобальных цепочках поставок вследствие распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

2. Увеличение на фоне восстановления экономик энергопотребления в азиатских странах и в первую очередь в Китае, которое повлекло за собой дефицит энергоресурсов на мировом рынке.

3. Рост спроса на медь, никель, литий, магний как основные компоненты современной высокотехнологичной индустрии и основы продуктов альтернативной возобновляемой энергетики.

Для стран, богатых сырьевыми ресурсами, таких как Россия, Австралия, Канада, Норвегия, страны Персидского залива и прочие, новый виток сырьевого суперцикла становится вызовом для оптимизации бюджетно-налоговой политики и возможности увеличения государственных инвестиций за счет увеличения налогообложения сверхприбылей сырьевых компаний.

Основным инструментом налогового администрирования сырьевых компаний в Российской Федерации является налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а также экспортные пошлины на отдельные виды сырьевой продукции.

До настоящего времени основной вклад в налоговое администрирование сырьевой ренты в России вносили производители углеводородного топлива – природного газа, нефти и нефтепродуктов. Для данных видов производителей существует прогрессивная система налогообложения в зависимости от мировой конъюнктуры цен на выпускаемую углеводородную продукцию [8] (Klatt, 2019).

С средины 2021 года ведется активная дискуссия касательно внедрения прогрессивной системы налогообложения сверхдоходов предприятий металлургической отрасли России, которая прогнозируется как один из локомотивов нового сырьевого суперцикла [9, 10, 13–15] (Andronova, Izryadnova, Kazakova, 2020; Drobot, Makarov, Morozova, Shamrina, Milovanov, 2021; Stepanenkova, 1978; Shershneva, Smorodina, 2018).

На сегодняшний день существуют предложения по внедрению следующих налоговых режимов для ряда сырьевых отраслей:

1. Введение акцизного сбора на жидкую сталь. Согласно предлагаемым поправкам к Налоговому кодексу России, акциз на жидкую сталь должен составить 2,7% от спотовой цены на стальные слябы в южных портах России (главным образом в Новороссийском порту). При снижении цены ниже 300 долларов США за одну тонну стальных слябов предполагается обнуление акцизного сбора.

2. В отдельный объект налогообложения предлагается вывести сталь, в производстве которой используется лом черных металлов в общей массе сырья более 80%.

3. Выводиться из-под налогообложения стали высокотехнологичные предприятия оборонно-промышленного комплекса, машиностроения, а также производители спецсталей.

4. Коренным образом предлагается видоизменить алгоритм администрирования налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для вертикально интегрированных металлургических компаний. Новый механизм налогообложения берет в свою основу уровень мировых цен на железную руду и коксующийся уголь. При этом за базис при формировании объекта налогообложения для производителей железной руды планируется брать уровень спотовых цен на железорудное сырье на Азиатско-Тихоокеанском рынке, а за базис при формировании ставок налогообложения для производителей коксующегося угля – средневзвешенную спотовую цену на базисе FOB (free on board) Австралия. Ставка НДПИ для производителей железной руды должна составить 4,8% от средней целевой цены, а ставка НДПИ для производителей коксующегося угля – 1,5% от цен австралийского рынка.

5. Аналогичный подход по формированию объекта налогообложения предлагается реализовать и для производителей вина, минеральных удобрений и руд цветных и редкоземельных металлов. Так, ставка налога для медных, никелевых и платиновых руд должна составить 6% от стоимости данных видов металлов на мировых рынках с корректировкой на долю содержания металла в добываемой руде. [2]

Целевыми ориентирами администрирования сверхдоходов, получаемых бенефициарами новой стадии сырьевого суперцикла, является сбор дополнительных доходов государственного бюджета в размере 150 млрд рублей в год.

Заключение

Реализуемый в настоящее время подход по внедрению прогрессивной и зависящей от мировой конъюнктуры ставки налогообложения сырьевых компаний является одним из факторов трансформации бюджетно-налоговой модели национальной экономики России в сторону аспектов устойчивого и социально ориентированного развития.

[1] S&P GSCI Methodology. URL: https://www.spglobal.com/spdji/en/documents/methodologies/methodology-sp-gsci.pdf (дата обращения 09.11.2021).

[2] Законопроект № 1258307-7 О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части отдельных вопросов налогообложения).


Источники:

1. Аракелян Г. Математика и история золотого сечения. - М.: Логос, 2014. – 404 c.
2. Мандельброт Б. (Не)послушные рынки. Фрактальная революция в финансах. - Москва: Вильямс, 2006. – 389 c.
3. Пректер Р., Фрост А. Волновой принцип Эллиотта. Ключ к пониманию рынка. - М.: Альпина Паблишер, 2018. – 271 c.
4. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. - М: Экономика, 1989. – 526 c.
5. Перес К. Технологические революции и финансовой капитал. Динамика пузырей и периодов процветания. - М: Дело, 2011. – 231 c.
6. Kuznets S. Secular movements in production and prices: Their nature and their bearing upon cyclical fluctuations. - Boston: Houghton Mifflin, 1930. – 536 p.
7. Растянникова Е.В. Суперциклы на рынке сырьевых ресурсов на примере стран БРИКС // Восточная аналитика. – 2017. – № 1-2. – c. 67-71.
8. Klatt K. Key themes of Industry 4.0. - Munich: Research Council of the Plattform Industrie, 2019. – 32 p.
9. Андронова О.А., Изряднова О.И., Казакова М.В. Налоговая нагрузка и система налогообложения в странах мира: динамика и реформы // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 629-648. – doi: 10.18334/eo.10.3.110891.
10. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Морозова Н.С., Шамрина И.В., Милованов Е.А. Налоговые стимулы оптимизации структуры капитала компании: потенциал финансовых методов управления развитием производственного предпринимательства // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 6. – c. 1575-1586. – doi: 10.18334/epp.11.6.111852.
11. Мальщукова О.М. Анализ источников финансирования инвестиционной деятельности предприятий металлургической промышленности // Экономика, предпринимательство и право. – 2011. – № 11(11). – c. 20-26.
12. Принцев Р.А., Горнин Э.Л. Стейблкоин: концепция и перспективы применения металлургическими компаниями // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 10. – c. 2555-2564. – doi: 10.18334/epp.10.10.110955.
13. Степаненкова Н.М. Особенности развития предпринимательского сектора и налоговая политика государства в условиях пандемии // Экономика, предпринимательство и право. – 1978. – № 8. – c. 1967-1978. – doi: 10.18334/epp.11.8.113157.
14. Шершнева Я.О., Смородина Е.А. Проблемы налогообложения на металлургических предприятиях // Экономика, предпринимательство и право. – 2018. – № 1. – c. 21-26. – doi: 10.18334/epp.8.1.38768.
15. Шершнева Я.О., Смородина Е.А. Проблемы налогообложения на металлургических предприятиях // Экономика, предпринимательство и право. – 2018. – № 2. – c. 89-94. – doi: 10.18334/epp.8.2.39086.

Страница обновлена: 27.04.2024 в 09:04:23