Цифровые технологии как драйвер развития взаимодействия поколения Z с музеями и их образовательной деятельностью

Кан Е.Н.1, Чехова А.А.1
1 Национальный исследовательский университет ИТМО, Россия, Санкт-Петербург

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 17, Номер 8 (Август 2023)

Цитировать:
Кан Е.Н., Чехова А.А. Цифровые технологии как драйвер развития взаимодействия поколения Z с музеями и их образовательной деятельностью // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 8. – С. 2937-2958. – doi: 10.18334/ce.17.8.118581.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54383748

Аннотация:
В современном мире цифровые технологии используются практически во всех сферах деятельности человека. Особенно важную роль они играют в жизни поколения Z, молодых людей от 12 до 24 лет. Для них виртуальный мир является важным элементом реальности. Зумеры растут в ежесекундно меняющемся мире, что нашло отражение в их мировоззрении. Научить их ориентироваться на долгосрочную перспективу и устойчивое развитие, тем самым улучшив уровень качества человеческого капитала зумеров, могут музеи. Однако, чтобы привлечь зумеров в музеи, необходимо использовать понятный им язык – язык цифровых технологий. В работе рассматривается, как музеи выполняют свою образовательную функцию в настоящее время, какие особенности поколения Z необходимо принимать во внимание при разработке музейных образовательных продуктов и какую роль в привлечении зумеров в музеи могут сыграть цифровые технологии. В результате исследования было доказано, что применение цифровых технологий может помочь устранить барьеры, которые мешают музеям использовать свой образовательный потенциал для привлечения представителей поколения Z.

Ключевые слова: цифровые технологии, музеи, поколение Z, человеческий капитал

JEL-классификация: E24, J24



Введение

Быстрый темп развития цифровых технологий затронул почти все аспекты нашей жизни: они помогают людям выполнять ежедневные дела, позволяют быстрее получить необходимые сервисы и открывают новые горизонты для общения и развлечений. Особенно сильно развитие технологий повлияло на то, как мы потребляем информацию и воспринимаем культуру. Одной из наиболее значительных демографических групп, выросших в цифровой среде, является поколение Z, или зумеры.

Согласно исследованию Mediascope, Интернетом ежедневно пользуются 78% населения России [28]. При этом он особенно популярен среди зумеров, молодых людей в возрасте от 12 до 24 лет. 95% из них ежедневно подключающихся к сети и в среднем проводят в интернете около 6 часов. Во всем же мире интернетом пользуются 75% зумеров и 65% представителей других поколений [29]. Молодое поколение с рождения пользуется технологиями и уже не может представить свою жизнь без них: для зумеров виртуальный мир – не «бонус» к физическому, а равноправная часть реальности, события и явления в которой так же значимы, как и в «аналоговом» мире [3] (Kulakova, 2018).

Помимо этого, к отличительным чертам зумеров относятся индивидуализм и краткосрочный горизонт планирования, сформированные быстро меняющимся миром вокруг них: в отличие от предыдущих поколений, они не могут планировать свою жизнь на десятилетия вперед, потому что окружающая реальность каждый день показывает им, что вещи, которые казались незыблемыми и незаменимыми, в одночасье могут исчезнуть из жизни – как, например, кардинально перевернулась жизнь с началом пандемии COVID-19. В результате зумеры зачастую не уделяют достаточного внимания тому, как их выбор повлияет на их жизнь и всю планету в долгосрочной перспективе – если в любой момент привычный уклад может перевернуться с ног на голову из-за внешних обстоятельств, зачем беспокоиться, какой эффект его сегодняшние действия могут возыметь через 5 или 10 лет в, предположительно, абсолютно другом мире? Однако, независимо от изменений, происходящих в мире, одной из задач человечества является сохранение тех уникальных, невосстановимых вещей, которые дошли до нас через века. Решения, которые мы принимаем сегодня, могут иметь далеко идущие последствия для окружающей среды, общества и экономики, и мы обязаны учитывать это и действовать соответствующе. Принимая во внимание необходимость долгосрочного планирования и предусматривая последствия наших действий, мы можем повысить вероятность, что создаем более устойчивый и процветающий мир для будущих поколений.

Помочь представителям поколения Z повысить осознанность могут музеи. Их основная функция – сохранение произведений искусства и исторических свидетельств для будущих поколений, поэтому для зумеров они могут стать идеальным местом для формирования и продвижения долгосрочных ценностей. В то же время обращение к более молодой аудитории приносит пользу и для самих музеев, потому что для выполнения их второй функции – образовательной – им нужно оставаться актуальными и интересными для новых поколений посетителей.

Итак, если музеи ставят своей целью привлечение и удержание более молодой аудитории, им необходимо подстраиваться под изменяющийся мир. Но какие драйверы могут помочь сделать это? Могут ли цифровые технологии стать такими драйверами?

Таким образом, целью данного исследования стало выявление взаимосвязи между привлекательностью музеев и использованием образовательных продуктов музеев представителями поколения Z посредством цифровых технологий.

Авторы выявили, что конструктивистское обучение в музеях хорошо подходит для представителей поколения Z благодаря персонализированному подходу и многообразию возможностей для применения цифровых технологий. Кроме того, по результатам исследования было подтверждено, что зачастую зумеры не посещают музеи не из-за отсутствия интереса, а потому что до них не доводят информацию о том, чем музеи могут быть полезны для них. Наконец, авторы проанализировали, каким образом использование цифровых технологий может помочь привлечь и удержать внимание зумеров, а также сделали вывод о необходимости более широкого применения цифровых технологий в музеях.

Основная часть

Образовательная функция музеев в современном мире. Долгое время музеи являлись практически единственным «порталом», через который люди могли прикоснуться к свидетельствам прошлого. В этой модели ответственность куратора заключалась в том, чтобы найти лучшие экспонаты для добавления в коллекцию и показа аудитории [11] (Finley, 1946). С распространением Интернета музеи потеряли монополию на свои знания. Теперь, чтобы изучить экспонаты или увидеть их, не обязательно посещать музей самостоятельно – информация о многих из них легко находится в интернете. Из-за этого музеям пришлось сделать упор на другую свою важную роль – обеспечение прямого контакта между посетителем и экспонатом [30] (Freedman, 2000).

Благодаря уникальности своих коллекций, музеи являются хорошим ресурсом для улучшения качества человеческого капитала – совокупности профессиональных, коммуникативных и аналитических навыков, навыков решения проблем, творческих талантов и социальной осведомленности [15] (Kelly, Kelly, 1999). Среди направлений, в которых музеи улучшают человеческий капитал, можно выделить построение сети социальных связей и отношений, расширение перспективы и кругозора и духовное наполнение посетителей [17] (Scott, 2005). Кроме того, как показывает исследование, проведенное в Великобритании в 2016 году, существует корреляция между качеством человеческого капитала и количеством музеев: чем больше количество музеев в районе города, тем больше уровень качества человеческого капитала [20] (Hongmei Zhang, Feifei Xu, Lin Lu, Peng Yu, 2017).

В последние десятилетия образование в музеях претерпело существенные изменения: из пассивного – традиционных лекций – оно превратилось в активное – самостоятельное изучение явлений и предметов. Кроме того, музеи переходят от модели, согласно которой знание объективно, то есть существует независимо от разума учащегося, к модели, согласно которой знание субъективно, то есть создается им. Этот переход нашел отражение в модели конструктивистского обучения [13] (Hooper-Greenhill, 1999). На рисунке 1 изображены различные подходы к обучению, основанные на комбинации теории обучения (активного или пассивного) и теории знания (объективного или субъективного).

Рисунок 1. Возможные комбинации теорий знания и обучения

на основании Е. Хупер-Гринхилл, Дж. Е. Хаин

Источник: [13] (Hooper-Greenhill, 1999).

Применительно к музеям, конструктивизм в обучении означает, что посетитель сам определяет, какие объекты являются наиболее ценными для него, и интерпретирует их в соответствии со своим собственным опытом и ценностями. Согласно Е. Хупер-Гринхилл [13] (Hooper-Greenhill, 1999), такая модель позволяет кураторам адаптировать учебный процесс для учащихся разных возрастов и максимально использовать потенциал обучения.

Для конструктивистского музея роль музейных педагогов имеет решающее значение, поскольку они являются связующим звеном между музейной коллекцией и аудиторией. Необходимость деятельности музейных педагогов отражена в работе З. Чилдыр и Дж. Карадениз, которые подчеркивают важность личных методов обучения в современных музеях [8] (Çıldır, Karadeniz, 2015). А. Кристиндоттир называет музейных педагогов «агентами перемен», которые способны заставить медленный и консервативный механизм музеев быстрее адаптироваться к меняющемуся миру [16] (Kristinsdóttir, 2017). По этой причине музейным педагогам следует предоставить больше полномочий: их междисциплинарные знания могут помочь музеям эффективнее взаимодействовать со своей публикой, а общественности – изменить представление о музейном образовании со «скучного и принудительного» на «интересное и вдохновляющее».

Л.Ю. Тран и др. также считают, что для музейных педагогов крайне важно сотрудничать, делиться своими знаниями и адаптировать мышление учащихся [19] (Tran, Gupta, Bader, 2019).

Более того, А. Кристиндоттир призывает музеи сформулировать образовательную миссию, которая отражала бы их ценности и помогала бы им оставаться актуальными и гибкими [16] (Kristinsdóttir, 2017). Ясная и публично озвученная образовательная миссия не только позволяет музеям выбирать те инструменты и мероприятия, которые наиболее эффективно помогут им достичь поставленных целей, но и дает посетителям возможность проще находить интересные им проекты и предлагаемые музеями образовательные продукты.

Зумеры предпочитают персонализированные образовательные возможности со множеством путей и инструментов для получения знаний, а также активное, практико-ориентированное обучение [14, 18] (Jaleniauskiene, Juceviciene, 2015; Szabó, Bartal, Nagy, 2021). Помимо этого, для них естественно использование цифровых технологий. Таким образом, можно сделать вывод о том, что конструктивистский подход к обучению в музеях наиболее хорошо подходит для представителей поколения Z. Кроме того, как показывают исследования, использование технологий в конструктивистском обучении позволяет более эффективно вовлекать учащихся в образовательную деятельность [12] (Gilakjani, Leong, Ismail, 2013).

Каждый день зумеры выбирают среди тысяч вариантов, чем занять себя, и чем четче они понимают, какую выгоду им принесет взаимодействие с музеями, тем вероятнее, что они сделают выбор в пользу этого взаимодействия. Поэтому наличие сформулированного ценностного предложения так важно при привлечении в музеи представителей поколения Z.

Особенности поколения Z. Поколение Z было рождено и растет в эпоху, когда информации вокруг так много, что им не нужно добывать ее – им нужно от нее прятаться. Если для их родителей навык поиска информации был, пожалуй, главным в образовании, то сегодняшним школьникам и студентам намного важнее уметь выделить из потока информации главное, а не тратить время и силы на знания, которые не пригодятся им, или на недостоверную информацию. Справиться с этой задачей поколению Z помогают следующие особенности:

- умение быстро переключаться между видами деятельности и действовать в условиях многозадачности;

- быстрая обучаемость и быстрая обработка информации [3] (Kulakova, 2018);

- постоянное присутствие гаджетов в жизни поколения Z и обращение к интернету для решения любых проблем [3, 4] (Kulakova, 2018; Leletko, Moreeva, 2020);

- представители поколения Z проще разбираются в технике, чем в человеческих эмоциях;

- высокий уровень доверия к онлайн-источникам;

- короткий горизонт планирования [3] (Kulakova, 2018);

- независимость от группы, нестабильность и индивидуализм.

Стоит отметить, что вместе с тенденцией к избеганию ответственности и допуском нарушения моральных норм для достижения собственных целей [1, 3, 26] (Andreevna, 2008; Kulakova, 2018) вышеуказанные особенности поколения Z оказываются наиболее тревожащими: да, зумеры лучше предыдущих поколений приспособлены к современному динамичному миру, но вместе с тем нет уверенности, что они смогут этот мир уберечь.

Обучение в музеях представляет собой эффективный способ восполнить этот пробел, а также повысить культурную грамотность зумеров. Кроме того, посещение музеев может стимулировать развитие любознательности, уважение к культурному наследию и интерес к сохранению природы. В целом, обучение в музеях может служить важным инструментом для повышения качества человеческого капитала зумеров. Рассмотрим, как происходит взаимодействие музеев и зумеров в настоящее время.

Музеи сегодня взаимодействуют с огромной аудиторией онлайн, собирая тысячи и миллионы подписчиков со всего мира в своих социальных сетях. Самым популярным в интернете музеем является MoMA: в 2021 году на его аккаунты были подписаны суммарно более 13 миллионов пользователей [27]. Отметку в 10 миллионов подписчиков перешагнули также Метрополитен-музей и галерея Тейт. Среди российских музеев наибольшую популярность в социальных сетях имеет Эрарта с более чем 400 000 подписчиков [31].

Результаты анализа трафика сайтов ведущих музеев мира [32] показывают, что для большинства из них доля аудитории в возрасте 18–24 и 25–34, пользующейся их сайтами, примерно соответствует доле пользователей интернета этих возрастов. Для крупнейших российских музеев, наоборот, характерно сильное доминирование пользователей в возрасте 25–34 лет: на них приходится 40–50% трафика, в то время как пользователи до 24 лет занимают 12–17% интернет-аудитории. Исключением стал только «Гараж»: в его аудитории младшие зумеры занимают 20%. В сравнении с долей присутствия поколения Z в интернете, российские музеи показывают достаточно хорошие результаты.

Рисунок 2. Сравнение интернет-аудитории музеев мира с общей аудиторией интернета в разрезе по возрасту

Источник: составлено авторами на основании данных [29, 32].

Рисунок 3. Сравнение интернет-аудитории музеев России с общей аудиторией интернета в разрезе по возрасту

Источник: составлено авторами на основании данных [32–34].

В социальных сетях среди российских музеев одним из самых обсуждаемых среди молодежи также является «Гараж»: согласно исследованию НИУ ВШЭ, среди пользователей, пишущих о нем в социальных сетях, более 60% оказались моложе 35 лет [35]. При этом около 70% авторов постов о Третьяковской галерее – пользователи старше 35 лет, а Пушкинский музей показал средний результат: 40% постов о нем были написаны пользователями моложе 35 и 60% – старше.

Представители поколения Z также активно посещают музеи вживую, что подтверждается статистикой, собранной во многих странах. К примеру, в Англии 45% опрошенных зумеров (из 1136) посещали музеи хотя бы раз за 2019–2020 годы [36], а в Китае в 2021 году 25% от общего числа посетителей музеев (779 миллионов) оказались в возрастной категории 13–27 лет [37]. Филадельфийский музей искусства в 2021–2022 академическом году сообщил, об участии 7000 школьников и студентов его в образовательных мероприятиях [38].

Директор Государственного Эрмитажа, Борис Пиотровский, заявил, что в 2022 году молодые люди до 30 лет (включая семьи с детьми) составили 50–60% от общего числа посетителей Эрмитажа (2,81 млн) [39], при этом, согласно исследованию Big Data МТС, в мае 2022 аудитория Эрмитажа в Петербурге в возрасте 18–24 составила 12%, а филиалов в Екатеринбурге и Омске – 18% и 21% соответственно [40]. Различия в числах можно объяснить тем, что исследование МТС базировалось на данных, сгенерированных с помощью трекинга мобильных телефонов в течение всего одного месяца, в то время как Борис Пиотровский, скорее всего, в своем выступлении опирался на статистику проданных билетов.

Несмотря на то, что зумеры интересуются музеями, зачастую они не остаются удовлетворены своим опытом взаимодействия с ними. Так, согласно данным The Audience Agency, платформы для исследования аудитории, разработанной для культурных организаций Великобритании, представители поколения Z, по сравнению с другими поколениями, наименее вероятно порекомендуют друзьям музеи, основываясь на собственном опыте посещения [41].

Что касается России, можно выделить несколько работ, освещающих тему взаимодействия музеев и представителей поколения Z, и обозначить следующие тенденции.

В первую очередь исследование отношения молодежи к музеям показало, что часть респондентов не посещает музеи. Например, по результатам исследования, проведенного в Ульяновске в 2014 году, оказалось, что 30% респондентов не посещали музеи больше года [2] (Lunkova, 2014). Кроме того, результаты опроса московских студентов, проведенного в 2018, показывают, что ⅔ студентов посещают музеи и выставки реже раза в месяц [6] (Timokhovich, Filenko, 2019). Наконец, исследование досуга подростков Москвы, проведенное в 2016 году, показало, что 40% школьников посещают музеи – примерно в 2 раза меньше, чем ходят в кино и торговые центры [21].

Помимо этого, можно выделить несколько причин, по которым зумеры предпочитают музеям другие виды досуга.

Во-первых, по данным исследования [21], “однажды побывав в Третьяковской галерее в третьем классе, восьмиклассники говорят о том, что были там, все видели и больше «не доходили»”. Та же причина отсутствия интереса к музеям отмечается в исследовании неучастия молодежи в культурной жизни, проведенном в 2010 в Великобритании [42]. Из этого можно сделать вывод, что для многих школьников посещение музея носит номинальный характер, они воспринимают знакомство с экспонатами как пункт чек-листа, а не как возможность духовно обогатиться.

Во-вторых, многие студенты отмечают отсутствие информации о мероприятиях, проводимых в музеях [2] (Lunkova, 2014). Помимо этого, 17% респондентов заявили, что посещают музеи только с учебной группой и не интересуются историей и культурой, из чего можно сделать вывод, что для них посещение музеев – это принудительный элемент учебной программы, а не личное желание. Похожая тенденция описывается в книге «Подросток в музее» А. Логиновой: исследование показывает, что школьные экскурсии проходят скучно и монотонно для учеников, в них не уделяется внимание тому, что актуально и интересно самим экскурсантам, поэтому у них остаются негативные впечатления от посещения музеев [5] (Loginova, 2020).

В-третьих, почти 60% представителей поколения Z отмечают нехватку времени как одну из основных причин, по которым они не посещают музеи [2] (Lunkova, 2014), поскольку для посещения музея необходимо найти в своем дне несколько свободных часов, что может быть затруднительно для школьников и студентов. Помимо этого, согласно исследованию [6] (Timokhovich, Filenko, 2019), абсолютное большинство зумеров (84%) имеют достаточно свободного времени на посещение других учреждений отдыха – из этого следует, что посещение музеев не является для них приоритетом.

Наконец, стоит отметить барьер, разделяющий музеи и представителей поколения Z – это стереотип об элитарности, закрытости музеев. Так, школьники, принявшие участие в исследовании [21], отметили, что посещение музеев требует специальной подготовки. Это предубеждение заставляет зумеров откладывать поход в музей до момента, когда они станут достаточно взрослыми и готовыми для этого. Таким образом, в сознании школьников появляется представление об «элитарности» музеев, что мешает музеям в продвижении себя как открытых площадок, где каждый имеет право на получение знаний и диалог.

Итак, основываясь на проведенных исследованиях, можно выделить следующие тенденции в отношении представителей поколения Z к музеям:

1. Неосведомленность о мероприятиях, проходящих в музеях;

2. Неуверенность в собственной «достойности» посещать музеи;

3. Нехватка свободного времени для посещения музеев;

4. Представление о музейной коллекции как о статичном явлении.

Таким образом, в соответствии с выявленными причинами музеям необходимо искать новые, более эффективные инструменты взаимодействия с зумерами для их привлечения. Такими инструментами взаимодействия могут стать цифровые технологии.

Цифровые технологии как инструмент связи поколения Z и музеев. Помочь решить проблемы, описанные в предыдущем параграфе, может использование в деятельности музеев цифровых технологий. Использование цифровых технологий может быть полезно музеям во множестве разных направлений: для улучшения опыта посещения экспозиции, повышения доступности музеев, более активного взаимодействия с аудиторией и для установления более прочной связи с международной аудиторией [7] (Cirstea, Mutebi, 2022). Например, исследование, проведенное в Бразилии, показало, что высокий уровень использования технологий в музеях положительно влияет на эмоциональную вовлеченность поколения Z при посещении и на вероятность рекомендации музея [10] (Feitosa, Barbosa, 2020). Что особенно важно, использование цифровых технологий может помочь привлечь молодежь в музеи. По данным исследования, посещение музеев не популярно среди представителей поколения Z: регулярно в музеи ходят 30–40% российских зумеров. В то же время, около 98% молодежи постоянно пользуются интернетом, проводя в нем значимую часть своего времени. Таким образом, использование цифровых технологий является эффективным способом коммуникации с молодежью для музеев. Кроме того, следует отметить потенциал онлайн-взаимодействия музеев и молодежи: имея доступ к музейной коллекции в своем телефоне, зумеры могут «ходить в музей» виртуально на несколько минут. Это позволит им «вплести» образование в музеях в свой распорядок дня.

Однако на данный момент современные технологии используются музеями очень ограниченно. Например, по данным исследования Европейской комиссии, использование музеями технологий виртуальной и дополненной реальности оказалось на среднем уровне – предположительно, из-за влияния пандемии Covid-19, которая вынудила многие музеи и галереи создать собственные цифровые двойники, чтобы привлечь посетителей хотя бы в виртуальном формате [25]. Кроме того, согласно тому же исследованию, искусственный интеллект и технологии блокчейн в музеях практически не используются.

Помимо этого, исследование уровня цифровизации европейских музеев показало, что в среднем оцифровано 43,6% их коллекций [22]. Около 20% коллекций музеев доступны публике в цифровом формате. В России оцифрована меньшая доля экспонатов, однако их цифровая доступность чуть выше [24]. Несмотря на то, что коллекции музеев достаточно хорошо оцифрованы, около половины оцифрованных объектов недоступны для публики. На рисунке 4 представлено сравнение уровня оцифровки коллекций музеев России и ЕС, а также процента коллекций, доступного публике для просмотра в цифровом формате.

Цифровая доступность музейных коллекций в России и ЕС

Рисунок 4. Уровни оцифровки и доступности музейных коллекций в ЕС и России

Источник: составлено авторами на основании [22, 24].

Низкая цифровая доступность музеев подтверждается еще одним исследованием, согласно которому из 54 бесплатных приложений «виртуальных музеев», представленных в магазинах приложений, 14 предоставляют только информацию о музее, а не виртуальную выставку [9] (Daniela, 2020). Еще 4 приложения, рассмотренные в данном исследовании, не предоставляли интерфейс на английском, что снижает интерес к ним со стороны международных туристов.

Языковой барьер является проблемой не только для европейских музеев: например, китайские музеи слабо адаптированы для иностранной онлайн-аудитории: «... переведенный контент был полностью представлен только на 66% веб-сайтов лучших музеев Шанхая соответственно. Рекламные видеоролики, фотогалереи и обзоры выставок, которые могут дополнительно привлечь и информировать посетителей, полностью присутствовали только примерно на половине всех веб-сайтов. Наконец, специальные системы покупки и бронирования билетов были представлены только на 14% веб-сайтов» [23]. Помимо этого, сайты многих китайских музеев невозможно найти по запросам, составленным на английском языке, что понижает осведомленность о них среди западных зумеров – туристов и ценителей искусства.

Таким образом, на текущий момент музеи не используют потенциал, который открывают перед ними цифровые технологии. Из-за этого они оказываются на периферии поля зрения представителей поколения Z, что не позволяет им эффективно увеличивать уровень качества человеческого капитала.

Заключение

Ценность музеев для образования и воспитания молодежи неоспорима: они не только сохраняют уникальные памятники прошлого, но и помогают молодым людям формировать моральные ценности и ориентиры, тем самым улучшая уровень качества человеческого капитала. Музеи адаптируются к современным запросам общества: так, например, они переходят от пассивного обучения к активному, вовлекая своих посетителей в процесс создания знаний. Этот переход находит отражение в популярной сегодня концепции конструктивистского музея, целью которого является сделать образование в музеях комфортным и увлекательным для всех категорий посетителей.

Благодаря своей гибкости и вниманию к личности, ее запросам и интересам конструктивистские музеи особенно хорошо подходят для обучения поколения Z. Зумеры отличаются от предшествующих им поколений индивидуализмом, быстрой обучаемостью, легкостью во взаимодействии с технологиями и коротким горизонтом планирования – что объясняется переменчивостью мира, в котором они живут с рождения, однако является проблемой в долгосрочной перспективе. Принимая во внимание особенности поколения Z, музеи могут стать эффективным ресурсом для самообразования зумеров, в особенности если они будут использовать понятный зумерам язык цифровых технологий.

Проведенное исследование показало, что в настоящее время молодежь как в России, так и в мире не стремится посещать музеи на регулярной основе по причинам, указанным выше.

Таким образом, подтверждается необходимость адаптации музеев к современному миру. Это может стать возможным через внедрение цифровых технологий в деятельность музеев: во-первых, с помощью цифровых технологий можно быстрее и эффективнее донести информацию о музейных мероприятиях до зумеров; во-вторых, цифровые технологии позволяют оптимизировать количество времени, необходимое зумерам для посещения музея; в-третьих, использование цифровых технологий может усилить интерес зумеров к посещению выставки или музея; в-четвертых, цифровое присутствие музеев позволяет снять стереотип об их элитарности. Кроме того, благодаря внедрению цифровых технологий музейное обучение может стать более активным и персонализированным, что не только приветствуется в конструктивистских музеях, но и совпадает с предпочтениями поколения Z. Однако на данный момент цифровые технологии мало используются в музеях, и зачастую их использование неэффективно. Из-за этого между музеями и представителями поколения Z существует барьер, который затрудняет их взаимодействие и улучшение уровня качества человеческого капитала поколения Z.

Дальнейшие исследования авторов будут направлены на более глубокий анализ текущего уровня цифровизации музеев, определение уровня удовлетворенности зумеров цифровым предложением музеев и разработку стратегий эффективного внедрения цифровых технологий для музеев.


Источники:

1. Андреевна З.Н. Современная молодежь: к проблеме «Дефектной» социализации // Вестник общественного мнения. Данные. Анализ. Дискуссии. – 2008. – № 4(96). – c. 8-22.
2. Лунькова К.А. Отношение учащейся молодежи города Ульяновска к музеям и их услугам // Культура. Духовность. Общество. – 2014. – № 10. – c. 145-149.
3. Кулакова А.Б. Поколение z: теоретический аспект // Вопросы территориального развития. – 2018. – № 2(42). – c. 6. – doi: 10.15838/tdi.2018.2.42.6.
4. Лелетко Е.Ю., Мореева Е.В. Поколение Z Как Целевая Аудитория Брендов В Digital-Среде // Социально-гуманитарные проблемы образования и профессиональной самореализации (социальный инженер-2020): Сборник материалов Всероссийской конференции молодых исследователей с международным участием. Том Часть 2. Москва, 2020. – c. 198-201.
5. Логинова А.И. Подросток в музее. Как кураторы и тьюторы помогают людям найти себя. - Екатеринбург: Ridero-е изд., 2020. – 206 c.
6. Тимохович А.Н., Филенко С.С. Проблема вовлечения молодежи в потребление музейного продукта // Вестник университета. – 2019. – № 1. – c. 177-183. – doi: 10.26425/1816-4277-2019-1-177-183.
7. Cirstea A. M., Mutebi N. The impact of digital technology on arts and culture in the UK. Post.parliament.uk. [Электронный ресурс]. URL: https://post.parliament.uk/research-briefings/post-pn-0669/.
8. Çıldır Z., Karadeniz C. Museum, Education and Visual Culture Practices: Museums in Turkey // American Journal of Education. – 2015. – № 7. – p. 543-551. – doi: 10.12691/education-2-7-18.
9. Daniela L. Virtual Museums as Learning Agents // Sustainability. – 2020. – № 7. – p. 2698. – doi: 10.3390/su12072698.
10. Feitosa W.R., Barbosa R. Generation Z and technologies on museums – Its influence on perceptions about Quality, Arousal and E-WOM Intentions // Marketing & Tourism Review. – 2020. – № 2. – doi: 10.29149/mtr.v5i2.5766.
11. Finley D. E. The Significance of Museums in Modern Life // Metropolitan Museum of Art Bulletin. – 1946. – № 5. – p. 101-104.
12. Gilakjani A.P., Leong L.-M., Ismail H.N. Teachers’ Use of Technology and Constructivism // International Journal of Modern Education and Computer Science. – 2013. – № 4. – p. 49-63. – doi: 10.5815/ijmecs.2013.04.07.
13. Hooper-Greenhill E. The Educational Role of the Museum. - London; New York: Routledge, 1999. – 366 p.
14. Jaleniauskiene E., Juceviciene P. Reconsidering University Educational Environment for the Learners of Generation Z // Social Sciences. – 2015. – № 2. – p. 38-53. – doi: 10.5755/j01.ss.88.2.12737.
15. Kelly A., Kelly M. Bristol Cultural Development Partnership. / Impact and Values: Assessing the Arts and Creative Industries in the South West. - Bristol, 1999.
16. Kristinsdóttir A. Toward sustainable museum education practices: confronting challenges and uncertainties // Museum Management and Curatorship. – 2017. – № 5. – p. 424-439. – doi: 10.1080/09647775.2016.1250104.
17. Scott C. Museums and Impact. How Do we Measure the Impact of Museums?. [Электронный ресурс]. URL: http://neumann.hec.ca/aimac2005/PDF_Text/Scoot_Carol.pdf.
18. Szabó C.M., Bartal O., Nagy B. The Methods and IT-Tools Used in Higher Education Assessed in the Characteristics and Attitude of Gen Z // Acta Polytechnica Hungarica. – 2021. – № 1. – p. 121-140.
19. Tran L.U., Gupta P., Bader D. Redefining Professional Learning for Museum Education // Journal of Museum Education. – 2019. – № 2(44). – p. 135-146.
20. Hongmei Zhang, Feifei Xu, Lin Lu, Peng Yu The spatial agglomeration of museums, a case study in London // Journal of Heritage Tourism. – 2017. – № 2(12). – p. 172-190. – doi: 10.1080/1743873X.2016.1167213.
21. Свободное время московских подростков. Assets.miscp.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://assets.miscp.ru/teens (дата обращения: 16.05.2023).
22. Digitisation and IPR in European Museums. EU Agenda. [Электронный ресурс]. URL: https://euagenda.eu/publications/digitisation-and-ipr-in-european-museums (дата обращения: 16.05.2023).
23. The Disparate Reality and Reputation of Chinese Museums. The Diplomat. [Электронный ресурс]. URL: https://thediplomat.com/2020/08/the-disparate-reality-and-reputation-of-chinese-museums/ (дата обращения: 16.05.2023).
24. Музеи. Сводные данные. Статистическая информация. Opendata.mkrf.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://opendata.mkrf.ru/opendata/7705851331-stat_museum_svod (дата обращения: 20.05.2023).
25. Technological trends in the creative industries. European Comission. [Электронный ресурс]. URL: https://ati.ec.europa.eu/reports/sectoral-watch/technological-trends-creative-industries (дата обращения: 16.05.2023).
26. Не по возрасту. Почему молодое поколение кажется таким инфантильным. Ведомости.Город. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/gorod/ourcity/articles/ne-po-vozrastu-pochemu-molodoe-pokolenie-kazhetsya-takim-infantilnim (дата обращения: 16.06.2023).
27. Top global museums by social media followers 2021. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/1314343/museums-highest-social-media-followers-worldwide/#statisticContainer (дата обращения: 16.05.2023).
28. Как россияне пользуются интернетом. Mediascope.net. [Электронный ресурс]. URL: https://mediascope.net/news/1567182/ (дата обращения: 16.05.2023).
29. Internet usage worldwide by age and region 2022. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/209101/age-distribution-internet-users-worldwide-by-region/ (дата обращения: 16.05.2023).
30. Freedman G. THE CHANGING NATURE OF MUSEUMS - Freedman // Curator The Museum Journal. – 2000. – № 4. – p. 295-306. – doi: 10.1111/j.2151-6952.2000.tb00013.x.
31. Эрарта - Музей современного искусства. Эрарта. [Электронный ресурс]. URL: https://www.erarta.com/upload/files/ru/About-Erarta-ru2.pdf?ysclid=lfwbay8ihe844465805 (дата обращения: 16.05.2023).
32. Similarweb. [Электронный ресурс]. URL: https://www.similarweb.com/ru/ (дата обращения: 05.05.2023).
33. Численность населения Российской Федерации по полу и возрасту. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13284 (дата обращения: 15.05.2023).
34. Mediascope на Digital Communications Day. Mediascope.net. [Электронный ресурс]. URL: https://mediascope.net/news/1567182/ (дата обращения: 20.05.2023).
35. Аудитория музеев в цифровую эпоху — Музей в цифровую эпоху: Перезагрузка — Автор. Mmbook-hse.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://mmbook-hse.ru/books/27/sections/207/ (дата обращения: 16.05.2023).
36. Museums - Taking Part Survey 2019/20. Gov.uk. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gov.uk/government/statistics/taking-part-201920-museums/museums-taking-part-survey-201920.
37. Nation’s museums attracted almost 780 million visitors in 2021. Global.chinadaily.com. [Электронный ресурс]. URL: https://global.chinadaily.com.cn/a/202205/21/WS62887d05a310fd2b29e5e2b4.html (дата обращения: 16.05.2023).
38. The Impact of the Philadelphia Museum of Art. Philadelphia Museum of Art. [Электронный ресурс]. URL: https://assets.philamuseum.org/public/2022-07/pma_impactreport_2022_fnl-spreads.pdf (дата обращения: 24.12.2022).
39. Пиотровский рассказал о помолодевшей аудитории Эрмитажа. Ru. [Электронный ресурс]. URL: https://78.ru/news/2022-12-02/piotrovskii-rasskazal-o-pomolodevshei-auditorii-ermitazha (дата обращения: 16.05.2023).
40. Женщины Петербурга и Урала или сибирские мужчины: кто чаще ходит в Эрмитаж. МТС - Санкт-Петербург. [Электронный ресурс]. URL: https://spb.mts.ru/about/media-centr/soobshheniya-kompanii/novosti-mts-v-regione/2022-06-08/zhenshhiny-peterburga-i-urala-ili-sibirskie-muzhchiny-kto-chashhe-hodit-v-ermitazh (дата обращения: 16.05.2023).
41. Audience Report | Museums. The Audience Agency. [Электронный ресурс]. URL: https://www.theaudienceagency.org/resources/museums-audience-report (дата обращения: 16.05.2023).
42. Barriers to participation: analysis to inform the development of the 2010 to 2011 Taking Part survey. Gov.uk. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gov.uk/government/publications/barriers-to-participation-analysis-to-inform-the-development-of-the-2010-to-2011-taking-part-survey (дата обращения: 20.05.2023).

Страница обновлена: 01.05.2024 в 00:11:19