Модели платформ вовлечения граждан для создания в России «умных городов» нового поколения

Мухаметов Д.Р.1
1 Финансовый университет при Правительстве

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Мухаметов Д.Р. Модели платформ вовлечения граждан для создания в России «умных городов» нового поколения // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 3. – С. 1605-1622. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110683.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44082135

Аннотация:
В статье рассматриваются модели и роль платформ вовлечения граждан для создания в России «умных городов» нового поколения. «Умные города» отличаются созданием новой городской среды и механизмов саморегуляции систем управления. Сегодня успех в цифровизации городов зависит от готовности населения и его участия в планировании, реализации и оценки проектов. Платформы вовлечения граждан являются инструментами общественного участия в развитии «умных городов», обеспечивают персональную коммуникацию между органами власти и горожанином, интерактивные форматы взаимодействия стейкхолдеров городской политики, краудсорсинг идей, инновационное творчество, доступ жителей к открытым данным. В работе предлагается модель оценки платформ вовлечения граждан в зависимости от разнообразия цифрового функционала платформы и ее интеграции с другими сервисами, выделяются несколько вариантов платформ и принципов их функционирования: платформа информирования (принцип «Инцидент менеджмента»), платформа контроля и предоставления услуг (принцип «одного окна»), интегрированная платформа вовлечения граждан (принцип «Активный горожанин»). Модель используется для анализа цифровых платформ вовлечения граждан, размещенных в Банке решений умного города Минстроя РФ. Анализ продемонстрировал, что платформы вовлечения граждан активно развиваются в разных городах России, однако разнообразие их цифрового функционала варьируется, наиболее распространенной практикой является внедрение платформ информирования. Для совершенствования платформ вовлечения граждан в работе предлагается интеграция платформ с сервисами Яндекс, использование инструментов геймификации для удержания внимания пользователей и освоения ими функционала платформ

Ключевые слова: умный город, платформы вовлечения граждан, открытые данные, краудсорсинг идей, интегрированные коммуникации, цифровой функционал

JEL-классификация: O32, O33, R19



Введение

Современные процессы управления характеризуются активным внедрением новых технологий – искусственного интеллекта, «Интернета вещей», блокчейн, технологий виртуальной и дополненной реальности – в мониторинг и оценку эффективности различных систем. В рамках цифровизации речь идет о создании гибридных систем подготовки и принятия решений, в которых цифровые технологии, являясь базовой инфраструктурой систем управления, выступают в разных ролях: 1) объект управления и мониторинга, 2) вычислительная среда или среда обмена информацией между разными организациями и агентами, 3) инструменты воздействия на управленческую ситуацию, 4) агенты управленческих решений наравне с человеком. Многообразие данных ролей создает новый подход к принятию решений, который можно обозначить аббревиатурой DIKI – данные (data), информация (information), знание (knowledge), воздействие (impact) – на основе анализа массива генерируемых данных агент управления получает детальную информацию о поведении системы и способен осуществить управляющее воздействие в соответствии с данными предиктивной аналитики.

DIKI-подход активно используется в управлении умными городами, в которых внедрение цифровых технологий создает новую городскую среду, направленную на автоматизацию и саморегуляцию основных подсистем управления, поддержание новых форматов взаимодействия населения, городских служб и органов управления, анализ широкого спектра городских процессов через новые методы сбора, анализа и визуализации больших данных.

Однако следует отметить, что внедрение DIKI-подхода и цифровых инструментов в системы управления сталкивается с определенными барьерами, в зависимости от степени социотехнической сложности системы, которое целесообразно определить как многообразие взаимосвязанных социальных агентов, организаций, технических устройств, участвующих в производстве информации и принятии решений. С одной стороны, существуют системы, большая часть которых представлена инфраструктурными и техническими компонентами, поэтому их включение в DIKI-подход становится возможным через внедрение сенсоров, датчиков, повсеместных вычислений на основе распределенного машинного обучения для создания систем формирования сигналов и их обработки. Примерами таких систем являются умные контейнеры в логистике и транспортировке, системы контроля потребления энергии и освещения [1, 2] (Edmondson et al., 2019; Pasmore et al., 2019). С другой стороны, ряд социотехнических систем включают не только технические устройства и инструменты, но и модели поведения различных социальных и профессиональных групп, ценности и интересы участия в данной системе. В данном случае основные проблемы связаны с организацией взаимодействия между разными участниками системы, созданием стимулов и мотивации для вклада в функционирование системы, обеспечением общей инфраструктурной базы для краудсорсинга идей и накопления коллективного знания, созданием гарантий для рассмотрения гражданских инициатив.

Описанные проблемы второго типа сложных социотехнических систем также актуальны для развития умных городов, в которых цифровые технологии создают интегрированную среду для функционирования сетей обмена информацией, регулирования и контроля подсистем городского управления [3] (Mukhametov, 2020). Технологии искусственного интеллекта, анализа больших данных, облачных вычислений в умных городах направлены на самоорганизацию городского управления через создание интеллектуального центра городского управления, осуществляющего мониторинг и оценку процессов в городских подсистемах, тем самым оптимизируя всю среду, а не процессы по отдельности. Тем не менее следует учитывать, что город – неоднородная социальная система и пространство конфликтов, поэтому в контексте использования цифровых инструментов для саморегуляции городского управления становятся приоритетными задачи, связанные с подготовкой и вовлечением населения в городское планирование и решение актуальных проблем, созданием каналов коммуникации и обратной связи между жителями и органами управления. Коммуникация и гражданское участие позволяют снизить уровень информационной асимметрии между основными участниками и избежать ряда социально-политических рисков, вытекающих из потенциального недоверия населения к использованию технологий умного города.

Данная работа направлена на определение возможных решений для развития систем обратной связи в российских умных городах. В частности, умный город рассматривается как комплексная платформа, исходя из этого, предлагаемым решением для организации коммуникации, коллективного планирования и принятия решений в российских умных городах становятся платформы вовлечения граждан в решение городских проблем. На первом этапе рассматриваются особенности умных городов нового поколения, анализируется изменение приоритетов в развитии городских цифровых платформ, от размещения открытых данных до обеспечения гражданского участия. На втором этапе описывается общая модель оценки платформ вовлечения граждан в умных городах в зависимости от их цифрового функционала. На третьем этапе оцениваются достижения и проблемы в создании платформ вовлечения граждан в российских умных городах, предлагаются дополнительные решения для совершенствования их функционала и роста привлекательности для горожан.

Умные города нового поколения: от платформ открытых данных до платформ вовлечения граждан

Умный город можно определить как концепцию внедрения цифровых технологий в городское управление с целью создания интегрированной саморегулирующейся городской среды и оптимизации подсистем управления (ЖКХ, транспорт, безопасность, энергетика, здравоохранение). Таким образом, концепция предполагает использование инновационных технологий для трансформации окружающей среды и социальных практик в целях роста адаптивности процессов управления и создания общественной ценности. В этом отношении умные города можно рассматривать как окончательное «завоевание пространства временем», так как концепция основывается на тотальной мобильности, многоканальной коммуникации и обратной связи между разными компонентами городского управления, сокращении трансакционных издержек и барьеров, связанных с дистанцией и поиском необходимой информации и ресурсов (о метафоре погони времени за пространством см. [4, 5] (Bauman, 2008; Urry, 2007). В частности, этому способствуют онлайн-сервисы и порталы для обращения горожан в органы власти, внедрение сенсоров и «Интернета вещей» для регулирования систем уличного освещения и потребления энергии, создание интерактивных карт движения общественного транспорта в режиме реального времени, использование искусственного интеллекта и высокоавтоматизированных систем для анализа больших данных.

В настоящий момент создаются умные города третьего поколения («Умный город 3.0»), которые характеризуются формированием комплексной цифровой экосистемы, охватывающей в том числе и повседневную активность горожан [6, 7] (Erokhina, Mukhametov, Sheremetiev, 2019; Yigitcanlar, Foth, Kamruzzaman, 2019). Предполагаемыми достижениями этого этапа должны стать адаптация новых технологий к институтам гражданской подотчетности, что может способствовать инициированию изменений в городском планировании со стороны населения и адаптации городского управления под потребности горожан. Яркими примерами умных городов третьего поколения являются Барселона и Амстердам, в которых горожане имеют доступ к различным онлайн-сервисам для обращения в общественные службы, а также взаимодействия друг с другом. Основную роль для успешного создания умных городов нового поколения играют накопление человеческого капитала и долговременное сотрудничество между органами власти, научно-техническими учреждениями, бизнесом и населением: широкий спектр стейкхолдеров позволяет аккумулировать интеллектуальные, финансовые и технологические ресурсы, обеспечить высокий уровень экспертизы и согласование интересов разных сторон.

Современные умные города, ориентированные как на техническую саморегуляцию, так и на включение населения в городское планирование, требуют новых технологических и организационных решений, которые обеспечивают транспарентность управления и гражданское участие. Подобным решением является развитие города как масштабной платформы, выступающей посредником или средой для обмена информацией и ресурсами, организации коммуникации между горожанами и органами власти, обеспечения доступа жителей к общественным благам и данным.

При этом траектория развития городских платформ характеризуется переходом от платформ открытых данных к платформам вовлечения граждан.

Платформы открытых данных – это информационные системы, которые обеспечивают централизованное хранение информации, а также доступ жителей к данным городских служб и организаций с возможностью их повторного использования. Основной проблемой для доступа и распространения открытых данных становится отсутствие интегрированной системы их размещения и обновления, так как неоднородность цифровизации разных служб управления ведет к разным массивам доступных открытых данных в данных областях. Создание платформ открытых данных направлено на интеграцию и совместимость информационных систем разных административных органов и систем мониторинга: таким образом, платформы открытых данных должны поддерживать и объединять цифровой функционал, необходимый городу для обслуживания его внутренней и внешней аудитории. Наиболее полно проекты платформ открытых данных реализованы в Европе, где с 2016 года действует инициатива ЕС «Открытые данные в городах ЕС», объединяющая в рамках единого портала открытые данные крупных и средних европейских городов в области работы общественных служб, состояния окружающей среды, туризма, движения транспорта в режиме реального времени [8, 9] (Kiuru, Ikinen, 2019).

В настоящий момент большинство платформ открытых данных объединяют и распространяют информацию, структурированную и обновляемую субъектами управления, в первую очередь административными органами. Данные платформы реализуются преимущественно в виде порталов открытых данных, в которых информация распределена по различным предметным кластерам и ориентирована в первую очередь на органы управления, бизнес-игроков и городских жителей. Данные собираются путем анализа геолокационных данных (маршруты, местоположения), данных окружающей среды, данных органов власти и служб, данных о моделях поведения (мобильный трекинг, данные камер видеонаблюдения и др.). Кроме того, сбор и анализ массивов собираемых данных для городских платформ постепенно автоматизируются, что повышает объем размещаемых данных и скорость их обновления в режиме реального времени.

Таким образом, платформы открытых данных позволяют разным игрокам координировать свои действия, быстро находить информацию об услугах и городских ресурсах, в которых они заинтересованы, что значительно снижает трансакционные издержки, повышает общую факторную производительность и добавленную стоимость. К примеру, на данный момент открытые данные в разных умных городах мира производят от 3 до 7 трлн долларов США годовой добавленной стоимости, в зависимости от того, открытые данные о каких процессах становятся доступными [10].

Открытые данные предоставляют различные преимущества для устойчивого развития городов. Во-первых, открытые данные формируют кластеры доступной и транспарентной информации, что позволяет демократизировать процессы городского администрирования. Например, открытые данные и системы мониторинга деятельности заказчиков и подрядчиков предоставляют информацию об участниках сделки и направлены на контроль качества и сроков выполнения услуг. Во-вторых, открытые данные являются источником информации для разработки и внедрения городских инноваций: использование инструментов анализа больших данных позволяет выводить из доступных массивов данных контекстно значимую информацию, которая в дальнейшем используется в качестве критерия при выборе наиболее эффективных и востребованных технологий умных городов. В частности, открытые данные активно используются в рамках хакатонов и кейс-чемпионатов, на которых команды промышленных инженеров, модельеров, разработчиков и дизайнеров создают grassroots-инновации и технологии для улучшения городской среды [3, 11] (Mukhametov, 2020; Kitsios, Kamariotou, 2019). В-третьих, открытые данные становятся механизмом координации и создания четырехзвенной спирали, объединяющей жителей, бизнес, административные органы и академические организации для развития интегрированной системы для предложения городских проектов, их экспертизы и реализации. Участие разных акторов ведет к снижению рисков непредвиденных последствий управленческих решений и внедрения инноваций вследствие учета разных аспектов предлагаемых изменений.

На современном этапе можно наблюдать переход от необходимости создания платформ открытых данных к приоритету платформ вовлечения граждан. Системы умных городов отличаются тем, каким образом цифровизация трансформирует повседневную реальность самих жителей, которые проводят время в онлайн-среде, генерирующих данные и контекстно значимую информацию в реальном времени благодаря интеллектуальным устройствам, базам данных удаленного доступа и повсеместным вычислениям. Эти изменения на уровне повседневной реальности позволяют говорить о значимости «цифровых следов» и краудсорсинга информации для улучшения услуг и управления городом, что требует расширения цифрового функционала умного города и развития платформ открытых данных в платформы вовлечения граждан.

Платформы вовлечения граждан – цифровые системы, в рамках которых организована синхронизация деятельности городских служб, дистанционное взаимодействие органов власти и жителей, контроль органов власти за исполнением решений. Платформа вовлечения граждан является идейным развитием платформы открытых данных за счет повышения интерактивности функционала платформы: в технологическом плане это означает рост значимости обратной связи, реализуемой в виде интернет-обращений, push-уведомлений для граждан, краудсорсинга информации через онлайн-сервисы и модули платформы для улучшения услуг и управления городом.

Назначение платформ вовлечения граждан состоит в следующем:

1) обеспечение открытого доступа и поощрение участия заинтересованных сторон;

2) укрепление индивидуального, группового и коллективного инновационного творчества;

3) содействие интерактивным форматам взаимодействия органов власти и населения открытому диалогу и обмену информацией;

4) поддержка конвергентного мышления, коллективного принятия решений и их оценки, интеграционной городской политики.

Важно отметить, что в современных умных городах уже реализуются разнообразные по своему формату проекты участия горожан в городском планировании и распределении ресурсов. Например, руководство Нью-Йорка открыло массивы данных о городских процессах и взаимодействует с активистами гражданского общества над созданием общегородской платформы, с тем чтобы жители могли предлагать свои проекты и определять приоритеты для развития города [12]. Фестиваль прототипирования Market Street в Сан-Франциско, организованный совместно Департаментом планирования Сан-Франциско и Центром искусств Yerba Buena, позволил жителям создать прототип умной улицы, отражающей их потребности и ожидания в сфере обеспечения транспортом, логистики и расположения зданий [13]. Кроме того, в умных городах существуют местные инновационные инкубаторы, акселераторы и программы (например, Slush в Хельсинки [14] (Swan, 2020)), бизнес-платформы, а также форумы в стиле Web 2.0 и виртуальные творческие сообщества, ориентированные на сетевое взаимодействие для создания grassroots-инноваций.

Перечисленное позволяет рассматривать платформы вовлечения граждан как инструмент для контроля институциональных и структурных аспектов городского развития, поддержания обратной связи в режиме реального времени и коллективных систем принятия решений, создания микросреды городских инноваций – все это необходимо для сохранения города как гибридной самоорганизующейся системы и снижения социально-политических рисков. Однако успешное внедрение подобных платформ возможно только после решения проблем информационной безопасности и обеспечения конфиденциальности персональных данных пользователей – участников платформы для третьих лиц.

Так как в настоящий момент не существует общего стандарта платформы вовлечения граждан, муниципалитеты обладают широким выбором инструментов и решений в зависимости от уровня развития городской цифровой инфраструктуры, финансовых и интеллектуальных ресурсов. По этим причинам становится актуальной разработка общей модели оценки и реализации платформ вовлечения граждан в российских умных городах для анализа используемых в стране городских платформенных решений.

Модель оценки платформ вовлечения граждан в умных городах России

Так как для российских умных городов фактически отсутствует общепризнанный стандарт для создания и внедрения платформ вовлечения граждан для решения городских проблем, представляется возможным разработать общую модель функционала подобной платформы. При этом компоненты модели в последующем используются как параметры для оценки платформенных решений вовлечения граждан в российских городах.

Современные платформы развиваются по траектории максимальной интеграции с другими сайтами/платформами и расширения цифрового функционала. В российской исследовательской практике существуют проекты рассмотрения электронных платформ общественного участия [15] (Revyakin, 2018), однако внимание концентрировалось преимущественно на процедурных аспектах, связанных с общественным голосованием и обращениями в органы власти. В настоящий момент платформы вовлечения граждан значительно эволюционировали и охватывают дополнительные функциональные возможности, которые могут быть встроены в модули интегрированной платформы вовлечения граждан (рис. 1). Помимо общественного голосования и оценки, данные функциональные возможности включают персональную коммуникацию с органами власти, краудсорсинг идей и предложений, доступ к открытым городским данным, доступ к сервисам городских систем и служб, возможность использовать новые технологии для информационного моделирования развития городских пространств (BIM, технологии дополненной и виртуальной реальности, генеративные модели машинного обучения, экспертные системы).

Рисунок 1. Цифровой функционал и модули интегрированной городской платформы вовлечения населения

Источник: составлено автором.

Представленная модель цифрового функционала предлагает различные варианты включения граждан в решение городских проблем, однако реальные практики создания и внедрения подобных платформ значительно варьируются. В первую очередь это объясняется различиями городов в развитии цифровой инфраструктуры (степень проникновения сети Интернет, распространение публичных точек Wi-Fi), степени цифровизации различных сервисов и систем, развитии человеческого капитала и готовности жителей участвовать в преобразовании городской среды. Исходя из этого, необходимо привести дополнительные основания для возможности оценки разных городских платформ.

В данной работе предлагается следующая модель оценки платформ вовлечения граждан в умных городах. Каждая платформа располагает определенными модулями цифрового функционала и интегрирована с другими сервисами и порталами. Цифровой функционал обеспечивает коммуникацию граждан с городскими властями и службами и предоставляет населению разные возможности для участия в развитии городских проектов и пространств. Однако разнообразие данных возможностей зависит от степени интегрированности с другими сервисами и порталами, которые обеспечивают доступ к инструментам гражданского участия. На пересечении разных элементов цифрового функционала и разной степени интеграции со сторонними сервисами располагаются основные модели платформ вовлечения граждан (рис. 2).

Рисунок 2. Модель оценки разных типов платформ вовлечения граждан в умных городах

Источник: составлено автором.

Особенности данных моделей заключаются в следующем:

· модель «Платформа информирования» основана на принципе «Инцидент менеджмента» и обеспечивает реагирование органов городского управления на запросы и обращения жителей, персональную коммуникацию, голосование жителей по вопросам городского развития, информирование населения об основных событиях и новостях – данная модель ориентирована на оперативную обратную связь и информационное обеспечение преобразований;

· модель «Платформа контроля и доступа к услугам» действует по принципу одного окна / одной платформы, обеспечивая жителям помимо обратной связи доступ к сервисам услуг и открытым городским данным – данная модель представляет городскую платформу как место сборки основных сервисов предоставления услуг и инструментов для отслеживания и контроля основных городских процессов через публичные массивы структурированных и регулярно обновляемых данных;

· модель «Интегрированная платформа вовлечения граждан» объединяет все элементы цифрового функционала – инструменты обратной связи, сервисы услуг, открытые данные, а также предоставляет возможность гражданам предлагать собственные проекты и инициативы, использовать разные технологии информационного моделирования развития города – данная модель направлена на участие населения в определении приоритетов городской политики, а также превращение платформы в онлайн-пространство для взаимодействия основных стейкхолдеров в лице жителей, научно-технических организаций, бизнеса и органов власти.

При оценке платформы рассматриваются модули платформы: в зависимости от предоставляемого цифрового функционала и наличия интеграции модулей с другими городскими сервисами, порталами, службами определяется, к какой модели относится данная платформа. В дальнейшем данная модель используется для анализа цифровых платформ вовлечения граждан в российских умных городах.

Платформы вовлечения граждан в российских городах: достижения, проблемы и инструменты дальнейшего развития

Первоначально обсуждение необходимости использования информационных технологий для поддержания обратной связи между органами власти и управления было тесно связано с опытом реализации в Москве платформ голосования «Активный гражданин» и «Наш город», при этом в 2017–2018 гг. предлагалось распространить опыт Москвы на другие регионы. Ввиду современного тренда на создание умных городов стали вновь актуальными вопросы технологий гражданского участия в городском планировании.

В марте 2019 года Минстрой России разработал документ «Базовые и дополнительные требования к умным городам (стандарт «Умный город»)», который отражает основные задачи государства и муниципалитетов в области цифровизации городского управления [16]. В качестве отдельной задачи фиксируется необходимость учета мнения граждан в процесс решения городских проблем, что предусматривает создание платформ вовлечения граждан («Активный горожанин»). Кроме того, в 2020 году ведомство представило индекс цифровизации городского хозяйства «IQ городов», в котором наличие цифровой платформы вовлечения граждан в решение вопросов городского развития является одним из индикаторов для оценки городского управления [17].

Следует отметить, что в структуре индекса данный индикатор является бинарным – при подсчете учитывается либо наличие данной платформы, либо ее отсутствие. Таким образом, индекс не учитывает разнообразие функциональных возможностей платформ. По этим причинам представляется возможным использовать предложенную ранее модель оценки платформ вовлечения граждан (рис. 2): объектом оценки выступают цифровые платформы вовлечения граждан в решение вопросов городского развития, представленные в банке решений «Умного города» Минстроя РФ [18], однако помимо оценки поддерживаемого цифрового функционала также учитывается география внедрения платформ.

Таблица 1

Оценка платформ вовлечения граждан банка решений «Умный город» Минстроя РФ

Проект платформы из банка решений «Умный город»
Модель платформы и количество поддерживаемых групп модулей (от 1 до 6)
Количество городов, в которых реализована платформа
Омниканальная система коммуникаций граждан и государственных структур (ООО «Лаборатории информационных технологий»)
Платформа контроля и доступа к услугам
(3)
33 (Белгород, Курск, Владивосток, муниципальные центры)
Портал «Активный гражданин Республики Бурятия»
Платформа информирования
(3)
9 (города Бурятии)
Вместе.ру (ООО «InPutLab»)
Платформа информирования
(3)
5 (Москва, Санкт-Петербург, Калининград, Иркутск, Иваново)
Базовая платформа «Умный город» Росатома
Интегрированная платформа вовлечения граждан
(5)
4 (Саров, Красноярск, Междуреченск, Дубна)
ИАС «Голос» – общение власти с гражданами (ООО «White Soft»)
Интегрированная модель вовлечения граждан
(5)
3 (Хабаровск, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск)
Интерактивный портал «Управляем вместе» Правительства Пермского края
Интегрированная платформа вовлечения граждан
(5)
1 (Пермь)
Программа приема обращений граждан (Администрация города Магас)
Платформа информирования
(1)
1 (Магас)
ИС «Открытый город» (Администрация города Тольятти)
Платформа информирования
(2)
1 (Тольятти)
Интернет-портал «Открытая Елабуга»
Платформа информирования
(1)
1 (Елабуга)
Городской портал инициатив жителей (ГКУ «Московский центр «Открытое правительство»)
Платформа информирования
(1)
1 (Москва)
Добродел – платформа для взаимодействия граждан, государства и бизнеса (ООО «IQS»)
Интегрированная платформа вовлечения граждан
(5)
Города Московской области
Мобильное приложение «Город Онлайн» (ООО «Веб-студия А42»)
Платформа информирования
(2)
1 (Кемерово)
Гражданский контролер
Платформа информирования
(2)
1 (Челябинск)
Площадка для диалога жителей и администрации «Жить в городе» (АО «ИНКОМА)
Платформа информирования
2
1 (Москва)
Эффективная команда – система проведения опросов и сбора обращений граждан (Мегафон)
Платформа информирования
2
1 (Псков)
Активный горожанин (Мегафон)
Платформа информирования
3
1 (Псков)
«Город – это я» – виртуальная книга жалоб и предложений по вопросам благоустройства
3
1 (Челябинск)
Источник: составлено автором по [18].

Оценка существующих решений в создании платформ вовлечения населения демонстрирует два основных тренда.

Первый тренд относится к моделям и цифровому функционалу внедряемых платформ. Большинство рассмотренных платформ относятся к моделям «Платформ информирования» и «Платформ контроля и предоставления услуг»: разработчики концентрируются в первую очередь на группах модулей, связанных с коммуникацией органов власти и жителей, инцидент-менеджментом, голосованием и оценкой жителями реализованных проектов и решений, в отдельных платформах существуют модули открытых данных, краудсорсинга идей и информации. Ввиду того, что ряд рассмотренных платформ ограничиваются определенной сферой (например, платформа «Открытый город» в Елабуге включает обращения и решение вопросов только в сфере ЖКХ), данный функционал является достаточным. Тем не менее по мере дальнейшей цифровизации городской инфраструктуры станут актуальными вопросы удобства и интеграции существующих сервисов, поэтому в среднесрочной перспективе следует ожидать роста разнообразия цифрового функционала и интеграцию городских платформ с другими сервисами, порталами открытых данных, сайтами городских служб, «живыми лабораториями» и технопарками, в зависимости от успехов разработчиков в решении вопросов кибербезопасности.

Второй тренд связан с географией реализации платформ вовлечения граждан: несмотря на наличие большого числа платформ в Москве, руководство которой стремится поддерживать и позиционировать город как лидера в области цифровизации страны [19] (Mukhametov, 2019), платформы с различным функционалом также реализуются в российских регионах. В отдельных случаях разработчиками платформ в регионах являются региональные ведомства, ответственные за вопросы цифровизации, поэтому платформы получают распространение не только в административных центрах, но и в других городах региона (например, платформа «Активный гражданин Республики Бурятия»). Следует ожидать, что в регионах и муниципальных центрах будут реализовываться преимущественно «платформы информирования» для оперативной обратной связи между органами управления и населением, в то время как интегрированные платформы вовлечения граждан скорее будут реализованы в крупных региональных центрах и российских мегаполисах. Например, в Республике Татарстан, которая также является одним из лидеров в области цифровизации в стране, планируется запустить суперсервис «Активный горожанин», с помощью которого жители получат возможность моделировать городские изменения через технологии дополненной реальности. Относительно Москвы также можно заметить, что портал mos.ru во все большей степени превращается в основную городскую платформу, объединяющую предоставление услуг и инструменты обратной связи.

Дополнительно можно предложить следующие направления для развития платформ вовлечения граждан в российских городах.

1. Для расширения каналов информирования и получения обратной связи имеет преимущества интеграция с более крупными платформами, например сервисами и приложениями Яндекс. Интеграция платформ предусматривает рост количества их пользователей для создания сетевого эффекта и роста ценности продукта [20] (Tucker, 2019). В контексте предлагаемой интеграции городские платформы вовлечения граждан приобретают функциональные дополнения для собственных модулей, Яндекс – рост траффика и пользователей. Наиболее выигрышными направлениями интеграции могу стать использование Яндекс.Новости и Яндекс.Происшествия для формирования новостных лент и повестки в соответствующих модулях платформ вовлечения граждан; внедрение Яндекс.Карты для создания интерактивных карт города в модулях платформы; апробация Яндекс.Кью и Яндекс.Дзен для краудсорсинга идей, предложения и оценки гражданских инициатив.

2. Представляется перспективным использование инструментов геймификации для привлечения и удержания пользователя в деятельности платформы. Геймификация – внедрение игровых элементов в неигровые процессы для создания у людей заинтересованности и мотивации продолжать участвовать в них [21, 22] (Koivisto, Hamari, 2019; Mullins, Sabherwal, 2020): примерами геймификации являются различные виртуальные валюты для поощрения участников, системы рейтингов, статусов и наград, начисление баллов и учет достижений. Для городских служб и органов власти инструменты геймификации в платформах вовлечения становятся непрямым средством включения пользователей в регулярную оценку городской досуговой, деловой и образовательной инфраструктуры и получения обратной связи. В то же время геймификация поможет пользователям-горожанам в быстрые сроки освоить функционал платформы и приобрести необходимые навыки по использованию инструментов и модулей, что способно оказать благоприятное влияние на рост человеческого капитала. В контексте развития умных городов геймификация может быть реализована, например, в виде виртуальных квестов по интерактивной карте города: при условии обеспечения информационной безопасности подобные интерактивные карты могут предоставить муниципальным властям схемы распределения активности и предпочтения горожан относительно публичных городских пространств.

Таким образом, платформы вовлечения граждан получают распространение в российских городах, что также обусловлено наличием институциональной поддержки их внедрения (стандарт «Умный город» Минстроя РФ). Однако пока цифровой функционал большинства платформ в России ограничивается персональной коммуникацией горожанина с органами власти и модулями голосования за предлагаемые инициативы. В перспективе важно включить в платформы возможность жителям предлагать собственные проекты (краудсорсинг идей), обеспечить интеграцию платформ с другими городскими порталами и сервисами для трансформации платформ вовлечения граждан в комплексную виртуальную сеть оценки и преобразования жителями городской среды. Однако действия в направлении роста интеграции платформы требуют предварительного накопления человеческого капитала в виде навыков горожан по использованию цифрового функционала и технологий сервисов, а также обеспечения кибербезопасности информационных систем.

Заключение

Создание умных городов нового поколения требует гражданского участия в определении приоритетов городского развития, оценке потенциальных выгод и издержек. Это предполагает предварительное накопление человеческого капитала, наличие доступа к необходимым данным в режиме реального времени, сохранение города как гибридной самоорганизующейся системы. В этом отношении платформы вовлечения граждан становятся инструментом персональной омниканальной коммуникации между органами власти и населением, краудсорсинга и оценки идей и инициатив, доступа жителей к данным о городских процессах и моделированию будущего развития территории. Важно подчеркнуть, что цифровизация включает не только определенную номенклатуру сквозных технологий, но также новые принципы управления: происходит контроль и оптимизация не отдельных процессов, а целостной среды, в которых они протекают. Исходя из этого, интегрированные с различными городскими сервисами и порталами платформы вовлечения граждан становятся виртуальной средой для формирования доверия и многостороннего взаимодействия стейкхолдеров городской политики в целях сокращения трансакционных издержек и предложения разных подходов и сценариев для развития города.

В настоящий момент российские города активно внедряют различные платформы вовлечения граждан, которые ориентированы в первую очередь на создание каналов для обращений граждан, оценки населением реализуемых проектов по развитию городской среды. Несмотря на то, что реализация платформ охватывает широкую географию городов и регионов, они отличаются по степени интегрированности и спектру используемых групп модулей. Следует ожидать, что по мере роста цифровизации городского хозяйства и инфраструктуры будут создавать неформальные стандарты и образцы платформ вовлечения населения, интегрированные с другими городскими службами и сервисами, однако пока подобные решения не получили достаточного распространения в российских городах.


Источники:

1. Edmondson D., Kern F., Rogge K. The co-evolution of policy mixes and socio-technical systems: Towards a conceptual framework of policy mix feedback in sustainability transitions // Research Policy. – 2019. – Vol. 48. – № 10. – pp. 106–128.
2. Pasmore W., Winby S., Mohrman S., Vanasse R. Reflections: Sociotechnical Systems Design and Organization Change // Journal of Change Management. – 2019. – Vol. 19. – № 2. – pp. 67–85.
3. Мухаметов Д.Р. Развитие человеческого капитала в «умных городах» России: сети и «живые лаборатории» // Мир новой экономики. – 2020. – № 2. – с. 16–24.
4. Бауман З. Текучая современность. – СПб.: Питер, 2008.
5. Urry J. Mobilities. – Cambridge: Polity, 2007.
6. Erokhina O.V., Mukhametov D.R., Sheremetiev A.V. New social reality: digital society and smart city // 2019 Wave Electronics And Its Application In Information And Telecommunication Systems (WECONF 2019) – Saint Petersburg, 2019. – pp. 1–6.
7. Yigitcanlar T., Foth M., Kamruzzaman M. Towards Post-Anthropocentric Cities: Reconceptualizing Smart Cities to Evade Urban Ecocide // Journal of Urban Technology. – 2019. – Vol. 26. – № 2. – pp. 147–152.
8. Open Data in European cities. [Электронный ресурс]. URL: https://www.europeandataportal.eu/en/highlights/open-data-european-cities (дата обращения: 27.06.2020).
9. Kiuru J., Inkinen T. E-Capital and Economic Growth in European Metropolitan Areas: Applying Social Media Messaging in Technology-Based Urban Analysis // Journal of Urban Technology. – 2020. – Vol. 26. – № 2. – pp. 67–88.
10. Collaborating for the common good: Navigating public-private data partnerships. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/business-functions/mckinsey-analytics/our-insights/collaborating-for-the-common-good (дата обращения: 27.06.2020).
11. Kitsios F., Kamariotou M. Beyond Open Data Hackathons: Exploring Digital Innovation Success // Information. – 2019. – Vol. 10. – № 7. – pp. 235–245.
12. NYC Open Data. [Электронный ресурс]. URL: https://opendata.cityofnewyork.us/overview/ (дата обращения: 27.06.2020).
13. The Market Street Prototyping Festival in San Francisco. [Электронный ресурс]. URL: http://marketstreetprototyping.org/ (дата обращения: 27.06.2020).
14. Swan J. Entrepreneurial Identity and Agency: The identity work and discursively constructed agency of entrepreneurs in Helsinki. – Aalto University, 2020.
15. Ревякин С.А. О рекомендациях по конфигурации электронных платформ общественного участия: обзор российского и международного опыта // Вестник Омского университета. Серия: Экономика. – 2018. – № 3. – с. 213-225.
16. Базовые и дополнительные требования к умным городам (стандарт «Умный город»). [Электронный ресурс]. // Минстрой РФ. URL: https://minstroyrf.gov.ru/docs/18039/ (дата обращения: 27.06.2020).
17. Презентация индекса IQ городов. [Электронный ресурс]. // Минстрой РФ. URL: https://minstroyrf.gov.ru/docs/57570/ (дата обращения: 27.06.2020).
18. Банк решений умного города. Цифровые платформы вовлечения граждан в решение вопросов городского развития ("Активный горожанин"). [Электронный ресурс]. // Банк решений умного города Минстроя РФ. URL: https://russiasmartcity.ru/solutions/5-cifrovye-platformy-vovlecheniya-gorozhan-v-reshenie-voprosov-gorodskogo-razvitiya (дата обращения: 27.06.2020).
19. Мухаметов Д.Р. Проблемы и перспективы реализации концепции «Умный город» в России (на примере Москвы) // Мир новой экономики. – 2019. – № 3. – с. 81-88.
20. Tucker C. Digital Data, Platforms and the Usual [Antitrust] Suspects: Network Effects, Switching Costs, Essential Facility // Review of Industrial Organization. – 2019. – Vol. 54. – № 2. – pp. 683–694.
21. Koivisto J., Hamari H. The rise of motivational information systems: A review of gamification research // International Journal of Information Management. – 2019. – Vol. 45. – № 4. – pp. 191-210.
22. Mullins J., Sabherwal R. Gamification: A cognitive-emotional view // Journal of Business Research. – 2020. – Vol. 106. – № 2. – pp. 304-314

Страница обновлена: 23.10.2020 в 08:39:44