ESG-инвестирование в агробизнесе как элемент устойчивого развития сельского хозяйства

Чудинов О.О.1
1 Сибирский юридический институт МВД РФ

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 1 (Январь-март 2023)

Цитировать:
Чудинов О.О. ESG-инвестирование в агробизнесе как элемент устойчивого развития сельского хозяйства // Продовольственная политика и безопасность. – 2023. – Том 10. – № 1. – doi: 10.18334/ppib.10.1.116633.

Аннотация:
Статья посвящена одному из самых современных направлений экономики и управления: корпоративной социальной ответственности и такой ее составной части, как социально ответственное инвестирование (или ESG-инвестирование). В статье раскрывается не только важность такого направления экономической деятельности для предприятий аграрного сектора, но и поднимается вопрос необходимости этой деятельности, необходимой для устойчивого развития бизнеса в современных социально-экономических условиях. Доказывается, что существующие и показавшие себя с высокоэффективной стороны технологии социально ответственного инвестирования могут быть применены в сельском хозяйстве, позволят ему развиваться в новых направлениях, но при этом указывается, что данный вид деятельности малопопулярен, в настоящее время, по причине низкой информированности о механизмах реализации и возможных преимуществах для предприятий агропромышленного комплекса. Даются рекомендации по популяризации и возможным ресурсам раскрытия информации по данному направлению работы, а также способах применения указанных направлений работы на практике

Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, ответственное инвестирование, ESG, агропромышленные предприятия, устойчивое развитие

JEL-классификация: Q01, Q13, Q16



Введение

Согласно стандарту ISO 26000 социальная ответственность бизнес-структур подразумевает под собой воздействие решений и деятельности компании на общество и окружающую среду через прозрачное и этичное поведение [1]. В агробизнесе это также и способ ведения хозяйства, производящего экологически чистую продукцию, направленного на устойчивое развитие, сохраняющего в долгосрочной перспективе качество и плодородие земель или генетического фонда скота, развивающего транспортную, энергетическую и социальную инфраструктуру села, а также способствующего развитию и самоактуализации своих работников.

Одним из способов достижения указанных результатов в современных условиях является социально ответственное инвестирование (или ESG-инвестирование), которое начинает приобретать глобальную роль.

Социально ответственное инвестирование (в английском: socially responsible investing; social investing; ethical investing) чаще представляют в форме процесса принятия таких инвестиционных решений, при которых учитываются не только финансовые показатели, но также и возможные социально-экологические последствия осуществления инвестиционных проектов [2].

Необходимо отметить, что эффективная реализация ESG-инвестирования может не только снизить возможные социальные, экологические и даже политические риски, но и определить для себя новые ниши на рынке, повысить репутацию и конкурентоспособность, а также способствовать устойчивому развитию в целом. В идеальном случае, в процедурах принятия решений о запуске «ответственного» инвестирования должны участвовать общественные организации, НКО и представителей государственного сектора, участие которых необходимо как для учета возможных рисков, так и совместного решения актуальных экологических вопросов, социально значимых проблем населения и персонала [3, с. 48].

Вместе с тем, единовыверенного направления социально ответственного инвестирования в мире пока не существует. Так, например, в работе «Концептуальные основы методологии исследования социально ответственного инвестирования» Т.Н. Савиной выделяется семь направлений инвестирования «по совести»:

- Инвестиции влияния (вариант проактивной стратегии социально ответственного инвестирования).

- Целевые инвестиции (инвестором определяется конкретная миссия и набор критериев отбора для инвестирования).

- Инвестиции с системой двойного отбора (вложение средств с учетом экономического и социального факторов).

- Инвестиции с системой тройного отбора (вложение средств с учетом экономического, экологического и социального факторов, но при этом не учитываются корпоративное управление, политические и другие факторы).

- Экологическое («зелёное») инвестирование.

- Этические инвестиции (сводятся преимущественно к этической составляющей, при этом не ставя вопрос о получении максимальной прибыли).

- Устойчивые инвестиции (главной задачей инвесторов является не осуществление процедуры исключения компаний из портфеля (посредством технологии «просеивания»), а отбор лидеров устойчивого развития) [4, с. 55].

Однако, по нашему мнению, данные направления носят слишком раздробленную и при этом неконкретную по содержанию направленность, на практике близко пересекающуюся, а значит, не разделимую на столько категорий в реальной экономике сельского хозяйства. Мы считаем, что в современном состоянии развития социально ответственного инвестирования можно выделить четыре ключевых направления:

1. Отказ инвестора от вложений во «вредные» активы (например, производство табачной или алкогольной продукции, или использование запрещенных удобрений либо стероидов для повышения объемов производства).

2. Инновационное решение проблем в условиях рынка (развитие ресурсосберегающих технологий, применение нестандартных методов решения актуальных проблем общества).

3. Внутрикорпоративные вложения в человеческий капитал персонала (улучшение условий труда и развитие персонала).

4. Инвестиции в развитие регионов присутствия (формирование, поддержание и развитие социальной, логистической и энергетической инфраструктуры).

Таким образом, целью статьи является определение основных направлений ESG-инвестирования и особенностей его реализации в условиях ведения сельского хозяйства в России. Научная новизна состоит в выявлении конкретных механизмов, инструментов и направлений деятельности по внедрению и популяризации социально ответственного инвестирования предприятиями агропромышленного комплекса, как в нашей стране, так и за рубежом. Гипотеза исследования основана на том, что внедрение представленных компонентов в отечественные модели управления аграрным сектором будет способствовать ведению цивилизованной хозяйственной деятельности, производству безопасной продовольственной продукции, сохранению биологического и природного разнообразия, повышению качества жизни на селе, продовольственной безопасности страны и устойчивому развитию в целом.

В качестве теоретической и методологической основы будем использовать общенаучные (анализ, синтез, обобщение) и частнонаучные (сравнительный, метод единства логического и исторического) методы познания, опираясь на фундаментальные положения концепции корпоративной социальной ответственности и социально ответственного инвестирования, представленные в трудах представителей различных экономических школ зарубежья, таких как М. Портера [5], Г. Джонсона [6], М. Палацци и Дж. Старчера, [7]. Среди отечественных исследований уделим особое внимание трудам Т.Н. Савиной [4], А.А. Андреева [18], Н.Н. Равочкина [19], Н. Кричевского и В. Лаврова [8].

Основная часть

Опираясь на теоретические и прикладные исследования при социально ответственном инвестировании, по нашему мнению, необходимо использовать методологические разработки, использующиеся в нынешнее время на практике. В частности, один из наиболее популярных методов определения «вредности» инвестиций – «screening» или «просеивание». Разработанный в США этот метод представляет собой выбор инвестором (при помощи консалтингового агентства) для инвестиционного портфеля бумаг тех предприятий, которые отвечают заданным критериям безопасности и общественной пользы. Чаще всего такие инвесторы предпочитают вкладываться в предприятия: не производящие вредные продукты («отсеиваются» компании, производящие табак, алкоголь, оружие и т.п.); отвечающие международным стандартам качества; создающим новые безопасные и привлекательные рабочие места; занимающиеся внедрением ресурсосберегающих способов производства и технологий; производящие экологически чистую продукцию и т.д.

Что касается критериев отбора подобных фильтров, то для сельского хозяйства они имеют особую актуальность и значимость. Так, например, одной из существенных проблем аграрного бизнеса, в силу сложившихся особенностей тарифной системы, являются крупные счета на электроэнергию (во многих хозяйствах сумма таких платежей часто «съедает» половину доходов). В решении этой ситуации может помочь инвестирование хозяйства в ресурсосберегающие технологии, например, биогазовые установки. Такая техника предназначена переработки навоза, птичьего помета и отходов рыбного производства, при этом в процессе переработки происходит выработка электроэнергии и тепла.

Обозначенное оборудование несет не только экологический эффект, но и снижает издержки производства (не нужно заниматься платной утилизацией или держать на балансе специальный полигон, затем занимаясь его рекультивацией), а также сохраняет актуальность в решении проблем оплаты электроэнергии и вопросов теплоснабжения.

Интересно, что ввод в эксплуатацию таких установок в европейских странах практикуется достаточно активно и при этом поддерживается государством (выделяются субсидии на покупку и возведение оборудования). Например, в Италии один киловатт электроэнергии, произведенный такой установкой, обходился фермерам в 0,12 евро. Кроме того, государство брало на себя обязательства ее покупки у сельхозпроизводителя по 0,4 евро при условии, что сельхозтоваропроизводитель лично произвел электроэнергию, поставив солнечные батареи или биогазовую установку. Таким образом, аграриям это позволяло не только снизить траты на электроэнергию, но и получить дополнительный доход аграрию [9].

Подобные практики популярны не только в странах Европейского союза. В Белоруссии еще 10 лет назад функционировало 25 таких сооружений. Но интересно прежде всего то, что в сельскохозяйственном производственном кооперативе «Рассвет» (Республика Беларусь) в этот период была введена в эксплуатацию вторая по мощности в Европе биогазовая установка мощностью 4,8 МВт. Благодаря ее запуску СПК полностью обеспечило самостоятельный обогрев теплиц в зимнее время, обеспечило хозяйство электроэнергией с возможностью продажи ее близлежащим поселкам (на тот момент обеспечив прибыль в размере 3 млрд. белорусских рублей), а также решило проблему утилизации отходов животного происхождения [10].

Не менее интересна (при наличии дешевой электроэнергии), практика использования транспортных средств и оборудования на электротяге. Такой переход позволяет сократить одну из самых больших расходных статей аграриев – покупку ГСМ для проведения полевых работ. В настоящий момент технику этого вида уже производят такие гиганты как John Deere и New Holland [11], [12].

В рамках второй категории фильтров для сельскохозяйственных предприятий может быть актуален раздел защиты прав животных. Например, в России, в Красноярском крае, крупное аграрное хозяйство «Солгонское» не переводило часы с летнего на зимнее время и наоборот (во время проведения таких переходов), с целью того, чтобы не травмировать «психику и уклад жизни дойных коров». Следует отметить, что такие практики были и экономически прибыльны, поскольку таким образом не снижался удой молока.

В качестве такого направления социально ответственного инвестирования, как «инновационное решение проблем сельского хозяйства» интересен необычный опыт швейцарской корпорации Weleda. Предприятие, занимающееся аграрным производством и производящее из своих продуктов натуральную косметику, выращивает все лекарственное сырье на биодинамическом сельском хозяйстве. Суть такого производства сводится к тому, что при выращивании продукции не применяется абсолютно никаких минеральных удобрений, пестицидов, гормонов и стимуляторов роста. При этом экономически эффективный и безопасный цикл производства достигается за счет того, что с вредителями растений ведут борьбу представители «экополиции», в состав которой включаются определенные отряды насекомых и птиц. Уже готовая растительная косметика также не содержит искусственных красителей и консервантов. Тем самым компания показывает, что в ее продукцию не только не добавляли химических веществ при упаковке, но и само сырье было выращено максимально безопасно [13].

В качестве примера социально ответственного инвестирования в направленного на «развитие регионов присутствия и персонала» можно привести деятельность предприятия ЗАО «Солгонское». Так, за 2005-2015 годы хозяйство вложило в развитие инфраструктуры около 350 млн руб. На эти средства предприятием были построены начальная школа, храм, Дом культуры, торговый комплекс, магазины. Хозяйство за свой счет отремонтировало и заасфальтировало дороги, был возведен мост через реку, проведен водопровод в трех деревнях, сделан капитальный ремонт в фельдшерско-акушерском пункте и библиотеке. В самом селе Солгон для молодых сотрудников был построен кирпичный дом на шестнадцать квартир с водоснабжением и отоплением, а также сданы в эксплуатацию дома и в других населенных пунктах. Кроме того, предприятием была построена АЗС по причине того, что до ближайшей «заправки» жителям нужно было ехать 50 км [14, с. 34-37], [15].

Главной особенностью методов и стратегий исследования социально ответственного инвестирования является то, что до сих пор как на теоретическом, так и практическом уровнях существует множество пока не устоявшихся и часто противоречивых критериев. В частности, пока отсутствуют окончательно утвержденные методики оценки эффективности ESG-инвестирования, и как следствие, механизмы и способы государственной поддержки агропредприятий, использующих такие практики.

Однако, как государство, так и отечественные ученые достаточно активно работают в этом направлении [16]. Так, например, в 2022 году Президент Российской Федерации В.В. Путин поручил Правительству рассмотреть вопрос о поддержке инвестпроектов, отвечающих критериям ЕSG [17]. Кроме того, можно упомянуть разработанную А.А. Андреевым «Методику комплексной оценки объемов социального инвестирования» [18], согласно которой оценивать обозначенный вид вложения средств предлагается через призму:

- развития сотрудников хозяйства;

- качества выпускаемой продукции или предоставляемых услуг;

- улучшения экологических параметров производства;

- развития региона присутствия и улучшение качества жизни населения.

При этом, по мнению автора, на предприятиях необходимо внедрять нормативное обеспечение процессов социально ответственного инвестирования, создать структурное подразделение, которое бы занималось данным видом работ. Помимо этого, автор в обязательном порядке предлагает предоставлять отчетность о результатах социально ответственного инвестирования [18, с. 73-78]. Мы разделяем подобный подход.

В целом, социально ответственное инвестирование в современных условиях начинает претендовать на универсальность в решении любых задач экономического развития, в т.ч. аграрных хозяйств, тем самым, с одной стороны, выстраивая междисциплинарные связи с экономикой, менеджментом, экологией, социологией и этикой, а с другой, благодаря наличию эволюционной логики в этом процессе – может определять будущее [19, с. 236].

Однако крупных и при этом эффективных проектов внедрения и реализации инвестиционных проектов, основанных на принципах корпоративной социальной ответственности или ESG-повестки в сельскохозяйственных организациях, не так много. В новых условиях хозяйствования это без сомнения упускает возможности предприятий не только в сфере формирования более благоприятной деловой репутации, но и, прежде всего, в области устойчивого развития. По нашему мнению, одной из ключевых причин является низкая информированность о концепции социальной ответственности агробизнеса и социально ответственного инвестирования. Причем это отмечают не только ученые, но и сами предприниматели [20].

Выводы

В целях разрешения представленной проблемы нами предлагается ряд мероприятий по повышению информированности в области корпоративной социальной ответственности (далее – КСО), ESG-инвестирования и развитию социально ответственной грамотности бизнеса, которые представим в следующей таблице (таблица 1).

Таблица 1 Возможные способы доведения информации о практиках социально ответственного инвестирования и эффектах от его реализации сельскохозяйственными предприятиями (составлено автором)

Способы предоставления и обмена информацией
Возможный эффект и потенциальные возможности от реализации социально ответственных практик
1. Повышение информированности предприятий посредством:
а) печати и распространения информационно-справочных материалов (одним из примеров является создание ESG-рейтинга АПК в регионах России Россельхозбанком в 2022 году);
б) освещения указанной деятельности и ее результатов в СМИ;
в) работы выездных консультационных бригад, в т.ч. обучающихся образовательных учреждений, находящихся на практике;
д) создания подразделений, отвечающих за сектор КСО на базе предприятий или лабораторий.
2. Повышение информированности предприятиями через:
а) издание и распространения информационных брошюр для персонала предприятий и потенциальных сотрудников о личном, отечественном и мировом опыте КСО и ESG-инвестирования в агробизнесе;
б) осуществление активной работы со СМИ (ресурсами сети Интеренет, телевидением, печатными и радио компаниями);
в) участие в конкурсах, среди представителей бизнеса;
г) проведение экскурсий на предприятиях, а также организацию выездных профинформационных бригад, освещающих деятельность.
внешний
внутрикорпоративный
1) повышение конкурентоспособности и имиджа предприятия;
2) повышение инвестиционной привлекательности;
3) выход на новые рынки (в т.ч. зарубежные);
4) партнерство с крупными ритейлерами;
5) устойчивое развитие;
6) создание востребованного (возможно инновационного) продукта;
7) одобрение деятельности органами власти, получение субсидий и льгот от органов федеральной, региональной или муниципальной власти;
8) комплексное развитие территорий;
9) престиж на местном, региональном, федеральном и мировом уровнях и другое.
1) улучшение социально-демографического состава работников;
2) рост качества производства и обслуживания за счет повышения производственной и сервисной культуры;
3) получение новых ресурсосберегающих технологий;
4) приток высококвалифицирован-ных специалистов, совершенствование профессионально-квалификационной структуры;
5) повышение эффективности управления;
6) улучшение условий и качества трудовой жизни;
7) рационализация оплаты труда;
8) улучшения культурно-бытовых условий;
9) лояльность персонала, снижения текучести кадров и другое.

Поскольку такая деятельность предполагает повсеместное включение всех категорий наемного персонала во все системы социально ответственных практик, то предприятию необходимо определить уровень вовлеченности сотрудников эти процессы. Для такой оценки нами предложен следующий способ расчета:

ЭИБПВ = *100%,

где ЭИБПВ – доля сотрудников, принимавших участие в экологических, инновационных, благотворительных, профориентационных или волонтерских программах, в %;

ЭИБПВс – количество сотрудников, принимавших участие в экологических, инновационных, благотворительных, профориентационных или волонтерских программах, чел.;

Собщ – общее количество сотрудников, чел.

При этом социальным ориентиром должно стать участие всех сотрудников в подобной работе, т.е. показатель должен стремиться к 100%.

Как показывает практика, изменение философии управления аграрными предприятиями в направлении социально ответственного ведения хозяйства и «безопасного» инвестирования могут способствовать не только устойчивому развитию предприятия, но и решению многих социальных, экономических и инфраструктурных проблем. Такая работа позволяет выстраивать диалог как с ключевыми стейкхолдерами, так и со средой в которой ведется бизнес в целом, т.е. включиться в современные рыночные отношения [21], найти инструменты взаимодействия (в т.ч. с целью учета и мониторинга запросов работников, общества и власти), а также, несмотря на возможные траты, избежать характерных для сельского хозяйства больших материальных, трудовых, финансовых и социально‐экономических потерь [22].

Таким образом, социально ответственное инвестирование, учитывающее потребности и настроения как общества, так и коммерческих компаний, может найти осмысленную и системную форму ведения агробизнеса, способствовать устойчивому развитию и обеспечению продовольственной безопасности, регулировать отношения с внешней и внутренней средой, получая выгоду от этой деятельности.


Источники:

1. Гост р исо 26000-2012. Открытая база ГОСТов. [Электронный ресурс]. URL: http://standartgost.ru/g/ГОСТ_Р_ИСО_26000-2012 (дата обращения: 20.04.2020).
2. Арутюнян В.А., Рубцова Л.Н., Чернявская Ю.А. ESG-инвестиции или “sin stocks”: чему принадлежит будущее? // Креативная экономика. – 2022. – № 5. – c. 1879-1892. – doi: 10.18334/ce.16.5.114806.
3. Песоцкий А.А. Эволюция подходов к корпоративной социальной ответственности // Экономика и управление. – 2013. – № 9. – c. 48.
4. Савина Т.Н. Концептуальные основы методологии исследования социально ответственного инвестирования // Экономический анализ: теория и практика. – 2015. – № 9(408). – c. 52-62.
5. Porter M.E., Kramer M.R. Strategy and Society: the Link Between Competitive Advantage and Corporate Social Responsibility. - Harvard Business Review, 2006. – 1-13 p.
6. Johnson H. Does it pay to be good? Social responsibility and financial performance. - Business Horizons, 2003. – 34 p.
7. Палацци М., Старчер Дж. Корпоративная социальная ответственность и успех в бизнесе // Менеджмент. – 1998. – № 7. – c. 33.
8. Лавров В., Кричевский Н. Что такое «социальные инвестиции»?. Агентство политических новостей. [Электронный ресурс]. URL: http://www.apn.ru/publications/article1776.htm (дата обращения: 15.05.2020).
9. Васильев Г. Роман Гольдман: «Без поддержки государства сельского хозяйства не будет». [Электронный ресурс]. URL: www.vecherka.ru (дата обращения: 10.09.2011).
10. Биогазовая станция в Кировском районе Беларуси мощностью 4,8 МВт. [Электронный ресурс]. URL: http://a-forester.livejournal.com/103822.html (дата обращения: 31.03.2017).
11. Логвинанко Л. В Харькове создали электротрактор, который победил дизельный. Зеленые решения. [Электронный ресурс]. URL: http://rodovid.me/ecotransport/v-harkove-sdelali-elektrotraktor-kotoryy-pobedil-dizelnyy.html (дата обращения: 30.03.2022).
12. Avances en el tractor o cómo será el tractor a 20 años vista. Rica 28 Jul 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://rica.chil.me/post/avances-en-el-tractor-o-como-sera-el-tractor-a-20-anos-vista-e28093-helio-mas-qu-224930 (дата обращения: 10.08.2022).
13. О компании Weleda. Weleda. [Электронный ресурс]. URL: https://www.weleda.ru/o-weleda/our-responsibility/biodiversity (дата обращения: 07.06.2017).
14. Назарова М. 15 лет стабильного успеха // Renome. – 2015. – № 01/105. – c. 34-37.
15. Тимофеева Л. Ключ от храма. Newslab - 2014. – 30 июня. [Электронный ресурс]. URL: http://newslab.ru/article/596615 (дата обращения: 10.07.2015).
16. Веретенникова А.Ю. Моделирование потенциала развития совместного финансирования и инвестирования в регионах России // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.12.4.116522.
17. Путин поручил рассмотреть вопрос о поддержке инвестпроектов, отвечающих критериям ЕSG. ТАСС – 2022. – 28 апреля. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/14498597 (дата обращения: 08.11.2022).
18. Андреев А.А. Методика комплексной оценки объемов социального инвестирования // Вестник Череповецкого государственного университета. – 2009. – № 9(147). – c. 73-78.
19. Равочкин Н.Н. Социально-философский анализ роли и значения социальной ответственности при формировании новой философии управления в сельскохозяйственных организациях // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. – 2016. – № 5В. – c. 232-242.
20. Жукова Е.В. Стратегические приоритеты устойчивого развития и формирование алгоритма управления ESG-рисками // Креативная экономика. – 2022. – № 2. – c. 611-628. – doi: 10.18334/ce.16.2.114303.
21. Замятина М.Ф., Тишков С.В. ESG-факторы в стратегиях компаний и регионов России и их роль в региональном инновационном развитии // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 1. – c. 501-518. – doi: 10.18334/vinec.12.1.114369.
22. Зайцев А.Г., Хапилина С.И. Перспективы развития концепции ESG в условиях АПК // Вестник аграрной науки. – 2022. – № 2(95). – c. 120-125.

Страница обновлена: 20.11.2022 в 22:26:54