Создание устойчивых умных городов: технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования

Мухаметов Д.Р.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 12, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Мухаметов Д.Р. Создание устойчивых умных городов: технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114443.

Аннотация:
В статье исследуются технологии создания устойчивых умных городов. Умные города характеризуют социотехническую трансформацию городского пространства через формирование интегрированной информационной городской среды. Преимущества систем умного города связаны с сокращением издержек и автоматизацией процессов управления, однако для перехода к устойчивым умным городам необходимы новые технологии взаимодействия с разнообразием социальной среды и выявления разных способов адаптации гражданами цифровых систем. Для взаимодействия с разнообразием среды в работе предложена схема технологий вовлечения граждан и технологий совместного экспериментирования. Технологии вовлечения граждан включают онлайн-обсуждения, голосование и другие инициативные формы участия граждан в городской политике – основной целью является цифровая делиберация как процесс обсуждения и коллективного формирования повестки. В качестве основных технологий вовлечения граждан рассмотрены платформы вовлечения граждан и обсуждения в социальных сетях и медиа, выделены тренды дезинтермедиации, перехода к децентрализованным сетям, формирования сообществ как коллективных агентов. Технологии совместного экспериментирования включают практики коллективного тестирования и определения гражданами функциональных возможностей новых технологий – основная цель заключается в разработке дизайна технологий, учитывающего опыт горожан. Среди технологий совместного экспериментирования проанализированы живые лаборатории и масштабирование технологий с микроуровня, отмечены возможности стимулирования социальной кооперации и выявления неявного знания. В статье изучены наиболее успешные кейсы внедрения данных технологий. Статья направлена на преодоление технократического видения концепции умных городов и представляет интерес для исследователей комплексных систем и резильентности.

Ключевые слова: умный город, управление переходными процессами, устойчивое развитие, вовлечение граждан, совместное экспериментирование, цифровая делиберация, дизайн технологий

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счёт бюджетных средств по государственному заданию Финансовому университету при Правительстве РФ.

JEL-классификация: R12, R13, O31, O32, O33



ВВЕДЕНИЕ

Текущая разработка и оценка социально-экономической политики фокусируются на достижении целей устойчивого развития (sustainable development goals). Основное внимание акцентируется на сохранении природных, социальных и экономических ресурсов для будущих поколений через сокращение неравенства, обеспечение доступа к системам здравоохранения и образования, внедрение принципов ответственного потребления, развитие инфраструктуры, защиту окружающей среды. Актуальность исследования определяется тем, что в этом контексте города становятся центральными площадками для генерирования, апробации и распространения новых управленческих решений ввиду разнообразия социальной среды, которая благоприятствует сосуществованию разных сообществ и форм коллективной организации. Разнообразие городской среды содействует разработке политики устойчивого развития, так как позволяет выявлять разные способы адаптации сообществ к существующей структуре стимулов и ограничений с последующей возможностью определения их эффективности.

Умные города как сложные социотехнические системы предлагают комплекс технологий и решений, внедрение которых благоприятствует достижению целей устойчивого развития. С одной стороны, это технологическая инфраструктура для экономики совместного потребления и создания интегрированных информационных систем, снижающих трансакционные издержки на сбор, анализ и обмен данными. С другой стороны, отдельную значимость имеют массивы доступных данных, которые позволяют городским властям и гражданским структурам разрабатывать и внедрять системы мониторинга и контроля за экологической ситуацией, распространением аварий и чрезвычайных происшествий, доступностью услуг и состоянием социальной инфраструктуры. В совокупности данные преимущества сохраняют потенциал умных городов к самоорганизации системы, хотя дополнительно следует учитывать роль таких факторов, как культура гражданского участия и качество институтов, значение которых варьируется в разных городах.

В контексте создания умных городов актуально рассмотрение не просто влияния городской политики на устойчивое развитие, но и анализ устойчивости умных городов в контексте их взаимодействия с разнообразием социальной среды. Взаимодействие с разнообразием среды предполагает комплексную политику привлечения граждан в процессы подготовки и оценки управленческих решений с целью агрегировать локальные запросы, опыт и интересы. Цифровые решения позволяют сформировать целостную среду анализа и регулирования, которая включает технологии интерактивной коммуникации с горожанами, сообществами и организациями как участниками городской политики. Современные исследования кейсов политики вовлечения горожан в процессы принятия решений демонстрируют одновременный рост и запросов на общественное участие, и количества технологий онлайн-обсуждений и соуправления [1–3] (Lim, Yigitcanlar, 2022; Seng et al., 2022; Sharp et al., 2022). В то же время интеграция разнообразия социальной среды в систему умного города не ограничивается информированием и сбором общественных оценок, поскольку ресурсы цифровой делиберации, геймификации и виртуальных сред позволяют проводить более сложную и активную политику вовлечения. По этим причинам целесообразен не столько анализ роли умных городов для проектов устойчивого развития, сколько исследование технологий по поддержке устойчивости самих умных городов в области взаимодействия с разнообразием и сложностью среды.

В статье исследуются технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования для создания устойчивых умных городов. Новизна исследования заключается в предложении общей схемы технологий, включающей разные решения и подходы. Первоначально рассматриваются преимущества и критика концепции умных городов, анализируются возможности использования ресурсов управления переходными процессами для повышения устойчивости умных городов в контексте взаимодействия со сложностью среды. Затем рассматриваются технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования для создания устойчивых умных городов, анализируются наиболее успешные кейсы реализации цифровой делиберации и ориентированного на граждан дизайна технологий. В заключении формулируются основные выводы, прогнозируется конфликт между рассматриваемыми технологиями и корпоративными инфраструктурами в современных умных городах. Цель исследования – показать, каким образом информационные ресурсы умных городов могут быть использованы для извлечения локальных знаний и опыта горожан и городских сообществ с целью создать устойчивые умные города, открытых к взаимодействию с разнообразием социальной среды.

Управление переходными процессами как подход для развития устойчивых умных городов

Умные города характеризуют социотехническую трансформацию городского пространства и включают внедрение цифровых систем для создания интегрированной информационной городской среды. Можно выделить несколько составляющих, позволяющих создавать подобную информационную среду:

· технологическая составляющая умных городов основывается на использовании современных технологий, включая искусственный интеллект, виртуальную реальность, сенсоры, Интернет вещей, интерактивные карты – данные технологии формируют разветвленную систему доступа к информации и принятия решений на ее основе, при этом исполнение решений возможно как ресурсами человеческого вмешательства (ручное управление), так и возможностями коммуникационных технологий (через автоматизацию и Интернет вещей). Кроме того, цифровые технологии позволяют организовать новую систему городского бенчмаркинга, наиболее простым примером которого являются информационные панели управления и мониторинга, которые аккумулируют данные о процессах в разных подсистемах и предоставляют новые инструменты визуализации и аналитики;

· интеллектуальная составляющая заключается в инвестировании в человеческий капитал – совокупность знаний, навыков и компетенций, необходимых для сохранения конкурентоспособности на рынке труда и возможности быстрой адаптации к структурным изменениям. При этом центральное значение имеют внешние эффекты человеческого капитала, которые отражают наличие доступа к институциональной среде и инфраструктуре для самостоятельного развития человеком необходимых ему навыков и знаний. Города выступают пространством пересечения социальных сетей и обмена ресурсами, поэтому в них концентрируется значительный объем внешнего эффекта человеческого капитала, что может содействовать новым стратегиям технологических преобразований и цифровизации;

· организационная составляющая охватывает наличие цифровой инфраструктуры и включение в реализацию проекта участников, способных предоставить компетентные решения и технологии – в большинстве случаев происходит создание общегородского технологического кластера, курирующего разработку, пилотирование и масштабирование городских проектов, а также развитие социально ориентированных центров и лабораторий, направленных на привлечение и обучение жителей навыкам использования новых технологий.

В совокупности данные составляющие умных городов содействуют поиску издержек управления и восстановлению системы наименее затратными способами, что обусловлено прежде всего визуализацией городского пространства. Таким образом, умный город приобретает признаки экосистемы, инфраструктура которой ориентирована на стимулирование взаимодействий между разными организациями, институтами и сообществами.

Отмечается, что умные города не являются целостным концептом, при этом политика их создания не всегда учитывает факторы гражданского активизма, инновационного творчества и пересмотра функциональности цифровой инфраструктуры в соответствии с локальным опытом и знаниями горожан. Представление о цифровых городских технологиях как «решениях под ключ» соответствует корпоративной (технократической) логике развития умных городов и не предполагает социальных конфликтов, непредвиденных последствий, вовлечения граждан в городское планирование – в совокупности это не позволяет перейти к устойчивым умным городам, основу которых составляет взаимодействие с разнообразием городской среды. Критика корпоративной логики умных городов фокусируется на роли городских аффордансов и указывает на мультифакторность функционирования и воспроизводства «умной» городской системы [4–6] (Hollands, 2008; Grossi, Pianezzi, 2017; Yang, 2020). Таким образом, для перехода к устойчивым умным городам актуально предложение новой логики описания, включающей как техническую саморегуляцию, так и социальную самоорганизацию.

Альтернативой корпоративной логике выступает логика развития умных городов в рамках подхода управления переходными процессами (transition management) как коллективного экспериментирования, тестирования и принятия решений. В соответствии с идеями управления переходными процессами разные сообщества выбирают отличные друг от друга способы адаптации цифровых решений и систем, что определяет нелинейность процесса внедрения новых технологий. Для формирования гибкой политики стимулов и ограничений необходимо извлечение локальных знаний и опыта сообществ, отражающих данные способы адаптации – извлечение реализуется через социальные эксперименты, ресурсы геймификации, коллективную разработку и тестирования технологий, вовлечение граждан в процесс подготовки, принятия и оценки управленческих решений. Управление переходными процессами охватывает разные прикладные модели подготовки и регулирования подобных экспериментов/тестирований, коллективных обсуждений и решений [7, 8] (Loorbach, 2010; Hofmann, Jaeger-Erben, 2020), однако их все объединяет установка на рефлексию относительного того, какие паттерны поведения формируются вследствие взаимодействия сообществ и технологической среды в разных контекстах.

С точки зрения создания устойчивых умных городов управление переходными процессами позволяет выявить и упорядочить сложность среды, отказываясь от технократизма в пользу непрерывного вовлечения всех агентов управления в конфликтную городскую среду. Для конструктивного решения данных конфликтов управление переходными процессами предполагает коллективное «проектирование неопределенности» [9] (Sendra, Sennett, 2022), при котором городская инфраструктура, сервисы и технологии задают функциональные возможности для участников городской политики, а не имеют четко предписанные задачи. В этом контексте городское пространство становится полем импровизации и адаптации технологий под запросы и повседневный опыт горожан, что повышает устойчивость городов в смысле их возможности выявлять и взаимодействовать с разнообразием гражданских политических практик, стилей потребления и способов управления социальными конфликтами. Наиболее яркими примерами реализации подобной политики являются Мадрид, Барселона, Амстердам, в которых существуют разнообразные онлайн- и оффлайн площадки для коллективной самоорганизации граждан и их участия в инициировании и реализации политических решений.

Рисунок 1. Взаимосвязь между умными городами, управлением переходными процессами, устойчивыми умными городами

Источник: составлено автором.

Взаимосвязь между умными городами, управлением переходными процессами и устойчивыми умными городами представлена на рисунке 1. Умные города представляют дополнительные преимущества для реализации управления переходными процессами ввиду разнообразия цифровых инструментов мониторинга и онлайн-коммуникации между участниками городской политики. В настоящий момент уже имеются исследования моделей и эффектов управления переходными процессами в умных городах, однако данные исследования охватывают преимущественно кейсы отдельных отраслей и сфер госуправления – энергетики, защиты окружающей среды, транспорта, безопасности [10–12] (Geldenhuys et al., 2018; Choi et al., 2018; Wang et al., 2019). В то же время актуально предложение объяснительных моделей и схем более высокого порядка, которые описывают общие технологии в области активного совместного планирования и вовлечения горожан и могут быть реализованы в разных подсистемах умных городов для роста их устойчивости. В данной статье предлагается одна из возможных схем выделения таких технологий.

Технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования для создания устойчивых умных городов

В данном исследовании предлагается схема технологий управления переходными процессами, применимая к разным сферам умных городов для выявления разнообразия в способах адаптации цифровых решений. Широко внедряемые цифровые платформы являются лишь одной из технологий, поэтому ключевой задачей является идентификация основных типов решений, предполагающих более активное участие граждан в планировании и отборе технологий умного города.

Управление переходными процессами ориентировано на предложение многоуровневых моделей, схем и фреймворков при выделении разных аспектов гражданского участия. В предлагаемой схеме технологий управления переходными процессами (таблица 1) проводится различение между технологиями вовлечения граждан и технологиями совместного экспериментирования:

· технологии вовлечения граждан охватывают предложения горожан и их коммуникацию с органами управления для отбора «умных» решений в соответствии с их запросами – основной целью является цифровая делиберация как процесс онлайн-обсуждения и коллективного формирования повестки;

· технологии совместного экспериментирования включают практики тестирования и определения функциональных возможностей новых технологий в соответствии с локальным опытом и практиками граждан – основная цель заключается в разработке дизайна технологий, учитывающего интересы и повседневные практики горожан.

В совокупности делиберация и ориентированный на граждан дизайн технологий позволяют выявлять разнообразие социальной среды и интегрировать ее в городскую политику для создания устойчивых умных городов.

Таблица 1

Технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования для реализации управления переходными процессами

Тип технологий
Технологии вовлечения граждан
Технологии совместного экспериментирования
Критерий выделения в отдельный тип
Организация непрерывной коммуникации и дискуссии между разными агентами городской политики
Обеспечение условий для использования новых технологий разными агентами в рамках их локального опыта и потребностей
Основные технологии
· Платформы вовлечения граждан
· Обсуждения в социальных сетях и медиа
· Другие
· Живые лаборатории
· Масштабирование технологий с микроуровней на макроуровень
· Другие
Цель использования технологий
Цифровая делиберация – непрерывные обсуждения и переговоры для формирования коллективной городской повестки
Создание дизайна технологий, адаптированного под интересы и практики горожан
Источник: составлено автором

Для выявления и взаимодействия с разнообразием среды может одновременно использоваться широкий спектр технологий вовлечения граждан и совместного экспериментирования. Исходя из этого, целесообразно рассмотреть преимущества разных технологий и примеры их реализации для создания устойчивых умных городов.

Первоначально анализируются технологии вовлечения граждан, ориентированные на агрегирование предпочтений граждан, организацию коллективных переговоров и принятия решений. В данной работе будут рассмотрены преимущества платформ вовлечения граждан и обсуждений в социальных сетях и медиа, однако технологии вовлечения не ограничиваются ими и составляют широкий спектр подходов коллективных действий и организации, включая коллективное управление данными.

Платформы вовлечения граждан. Платформы вовлечения граждан – базовая технология для онлайн-обсуждений, голосования и инициативного участия граждан в городской политике [13] (Mukhametov, 2020). Функционал платформ включает разные онлайн-активности (партиципаторное бюджетирование, коммуникация с городскими службами, краудсорсинг, информирование и мгновенные уведомления), которые позволяют гражданам оценивать текущие проекты и предлагать собственные инициативы на добровольной основе. Важно отметить, что функциональное оснащение платформ вовлечения граждан постоянно меняется: если ранние примеры фокусировались на сервисах голосования и предложения гражданами своих проектов, то современные платформы уделяют большее внимание технологиям онлайн-обсуждений, делиберативным инструментам, сервисам прямой коммуникаций граждан как с органами власти, так и с другими пользователями, предлагая целостную цифровую среду c интерактивными форматами вовлечения.

Новые возможности платформенного соучастия и соуправления позволяют гражданам формировать разнообразные территориальные, тематические и прочие сообщества и выступать в роли коллективных агентов городской политики – таким образом, создаются условия для гражданской самоорганизации, агрегирования и артикуляции локальных проблем и инициатив. В совокупности это позволяет идентифицировать сложность городского пространства с характерными для него конфликтами, а также предоставляет инструменты для управления данной сложной системой агентов, интересов и ресурсов.

Примером эффективного внедрения и использования платформы вовлечения граждан является городская платформа Decide.Madrid. Платформа была запущена в 2015 году и является ответом на гражданские требования предоставить больше возможностей для участия в процессе принятия решений на городском, региональном и национальном уровнях. В основе платформы Decide.Madrid лежит идея дезинтермедиации как нивелирования посредников при взаимодействии граждан и структур управления – как следствие, происходит переход от приоритета представительных моделей к моделям прямого соуправления. На данный момент платформа предоставляет возможности участия в разработке предложений по управлению городом, голосования за местные законы, участия в дебатах, доступа к составлению и распределению муниципального бюджета. Важно отметить, что предложение гражданина принимается к коллективному обсуждению, если при голосовании оно набрало более 1% голосов зарегистрированных граждан Мадрида старше 16 лет, что позволяет сочетать политику распределенной демократии и цифровой делиберативной демократии с традиционными предварительными условиями доступа к политическим институтам. Кроме того, платформа имеет открытый исходный код, поэтому существует возможность подключения к ней дополнительных организаций и городов.

Платформы вовлечения граждан – активно распространяемое решение для стимулирования гражданского соуправления, выявления разнообразия среды и создания устойчивых умных городов. Внедрение данных платформ происходит не только на уровне городского управления, но также на уровне управления политическими организациями, прежде всего, политическими партиями и движениями. В совокупности это характеризует общую тенденцию отказа от иерархичных и универсалистских систем в пользу горизонтальных и децентрализованных сетей для создания многоуровневой и гибкой системы принятия решений. На городском уровне такие системы принятия решений расширяют спектр мнений и предложений, позволяя организовывать городскую политику как динамичный переговорный процесс.

Обсуждения в социальных сетях и медиа. Следующей технологией вовлечения граждан являются обсуждения в социальных сетях и медиа. Отмечается, что в сфере управления социальные сети и медиа выполняют преимущественно вспомогательные функции, обеспечивая мультиканальную коммуникацию граждан/пользователей с органами власти. Наиболее распространенным подходом является создание городскими властями аккаунтов и страниц в социальных сетях/медиа для онлайн-коммуникации и проведения политики информирования и делиберации. В то же время социальные сети и медиа функционируют как свободное пространство для выражения мнений и взглядов, поэтому могут рассматриваться не только в качестве канала прямой коммуникации органов власти и горожан, но и источника для агрегирования массивов комментариев и оценок пользователей. Таким образом, для реализации политики вовлечения граждан городские службы могут и инициировать прямую коммуникацию с пользователем в социальных сетях, и стимулировать/отслеживать дискуссии между пользователями без своего непосредственного участия, опираясь на децентрализованный процесс обсуждения.

Примером использования обсуждений в социальных сетях и медиа в качестве технологии вовлечения граждан является проект распределения зарядных станций для электромобилей в городе Утрехт. Проект предполагал использование социальной сети Twitter для информирования горожан, а также специальной платформы с целью совместного использования и распространения геоданных пользователей. Если аккаунт в Twitter предназначался для комментариев и ответов на вопросы горожан, то платформа была внедрена для демонстрации жителям планируемого расположения станций и сбора через геоданные их предпочтений и альтернативных предложений. В результате обсуждения в Twitter набрали более 2000 твитов, а совместное использование геоданных через платформу позволило изменить расположение более 270 зарядных станций. Кейс Утрехта показывает, что обсуждения в социальных сетях и медиа благоприятствуют политике вовлечения граждан, однако они выполняют вспомогательные функции, поэтому целесообразно их сочетание с другими инструментами и технологиями.

Рассматривая обсуждения в социальных сетях и медиа как технологию вовлечения граждан, важно отметить текущие тренды в отношениях между собственниками платформ, органами власти и пользователями. Недавние исследования демонстрируют, что свобода выражения мнений в социальных медиа влияет на рост социальной поляризации [14] (Sayama, 2020), что делает приоритетной модель онлайн-обсуждений с участием модератора и введением фильтров для доступа к дискуссиям и подготовке решений. По этим причинам можно ожидать рост регулирования обсуждений в социальных медиа, что может принимать разные формы и степени ограничения. В последние годы увеличивается количество проектов и инициатив по ограничению влияния цифровых платформ [15] (Mitrakhovich, 2021), что повлияет в том числе на рост регулирования популярных социальных медиа и появление альтернативных площадок.

Далее в статье рассматриваются технологии совместного экспериментирования, направленные на разработку дизайна технологий, адаптированного под интересы и практики граждан. Цифровая трансформация позволяет использовать ресурсы платформенной геймификации и виртуальных сред для инновационного творчества, импровизации и совместного экспериментирования, однако пока наиболее востребованными остаются технологии живых лабораторий и масштабирования технологий с микроуровней, которые позволяют идентифицировать способы адаптации гражданами новых технологий.

Живые лаборатории. Живые лаборатории (living labs) – это площадки и территории, в рамках которых граждане принимают добровольное участие в исследовании и тестировании новых технологий для адаптации последних под практики пользователей. В рамках живой лаборатории основное внимание фокусируется на практиках и способах использования участниками цифровых систем и технологий: выбранная площадка становится физическим или виртуальным пространством для коллективного эксперимента, на основе которого извлекается контекстуальный опыт пользователей, в дальнейшем интегрирующийся в разработку и оценку технологии. Живые лаборатории отражают прежде всего функциональную специфику пространства, поэтому в данной роли могут выступать любые существующие или создаваемые площадки, оснащенные необходимой инфраструктурой и открытые для граждан-участников. В этом отношении живые лаборатории можно рассматривать как продолжение в более широком социальном и управленческом контексте тестбедов, получивших распространение в разработке программного обеспечения [16] (Engels et al., 2019) – основное отличие заключается в масштабах и использовании локального опыта не просто для повышения удобства сервисов, а пересмотра дизайна технологий под опыт граждан.

Живые лаборатории можно определить как наиболее разработанную технологию совместного экспериментирования: в долгосрочной перспективе они объединяют городские сообщества, предпринимателей и разработчиков, трансформируясь в сложные системы обмена знаниями и коллективного создания технологий. Инфраструктурой живых лабораторий могут быть оснащены промышленные парки, университетские кампусы, спортивные стадионы, городские кварталы, при этом следует принимать во внимание возможное создание виртуальных платформ, которые также могут быть адаптированы под цели совместного экспериментирования через инструменты коллективного управления и обмена данными.

Среди кейсов создания живых лабораторий можно выделить проект HSB Living Lab в шведском Гётеборге, который реализован на базе студенческого кампуса, оснащенного сенсорами, датчиками и информационными установками. Цифровая инфраструктура используется для тестирования на территории кампуса энергосберегающих устройств, новых технологий водоснабжения, технологий экономики совместного потребления: сенсоры и датчики предоставляют количественные показатели эффектов использования участниками (жителями) прототипов новых технологий и систем, после которых появляется исследовательская база для пересмотра дизайна технологий и их масштабирования на другие уровни. В настоящий момент HSB Living Lab имеет 19 активных исследовательских проектов при участии 13 организаций и компаний-партнеров, при этом приоритетными являются проекты, ориентированные на совместное использование ресурсов и анализ повседневных практик участников в их взаимодействии с городской инфраструктурой и технологиями.

В контексте создания устойчивых умных городов живые лаборатории позволяют идентифицировать разнообразие подходов использования цифровых систем гражданами. Кроме того, живые лаборатории предоставляют возможность преодолеть корпоративную логику развития умных городов: если в рамках корпоративной логики тестирование производится для выявления технических недочетов сервисов/технологий, то в контексте живых лабораторий совместное экспериментирование необходимо для учета интересов горожан при внедрении новых технологий. В данном случае следует также отметить дополнительное преимущество живых лабораторий выявлять неявное (тацитное) знание участников, на базе которого зачастую формируются структуры социальной кооперации и способы адаптации новых технологий.

Масштабирование с микроуровней на макроуровень. Другой технологией совместного экспериментирования является масштабирование цифровых систем с локальных уровней на общегородской. В то время как живые лаборатории формируют социотехническую среду для совместного тестирования, исследования и оценки технологий гражданами, масштабирование реализуется как последовательное оснащение пилотных городских площадок цифровыми технологиями и системами. По мере оснащения оцениваются финансовые эффекты от их внедрения, а также оценки и мнения жителей о качестве текущих технологий и необходимости интеграции новых систем. При положительных эффектах и готовности жителей внедрение технологии распространяется на другие площадки и город в целом.

При масштабировании технологий в качестве микроуровня используются отдельные городские районы/кварталы/кластеры, обеспеченные базовой технологической инфраструктурой и человеческим капиталом. Разработка пилотного проекта для последующего масштабирования зачастую становится предметом государственно-частного партнерства, поскольку представители рынка обладают и новыми технологиями, и системами бенчмаркинга.

Среди последних примеров масштабирования с локального уровня можно выделить пример Ливерпуля, в котором для пилотирования и масштабирования технологий умного города выбираются несколько городских районов, имеющих сравнительные преимущества – таким образом, параллельно внедряются и оцениваются множество технологий и территорий для нивелирования рисков роста неравенства. Первоначально через платформу iNnovation Network (объединяет городские службы, коммерческие и научно-технические организации) агрегируются мнения и оценки наиболее перспективных районов для внедрения, оценки и масштабирования конкретной технологии, после чего реализуется оснащение районов инфраструктурой, коммуникация с гражданами, исследование эффектов и способов адаптации данных технологий. На данный момент реализовано масштабирование таких технологий, как интеллектуальное уличное освещение, 3D-картография, умная мобильность и коллективное городское планирование, созданы пилотные площадки по технологиям 5G.

Обобщая, выявление разнообразия социальной среды для роста устойчивости умных городов возможно через рассмотренные технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования. Делиберация и ориентированный на граждан дизайн цифровых систем как результаты внедрения данных технологий позволяют использовать локальный опыт и практики горожан для развития умных городов как открытых систем, способных к самоорганизации и коллективному управлению социальными конфликтами.

Выводы и прогнозы

Таким образом, технологии вовлечения граждан и совместного экспериментирования направлены на интеграцию в городскую политику факторов сложности и неоднородности среды, используя механизмы делиберации, партиципаторного дизайна и коллективного обучения. Цифровизация позволяет формировать сетевые сообщества как агентов политических действий [17] (Mukhametov, 2020), что предоставляет новые возможности для стимулирования горизонтальных коммуникаций и нивелирования промежуточных уровней управления при взаимодействии граждан, городских сообществ, служб и органов власти.

Наиболее адаптированными к цифровым коммуникациям в современных умных городах являются корпоративные инфраструктуры, направленные на сервисизацию и повышение клиентоцентричности сложных систем, включая города. В этом отношении можно отметить корпоративные сервисы совместного исследования и анализа данных, платформы шеринг-экономики, в рамках которых горожане определяются как пользователи и клиентов. В краткосрочной перспективе при создании устойчивых умных городов можно ожидать возникновение конфликтов между корпоративными инфраструктурами и технологиями вовлечения граждан и совместного экспериментирования: если корпоративные инфраструктуры обеспечивают удобство услуг, то рассмотренные в статье технологии направлены на многоуровневое инициативное участие граждан и сообществ в трансформации городской среды и предполагают статусы, качественно отличающиеся от пользователей/клиентов. От результатов данных конфликтов зависит возможность дальнейшего перехода к исследованию устойчивости умных городов в новых категориях и методологических парадигмах, связанных с жизнеспособностью и резильентностью систем [18] (Nikulkina et al., 2022). В этом случае устойчивые умные города приобретают характеристики сложных адаптивных систем, действующих на основе положительной обратной связи, самообучения и самовоспроизводства.


Источники:

1. Lim S.B., Yigitcanlar T. Participatory Governance of Smart Cities: Insights from e-Participation of Putrajaya and Petaling Jaya, Malaysia // Smart Cities. – 2022. – № 1. – p. 71-89. – doi: 10.3390/smartcities5010005.
2. Seng T., Hanpachern R., Bunnarith M., Ampha K. Hierarchical Attributes of Selected Stakeholders Participation in City Planning and Development: A Case Study of Khon Kaen Smart City, Thailand // Journal of Architectural/Planning Research and Studies. – 2022. – № 2. – p. 1-18. – doi: 10.14456/jars.xxxx.xx.
3. Sharp D., Anwar M., Goodwin S., Raven R., Bartram L., Kamruzzaman L. A participatory approach for empowering community engagement in data governance: The Monash Net Zero Precinct // Data & Policy. – 2022. – № 4. – doi: 10.1017/dap.2021.33.
4. Hollands R. Will the real smart city please stand up? Intelligent, progressive or entrepreneurial? // City. – 2008. – № 3. – p. 303-320. – doi: 10.1080/13604810802479126.
5. Grossi G., Pianezzi D. Smart cities: Utopia or neoliberal ideology? // Cities. – 2017. – p. 79-85. – doi: 10.1016/j.cities.2017.07.012.
6. Yang C. Historicizing the smart cities: Genealogy as a method of critique for smart urbanism // Telematics and Informatics. – 2020. – № 4. – p. 101438. – doi: 10.1016/j.tele.2020.101438.
7. Loorbach D. Transition management for sustainable development: a prescriptive, complexity‐based governance framework // Governance. – 2010. – № 1. – p. 161-183. – doi: 10.1111/j.1468-0491.2009.01471.x.
8. Hofmann F., Jaeger-Erben M. Organizational transition management of circular business model innovations // Business Strategy and the Environment. – 2020. – № 6. – p. 2770-2788. – doi: 10.1002/bse.2542.
9. Сендра П., Сеннет Р. Проектировать беспорядок. Эксперименты и трансгрессии в городе. - М.: Издательство Института Гайдара, 2022. – 280 c.
10. Geldenhuys H.J., Brent A.C., de Kock I.H. Literature review for infrastructure transition management towards Smart Sustainable Cities // IEEE International Systems Engineering Symposium. – 2018. – p. 1-7. – doi: 10.1109/SysEng.2018.8544416.
11. Choi C., Esposito C., Wang H., Liu Z., Choi J. Intelligent Power Equipment Management Based on Distributed Context-Aware Inference in Smart Cities // IEEE Communications Magazine. – 2018. – № 7. – p. 212-217. – doi: 10.1109/MCOM.2018.1700880.
12. Wang Y., Ren H., Dong L., Park H-S., Zhang Y., Xu Y. Smart solutions shape for sustainable low-carbon future: A review on smart cities and industrial parks in China // Technological Forecasting and Social Change. – 2019. – № 7. – p. 103-177. – doi: 10.1016/j.techfore.2019.04.014.
13. Мухаметов Д.Р. Модели платформ вовлечения граждан для создания в России «умных городов» нового поколения // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 3. – c. 1605-1622. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110683 .
14. Sayama H. Enhanced ability of information gathering may intensify disagreement among groups // Physical Review. – 2020. – № 1. – doi: 10.1103/PhysRevE.102.012303.
15. Митрахович С.П. Регулирование IT-сферы как политико-теоретическая и практическая проблема // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. – 2021. – № 6. – c. 67-72. – doi: 10.26794/2226-7867-2021-11-6-67-72 .
16. Engels F., Wentland A., Pfotenhauer S. Testing future societies? Developing a framework for test beds and living labs as instruments of innovation governance // Research Policy. – 2019. – № 9. – p. 1-11. – doi: 10.1016/j.respol.2019.103826.
17. Mukhametov D.R. Self-organization of network communities via blockchain technology: reputation systems and limits of digital democracy // Systems of Signal Synchronization, Generating and Processing in Telecommunications. Svetlogorsk, 2020. – p. 9166109.– doi: 10.1109/SYNCHROINFO49631.2020.9166109.
18. Никулкина И.В., Гордячкова О.В., Калаврий Т.Ю., Вандерлинден Ж.-П. Резильентность социально-экономических систем: методологический аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 1. – doi: 10.18334/vinec.12.1.114087.

Страница обновлена: 20.03.2022 в 10:16:22