Денежные доходы населения в системе устойчивого развития региона

Подвербных О.Е.1, Межова И.А.1
1 Сибирский государственный университет науки и технологий имени академика М.Ф. Решетнева

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Подвербных О.Е., Межова И.А. Денежные доходы населения в системе устойчивого развития региона // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113844.

Аннотация:
Устойчивое развитие регионов определяется социальными, экономическими, экологическими и институциональными факторами. На состояние социальных факторов оказывают влияние денежные доходы населения, экономические находят свое отражение в доходах, а институциональные определяют политику, направленную на получателей этих доходов. Поэтому совокупные денежные доходы населения, их структуру можно рассматривать как индикатор устойчивого развития регионов. Цель данной статьи состоит в выявлении степени дифференциации совокупных денежных доходов на душу населения муниципальных образований, влияние структуры доходов на их дифференциацию. В данной статье обосновывается зависимость возможности попадания территорий в группы с наивысшими или высокими доходами от размещения отраслей с высокой оплатой наемного труда, а также в группы с низкими доходами – остальных. В силу отсутствия данных в открытых источниках по 2020 и 2021 гг. исследование охватывало период с 2012 по 2019 гг. без ковидных последствий в экономике. Но ряд предпосылок, касающихся денежных доходов, были заложены еще в этот период.

Ключевые слова: устойчивое развитие территорий, совокупные денежные доходы населения, налогооблагаемые доходы, социальные пособия, метод группировок

JEL-классификация: D14, D31, Q01, R12, R13



Введение

При обосновании и оценке устойчивого развития региона одной из характеристик является уровень доходов населения. В самом перечне национальных показателей Целей устойчивого развития, которые характеризуют субъекты Российской Федерации [8], нет критерия «совокупные доходы населения», но его «присутствие» в качестве одного из факторов результирующих показателей здесь есть. И это неоспоримо доказывает, что доход населения как показатель и как экономическая категория отражает уровень устойчивости современного общества.

На протяжении последних лет вопрос о повышении уровня и качества жизни населения как главной задачи устойчивого развития выдвигается довольно активно: касается ли это сельских территорий [8], или речь идет об арктической зоне [6]. Все исследователи сходятся во мнении, что достойное существование населения в настоящее время и его построение в будущем во многом зависит от структуры формирования доходов населения [3]. Задачи государства в этом случае – это поддержание граждан с низкими доходами: «…главный наш враг, угроза для стабильного развития, для демографического будущего – это низкие доходы наших граждан, миллионов наших людей. …Базовая задача (на ближайшее будущее – прим. авторов) – это повышение доходов граждан, … чтобы люди имели как можно больше возможностей для повышения благополучия и благосостояния своих семей» [2].

Исследования российских экономистов, занимающихся устойчивым развитием регионов, во многом определяются четырьмя ключевыми факторами, находящими свое отражение в соответствующих индикаторах: социальные [4], экономические [7], экологические [9] и институциональные [11]. И здесь определенным парадоксом выглядит следующее.

Совокупные доходы населения, с одной стороны, можно отнести к социальным факторам. Если в регионе средний доход находится на уровне прожиточного минимума (а он до недавнего времени определялся не по медианному доходу, а от величины потребительской корзины), а индекс Джини говорит о сильной дифференциации доходов, то, следовательно, имеет место обострение социальных проблем в регионе, связанных и с расселением поселений, – человек всегда стремиться туда, где хотя бы номинально доходы выше, где можно найти какую-нибудь работу, где, в том числе здравоохранение будет на ином уровне, что связано и с процессами оптимизации в этой системе.

С другой стороны, совокупные доходы можно отнести и к экономическим факторам. Уровень доходов в регионе тем выше, чем большую долю составляют налогооблагаемые денежные доходы, к которым, прежде всего, относится заработная плата. Сам факт выплаты заработной платы говорит о наличии в регионе функционирующих предприятий, но и увеличение размера заработной платы делает существенно более значимыми доходы населения региона, что, в свою очередь составляет прирост валового внутреннего продукта через покупательную способность населения, оживление сферы услуг и непромышленного сектора.

Третья составляющая устойчивого развития – это экологические факторы. Взаимосвязь экологических факторов и доходов населения опосредована, поэтому индикаторы влияния здесь определены не явно. В настоящем исследовании ими можно пренебречь, а рассмотреть в будущих исследованиях через построение соответствующей модели.

Четвертая составляющая устойчивого развития – это институциональные факторы. Одним из значимых в развитии является фактор устойчивого роста денежных доходов населения, формируемых из налогооблагаемых доходов и социальных выплат населению, что определяет возможность реагирования со стороны государственных институтов на поддержание роста доходов населения (в условиях ковидных последствий в развитии экономики страны это становится наиболее актуальным).

Методы исследования

Совокупный денежный доход населения является источником формирования средств существования для жителей того или иного территориального образования, источником уплаты населением налогов и формированием внебюджетных фондов, а также средством для поддержания покупательной способности жителей региона через как выплату налогооблагаемых денежный доходов, – заработной платы, дохода от собственности и др., – так и социальных выплат в виде различных пособий и пенсий. Поэтому с позиции устойчивого развития территорий денежные доходы населения, их уровень и источники формирования становятся одним из основных предметов рассмотрения исследователей. И здесь важным является не номинальный (реальный) уровень, а результаты сопоставления доходов населения: в расчете на месяц на одного жителя с прожиточным минимумом и медианным доходом; в части распределения доходов по муниципальным образованиям с ключевыми территориями; в структуре доходов – распределение по доле налогооблагаемых доходов и т.д.

В настоящем исследовании была поставлена задача: на основе метода группировки выявить территориальные образования с высоким, низким уровнями совокупного денежного дохода; сопоставить среднемесячный душевой доход населения с медианным значением, прожиточным минимумом; выявить территории с значительной долей налогооблагаемых доходов как условия устойчивого развития муниципальных образований; определить направления развития региона с позиции роста совокупных доходов населения территорий.

В работе был использован метод группировок. В основу расчетов была положена аналитическая группировка, где в качестве группировочного признака был использован среднемесячный совокупный денежный доход на душу населения территорий – городских округов (ГО) и муниципальных районов (МР). Так как в основании были представлены количественные усредненные данные, а группировочный признак не близок к нормальному распределению, то в качестве рассмотрения была выбрана группировка с десятью равными интервалами. Такой порядок был определен для того, чтобы в последующем при сопоставлении признаков и построения кривых средних доходов по числу территорий группы, как в абсолютном значении, так и нарастающим итогом, можно было точно выразить градацию территорий по уровню доходов (табл.1):

Таблица 1

Градация территорий по уровню среднемесячного

совокупного дохода на душу населения территории

Группы МР и ГО края
Характеристика
группировочного признака
1-я группа
группа районов с наименьшими среднемесячными совокупными доходам на душу населения
2-я группа
группа районов с низкими среднемесячными совокупными доходам на душу населения
3-я группа
группа районов с приближающимися к низким среднемесячными совокупными доходам на душу населения
4-я группа
группа районов с ниже среднего уровня среднемесячными совокупными доходам на душу населения
5-я группа
группа районов с умеренно средними среднемесячными совокупными доходам на душу населения
6-я группа
группа районов со средними среднемесячными совокупными доходам на душу населения
7-я группа
группа районов с выше среднего уровня среднемесячными совокупными доходам на душу населения
8-я группа
группа районов с приближающимися к высоким среднемесячными совокупными доходам на душу населения
9-я группа
группа районов с высокими среднемесячными совокупными доходам на душу населения
10-я группа
группа районов с наивысшими среднемесячными совокупными доходам на душу населения
Источник: составлено авторами

Величина интервала была рассчитана по формуле:

,

где h – величина интервала,

xmax, xmin – максимальное и минимальное значения группировочного признака в совокупности,

m – число групп.

Далее было проведено сопоставление доходов с прожиточным минимумом и медианным доходом по муниципальным образованиям Красноярского края. Построены графики распределения территорий по уровню совокупного денежного дохода на душу населения по годам.

Вторая группировка авторами была построена следующим образом. В качестве группировочного признака была выбрана доля налогооблагаемых доходов в совокупных налогах. Групп было выбрано, как и в первом случае, десять. Так как здесь также не наблюдается нормального распределения, то шаг был рассчитан по той же формуле, что и в предыдущем случае. Были сопоставлены две группировки, выявлены тенденции, определены приоритетные направления.

Результаты исследования

В системе социально-экономических отношений, складывающихся в регионах, статистически денежные доходы населения – это объем социальных выплат населению и налогооблагаемых денежных доходов по муниципальным районам (городским округам) субъекта Российской Федерации. По Красноярскому краю эти данные представлены на сайте Федеральной службы статистики [13] (табл. 2), как в разрезе субъектов РФ, так и муниципальных образований. В открытых источниках статистика приведена с 2012 по 2019 годы, т.е. доковидный период. Это позволяет жестко очертить рамки «отправной точки» функционирования в условиях ковидного кризиса, как бы зафиксировав ее.

Таблица 2

Среднемесячные совокупные денежные доходы на душу населения по городским округам

и муниципальным районам Красноярского края за период 2012–2019 гг., руб.

№ п/п
ГО и МР Красноярского края
Годы
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

Городские округа








1
г. Красноярск
25 662,75
24 963,99
24 963,99
24 866,13
25 277,36
26 669,38
28 951,08
32 164,82
2
г. Ачинск
14 246,64
17 348,96
17 348,96
17 397,36
18 495,45
19 155,00
19 599,08
21 626,10
3
г. Боготол
11 378,03
14 458,03
14 458,03
15 231,78
15 667,66
16 721,81
17 630,08
19 716,90
4
г. Бородино
13 838,04
16 316,95
16 316,95
18 214,22
19 289,14
21 324,86
23 335,58
25 701,31
5
г. Дивногорск
11 675,04
13 190,71
13 190,71
15 180,95
16 660,94
17 272,89
17 164,67
19 090,42
6
г. Енисейск
14 019,51
17 414,65
17 414,65
19 272,55
14 969,15
19 612,73
21 019,08
23 283,97
7
г. Канск
10 497,88
12 217,97
12 217,97
13 499,18
14 253,57
14 420,31
15 245,25
16 398,61
8
г. Лесосибирск
14 806,93
16 195,12
16 195,12
17 389,84
22 873,34
19 809,49
20 652,67
22 247,03
9
г. Минусинск
11 032,94
12 958,21
12 958,21
14 763,99
14 793,97
15 382,54
17 105,92
19 134,02
10
г. Назарово
11 120,70
12 511,27
12 511,27
14 542,36
14 496,83
15 731,36
16 524,67
18 186,12
11
г. Норильск
44 887,62
48 282,00
48 282,00
53 275,42
56 550,46
57 278,04
58 079,50
61 015,48
12
г. Сосновоборск
10 121,65
11 296,02
11 296,02
11 952,97
12 312,60
13 257,18
14 186,83
15 745,21
13
г. Шарыпово
12 187,67
15 587,98
15 587,98
17 002,66
15 510,22
17 291,76
18 597,00
20 694,00

Муниципальные районы








14
Абанский
8 686,35
9 601,71
10 618,83
12 352,97
12 905,36
13 988,39
14 491,75
16 272,47
15
Балахтинский
11 102,39
12 407,73
12 919,09
14 323,91
15 090,59
16 259,82
17 369,42
20 274,70
16
Березовский
13 405,25
15 906,47
13 614,93
15 171,28
15 247,71
16 332,61
18 666,67
19 386,28
17
Бирилюсский
8 687,59
10 478,77
11 384,09
12 861,46
13 803,13
15 013,82
16 038,75
18 156,91
18
Богучанский
12 599,56
16 268,13
20 334,26
24 620,95
22 326,45
23 566,06
25 655,58
28 647,22
19
Большемуртинский
8 895,61
10 001,11
11 088,65
12 481,08
13 225,52
14 415,12
15 461,42
17 319,42
20
Большеулуйский
27 544,72
35 554,61
41 782,88
44 009,96
46 641,31
47 631,78
47 582,33
54 992,91
21
Дзержинский
8 487,16
9 686,84
10 732,78
12 047,39
12 864,05
13 876,11
14 576,67
16 027,62
22
Емельяновский
14 581,07
16 429,16
17 472,57
18 711,50
19 027,16
22 453,56
23 532,42
25 295,59
23
Ермаковский
10 068,76
11 024,68
12 409,87
12 947,75
12 582,42
12 067,75
13 568,92
15 129,99
24
Идринский
8 560,36
10 229,31
10 774,38
12 120,96
13 119,27
12 988,10
14 230,83
15 978,14
25
Иланский
12 007,63
12 958,88
13 894,54
15 319,36
15 944,68
16 718,93
17 389,67
20 049,37
26
Ирбейский
9 112,78
10 418,47
10 975,33
12 004,06
12 998,57
13 787,31
14 431,67
16 200,50
27
Казачинский
9 026,26
10 467,18
11 618,36
12 698,92
13 466,02
14 034,90
15 282,17
16 820,22
28
Каратузский
8 439,76
9 929,43
10 797,29
12 006,40
12 651,46
13 321,40
14 236,58
16 049,59
29
Кежемский
23 346,26
27 292,82
23 828,37
27 360,50
34 787,44
38 101,79
35 488,17
36 844,43
30
Козульский
10 461,05
11 465,37
12 487,75
13 024,55
12 700,37
13 426,18
14 475,92
16 060,66
31
Краснотуранский
10 055,72
11 883,17
12 601,71
13 768,24
14 317,00
14 931,22
15 858,00
17 504,70
32
Курагинский
10 550,16
11 608,71
12 079,38
13 237,98
13 764,30
14 504,49
15 882,58
17 519,13
33
Манский
9 294,12
10 640,01
13 327,32
12 357,66
12 763,74
14 227,02
15 042,67
15 449,05
34
Мотыгинский
21 077,30
21 936,75
27 977,63
31 161,15
34 460,11
39 470,76
45 124,42
51 547,77
35
Нижнеигашский
10 044,94
11 533,69
12 356,03
13 110,17
13 714,93
13 954,20
14 779,92
16 543,89
36
Новоселовский
9 551,66
11 028,78
11 760,67
13 253,21
14 138,25
14 841,85
15 125,17
17 129,15
37
Партизанский
11 679,29
14 294,25
14 500,88
14 764,06
15 628,95
16 912,56
17 826,17
19 925,79
38
Пировский
9 571,28
10 972,86
12 171,60
13 460,67
10 453,84
14 674,92
17 766,17
18 716,20
39
Рыбинский
13 328,20
14 731,20
15 432,16
16 600,56
16 995,45
18 564,81
19 331,58
21 633,22
40
Саянский
8 797,46
10 444,24
11 099,17
13 079,77
12 955,71
13 130,17
14 471,08
16 408,16
41
Северо-Енисейский
68 730,88
75 475,54
72 635,92
93 006,46
92 253,33
114 204,89
120 760,08
143 460,83
42
Сухобузимский
9 169,60
10 755,01
11 343,69
13 007,92
13 857,89
14 361,05
15 852,42
78 591,00
43
Таймырский Долгано-Ненецкий
34 845,67
47 407,95
51 682,87
57 276,93
42 387,88
131 860,55
49 191,08
17 920,64
44
Тасеевский
8 219,22
9 392,17
10 927,41
11 581,18
12 157,78
9 483,37
14 523,67
15 999,30
45
Туруханский
64 481,49
62 803,09
66 816,28
71 967,19
76 223,59
169 843,80
88 068,00
55 978,08
46
Тюхтетский
8 664,83
9 982,79
10 878,54
11 479,26
11 923,68
2 699,22
13 234,33
102 346,79
47
Ужурский
10 741,16
13 486,25
14 894,12
16 044,94
17 277,18
29 272,34
15 743,17
14 697,71
48
Уярский
12 292,44
13 504,24
14 777,44
14 871,94
15 806,95
11 060,19
18 051,17
17 606,67
49
Шушенский
10 582,28
11 817,42
12 763,63
13 865,44
14 443,35
14 542,94
16 176,42
20 147,70
50
Эвенкийский
30 506,04
34 945,16
43 949,17
54 586,23
56 579,90
56 518,56
68 951,83
18 472,50
Источник: [14]

Совокупные денежные доходы могут формироваться как за счет доходов, получаемых от трудовой деятельности; предпринимательского труда; от собственности (налогооблагаемые доходы), так и в форме социальных выплат малоимущим гражданам, на детей, выплаты пенсий (социальные выплаты). И здесь становится особенно важным для государственных и муниципальных органов на территориях, какая структура преобладает, – делается ли перекос в сторону социальных выплат, или в сторону налогооблагаемых доходов.

В настоящем исследовании рассматривались почти все городские округа и муниципальные районы Красноярского края за период с 2012 по 2019 гг. Исключения составляли те территории, которые не корректно представлены в статистике или данные по которым отсутствуют, например, ЗАТО Железногорск, ЗАТО Зеленогорск, ЗАТО Солнечный.

Группировка данных по показателю «Среднемесячные совокупные денежные доходы населения» показывает, что количественное попадание в группы территорий не равномерно (табл. 3).

Таблица 3

Количество городских округов и муниципальных районов

в группе по годам

№ п/п
Группы ГО и МР края
Годы
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
1
1-я группа
39
39
37
40
37
36
40
40
2
2-я группа
2
3
4
3
5
6
2
3
3
3-я группа
3
2
3
1
2
3
2
1
4
4-я группа
2
2
0
1
1
2
2
3
5
5-я группа
1
0
0
0
1
0
1
0
6
6-я группа
1
1
2
3
2
0
1
1
7
7-я группа
0
1
2
0
0
1
1
1
8
8-я группа
0
0
0
1
0
1
0
0
9
9-я группа
0
1
0
0
1
0
0
0
10
10-я группа
2
1
2
1
1
1
1
1
Источник: составлено авторами

Большая часть городских округов и муниципальных районов попадают в первые группы территорий с наименьшими доходами населения (табл. 4). Что отражает общероссийскую тенденцию сдерживания доходов (особенно налогооблагаемых) со стороны как работодателя, так и государства, когда последнее выступает в роли работодателя.

Таблица 4

Границы группировочного признака «Среднемесячные совокупные денежные доходы на душу населения»

за период 2012–2019 гг., руб.

Группы ГО и МР края
Годы
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
1 группа
8219–14270
9392–16000
10619–16821
11479–19632
10454–18634
8219–14270
13234–23987
14698–27574
2 группа
14270–20321
16000–22608
16821–23023
19632–27785
18634–26814
14270–20321
23987–34740
27574–40450
3 группа
20321–26372
22608–29216
23023–29225
27785–35938
26814–34994
20321–26372
34740–45493
40450–53326
4 группа
26372–32423
29216–35824
29225–35427
35938–44091
34994–43174
26372–32423
45493–56246
53326–64202
5 группа
32423–38474
35824–42432
35426–41629
44091–52244
43174–51354
32423–38474
56246–66999
64202–77078
6 группа
38474–44525
42432–49040
41629–47831
52244–60398
51354–59534
38474–44525
66999–77752
77078–89954
7 группа
44525–50576
49040–55648
47831–54033
60397–68550
59534–67714
44525–50576
77752–88505
89954–102830
8 группа
50576–56627
55648–62256
54033–60235
68550–76703
67714–75894
50576–56627
88505–99258
102830–115706
9 группа
56627–62678
62256–68864
60235–66437
76703–84856
75894–84074
56627–62678
99258–110011
115706–128582
10 группа
62678–68729
68864–75474
66437–72639
84856–93009
84074–92254
62678–68729
110011–120764
128582–141458
Источник: составлено авторами

Такая дифференциация среднемесячных совокупных денежных доходов населения территорий означает расслоение общества; рост внутренних миграционных потоков из низкодоходных районов в города края и за его пределы; рост неполной занятости населения [1] через наем в компании, привлекающие рабочую силу на условиях вахтового трудоустройства; дестабилизацию экономики, – создавать и развивать рабочие места можно только имея потенциал трудовых ресурсов на территории, как количественный, так и качественный, что в условиях оттока населения становится проблематичным, поэтому идея создания ряда городов на просторах Сибири и Дальнего Востока без ощутимой поддержки из Центра и без опоры на местный трудовой потенциал будет весьма и весьма иллюзорной, – реализуемость многих сибирских проектов прошлых лет так и осталась на бумаге, например, незамерзающий морской порт Индига, Средне-Ленский промышленный комплекс, Ленско-Камчатская железнодорожная магистраль [5].

Общее увеличение совокупных денежных доходов приводит к росту значений шага группировки – от 6 051 руб. в 2012 году до 12 876 руб. в 2019 году, средний темп изменения шага составляет 1,6544.

Сопоставление совокупных денежных доходов с прожиточным минимумом в регионе показывает, что в 2016 и 2017 годах в отдельных муниципальных образованиях уровень совокупных душевых доходов был ниже значения регионального прожиточного минимума (2016 г. – Пировский муниципальный район, 2017 г. – Тюхтетский, Тасеевский и Уярский муниципальные районы). Районы относятся к центральной части Красноярского края, основная сфера деятельности населения – развитие сельского хозяйства на базе личного подсобного хозяйства и занятость в бюджетной сфере, в Уярском районе имеются небольшие месторождения золота и малоизученные залежи гранита, практически полностью отсутствует производство. Все это и дало такой эффект, снизив совокупные денежные доходы на душу населения ниже прожиточного минимума.

Только в одном-двух районах среднемесячный совокупный денежный доход на душу населения является относительно существенным (по сравнению с другими территориями), – Северо-Енисейский район, а также либо Туруханский, либо Таймырский (Долгано-Ненецкий) муниципальные районы. Данные территории – это север, и именно здесь идут достаточно активные разработки нефти предприятием «Ванкор». Но освоение территории осуществляется вахтовым методом. Поэтому толчка к развитию социальной инфраструктуры не происходит. Нет и мотивации для роста числа городов и развития населенных пунктов в данном регионе, как это происходило в Западной Сибири – Сургут, Нижневартовск, Новый Уренгой.

Сопоставление совокупных денежных доходов с медианным значением показывает, что оно само попадает в первую группу с самыми низкими доходами на душу населения. Это означает: либо то, что основная масса жителей сельских районов живет только на пособия государства, которые априори не должны быть выше налогооблагаемых денежных доходов; либо то, что работодатели «придерживают» рост заработной платы (как основного денежного дохода граждан) и абсолютно, и относительно. Поэтому целесообразно рассмотреть только налогооблагаемые денежные доходы. Распределение совокупных денежных доходов представлено на рис. 1.

Рисунок 1. Распределение территорий по уровню совокупного денежного дохода на душу населения по годам, руб.

Источник: составлено авторами

В декабре 2020 года был принят закон №473-ФЗ от 29.12.2020 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» [12] и Постановление Правительства РФ №2406 от 31.12.2020 «Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по РФ на 2021 год» [10], в котором определялось соотношение прожиточного минимума и медианного среднедушевого дохода в размере 44,2 %. Тогда, медианное значение среднемесячного совокупного денежного дохода на душу населения в 2021 году должно быть больше величины прожиточного минимума в 2,26 раза. А в крае это соотношение составляло в период с 2013 по 2019 гг. от 1,3521 в 2015 году до 1,5622 в 2013 году (табл. 5).

Таблица 5

Сопоставление наибольшего, наименьшего, медианного значения признака с прожиточным минимумом

по краю за период с 2012 по 2019 гг.

№ п/п
Показатели
Ед. изм.
Годы
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
1
максимальное значение признака
руб.
68 730,88
75 475,54
72 635,92
93 006,46
92 253,33
169 843,80
120 760,08
143 460,83
2
минимальное значение признака
руб.
8 219,22
9 392,17
10 618,83
11 479,26
10 453,84
2 699,22
13 234,33
14 697,71
3
медианное значение признака
руб.
11 111,54
12 394,45
12 938,65
14 433,13
15 029,87
15 556,95
17 267,04
18 903,31
4
прожиточный минимум*
руб.
н.д.
7 934,00
8 478,00
10 675,00
10 954,00
11 142,00
11 341,00
12 247,00
5
соотношение медианного значения дохода на душу населения и прожиточного минимума
руб./руб.

1,5622
1,5261
1,3521
1,3721
1,3962
1,5225
1,5435
Источник: составлено авторами

* Источник [Консультант Плюс [Электронный режим]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_33936/ (дата обращения: 02.11.2021)]

Здесь опять наблюдается тенденция сдерживания денежных доходов населения. Социальная политика государства не может быть направлена только на выплату пособий, – в крае должна быть сформулирована социально-экономическая политика (стратегия), основанная либо на кластеризации экономики края, либо на поступательном развитии регионов.

Постепенное поступательное развитие является наиболее последовательным, учитывающим специфику регионов, подтягивающим уровни развития территорий к наиболее развитым с экономическими центрами, развитой производственной и социальной инфраструктурой, высокими денежными доходами населения. Но эта задача длительного срока реализации и действия, больше напоминает эволюционное развитие, так как задействует и местные, и привозные ресурсы.

Кластеризация экономики – это выделение центров развития, вокруг которых формируется производственная и социальная инфраструктура. Сторонники кластеризации [15] активно продвигают именно эту точку зрения, и где-то они правы. Но вопрос заключается в формировании самих центров развития. Возможно, идея С.К. Шойгу о создании городов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке – это выход из создавшейся проблемы, но возникает вопрос об охвате кластерами тех или иных территорий. Не получим ли мы ситуацию, когда задействованы определенные центры (города, поселки городского типа), а вокруг – выжженная земля; города–миллионники, а вокруг – пустующие деревни, города-призраки с разрушающимися постройками, брошенной устаревшей техникой и т.д. И опять можем получить колоссальную дифференциацию в денежных доходах населения. Говорить об устойчивом развитии с экологической точки зрения здесь не приходится.

Налогооблагаеме денежные доходы – это средства, получаемые от заработной платы, собственности и т.д. Они зависят от:

экономической активности самих граждан, – их увеличение может быть следствием усилий профсоюзов, являющихся одной из сторон переговорного процесса с работодателями при обсуждении уровня и размеров заработной платы и подписании коллективных договоров;

экономической активности владельцев собственности (как движимой, так и недвижимой), – покупка–продажа акций, съем–сдача в аренду жилья, другого имущества и т.д. Оживление этих рынков во многом зависит от покупательной способности граждан, – как профессиональных игроков на рынке ценных бумаг, например, так и тех, кто снимает жилье, помещения под размещение бизнеса и т.д.;

миграционной активности граждан, – меняя место жительства с одного на другое, человек не станет заниматься покупкой жилья, он его наймет. При этом цена найма должна быть приемлема и по состоянию жилья, и по финансовым возможностям и ожиданиям квартиросъемщика;

покупательная способность граждан, которая влияет на рост оборота в сфере торговли и услуг, – когда часть (чаще существенная) не становится отложенным спросом и средством накопления «про черный день», а запускается в оборот на покупку товаров не первой жизненной необходимости, а дорогостоящих, элитных, престижных, на путешествия, туризм и т.д.

Выстраивая группировку по показателю «доля налогооблагаемых денежных доходов в общей сумме совокупных доходов населения территории», получаем распределение муниципальных образований, куда в первую группу попадают районы с наименьшей долей налогооблагаемых доходов, во вторую – низкой долей, в третью – с приближающимися к низкой долей и т.д. В десятую группу попадают районы, где доля налогооблагаемых денежных доходов приближается к единице. Распределение территорий по группировочному признаку «доля налогооблагаемых денежных доходов в общей сумме совокупных доходов» за период 2012–2019 гг. представлена в табл. 6.

Таблица 6

Распределение территорий по группировочному признаку

«доля налогооблагаемых денежных доходов в общей сумме

совокупных доходов» за период 2012–2019 гг., шт.

Группы МР и ГО края
Годы
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
1 группа
8
8
10
12
13
5
10
10
2 группа
8
8
8
12
9
8
10
10
3 группа
7
9
9
6
5
9
10
10
4 группа
9
7
6
6
8
10
3
3
5 группа
5
5
4
2
3
7
6
6
6 группа
3
4
4
2
2
2
2
2
7 группа
3
2
2
4
5
0
1
2
8 группа
2
1
1
0
3
4
3
2
9 группа
3
5
4
5
1
2
3
3
10 группа
2
1
2
1
1
3
2
2
Источник: составлено авторами

Территории, где пособия и выплаты населению составляют большую часть совокупного денежного дохода, попадают в первую группу районов, в остальных налогооблагаемые доходы превосходят сумму пособий.

Если сопоставить обе группировки, то можно заметить, что в крае по большей части муниципальных образований доходы настолько низки, что их «покрытием» занимается государство, выплачивая различного рода социальные трансферты, с одной стороны, а с другой, – если посмотреть на возрастной состав жителей, то становится очевидным, что растет нагрузка на возрастное население. Внутрирегиональная и межрегиональная миграция молодежи изменяет демографическую ситуацию на территориях муниципальных образований, но и величина изменения (темп роста) денежных доходов населения замедляется (в относительных значениях это становится особенно очевидно).

Таким образом, исполнение майских поручений Президента становится проблематичным как по объективным, так и по субъективным причинам. И в ближайшие годы, если такая тенденция сохранится, то ожидать и надеяться на государство, – это будет явный провал социальной политики.

Если ставить вопрос о росте денежных налогооблагаемых доходах, то в этом случае государственная и региональная политика должна быть направлена напрямую на бюджетную сферу (а в некоторых муниципальных образованиях только она является местом приложения трудовых ресурсов) и опосредовано на те сферы экономической деятельности, которые как раз и формируют налогооблагаемые доходы населения. Фактор устойчивости при таких характеристиках снижается.

Изменение состояния территорий с позиции устойчивости развития в крае возможно, если развивать экономику не только добывающих отраслей (нефтегазовый комплекс, никель, золото и т.д.), но и мотивировать инвесторов вкладывать средства в инновационные производства, – тем более что научно-образовательный и производственный потенциал края позволяет это сделать. Отрасли с инновационным производством – это стадии производства с возрастающей добавленной стоимостью; высококвалифицированными, с одной стороны, и конкурентоспособными работниками, с другой. Формирование научно-производственного кластера на территории края (как первый этап усиления устойчивости) даст возможность к развитию смежных и иных отраслей.

Заключение

Таким образом, опираясь на индикаторы и показатели устойчивого развития, можно констатировать, что денежные доходы не прямо, а опосредовано могут относиться к значимым характеристикам устойчивости. Для муниципальных образований здесь более важную роль играют налогооблагаемые денежные доходы населения, так как именно они формируют большую часть совокупных денежных доходов населения муниципальных образований Красноярского края.

По распределению совокупных денежных доходов на душу населения следует отметить значительную дифференциацию доходов по районам края: северные районы, где идет нефтедобыча в крае, – это территории с высоким уровнем доходов, районы центральной части Красноярского края с их периферийным относительно кластерных центров месторасположением – с низким уровнем доходов населения, иногда в рассматриваемый период даже ниже регионального прожиточного минимума.

В структуре денежных доходов в основном преобладают налогооблагаемые доходы, и эта тенденция должна была бы сохраниться. Но 2020 год был ковидным, и государство направляло огромные средства на социальные выплаты населению, что должна показать статистика 2020 года. Отчетные же данные этого года будут опубликованы лишь в апреле 2022 г. Поэтому следует подобные расчеты и исследования продолжить.

Неблагоприятные периоды в развитии страны в целом и края в частности несколько тормозят реализацию Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2030 года. Но 2021 год обошелся без локдауна, что позволило продолжить работу всем без исключения предприятиям Красноярского края, при этом предприятия базовых отраслей не останавливались совсем. Значительные изменения в области доходов населения должны оживить покупательную способность при условии опережающего прироста доходов над инфляцией, рост которой мы наблюдаем в настоящее время.

Конечно, одним из условий устойчивого развития должно стать оживление экономики края. И здесь упор надо делать на инновационную экономику. Выходом из кризиса можно будет считать стабильный рост экономики с расширением сфер деятельности, – в том числе ее цифровизация, – при опережающих темпах роста доходов населения.

[1] Освоение северных территорий в основном происходит вахтовым методом, что, с одной стороны, не способствует развитию самой территории (для вахтавиков не требуется создания социальной – городской либо поселенческой – инфраструктуры, а с другой – не обеспечивает притока населения на данные территории на постоянное место жительства, т.е. вместо притока населения мы имеем его отток.


Источники:

1. Вартанова М.Л., Безвербный В.А. Повышение уровня и качества жизни населения – главная задача устойчивого развития сельских территорий // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1925-1938. – doi: 10.18334/eo.9.3.40930.
2. Встреча Президента РФ с депутатами Государственной Думы восьмого созыва 12 октября 2021 года. Kremlin.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/66905 (дата обращения: 10.10.2021).
3. Галиева Г.Ф., Быстрицкая А.Ю., Ершова И.Г., Кретова О.Г., Томакова И.А. Проблемы социально-экономического развития регионов в контексте снижения реального уровня доходов населения // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. – 2021. – № 2. – c. 107-113.
4. Голубецкая Н.П., Чиркова Т.В. Проблемы формирования архитектуры управления устойчивым развитием региональных социально-экономических систем в России // «Устойчивое развитие: общество и экономика», «Соколовские чтения. Бухгалтерский учет: взгляд из прошлого в будущее»: Международный экономический симпозиум - 2020. Материалы международных научных конференций. Санкт-Петербург, 2020. – c. 163-167.
5. Дудников Е.Е., Космин В.В. Нереализованные транспортные проекты на Севере России: Незамерзающий морской порт Индига. Средне-Ленский промышленный комплекс. Ленско-Камчатская железнодорожная магистраль. - М.: ЛЕНАНД, 2015. – 105 c.
6. Мингалеев С. Г., Сорокин В.И., Фалеев М.И., Цыбиков Н.А. Особенности стратегических рисков реализации приоритетных проектов устойчивого развития северных территорий российской федерации. Часть 3. Стратегические направления осуществления комплексной безопасности приоритетных проектов северных территорий в условиях санкций // Технологии гражданской безопасности. – 2020. – № 1(63). – c. 82-92.
7. Мусина Н.М. Анализ современного состояния проблемы проектирования и управления региональным устойчивым инновационным развитием // Устойчивое инновационное развитие: проектирование и управление. – 2020. – № 1(46). – c. 98-112.
8. Перечень национальных показателей Целей устойчивого развития. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/sdg/national (дата обращения: 10.10.2021).
9. Побожная А.А. Трансграничное сотрудничество как инструмент обеспечения экологической устойчивости регионов республики Беларусь // Экономический рост Республики Беларусь: глобализация, инновационность, устойчивость: Материалы XII Международной научно-практической конференции. Республика Беларусь, Минск, 2019. – c. 62-63.
10. Постановление Правительства РФ «Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по РФ на 2021 год» №2406 от 31.12.2020. Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_373603 (дата обращения: 02.11.2021).
11. Стрижов С.А., Коданева С.И. Реализация концепции устойчивого развития в россии: региональный аспект // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2019. – № 9-1. – c. 97-111. – doi: 10.34670/AR.2019.91.9.012 .
12. Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» №473-ФЗ от 29.12.2020. Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_372636 (дата обращения: 02.11.2021).
13. Федеральная служба статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/munstat (дата обращения: 10.10.2021).
14. Федеральная служба статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/urov/urov_munst1.htm (дата обращения: 10.10.2021).
15. Ферова И.С., Гриб С.Н., Макарова С.Н. Кластерная модель как инструмент экономической безопасности и стратегического развития региона // Инновационное развитие экономики. – 2021. – № 2-3(62-63). – c. 388-398. – doi: 10.51832/2223-7984_2021_2-3_388 .

Страница обновлена: 24.11.2021 в 22:27:33