Российский рынок ценных бумаг: особенности развития и их влияние на экономическую безопасность страны

Анисимов А.А.1, Тихонова О.Б.2
1 Всероссийская академия внешней торговли
2 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Анисимов А.А., Тихонова О.Б. Российский рынок ценных бумаг: особенности развития и их влияние на экономическую безопасность страны // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 4. – doi: 10.18334/ecsec.4.4.113639.

Аннотация:
В статье выделяются проблемные моменты, которые могут отрицательно сказаться на устойчивости функционирования российского рынка ценных бумаг. Обозначены новые тенденции, появившиеся в развитии данного рынка. Особое место уделено рассмотрению видов противоправной деятельности на отечественном рынке ценных бумаг и пробелов в его регулировании, которые способствуют этой деятельности. Оказывая непосредственное влияние на стабильность развития экономики, рынок ценных бумаг в то же время является одним из компонентов экономической безопасности. Обеспечение экономической безопасности фондового рынка в значительной степени зависит от эффективного регулирования процессов, происходящих на нём, ориентированного на минимизацию угроз экономической безопасности рынка ценных бумаг. Анализ особенностей регулирования национального рынка ценных бумаг в целях обеспечения экономической безопасности государства обуславливает актуальность выбранной темы исследования.

Ключевые слова: рынок ценных бумаг, финансовые инструменты, противоправная деятельность на рынке ценных бумаг, профессиональные участники рынка ценных бумаг, институциональные инвесторы

JEL-классификация: G11, F18, G19



Введение

Масштабные реформы российской экономики XX-XXI веков, направленные на её трансформацию, обусловили становление внутреннего рынка ценных бумаг (РЦБ), который начал развиваться по международным стандартам. Российский РЦБ по историческим меркам достаточно молод. Он начал формироваться только в 1991-1992 гг. За годы, прошедшие с момента его возникновения, проделана колоссальная работа: сформирована обширная законодательная база в сфере эмиссии и обращения различных ценных бумаг, созданы фондовые биржи (крупнейшая из них Московская), масштабная сеть профессиональных участников РЦБ, современная технологическая база рынка. Мировая практика показывает, что чем более развит данный рынок, тем более масштабные и дешевые финансовые ресурсы могут привлекать предприятия, организации и государство для своего функционирования. В свою очередь, удешевление финансовых ресурсов позволяет ускорить экономический рост, что является одной из важнейших целей государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности России. В этой связи в Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года подчеркивается значимость развития национального РЦБ и его инфраструктуры, привлечения с его помощью долгосрочных финансовых ресурсов [4].

Между тем, необходимо отметить, что еще не в полной мере исследовано регулирование РЦБ в целях обеспечения экономической безопасности государства. За рамками исследований остается задача поиска путей повышения эффективности деятельности регулирующих данную сферу компетентных органов.

Цель исследования состоит в анализе особенностей организационно-правового регулирования российского РЦБ для обеспечения экономической безопасности государства.

Согласно сформулированной цели, поставлены следующие задачи:

- рассмотреть теоретические аспекты функционирования и регулирования российского РЦБ в системе обеспечения национальной экономической безопасности;

- выявить недостатки действующей системы регулирования РЦБ в России, препятствующие обеспечению экономической безопасности государства;

- сформулировать предложения по совершенствованию организационно-правового регулирования РЦБ для обеспечения экономической безопасности государства;

Объект исследования – российский РЦБ.

Предметом исследования выступает система организационно-правовых отношений, возникающих в процессе регулирования РЦБ в целях обеспечения экономической безопасности государства.

В процессе исследования применялись методы научного познания: системный анализ и синтез.

Научная новизна исследования состоит в системном изучении совершенствования регулирования российского РЦБ в целях обеспечения экономической безопасности России.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключаются в том, что его результаты могут быть использованы при дальнейшем изучении проблемы обеспечения экономической безопасности РЦБ.

Основная часть

В настоящее время в функционировании российского РЦБ существуют ряд проблемных аспектов, которые могут негативно сказаться на его устойчивости:

1. Небольшие по мировым меркам размеры рынка. Одним из показателей размеров РЦБ является величина его капитализации, т.е. суммарная стоимость всех обращающихся на рынке акций по отношению к годовому ВВП страны. По состоянию на начало 2020 года капитализация российского РЦБ составляла около 45% ВВП (630 млрд. долл.) [21], в то время как в США – 144%, во Франции – 131%, в Японии - 91%, Индии – 63%, Китае – 50% [17; 11]. Наибольшей величины показатель капитализации российского РЦБ достигал в 2007-2008 гг. – почти 100% ВВП, а по абсолютному размеру он превышал 1 трлн. долларов [7]. По мнению одного из самых успешных мировых инвесторов У. Баффета, если капитализация РЦБ опускается ниже годового ВВП страны, то такой рынок является дешевым, неразвитым и достаточно уязвимым в плане спекулятивных атак. Если же величина капитализации превышает годовой ВВП страны, то такой рынок считается развитым [14].

О величине РЦБ можно также судить по объёму биржевых торгов. В 2020 году по объему рыночных сделок с акциями Московская биржа занимала 27 место из 81 биржи мира [18].

2. Явное доминирование ценных бумаг компаний нефтегазового сектора по отношению к компаниям других отраслей экономики. На акции 10 компаний, связанных с сырьевыми отраслями, приходится более 2/3 капитализации всех компаний, составляющих индекс Московской биржи (IMOEX). В результате главный информационный показатель состояния российского РЦБ оказывается в сильной зависимости от мировых цен на углеводороды. Однако мировой рынок нефти имеет склонность к высокой волатильности, которая, в свою очередь, как показывает практика, передаётся на российский РЦБ в целом.

3. Сверхвысокая концентрация на отдельных рыночных сегментах (рынки акций, облигаций, брокерские услуги), что ограничивает конкуренцию и усиливает зависимость рынка от поведения его крупных участников. Укрупнение профессиональных участников РЦБ поощряется регулятором – Центральным банком (ЦБ), который в своей политике по отношению к финансовому рынку отдает приоритет финансовой стабильности. Но финансовая стабильность в определенной мере противоречит эффективности функционирования рынка, его финансовой глубине [20]. На наш взгляд, для большей доступности финансовых услуг нужно поощрять работу на рынке компаний разного масштаба.

4. Изменения в структуре владельцев Московской биржи. Пакет акций в размере более 50% находится в руках инвестиционных фондов из стран, принявших санкции в отношении России и стремящихся воспрепятствовать поступательному экономическому развитию нашей страны [8]. Учитывая то, что Московская биржа является владельцем центрального депозитария (НРД) и Национального клирингового центра (НКЦ), обладающих очень чувствительной для экономической безопасности страны и рыночной конкуренции информацией о владельцах и бенефициарах основной массы российских компаний, переход блокирующего пакета акций Московской биржи к нерезидентам создает угрозу утечки стратегической информации и требует разработки комплекса мер по её защите.

5. Рост доли компаний с государственным участием в капитализации акций и стоимости находящихся в обращении облигаций, что имеет такие отрицательные стороны, как увеличение политических рисков, уменьшение эффективности сделок.

6. Недостаток хороших биржевых и внебиржевых финансовых инструментов на российском РЦБ. На рынок приходит много инвесторов и большие деньги, которые порой некуда инвестировать. Это приводит к оттоку средств инвесторов в иностранные финансовые инструменты, негативно сказывается на ликвидности рынка, не способствует формированию фондов «длинных денег».

7. Низкий уровень акций, находящихся в свободном обращении (т.н. free float). Средний уровень free float для компаний первого уровня в России составляет около 36-37%, при этом у 10 из них в свободном обращении не более 20% акций (доля free float в развитых странах около 70%) [10]. Низкий уровень free float негативно сказывается на функционировании РЦБ:

- чем меньше акций находится в свободном обращении и меньше сделок совершается по ним, тем более необъективной является устанавливаемая в результате торгов цена;

- облегчается задача манипулирования рынком. Выстроенный определённым образом группой участников рынка большой поток заявок на покупку и продажу определённого инструмента может привести к сдвигу цены [16]. В свою очередь, этот механизм можно использовать не только для манипуляции рынком с целью наживы, но и для отмывания доходов, полученных преступным путём, финансирования терроризма и уклонения от уплаты налогов;

- малое количество акций в свободном обращении препятствует привлечению нового капитала, а, следовательно, и новых инвесторов, что отрицательно сказывается на развитии рынка.

Большая часть свободных акций у многих российских компаний первого уровня принадлежит иностранцам. Данное положение влечёт за собой особую чувствительность стоимости компаний к изменениям мировой конъюнктуры и геополитических новостей. К примеру, введенные США в апреле 2018 года санкции привели почти к 50% падению стоимости акций «Русала». Уменьшение же стоимости акций компаний имеет негативные бюджетные последствия. Это происходит в результате снижения среднегодовой стоимости имущества компании, что, в свою очередь, ведет к уменьшению налоговых поступлений по имущественному налогообложению в бюджет.

8. Неравные условия для участников рынка. Розничным инвесторам практически недоступна информация по размещению ценных бумаг больших компаний (например, информация по размещению акций «Совкомфлота»).

9. Малая роль институциональных инвесторов на рынке. Мировая практика показывает, что значительное присутствие на РЦБ розничных инвесторов увеличивает волатильность рынка. В российских условиях это привносит дополнительные риски, поскольку у основной массы розничных инвесторов преобладают спекулятивные мотивы. Значительная дестабилизация рынка может на длительный срок подорвать доверие к нему со стороны частных инвесторов [23].

10. Перекос рынка производных финансовых инструментов в сторону валютных и товарных инструментов и его использование, прежде всего, в целях спекуляции, а не хеджирования рисков.

11. Широкое распространение на рынке практики мисселинга и миспрайсинга (продажа «мутных» финансовых продуктов), что в немалой степени обусловлено низкой финансовой грамотностью населения. ЦБ РФ оценивает объем инвестиционных продуктов с «мутной структурой», приобретенных гражданами в 2020 году, в 600 млрд. рублей [9].

12. Недостатки в технологии совершения сделок. Так, при многих операциях на рынке не учитывается процентный риск. Между тем изменение ключевой ставки Центрального банка в ряде случаев может способствовать дефолтам, что способно разбалансировать рынок.

В последнее время на российском РЦБ обозначились ряд тенденций, которые будут определять его развитие в долгосрочной перспективе.

1. В 2018-2020 гг. в развитии российского РЦБ произошел качественный перелом – на рынок стал приходить массовый частный инвестор. Приход массового розничного инвестора на РЦБ является очень важным фактором повышения долгосрочной устойчивости рынка. Как показывает зарубежная практика, чем больше на рынке присутствует национальных инвесторов, тем он более устойчив. А, с другой стороны, чем больше национальный рынок привлекает отечественных инвесторов, тем большей популярностью он пользуется и у зарубежных инвесторов, что в итоге увеличивает емкость рынка, придает ему дополнительную устойчивость. В этой связи необходимо работать над повышением привлекательности рынка.

2. Все шире используются информационные технологии при совершении операций с ценными бумагами. Благодаря интернет-технологиям обслуживание клиента полностью переносится в онлайновое пространство. Идет бурное развитие интернет-трейдинга (торговли ценными бумагами), интернет-банкинга (управление денежными средствами), интернет-депозитария (управление ценными бумагами).

3. На РЦБ появляются новые виды профессиональной деятельности, новые участники рынка и финансовые инструменты, что позволяет полнее реализовывать функции РЦБ. С 21.12.2018 г. вступил в силу Федеральный закон от 20.12.2017 г. № 397-ФЗ [2], который ввел новый вид профессиональной деятельности – деятельность инвестиционных советников. В конце 2015 года новыми игроками РЦБ стали форекс-дилеры. С вступлением в силу с 01.01.2020 г. Федерального закона от 02.08.2019 г. № 259-ФЗ [3] на РЦБ появился новый участник – операторы инвестиционных платформ (краудфандинговые платформы). Появились новые финансовые инструменты: индивидуальные инвестиционные счета, привилегированные акции с преимуществом в очередности получения дивидендов, инфраструктурные, зеленые, социальные и «вечные» облигации. Все это открывает возможности для роста числа частных инвесторов, усиливает инвестиционную функцию рынка, столь необходимую для активизации экономического роста в стране.

4. Растущие объемы облигационного рынка. В 2020 году было размещено облигаций на 3 трлн. рублей [7]. Мировая практика показывает, что рынок облигаций является основой банковской системы страны, поскольку под залог облигаций всегда можно привлечь денежные средства. Удобство облигаций состоит в том, что их всегда можно продать или купить небольшим лотом. Поэтому в тех странах, где существует более масштабный и развитый облигационный рынок, имеется и более развитая банковская система [24]. Для дальнейшего роста облигационного рынка в России требуется совершенствовать налогообложение доходов владельцев облигаций.

Важнейшей проблемой, негативно влияющей на развитие и устойчивость функционирования отечественного РЦБ, остается противоправная деятельность на данном рынке. Все конкретные виды этой деятельности, по нашему мнению, можно разделить на три группы:

а) преступные посягательства на имущество участников РЦБ (хищения акций, рейдерство, мошеннические действия с векселями);

б) преступные посягательства на порядок функционирования РЦБ. Данные действия направлены на нарушение законодательно установленного порядка учета участников рынка, выпуска и обращения ценных бумаг, учета прав на ценные бумаги, обеспечения прав владельцев на ценные бумаги и на их участие в управлении хозяйственными обществами;

в) использование инструментов РЦБ в противоправной деятельности (легализации доходов, полученных преступным путём и финансирования терроризма; незаконный вывод финансовых средств за рубеж).

Остановимся на данных видах противоправных действий подробнее.

Первый вид. Преступные посягательства на неправомерное завладение имуществом участников РЦБ (акции, денежные средства и другие активы).

Данные преступления в основном совершаются посредством действий, предусмотренных статьей 159 УК РФ («Мошенничество») [5]. В единичных случаях для неправомерного завладения имуществом совершаются преступления, предусмотренные статьями 126 УК РФ («Похищение человека»), 163 УК РФ («Вымогательство») [5]. Преступные посягательства на имущество участников РЦБ происходят в результате разного рода хищений, а также рейдерских захватов. Объектом хищений, прежде всего, становятся обыкновенные (голосующие) акции, поскольку они позволяют влиять на принятие управленческих решений.

Можно выделить следующие основные способы хищения акций:

1) хищение акций предприятий, особенно находящихся в государственной собственности, путем неправомерных распоряжений руководителей организаций о передаче ценных бумаг в собственность подконтрольных третьих лиц по многократно заниженным ценам или безвозмездно. В целях хищения акций могут использоваться фальсифицированные заключения по оценке стоимости акций;

2) хищение акций путем переоформления права собственности на них посторонним лицам. С этой целью используются поддельные документы, в числе которых протоколы собраний акционеров, договоры купли-продажи ценных бумаг и передаточные распоряжения, уставы организаций. Названные документы представляются в Федеральную налоговую службу и могут служить основанием для государственной регистрации соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ).

В целях незаконного переоформления права собственности на акции в интересах третьих лиц, наряду с поддельными договорами купли-продажи ценных бумаг, также могут использоваться:

- неправомерные решения судебных приставов в виде наложения ареста и передачи на реализацию контрольного пакета акций акционерного общества по многократно заниженной цене;

- вынесение неправосудных актов на основе представленных сфальсифицированных документов и доказательств;

3) хищение акций из депозитария. Они могут совершаться как с использованием традиционных «бумажных» технологий, так и посредством неправомерного доступа к компьютерной информации. При использовании «бумажных» технологий депозитарию предоставляются фиктивные документы, содержащие не соответствующее действительности поручение о переводе ценных бумаг со счета собственника акций на заранее открытый счет участников преступления. В качестве фиктивных документов могут использоваться: поддельные паспорта собственника акций или лица, которому доверено распоряжаться ценными бумагами; поддельные доверенности на право распоряжения акциями; поддельные заявления собственника акций о переводе ценных бумаг на брокерский счет; поддельный договор дарения акций; поддельное свидетельство о праве наследования и др.

Следует учитывать, что хищение ценных бумаг из депозитария совершается лицами, хорошо осведомленными о процедурах хранения и обращения акций, а сам механизм хищения нередко включает в себя тщательно продуманные многоходовые действия.

Хищение акций из депозитария путем использования информационных технологий включает в себя: открытие счета в брокерской компании по поддельным документам; завладение сведениями о ключах и паролях систем управления счетом «депо»; посылку электронного депозитарного поручения о переводе ценных бумаг на счет участника преступления; продажу ценных бумаг на бирже и получение наличных денег.

Условиями, способствующими хищению акций из депозитария, могут быть:

- недостатки организации системы безопасности, отсутствие квалифицированных сотрудников, предназначенных для выявления и предупреждения преступных посягательств, знакомых с методами и средствами криминалистики и информационной защиты;

- недостатки в организации охраны сведений конфиденциального характера (по оценке экспертов, реестры акционеров, более 400 российских компаний, данные которых могут быть использованы для хищения акций, предлагаются к продаже в сети Интернет);

- неспособность сотрудников депозитария выявить признаки подделки паспортов и иных документов;

- пробелы нормативного организационного и методического обеспечения деятельности сотрудников депозитария, призванных противодействовать преступным посягательствам на ценные бумаги (отсутствие четко сформулированных инструкций и других локальных нормативных актов, детально регламентирующих объем, способы и порядок проверочных действий);

4) хищение денежных средств клиента с брокерского счета. Данный вид хищения осуществляется как с использованием поддельных личных документов собственника акций, доверенностей, документов о праве на наследство и т.п., так и путем неправомерного доступа к информационной системе брокера. В число подготовительных действий к хищению входит получение информации о логинах и паролях собственника счета;

5) хищение акций и денежных средств путем вовлечения инвесторов в фиктивные проекты. При этом нередко используются методы социальной инженерии, при помощи которых акционеров вводят в заблуждение, после чего они добровольно соглашаются на отчуждение своих акций в пользу третьих лиц. Примером может быть дело компании «Тикер Инвест» [12]. Фальшивый брокер предлагал акционерам крупнейших эмитентов «солидно» заработать на акциях, положив их «на депозит» под 15% годовых. Акционеры оформляли доверенности на управление ценными бумагами, передавая тем самым полномочия неизвестным им физическим лицам отдавать регистраторам распоряжения на операции по счетам. В итоге мошенники продавали акции своих доверителей и присваивали вырученные деньги. При этом у фальшивых брокерских компаний могут отсутствовать реальные активы, что делает невозможным возмещение ущерба пострадавшим акционерам. В настоящее время инструментов для защиты акционеров от подобной схемы не существует – регистратор не имеет права отказать в исполнении операции, если имеет передаточное распоряжение. Однако некоторые регистраторы по своей инициативе предпринимают меры, направленные на противодействие хищению ценных бумаг. Так, группа компаний НРК-Р.О.С.Т. (один из крупнейших регистраторов на российском рынке) запустила услугу СМС-оповещения акционеров об обращениях к их счетам. Сообщения будут приходить на мобильный телефон акционера в момент получения регистратором распоряжения на совершение ряда операций: изменение анкетных данных счета, передачу учитываемых на счете акций или обременение их залогом. Рассылка СМС-сообщений будет осуществляться автоматически [13].

Второй вид. Преступные посягательства на порядок функционирования РЦБ.

Основными видами преступных посягательств на порядок функционирования РЦБ являются:

1) фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст. 170.1.УК РФ) [5]. Данные преступления совершаются путем предоставления документов, содержащих заведомо ложные сведения в организации, ведущие реестр акционеров; в ФНС, осуществляющую государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей;

2) злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 УК РФ) [5]. Данные преступления совершаются путем:

- внесения в проспект ценных бумаг заведомо недостоверной информации о финансово-экономическом состоянии эмитента и его финансово-хозяйственной деятельности; об участниках (акционерах) эмитента; о бухгалтерской отчетности;

- утверждения или подтверждения заведомо недостоверного отчета (уведомления) об итогах выпуска ценных бумаг;

3) злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст. 185.1 УК РФ) [5]. Преступление совершается путем предоставления заведомо ложной информации в регистрирующий орган;

4) воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ст. 185.4 УК РФ) [5]. Российское законодательство предусматривает следующие виды действий, при которых нарушаются права владельцев ценных бумаг:

- проведение общего собрания владельцев ценных бумаг при отсутствии необходимого кворума;

- воспрепятствование осуществлению прав владельцев эмиссионных ценных бумаг;

5) фальсификация решения общего собрания акционеров хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества (ст.185.5 УК РФ) [5].

Фальсификация решений может совершаться путем:

- внесения в протокол общего собрания заведомо недостоверных сведений о количестве голосовавших, кворуме или результатах голосования;

- несообщения сведений о проведении общего собрания акционеров;

- голосование от имени акционера по заведомо подложной доверенности;

6) нарушение порядка учета прав на ценные бумаги (ст. 185.2 УК РФ) [5]. Порядок учета прав на ценные бумаги устанавливается: Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», «Положением о реестре владельцев ценных бумаг», «Положением о депозитарной деятельности», а также внутренними (локальными) нормативными актами держателя реестра (эмитента или регистратора) или депозитария. Наиболее значимым нарушением порядка ведения реестра ценных бумаг, с точки зрения обеспечения безопасности их владельцев, является фальсификация информации о виде, количестве, категории, номинальной стоимости ценных бумаг, об их номинальном держателе, доверительном управляющем, залогодержателе, а также сведений об операциях, проведенных по счетам указанных лиц;

7) манипулирование рынком ценных бумаг (ст. 185.3 УК РФ) [5]. Развитие современных информационных технологий привело к появлению новых форм манипулирования на РЦБ, основанных на использовании высокочастотной торговли с применением роботов. Преимущество сделок с роботами обусловлено существенным и систематическим опережением других участников биржевой торговли за счет скорости выполнения определённого набора действий при совершении торгов. Данные действия включают в себя анализ текущей рыночной информации, определение наиболее прибыльной торговой стратегии, подачу торговых поручений, совершение сделок и ведение системы риск-менеджмента. По различным оценкам, высокочастотная торговля в настоящее время занимает от 10% до 60% биржевого оборота на многих ведущих биржах мира, при этом в краткосрочные временные интервалы эти значения могут достигать 100% [22]. Кроме того, роботы в случае технических сбоев способны негативным образом влиять на инфраструктуры биржевых площадок. Технические сбои порой могут совершаться преднамеренно, чтобы скрыть неправомерные действия участников рынка.

Обладая возможностью совершать мгновенные операции, участники, применяющие высокочастотную торговлю, стали посылать в торговую систему заявки, которые искажают реальные соотношения спроса и предложения, тем самым вводя в заблуждение других участников рынка. Такие практики поведения получили в научной литературе название спуфинг (от англ. spoofing) и лейринг (от англ. layering). Под спуфингом понимается практика, подразумевающая подачу или отмену нескольких заявок с целью создания искусственного движения цены в нужном направлении. Лейринг – это подача в торговую систему однонаправленной серии заявок с минимальной разницей в цене для смещения разницы между лучшими ценами на покупку и продажу в нужном направлении и последующего исполнения собственной заявки противоположной направленности с целью получения прибыли.

О возможном манипулировании ценами при совершении сделок на фондовом рынке могут, прежде всего, свидетельствовать следующие признаки:

- отсутствие экономического смысла в операциях с ценной бумагой (торговля не приносит прибыли, одно лицо имеет постоянную прибыль, а контрагент – постоянный убыток);

- длительное однонаправленное движение текущей цены конкретной ценной бумаги. К примеру, текущая цена все время растет или снижается, в то время как цены других торгуемых ценных бумаг движутся не только в одном направлении;

- существенное изменение цены и торговой активности при торгах по конкретной ценной бумаге, идущих на одной торговой площадке, без аналогичных изменений на других торговых площадках. Если отсутствует манипулирование ценами, то изменение стоимости ценной бумаги на одной торговой площадке должно отразится и на ее стоимостях на других площадках;

- движение цены конкретной ценной бумаги противоположно общему направлению движения цен торгуемых ценных бумаг.

В целом, основным признаком того, что на фондовом рынке осуществляется манипулирование, являются необычность и нестандартность сделок.

Использование инсайдерской информации при совершении сделок с ценными бумагами (ст. 185.6 УК РФ) [5]. Впервые понятие инсайдерской информации появилось в США в Законе о фондовых биржах в 1934 году. В настоящее время данное понятие присутствует в законодательстве многих стран мира. В России понятие инсайдерской информации было введено в 2010 году в Федеральном законе от 27 июля 2010 года № 224-ФЗ [1]. Общее понимание инсайдерской информации на РЦБ сводится к тому, что определённая информация об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах не является общедоступной и в силу этого ставит лиц, обладающих такой информацией до момента её публичного распространения, в преимущественное положение по отношению к другим участникам торгов.

Хотя перечень потенциальных инсайдеров в российском законодательстве является достаточно широким, однако он не включает в себя такую категорию лиц, как родственники и близкие люди членов совета директоров или управленческого персонала компании-эмитента или же аффилированной компании. Также к числу инсайдеров не отнесены бывшие работники компании-эмитента или другой компании, потенциально имевшие доступ к инсайдерской информации в силу своих служебных полномочий. Все это затрудняет противодействие использованию инсайдерской информации при совершении сделок на российском РЦБ. В то же время за рубежом накоплен большой опыт борьбы с противоправным использованием инсайдерской информации. Система регулирования деятельности инсайдеров в международной практике включает в себя такие элементы, как:

- немедленное раскрытие лицом информации о том, что он стал инсайдером в силу покупки определённой доли акций (в США – более 10% акций компании);

- запрещение передавать инсайдерскую информацию третьим лицам и рекомендовать совершать сделки с ценными бумагами своей компании;

- право эмитента требовать прибыль инсайдера от купли-продажи ценных бумаг эмитента, если она получена в течение срока, не превышающего 6 месяцев;

- раскрытие в установленные сроки лицами, которые являются инсайдерами в силу своего служебного положения или иных связей с эмитентом, сведений о наличии у них ценных бумаг своей компании и о любых сделках, совершенных с этими ценными бумагами;

- серьёзные штрафы и даже тюремное заключение за противоправное использование в сделках с ценными бумагами инсайдерской информации (США, Великобритания, Германия). При этом штраф может в три раза превышать прибыль от инсайдерской сделки, а нарушителю грозить до пяти лет тюрьмы [19].

Предполагается, что использование подобных норм в российском законодательстве позволит эффективнее противодействовать неправомерному использованию инсайдерской информации при совершении сделок на РЦБ.

Третий вид. Использование инструментов и самого механизма функционирования РЦБ для совершения противоправной деятельности.

Такая практика становится возможной в результате большого количества различных посредников, принимающих участие в сделках на РЦБ, развития процесса глобализации финансовых рынков, появления новых информационных технологий и финансовых инструментов. Использование возможностей РЦБ в противоправной деятельности подрывает доверие к рынку, заставляет его участников и государство нести дополнительные расходы по обеспечению стабильного функционирования РЦБ. Можно выделить два направления использования инструментов РЦБ для противоправной деятельности.

Первое направление. Использование возможностей РЦБ для незаконного вывода финансовых средств за рубеж. Выделим несколько способов совершения данной противоправной деятельности:

1) вывод финансовых средств за рубеж путем биржевой купли-продажи ценных бумаг через чужие или аффилированные офшорные компании [15]. Для осуществления данной деятельности формируется (регистрируется или приобретается) определённая инфраструктура:

- коммерческие банки, часть руководителей и сотрудников которых осведомлена о предстоящем характере противоправной деятельности;

- «фирмы-однодневки», открывающие расчетные счета в этих банках;

- инвестиционные компании, имеющие лицензию профессионального участника РЦБ;

- компании в юрисдикциях с льготным налогообложением (в офшорах), имеющие расчетные счета в иностранных банках.

Денежные средства юридических лиц, предназначенные для вывода за рубеж, поступают на расчетные счета «фирм-однодневок» по договорам покупки либо оказания услуг, а затем перечисляются по договорам брокерского обслуживания на покупку ценных бумаг на расчетные счета инвестиционных компаний. Инвестиционные компании перечисляют денежные средства на торговые площадки Московской биржи, где совершаются сделки по приобретению высоколиквидных акций компаний (например, ПАО «Газпром», ПАО «Лукойл», ПАО «Сбербанк», и др.). В течение одного биржевого дня ценные бумаги сначала перепродаются подконтрольным офшорным компаниям, а затем продаются на тех же биржевых площадках. Денежные средства от продажи акций поступают на счета, открытые офшорными компаниями в иностранных банках, откуда направляются на счета заказчика. Таким образом, в результате осуществления ряда финансовых операций денежные средства выводятся из России и легализуются;

2) вывод финансовых средств за рубеж через покупку ценных бумаг за рубежом. Для этого деньги переводятся по цепочке: подставная фирма, российский брокер – субброкер – иностранная лицензированная в своей стране брокерская организация (российские брокеры на зарубежных РЦБ работать не могут, поэтому в схеме задействуется реальная иностранная брокерская организация, возможно, аффилированная с российской брокерской структурой). Субброкер сначала покупает, а затем продает акции, перечисляя деньги на обусловленный счет в своей стране. При посредничестве в проведении сделок с ценными бумагами за рубежом на российском РЦБ зачастую выстраиваются связки из нескольких брокеров, каждый из которых является клиентом предыдущего. Это происходит из-за того, что у мелких брокерских компаний недостаточно финансовых средств для торговли на иностранных рынках ценных бумаг. Данное обстоятельство, а также то, что при передаче денежных средств в доверительное управление, средства клиентов обезличиваются на счете брокера (сделки он совершает от своего имени) используется для сокрытия первоначального клиента, заинтересованного в незаконном выводе;

3) вывод финансовых средств за рубеж путем использования «зеркальных сделок». Схема вывода средств путем «зеркальных» сделок легальна, проста и не требует использования сложных финансовых инструментов РЦБ.

Суть таких операций заключается в следующем. Первоначально банк приобретает за определенную валюту пакет акций или облигаций какой-либо компании, котирующейся на фондовой бирже. Почти одновременно эти же ценные бумаги через офшорную компанию продаются на фондовом рынке в другой стране за другую валюту. Как правило, такие сделки осуществляются через один и тот же банк в интересах одного того же бенефициара. Прибыль по такой сделке отсутствует, а в периоды резких колебаний курса валют или понижательного тренда на фондовом рынке могут даже возникать определенные убытки. Однако через такую схему достигается главный результат – вывод денежных средств из страны без всякого финансового контроля. Это очень важно для участников подобной схемы, поскольку транзакции со счета на счет могут подпадать под контроль в соответствии с «антиотмывочным» законодательством.

Есть и ещё один вариант этой же «зеркальной» схемы. В России покупаются акции или облигации какой-нибудь компании, а права на них учитываются в иностранном депозитарии. Как только бумаги учтены в другой юрисдикции, они продаются, деньги же остаются на иностранных счетах.

Помимо банков в «зеркальных» схемах участвуют другие финансовые посредники – брокеры, инвестиционные, управляющие и трастовые компании, зарегистрированные в оффшорных юрисдикциях. Как правило, деньги проходят по длинной цепочке банковских счетов, а затем переводятся в инвестиционную или управляющую компанию, и лишь после этого аккумулируются на каком-то одном банковском счете. Поскольку деньги на банковский счет поступают сразу из нескольких источников, выявить реального конечного бенефициара вывода средств за рубеж весьма сложно. Банки, участвующие в «зеркальных» схемах, зарабатывают приличные деньги, получая комиссию за посреднические услуги. По данным экспертов, до 2015 г. банки брали 0,2% от каждой сделки [6]. В настоящее время в условиях санкционной политики Запада по отношению к России, посреднические услуги банков по переводу денежных средств подорожали примерно в 10-15 раз.

Хотя приведённая схема вывода денег внешне легальна, но она должна настораживать тем, что является бесприбыльной, т.е. в ней отсутствует экономический смысл деятельности в рыночной экономике. Поэтому подобные сделки надо очень тщательно проверять на предмет соблюдения «антиотмывочного» законодательства. Именно отсутствие в сделках экономического смысла побудило американские следственные органы начать в 2015 г. расследование «зеркальных» сделок, которые осуществлялись при посредничестве крупнейшего немецкого инвестиционного банка «Deutsche Bank». Часть операций проходила через финансовые институты Нью-Йорка, чем и объясняется интерес американских следователей. Было установлено, что в период 2011-2015 гг. трейдеры банка покупали акции российских компаний за рубли, затем перепродавали их через лондонское отделение «Deutsche Bank» за фунты стерлингов или доллары. Объем каждой такой сделки составлял примерно 2-3 миллиона долларов. Иногда дневной размер операций доходил до 10 миллионов долларов. В результате из России за период 2011-2015 гг. в общей сложности было выведено до 10 миллиардов долларов. По результатам проведенного расследования Департамент финансовых служб Нью-Йорка обязал немецкий «Deutsche Bank» выплатить 425 миллионов долларов штрафа за незаконное отмывание денег банковскому регулятору штата Нью-Йорк [6].

Второе направление. Использование возможностей РЦБ для легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путём. Можно выделить несколько способов совершения данной противоправной деятельности:

1) легализация путем использования приобретенных ценных бумаг в предпринимательской или иной экономической деятельности. В этом случае через профессиональных участников рынка ценных бумаг (дилеров, брокеров), не интересующихся чистотой используемых средств, ценные бумаги приобретаются, а затем используются субъектами хозяйственной деятельности как средство оплаты по договорам, в качестве гарантии при осуществлении хозяйственной деятельности или торгуются на биржевых или внебиржевых площадках. При этом формируется инвестиционный портфель из ценных бумаг активно обращающихся на бирже и вне ее. Маскировка криминального происхождения портфеля ценных бумаг обеспечивается за счет их обезличивания;

2) легализация путем приобретения высоколиквидных ценных бумаг. Для этого владелец преступного дохода становится клиентом брокера. Средства в наличной форме сдаются в кассу брокера и обезличиваются путем их зачисления на специальный брокерский счет. По поручению клиента брокером на биржевом рынке приобретаются корпоративные ценные бумаги (акции) или государственные ценные бумаги (облигации). Клиент дает периодические поручения на продажу принадлежащих ему ценных бумаг и вывод принадлежащих ему дохода от операций с ценными бумагами либо наличными, либо на свой банковский счет;

3) легализация путем приобретения переводных банковских векселей. При этом на подлежащие легализации средства физическим лицом-посредником приобретается в одном или нескольких банках (как правило, филиалах) банковские векселя. Далее вексель может переходить по цепочке через 2-х или 3-х других посредников путем проставления индоссаментом для последующих векселедержателей. Последним векселедержателем будет являться владелец преступного дохода, который предъявляет вексель к оплате банку, а полученные от его реализации средства получает либо наличными, либо переводит на свой банковский счет.

Противоправная деятельность в немалой степени основывается на существенных пробелах регулирования РЦБ, среди которых можно выделить:

1) отсутствие в отечественном законодательстве норм:

- запрещающих доверительному управляющему распоряжаться активами акционеров без предварительного раскрытия в письменном виде сути сделки клиенту и без получения его письменного согласия;

- обязывающих реестродержателя и депозитария осуществлять действия, направленные на проверку подлинности документов, служащих основанием для изменений в реестре собственников акций;

2) нуждается в дополнении перечень лиц, обладающих инсайдерской информацией;

3) требуется совершенствование стандартов продаж финансовых продуктов.

Заключение

Оценивая в целом развитие российского РЦБ, можно сказать, что он развивается в соответствии с общемировыми тенденциями, на уровне международных стандартов функционирует инфраструктура рынка и его профессиональные участники, у рынка имеется большой потенциал для дальнейшего развития при грамотном решении имеющихся у него проблемных моментов.

Для того, чтобы продолжить активное развитие российской организационно-правовой базы РЦБ в соответствии с указанными выше тенденциями, необходимо принять следующие шаги:

- внесение поправок в Закон о Рынке ценных бумаг, разрешающих публичную торговлю иностранными ценными бумагами. Данное изменение в законе о ценных бумагах также потребует внесения поправок в ряд существующих положений о выпуске и регистрации ценных бумаг, требованиях к раскрытию информации и к биржевой торговле;

- официальная публикация положений о критериях «квалифицированных инвесторов»;

- принятие правил, определяющих, какими ценными бумагами и финансовыми инструментами торгуют только квалифицированные инвесторы;

- принятие положений о составе и структуре фондов для квалифицированных инвесторов.


Источники:

1. Федеральный закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 27.07.2010 № 224-ФЗ (последняя редакция). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_103037/ (дата обращения: 12.05.2021).
2. Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» и Статью 3 Федерального закона «О саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка» от 20.12.2017 № 397-ФЗ (последняя редакция). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_285586/ (дата обращения: 06.05.2021).
3. Федеральный закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 02.08.2019 № 259-ФЗ. Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_330652/ (дата обращения: 07.05.2021).
4. Указ Президента Российской Федерации № 208 от 13.05.2017 г. «О стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года», п. 14, 19. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41921 (дата обращения: 04.05.2021).
5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 01.07.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 22.08.2021). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 11.05.2021).
6. Андрианов В.Д. Финансовые схемы вывода капитала за рубеж // РБК. 22 февраля. – 2017.
7. Доверительно. Долгосрочно. Материалы конференции НАУФОР «Рынок ценных бумаг: текущее состояние и развитие» // Вестник НАУФОР. – 2020. – № 11-12. – c. 30.
8. Казанцев С. В., Колпакова И. А., Лев М. Ю., Соколов М. М. Угрозы развитию экономики современной России: ценовые тренды, санкции, пандемия. - Москва, 2021. – 224 c.
9. Казарновский П. ЦБ оценил объем проданных населению «мутных инвестпродуктов» // РБК. 21 января. – 2021.
10. Лещенко Ю.Г. Ермоловская О.Ю. Особенности регулирования интегрированной и функциональной моделей финансовых рынков: опыт Германии и Франции // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2419-2432.
11. Лещенко Ю.Г., Ермоловская О.Ю., Никулин С.В. Институциональная модель регулирования финансового рынка Китая // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 1. – c. 139-154.
12. Мерцалова А. Хищение по проекту // Коммерсант. 13 октября. – 2016.
13. Мерцалова А. Ценные бумаги берут под СМС-защиту // Коммерсант. 17 января. – 2019.
14. Огородников Е., Ремизов М. Страна нищих капиталистов // Эксперт. – 2019. – № 18-19. – c. 15.
15. Панова Г. С., Туруев И. Б., Ярыгина И. З. Деофшоризация как фактор развития национальной экономики // Вестник МГИМО Университета. – 2014. – № 2(35). – c. 102-112.
16. Панова Г.А. Фонд консолидации банковского сектора как инструмент повышения безопасности на рынке финансовых услуг // Экономическая безопасность. – 2020. – № 1. – c. 41-52.
17. Российская экономика в 2018 году. Тенденции и перспективы. - М.: ИЭП им. Е.Т. Гайдара, 2019. – 110 c.
18. Российская экономика в 2020 году. Тенденции и перспективы. - М.: ИЭП им. Е.Т. Гайдара, 2021. – 130 c.
19. Рубцов Б.Б. Современные фондовые рынки. / Гл. 5. - М., 2007.
20. Созаева Ф.Х. Пандемия COVID-19: последствия для финансовой стабильности и принятые меры политики на глобальном уровне // Экономическая безопасность. – 2021. – № 2. – c. 309-320.
21. Участники финансового рынка и рынка микрофинансирования России в цифрах. - М.: Юридическая компания «Декарт», 2020. – 4 c.
22. Aldridge I., Krawciw S. Real-Time Risk: What Investors Should Know About Fintech, High-Frequency Trading and Flash Crashes. , 2017. – 83-154 p.
23. Isaeva E.A., Leshchenko J.G. Evaluation of the effectiveness of modern models of regulation of financial markets // Creative Economy. – 2019. – № 10. – p. 2045-2066.
24. Yarygina I.Z., Panova G.S., Lukashenko I.V., Ruigrok K. Challenges for the Eurasian Economic Union Stock Markets: Analytical Approach // Finance: Theory and Practice. – 2018. – № 6 (108). – p. 82-94.

Страница обновлена: 08.10.2021 в 19:21:02