Практическая реализация концепции Smart City в Российской Федерации: анализ современного состояния и перспектив

Городнова Н.В.1, Соколов С.А.1
1 Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, Россия, Екатеринбург

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Городнова Н.В., Соколов С.А. Практическая реализация концепции Smart City в Российской Федерации: анализ современного состояния и перспектив // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – С. 1439-1456. – doi: 10.18334/epp.11.6.112151.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46332120

Аннотация:
Каждый город стремится к максимально успешному развитию собственного устройства и повышению уровня жизни граждан, для чего требуются мобилизация технологических достижений, IT технологий, цифровизация и т.п. Все это позволит обеспечить высококачественную среду обитания горожан. Данная статья посвящена анализу практики реализации концепции Smart City в России к текущему моменту времени. Научная новизна заключается в развитии понятийно-категориального аппарата, связанного с системой Smart City, а также в обобщении и систематизации методов и критериев оценки качества жизни в мегаполисе. Сделан вывод, что концепция Smart City, благодаря развитию единой системы технологических Умных городов позволит решить различные проблемы современного социума в рамках взаимодействия и обмена опытом среди различных стран. В ходе исследования была подтверждена основная гипотеза, что наряду с явными позитивными последствиями внедрения Smart-системы в крупных российских городах, возникают серьезные риски и угрозы, в частности, возможность роста киберпреступности и психологического дискомфорта граждан.

Ключевые слова: цифровизация, Smart City, IT-технологии, искусственный интеллект, Яндекс.Ровер, мегаполис, безопасность

JEL-классификация: O31, O32, O33, R19



Введение

Актуальность темы исследования. Человечество всегда стремилось к упрощению жизненных процессов и определенных действий на фоне кардинального повышения качества жизни. В этой связи одним из ожидаемых и повсеместно реализуемых проектов является реализация концепции Smart City («Умный город»). Данная концепция, по мнению экспертного сообщества, должна стать вершиной эволюции городской инфраструктуры и социума в целом [23] (Uhodnikova, 2017).

Актуальность развития и дальнейшей реализации данной концепции обусловлена востребованностью перестройки жизненного уклада и экономической инфраструктуры общества. Необходимость изменений в рамках городской инфраструктуры подкрепляется фактом значимости городского пространства, которое является точкой развития экономического пространства не только в рамках субъектов РФ, но и в масштабе всей страны. Также немаловажным фактом является переселение большего количества граждан из сельской местности в городскую. По расчетам специалистов, к середине XXI века больше половины населения будет проживать в мегаполисах [22] (Shneps-Shneppe, 2016). Это обусловлено активным процессом урбанизации, а также изменением современного жизненного уклада человека. Большой приток граждан в городскую среду несет за собой соответствующие проблемы и риски [1] (Stefanova, Khisravova, 2018), которые требуют качественного, технологического, долговременного решения. Концепция Smart City благодаря развитию единой системы технологических умных городов позволит решить данные проблемы в рамках взаимодействия и обмена опытом среди различных стран.

Современный крупный город – мегаполис – является сложным механизмом, который имеет высокую степень неопределенности и изменчивости, совокупность данных фактов открывает большое поле для научной дискуссии на тему развития умного города. Несмотря на полученные практические результаты, внедрение концепции Smart City находится на начальной стадии. В перспективе следует ожидать, что прогресс развития и имеющийся потенциал системы смогут в полной мере раскрыться в обозримом будущем. На основании вышеизложенного тема исследования является актуальной и интересной в рамках прогнозирования будущего процесса и подведения итогов нынешнего технологического потенциала нашей страны.

Объектом исследования является концепция Smart City.

Предмет исследования заключается в анализе последствий практической реализации концепции «Умный город» в Российской Федерации.

Целью работы является исследование современного состояния процесса реализации концепции Smart City в рамках российских городов.

Научная новизна данной работы состоит в развитии теории и понятийно-категориального аппарата, связанного с системой Smart City, а также в обобщении и систематизации методов и критериев оценки качества жизни в мегаполисе. Кроме того, авторами выявлены позитивные и негативные черты и характеристики практической реализации системы Smart City в России.

Основная гипотеза научного исследования заключается в том, что наряду с явными положительными последствиями внедрения smart-среды возникает множество рисков и возможных негативных воздействий на эволюцию социума. Решение и предотвращение данных рисков должно лечь в основу создания и развития сегодняшних, пока что не до конца развитых умных городов. Современные российские города не готовы к масштабной реализации концепции Smart City в силу отсутствия необходимого объема капитальных ресурсов, а также финансовой и психологической неготовности отдельных групп граждан.

Теоретическая составляющая концепции «Умный город»

Дефиниция Smart City (умный город) означает единую систему высокотехнологических сервисов с применением новейших кибернетических методов совершенствования инфраструктуры и экономики городского пространства. В данной работе под Smart City следует понимать градостроительную концепцию, целью которой является интеграция новейших технологий в жизнь человека и общества, а также внедрение новых цифровых решений и возможностей искусственного интеллекта в целях автоматизации процессов и повышения эффективности управления городской инфраструктурой [2] (Gorodnova, Krupkin, Rozhentsov, 2019).

Впервые термин Smart City появился в конце 90-х гг. XX в. с связи активным и масштабным использованием IT-технологии [3] (Krupkin, 2018). Изначально проект умного города задумывался как концепт решения актуальных на тот период времени экологических проблем. Развивающийся в 2008–2009 гг. планетарный финансово-экономический кризис стал одним из факторов для переосмысления задач Smart City. Вторым существенным событием, повлекшим изменение курса развития концепции, стало появление новых информационных технологий и BIG DATA, которые позволяют обрабатывать огромный массив данных из разных точек за минимальный промежуток времени, а также появления «Интернета вещей» (Internet of things – IoT), который открыл возможность синхронизации большого массива датчиков и умных систем, что облегчило оптимизацию функционирования умных технологий [4] (Kraskovskiy, 2017). Новые методы компьютерной обработки данных открыли путь к переосмыслению концепции в более масштабном объеме и формированию следующих основных принципов:

– комфортность и безопасность городской среды;

– технологическая развитость инфраструктуры мегаполиса;

– ориентация на человека и гражданина, а также социум в целом;

– повышение качества взаимодействия и эффективности экономической составляющей городской среды;

– повышение качества распределения и управления городскими ресурсами.

Развитие безопасности и улучшения качества жизни – довольно широкое понятие [5] (Grebenshchikova, 2017). В каждом городе данное понятие трактуется в соответствии с определенными признаками и требованиями. Так, на данный момент существует ряд различных индексов оценки качества жизни социума, что позволяет утверждать, что каждый отдельно взятый город имеет некую вариативность в развитии концепции Smart City на территории конкретного города.

Основные системы индексов оценки качества жизни горожан, а также элементы, присущие данному определению, в зависимости от индекса представлены в таблице 1.

Таблица 1

Индексы оценки качества жизни в мегаполисе и основные характеристики

Индекс Mercer
Индекс РИА рейтинг
Better life index
Политическая и социальная среда
Уровень экономического развития и доходов населения
Доходы населения и трудоустройство
Коммунальные услуги и транспорт
Безопасность жизни
Общество и безопасность
Экономическая среда
Экологические и климатические условия
Удовлетворенность жизнью
Социокультурная среда
Наличие объектов социальной инфраструктуры
Здравоохранение и образование
Жилье и природная среда
Уровень развития малого бизнеса
Гражданские права
Образование и медицина
Развитие транспортной инфраструктуры
Работа/отдых
Отдых и спорт
Занятость населения и рынок труда
Экология
Товары народного потребления
Демографическая ситуация
Жилищные условия
Источник: составлено авторами.

Основным вспомогательным инструментом, благодаря которому развивается данная концепция, является тесное взаимодействие цифровой и инновационно-технологической сферы в процессе регулирования городской и муниципальной инфраструктурами [7, 12] (Goryacheva, Trubina, 2018; Lavrova, 2017).

Принципы традиционного развития мегаполисов сегодня явно устарели, человечеству требуется городская среда, которая будет мгновенно и адекватно реагировать на возрастающие запросы и способствовать удовлетворению потребностей горожан. Однако обновление городов и превращение их в умную экономическую и муниципальную инфраструктуру требует больших финансовых вложений и научного развития. Smart City требует разработки, закупки и установки дорогостоящего оборудования, его своевременное обновление на более эффективные образцы, в том числе своевременное техническое обслуживание. Данный факт является одной из причин торможения эволюции традиционных городов в умную «экосистему». Также необходимо отметить слабую взаимосвязь систем умных городов по всему миру. Это связано, прежде всего, с применением различных систем и технологий, что усложняет взаимодействие данной системы и тормозит глобализацию концепции Smart City.

Согласно исследованию, проведенному PwC в 2020 г. в рамках оценки готовности крупнейших современных городов мира к внедрению концепции Smart City, были получены результаты, отраженные на представленном ниже рисунке.

Рисунок. Уровень готовности городов к реализации концепции

Smart City, в %

Источник: составлено авторами по: Smart City: PwC. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.pwc.com/gx/en/industries/government-public-services/smart-cities.html (дата обращения: 16.05.2021 г.).

Исходя из данных, представленных на рисунке, можно сделать вывод, что крупнейшие мегаполисы мира не обладает 100%-ной готовностью полномасштабного перехода к концепции умного города в связи с перспективой реализации гигантских объемов работы, технических исследований и технологических испытаний, а также с необходимостью огромных капитальных вложений.

Следует отметить, что концепция Smart City подразумевает под собой целесообразное и наиболее эффективное использование природных и человеческих ресурсов. Указанная цель может быть достигнута на основе внедрения алгоритмов искусственного интеллекта, решающих следующие основные задачи [5] (Grebenshchikova, 2017):

– распределение энергетической и электрической нагрузки на инфраструктурные сети во времени [8] (Ivanova, Karagunyan, 2021);

– оптимизация умных систем, обеспечивающих снижение энергопотребления города [9] (Mukhametov, 2021);

– разработка и производство мобильных, управляемых источников энергомощности [10] (Semyachkov, 2020).

Таким образом, Smart City – это сложная система, которая включает в себя множество элементов, отвечающих за реализацию наиболее значимых задач данной концепции. На основе взаимодействия компонентов системы происходит модификация традиционного города в «умный», соответствующий современным стандартам [3] (Krupkin, 2018). К основным компонентам концепции умного города можно отнести следующие [11, 13] (Mukhametov, 2020; Krupkin, Gorodnova, 2018):

– умная экономика – это развитая система онлайн-взаимодействия, способствующая развитию технологической среды, устройству благоприятной среды для инновационной деятельности;

– умное управление – это развитая структура коммуникации горожан, повышающая доступность взаимодействия с муниципальным органом управления и муниципальных услуг;

– умные финансы – это система, обеспечивающая доступность для горожан бесконтактных способов оплаты, сети банкоматов, способствующая развитию и более широкому использованию цифровой валюты;

– умная инфраструктура – это развитая сеть мониторинга транспортных коммуникаций и логистики, развивающая систему сервисов аренды транспорта, наличия заправок для экологических видов транспорта, повышающая доступность вызова и оплаты транспортных услуг;

– умные жители – это система доступных социальных сервисов для подавляющего количества пользователей сети Интернет, обеспечивающая доступ жителей к использованию бесконтактных карт, проездных и прочих сервисов и систем;

– умная окружающая среда – это развитая система переработки и утилизации твердых бытовых отходов, применяющая возможности искусственного интеллекта в мониторинге состояния окружающей среды;

– умные технологии – это наличие доступного, скоростного интернета в различных районах города, обеспечивающее доступность широкого применения новых информационных технологий и искусственного интеллекта.

Вышеизложенное позволяет сформулировать перечень несомненных положительных последствий практического внедрения системы «Умный город». В частности, благодаря развитию технологической городской среды горожанам гарантируются повышение доступности и качества работы городских служб, безопасность, улучшение коммуникации между жителями города и муниципалитетом, высокая скорость реагирования при решении возникающих проблем городской среды, снижение издержек производственных процессов и пр. [12] (Lavrova, 2017).

Однако в ходе проведенного исследования авторы приходят к выводу, что повсеместное внедрение сервисов и алгоритмов умного города может являться источником различного рода рисков и негативных событий [1] (Stefanova, Khisravova, 2018), в частности:

– возможность осуществления хакерских атак – это один из наиболее популярных способов манипуляций электронными данными в цифровой среде, таких как похищение денежных средств, незаконное прослушивание граждан, хищение электроэнергии и прочие виды киберпреступлений;

– возможность появления различных технических сбоев и «лагов» в связи с повышением риска отказа в работе сложной техники и электроники, что может привести к серьезным нарушениям функционирования целого города, состоящего из большего количества взаимосвязанных смарт-систем, и как следствие, являться источником повышенной опасности для человека и его здоровья [3] (Krupkin, 2018);

– повышение уровня психологического давления на определенные группы людей, которые по различным, в том числе и финансовым, причинам не имеют возможности встраивания в развитую систему Smart City. Формирование нового цифрового мира, постоянный повсеместный мониторинг за жизнью человека со стороны системы могут негативно повлиять на общее психологическое здоровье людей, вызывая тем самым множественные депрессии и психологические расстройства и, как следствие, возможное повышение уровня преступности [4] (Kraskovskiy, 2017);

– исчезновение множества профессий, характерных для традиционного города, в связи с внедрением новейших технологических средств, роботов и искусственного интеллекта, высвобождение большого количества населения города с рынка труда, рост безработицы, потеря источников средств к существованию, рост недовольства и, как следствие, рост нелегальной и преступной деятельности [4] (Kraskovskiy, 2017);

– процесс явного социального расслоения общества в силу недостаточной финансовой обеспеченности отдельных групп народонаселения и роста уровня бедности в связи с развернувшимся глобальным экономическим кризисом, что повышает долю жителей, не имеющих возможность приобретения умного оборудования и его своевременного обновления;

– повышение риска полной зависимости от умных устройств и невозможности выживания человека за пределами умного мира, что, несомненно, приведет к стагнации развития или деградации человечества в определенных сферах жизни.

На основании вышеперечисленного становится понятно, что наряду с реализацией концепции Smart City, а также с явно положительными последствиями формирования более совершенного технологически и безопасного будущего человечества появляются новые риски и источники негативного влияния на эволюцию как социума в целом, так и отдельного жителя города в частности. Решение и предотвращение возникновения данных рисков должны стать основой создания и развития разрабатываемых и внедряемых принципов работы системы умных городов [10, 11] (Semyachkov, 2020; Mukhametov, 2020).

Практическая реализация концепции Smart City в Российской Федерации

На сегодняшний день реализация концепции умного города набирает обороты, наблюдается стремительный процесс разработки и внедрения высоких технологий в повседневную жизнедеятельность жителей, человечество стоит на пороге новой промышленной революции и перехода к новому технологическому укладу. Можно сказать, что данная революция по своим масштабам и потенциалу технологических возможностей существенно превосходит предыдущие события. Во всем мире наблюдается бурное внедрение новейших информационных, био- и нанотехнологий, однако отмечается неравномерность данного процесса.

В настоящее время множество стран реализуют концепцию умного города на государственном уровне. Это подразумевает под собой строго скоординированные действия и стратегический план развития на многие годы вперед. В будущем концепция Smart City должна затронуть каждый город планеты, однако практика показывает, на данный момент программа цифровизации городской среды реализуется в крупных и перспективных мегаполисах. Данный факт объясняется наличием развитой инфраструктуры, простотой внедрения технологических средств, а также обширностью и потенциалом площадки для тестирования smart-систем [8, 9] (Ivanova, Karagunyan, 2021).

Следует признать, что развитие концепции Smart City в Российской Федерации несколько отстает от результатов внедрения smart-технологий в зарубежных городах [13] (Krupkin, Gorodnova, 2018). Однако необходимое развитие цифровой среды крупных российских городов обусловлено потребностью оптимизации потребительских расходов, затрат энергии городского пространства, а также улучшения качества жизни горожан.

Развитие концепции умного города в России закреплено на законодательном уровне. К примеру, Правительством РФ утвержден План развития технологической реализации и внедрения системы в города РФ. Список городов, которые присоединяются к реализации данной концепции, постоянно расширяется. Так, в апреле 2020 г. по инициативе госкорпорации «Росатом» было принято решение о расширении списка городов, включенных в реализацию программ Smart City. Цифровая платформа была введена в промышленную эксплуатацию в Зеленогорске, Железногорске, Новоуральске, Лесном, Снежинске, Полярных Зорях и еще в ряде городов, связанных с атомной энергетикой. Динамичное изменение городов-участников в рамках данной концепции в период 2020–2021 гг. вызвано и ситуацией, вызванной применяемыми мерами борьбы с новой коронавирусной инфекцией и распространением практики перевода жителей городов на удаленный режим работы и учебы.

В 2020 г. Минстрой впервые провел и опубликовал оценку индекса IQ городов, который отражает развитие цифровизации города. Цель разработки и внедрения указанного индекса заключается в оценке и постоянном мониторинге эффективности цифровой трансформации городского хозяйства в рамках реализации проекта «Умный город». Результаты оценки данного индекса среди городов с населением свыше 1 млн человек по итогам 2019 г. представлены в таблице 2.

Таблица 2

Оценка индекса IQ уровня цифровизации российских городов на 2020 год


пп
Наименование города
Баллы
1
Москва
101,65
2
Екатеринбург
55,05
3
Казань (Иннополис)
53,91
4
Санкт-Петербург
53,62
5
Воронеж
52,39
6
Самара
49,78
7
Нижний Новгород
49,68
Источник: составлено авторами.

Оценка осуществлялась по 10 основным направлениям (умное управление, умное ЖКХ, инновации для городской среды, умный городской транспорт, внедрение различных интеллектуальных систем, решающих социальные проблемы, и пр.) по системе из 41 показателя. В дальнейшем планируется осуществить синхронизацию IQ-индекса и индекса качества городской среды.

Приведем примеры ряда российских городов, реализующих концепцию Smart City, проанализируем текущую ситуацию принятых и прогнозируемых цифровых нововведений.

В Москве (см. табл. 2) реализация программ Smart City наиболее перспективна и востребована. Это один из первых российских городов, в котором был утвержден План реализации smart-концепции. Постановление Правительства Москвы от 9 августа 2011 г. № 349-ПП «Об утверждении Государственной программы города Москвы “Умный город”» окончательно утвердило план реализации проектов Smart City в целях обеспечения развития информационных технологий, связи и телекоммуникаций, высокого уровня жизни москвичей, повышения качества оказания персонифицированных государственных услуг в электронной форме, повышения эффективности государственных расходов, обеспечения равноправного доступа юридических и физических лиц к цифровой инфраструктуре. Данное постановление устанавливает, что реализация программы происходит в несколько этапов. Сроки внедрения 1-го этапа – с 01.01.2019 г. по 31.12.2021 г., где подразумевается реализация цифровой концепции в рамках государственных подпрограмм внедрения цифровых технологий, к которым относят:

– обеспечение предоставления государственных услуг в электронной форме гражданам и юридическим лицам, а также развитие открытой городской среды;

– повышение эффективности реализации функций органами исполнительной власти г. Москвы;

– развитие и поддержка инфраструктуры информационных технологий и связи для формирования экосистемы цифровой экономики г. Москвы;

– развитие цифровых СМИ и рекламы;

– обеспечение разработки, внедрения и использования общегородских платформ данных г. Москвы.

Современная Москва на данный момент по сравнению с другими городами рейтинга (табл. 2) имеет наибольший успех в развитии цифровых технологий и улучшения жизни населения. К примеру, компания PricewaterhouseCoopers включила Москву в топ-5 мегаполисов, наиболее подготовленных к инновациям [13] (Krupkin, Gorodnova, 2018), а Intelligent Community Forum внесла Москву в семерку финалистов конкурса среди умнейших городов планеты [14] (Anthopoulos, Janssen, Weerakkody, 2016). В Москве распространен легкодоступный, высокоскоростной, с бесшовной зоной покрытия, бесплатный Wi-Fi, а также дешевый мобильный Интернет, который обходится москвичам в 8 раз дешевле, чем жителям Нью-Йорка [15] (Borodinecs, Korjakins, Zajacs, Iufereva, 2018). При этом качество российского интернета остается на высочайшем уровне среди всех стран. Интернет находится практически в любой точке города: на улице, в парках, в любом виде общественного транспорта. Наличие столь развитой сети Интернет предоставляет собой большой потенциал для реализации smart-систем и их взаимосвязи в рамках умного города.

Стоит отметить, что электронные услуги в Москве развиты на высочайшем уровне. В городе существует свой собственный интернет-портал, который совмещает в себе около 380 муниципальных услуг. Данные сервисы позволяют решать большее количество проблем и заявок от населения в более сжатые сроки, так, согласно статистическим данным, в 2018 г. портал принял и обработал свыше 406 миллионов заявок и обращений. Электронные сервисы позволяют оплачивать государственные пошлины, штрафы, коммунальные услуги, осуществлять запись на прием к врачу, обрабатывать медицинские данные, осуществлять взаимодействие врачей и пациентов. К прорывным цифровым технологиям в сфере медицины Москвы можно отнести систему электронных медицинских полюсов, которые позволяют хранить и обрабатывать гигантский массив данных о пациентах. С 2020 г. стала применяться уникальная медицинская методика компьютерного зрения в целях диагностики серьезных болезней, в том числе в обнаружении COVID-19.

Кроме того, в Москве с помощью цифровизации среды и внедрения высокоинтеллектуальной транспортной системы осуществляется эффективное решение проблемы с транспортным трафиком, дорожными происшествиями, а также иными факторами дорожной инфраструктуры. В городе находится свыше 40 тысяч светофоров, около 3,5 тыс. различных детекторов мониторинга дорожной ситуации, 2,5 тыс. камер телеобзора, а также свыше 160 тыс. камер видеонаблюдения. Вся информация анализируется и систематизируется в едином центре ЦОДД, что в реальном режиме времени позволяет предотвратить дорожные происшествия, разгрузить и ускорить транспортный поток, существенно повысить уровень безопасности жизни горожан, оптимизировать взаимодействие горожан и московского правительства, повысить эффективность работы сфер благоустройства города, а также качество электронных образовательных услуг.

Третьим городом по уровню индекса развитости смарт-систем (см. табл. 2) является город-спутник Казани – Иннополис, который находится в 42 км и развивается с момента основания в рамках концепции «Умный город». На сегодняшний день развитие и совершенствование искусственного интеллекта является одной из перспективных сфер в рамках развития технологий будущего, в том числе концепции Smart City. В этой связи в Иннополисе открылся первый в РФ институт искусственного интеллекта. Планируется, что в рамках работы данного вуза будут разрабатываться машинные алгоритмы и развиваться искусственный интеллект в сфере медицины, нефтегазовой отрасли, промышленности.

На текущий момент население Иннополиса составляет 866 человек. В городе активно и успешно применяется искусственный интеллект, в частности Яндекс.Роверы. Яндекс.Ровер – это беспилотный робот-курьер, который способен в короткие сроки доставлять различные продукты питания и иные предметы. Доставка реализуется на безвозмездной основе через telegram-бот или в специальном приложении. Открытие контейнера и доступ к заказу осуществляется с помощью смартфона заказчика. Планируется, что данный робот сможет выполнять иные виды работ.

Иннополис является первым европейским городом, который начал массово применять услуги беспилотного такси. С августа 2018 г. горожане получили бесплатный доступ к данной услуге через регистрацию в специализированном приложении. Кроме того, в Иннополисе впервые в России установлена и протестирована мачта 5G-технологией Smart City pole, имеющая уникальные возможности передачи гигантских объемов информации с высокой точностью, а также станцию подзарядок для технологических средств передвижения и электромобилей. Установка данной технологии позволяет развернуть передовые решения интернета, сервисы экологического мониторинга и умной парковки.

По нашему мнению, немаловажный вклад в развитие городской инфраструктуры, а также в развитие системы Smart City по всей России оказывает высокотехнологичный университет Иннополис, который является ядром города. Университет Иннополис является частным вузом, специализирующимся на разработке информационных технологий, антропоморфной и промышленной робототехники, различного беспилотного транспорта и иных инновационных технологий.

Заключение

Подводя итог выполненной работы, можно сделать вывод, что система Smart City – это концепция объединения цифровых инновационных технологий, которые взаимодействуют в целях достижения высокого уровня и качества жизни городского населения, обеспечения безопасности проживания социума, сохранения природного достояния и решения экологических проблем [16, 17] (Cerruela García, Luque Ruiz, Gómez-Nieto, 2016; Globa, Mutovin, Berezovaja, Butakova, 2017).

Мировой опыт свидетельствует, что реализация принципов Smart City осуществляется путем использования аналогичных технологических и технических средств, что объясняется примерно одинаковой развитостью мировых информационных технологий. Однако пути внедрения данных технологий для достижения общей цели могут существенно различаться. Так, некоторые города ставят в больший приоритет гармоничное сосуществование с природой, другие города ставят в приоритет достаток и качество жизни горожан. Данное явление носит характер разветвленности в достижении общей цели [17, 21] (Globa, Mutovin, Berezovaja, Butakova, 2017; Schirrer, 2018).

Стоит отметить, что внедрение концепции Smart City достаточно трудоемкий и сложный процесс, который происходит в определенное количество этапов, поэтапная реализация проекта позволяет провести тесты, проверить нововведение на коммуникацию с уже имеющимися технологиями, снизить издержки и возможные проблемы, которые могут возникнуть впоследствии после внедрения новинки [18, 19] (Komamizu, Amagasa, Shaikh, Shiokawa, Kitagawa, 2016).

Российские города активно реализуют свой потенциал в рамках концепции Smart City, развивают городскую инфраструктуру и экономику мегаполиса [22] (Shneps-Shneppe, 2016). Практика показывает, что на реализацию цифровизации российских городов потребуется большой промежуток времени и существенные капитальные затраты, поскольку большинство систем в больших объемах являются труднодоступными. Следует отметить, что прогнозирование дальнейшей эволюции Smart City несет в основном положительный характер [20, 23] (Pratama, 2018; Uhodnikova, 2017). В ходе проведенного исследования нашла свое подтверждение выдвинутая авторами гипотеза о возможности возникновения и негативных последствий внедрения принципов цифровизации среды умных городов.


Источники:

1. Стефанова Н.А., Хисравова Я. Ш. Риски «Умных» городов // Карельский научный журнал. – 2018. – № 2(23). – c. 125-126.
2. Городнова Н.В., Крупкин А.В., Роженцов И.С. Реализация программы Smart-Houses в Уральском федеральном округе // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 3. – c. 841-864. – doi: 10.18334/vinec.9.3.41022.
3. Крупкин А.В. Обоснование методического подхода и научного инструментария оценки эффективности реализации концепции «Smart City» // Вестник НГУЭУ. – 2018. – № 1. – c. 150-167.
4. Красковский Д.Г. Интернет вещей и Smart City: Autodesk показал, как развивается транспортная инфраструктура в России // САПР и графика. – 2017. – № 8(250). – c. 44-49.
5. Гребеньщикова Е.В. Комплексный подход к реализации концепции Smart City: опыт европейских и российских городов // Города и местные сообщества. – 2017. – c. 112-122.
6. Рыкун А., Черникова Д., Сухушина Е., Березкин А. Измерение качества жизни в городах: возможности индексного подхода // Журнал исследований социальной политики. – 2020. – № 2. – c. 283-298. – doi: 10.17323/727-0634-2020-18-2-283-298.
7. Горячева М.А., Трубина Н.В. Анализ внедрения технологии Smart City в строительстве // Аллея науки. – 2018. – № 5(21). – c. 212-216.
8. Иванова С.А., Карагунян Е.А. Умный город через призму рейтингов // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112080..
9. Мухаметов Д.Р. От умного города к цифровому региону: проблемы масштабирования сетей управления // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 141-156. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111804.
10. Семячков К.А. Цифровые данные как ключевой ресурс развития умных городов // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3003-3020. – doi: 10.18334/epp.10.12.111345 .
11. Мухаметов Д.Р. Модели платформ вовлечения граждан для создания в России «умных городов» нового поколения // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 3. – c. 1605-1622. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110683 .
12. Лаврова Е.В. Концепция Smart City: возможности повышения качества жизни населения // Современный город: власть, управление, экономика. – 2017. – c. 46-55.
13. Krupkin A., Gorodnova N. Development of the Smart City Concept in sustainable economy // 21st international scientific conference on advanced in civil engineering: construction - the formation of living environment, form 2018: IOP Conference Series: Materials Science and Engineering 21, Construction – The Formation of Living Environment. Moscow, 2018. – p. 022056.– doi: 10.1088/1757-899X/365/2/022056.
14. Anthopoulos L., Janssen M., Weerakkody V. A unified Smart City model (USCM) for Smart City conceptualization and benchmarking // International Journal of Electronic Government Research. – 2016. – № 2. – p. 77-93. – doi: 10.4018/IJEGR.2016040105.
15. Borodinecs A., Korjakins A., Zajacs A., Iufereva A. Smart Concept expansion from local to city scale // International scientific conference on energy, environmental and construction engineering (eece-2018): Сер. «MATEC Web of Conferences». Saint-Petersburg, Russia, 2018. – p. 16002.– doi: 10.5901/mjss.2014.v5n12p129.
16. Cerruela García G., Luque Ruiz I., Gómez-Nieto M. State of the art, trends and future of Bluetooth low energy, near field communication and visible light communication in the development of Smart Cities // Sensors. – 2016. – № 11. – p. 1968. – doi: 10.3390/s16111968.
17. Globa S.B., Mutovin S.I., Berezovaja V.V., Butakova N.M. Smart City growth: experience and opportunities in the North and the Arctic // Sgem international multidisciplinary scientific conference on social sciences and arts. – 2017. – № 5-2. – p. 251-258.
18. Komamizu T., Amagasa T., Shaikh S.A., Shiokawa H., Kitagawa H. Towards real-time analysis of Smart City Data: a case study on city facility utilizations // 18th IEEE International Conference on High Performance Computing and Communications, 14th IEEE International Conference on Smart City and 2nd IEEE International Conference on Data Science and Systems, HPCC/SmartCity. Sydney, NSW, Australia, 2016. – p. 1357-1364.– doi: 10.1109/HPCC-SmartCity-DSS.2016.0192.
19. Lazaroiu G.C., Dumbrava V., Costoiu M., Teliceanu M., Roscia M. Energy-Information-Centric Smart Campus // Eeeic 2016: International Conference on Environment and Electrical Engineering. Флоренция, Италия, 2016.– doi: 10.1109/EEEIC.2016.7555487.
20. Pratama A.B. Smart narrative in Indonesia: comparing policy documents in four cities // Вопросы государственного и муниципального управления. – 2018. – № 6. – p. 65-83. – doi: 10.17323/1999-5431-2018-0-6-65-83.
21. Schirrer M. The Smart City against the city. Urban coup by the economic producers of the Smart City // Practical Geography and XXI Century Challenges: International Geographical Union Thematic Conference dedicated to the Centennial of the Institute of Geography of the Russian Academy of Sciences. 2018. – p. 717-718.
22. Шнепс-Шнеппе М.А. Как строить умный город. часть 1. проект «smart cities and communities» в программе ес horizon 2020 // International Journal of Open Information Technologies. – 2016. – № 1. – c. 12-20.
23. Uhodnikova O. Evaluation of the potential of Smart-systems // Технологический аудит и резервы производства. – 2017. – № 4(33). – p. 54-58. – doi: 10.15587/2312-8372.2017.94392.

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:05:33