Проблемы государственного менеджмента в сфере энергоэффективности отечественной экономики

Барбашина Е.А.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Липецкий филиал)

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 12 (Декабрь 2020)

Цитировать:
Барбашина Е.А. Проблемы государственного менеджмента в сфере энергоэффективности отечественной экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 12. – С. 3033-3042. – doi: 10.18334/epp.10.12.111517.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44668150

Аннотация:
Работа посвящается проблематике формирования оптимального инструментария государственного менеджмента, направленного на создание энергоэффективной структуры отечественной экономики как необходимого условия транснациональной конкурентоспособности. Формирование энергоэффективной структуры экономики, согласно выводам автора, должно осуществляться посредством государственной промышленной политики, и выборочной поддержки системоформирующих отраслей, что позволит создать «каркас энергоэффективности» отечественной экономики.

Ключевые слова: каркас энергоэффективности, энергоэффективности, государственный менеджмент, инструментарий управления

JEL-классификация: L52, Q48, L51



Введение

Энергоэффективность экономики является одним из основных факторов, определяющих ее международную конкурентоспособность. Соответственно, задачей государственного менеджмента является через применение инструментария государственного управления хозяйственными процессами приведение экономики в состояние оптимальной энергоэффективности.

А учитывая, что базисом энергоэффективности всей хозяйственной системы выступает энергоэффективность ее промышленно-производственной подсистемы, то, соответственно, основным инструментарием государственного менеджмента повышения интегральной энергоэффективности должна выступать промышленная политика.

Промышленная политика, сформировавшаяся с началом индустриализации в XIX веке и активно развивающаяся в настоящем, по сей день так и не имеет однозначного определения. В мировой практике понятие трактуется по-разному: подразумевая и весьма обобщенное повышение привлекательности ведения бизнеса, и формирование инфраструктуры, обеспечивающей перспективы развития отраслей и секторов.

В экономической литературе существует множество определений промышленной политики, базирующихся на различных подходах и точках зрения [1–23] (Chang, Lin, 2009; Graham, 1994; Krugman, Obstfeld, 1991; Powell, 1991; Price, 1981; Rodrik, 2004; Rodrik, 2009; Warwick, 2013; Aparina, 2019; Blek, 2000; Gorkina, 2019; Gorkina, 2018; Vidyapin, 2002; Dashkin, Kokh, Makarenko, Khasanov, 2019; Dzyuba, Soloveva, 2016; Ivanova, Gavrilova, Skomoroshchenko, 2018; Kamenik, 2018; Lapaeva, Inevatova, Dedeeva, 2019; Romanova, Bukhvalov, 2014; Salygin, Mustafinov, 2019; Salygin, Petrova, Mustafinov, 2019). На рисунке 1 приведены некоторые из основных трактовок промышленной политики.

Так как под определения, данные В. Прайсом и Дж. Блэком, может подходить практически вся деятельность государства в области регулирования структуры экономики, они представляются весьма обобщенными. Трактовка, предложенная П. Кругманом и М. Обсфельдом, акцентирует внимание на ресурсном обеспечении будущих драйверов экономического роста. О. Грэм обращает внимание на воздействие государства как на промышленность, так и на структуру промышленности. Наиболее полным определением промышленной политики предстает трактовка Г. Пака и К. Сагги, рассматривающих ее как структурную политику, результатом которой выступает рост экономики и благосостояния.

Рисунок 1. Основные определения промышленной политики

Источник: сформулировано автором на основе [2, 4, 6, 9, 11, 23] (Graham, 1994; Krugman, Obstfeld, 1991; Price, 1981; Warwick, 2013; Blek, 2000).

В качестве основной цели исследования выступает необходимость предложить авторскую схему формирования энергоэффективной структуры экономики на основе исследования мирового опыта.

В качестве предложения, содержащего элементы научной новизны, позиционируется гипотеза о необходимости создания «каркаса энергоэффективности» отечественной экономики как необходимого условия формирования энергоэффективной отраслевой структуры хозяйствования.

Основная часть

Промышленная политика, выступая в качестве конкретного направления государственного менеджмента – государственной политики, связана с реализацией других направлений, обладает в определенной степени интегральным эффектом, при этом сохраняя специфические цели и инструменты реализации.

Одной из важных функций государства при реализации промышленной политики, на которую обращает внимание подавляющее большинство экономистов, является создание институциональной среды. Формирование институциональной среды создает основу для эффективного функционирования инструментов промышленной политики, в то же время и саму промышленную политику можно рассматривать как совокупность институтов [3]. В данном случае обоснованным видится направленность на создание институциональной среды, стимулирующей адаптационные возможности субъектов экономики с точки зрения влияния эндогенных и экзогенных факторов [5] (Powell, 1991).

В качестве целей промышленной политики следует рассматривать оптимизацию энергоэффективности экономики через оптимизацию отраслевой структуры экономики, ее сбалансированность, стимулирование инновационной активности и повышение конкурентоспособности, сохранение экономической стабильности, активизацию экономического роста.

Инструменты промышленной политики можно рассматривать с точки зрения практических подходов к реализации экономической политики: либеральной или дирижистской модели. Либеральная экономическая политика основывается на свободе рыночных сил, ограничении участия государства в экономических процессах рамками определенных функций, а именно установлении «правил игры». Промышленная политика в рамках либеральной экономической политики носит мягкий характер с использованием горизонтальной модели и соответствующих инструментов. Горизонтальные инструменты промышленной политики носят общесистемный характер, имеют целью создание стимулирующей системы, в целом оказывающей поддержку целевым группам и разным секторам по критериальному признаку (например экспортоориентированность, НИОКР, высококонкурентность).

Дирижистская же экономическая политика основывается на активном государственном участии в качестве регулятора и в качестве субъекта экономики. Промышленная политика в рамках дирижистской экономической политики носит жесткий характер с использованием вертикальной модели и соответствующих инструментов.

Вертикальные инструменты промышленной политики носят селективный характер, имеют целью поддержку конкретных отраслей или предприятий, отобранных в качестве приоритетных направлений. Зачастую такую прямую поддержку получают «национальные чемпионы», что ограничивает конкуренцию, и поэтому, по мнению Д. Родрика, должны базироваться на тщательном анализе как результатов и последствий их применения, так и альтернативных вариантов [1, 7, 8] (Chang, Lin, 2009; Rodrik, 2004; Rodrik, 2009). Однако именно данный путь представляется нам в сложившихся условиях оптимальным.

Как справедливо отмечают И. Линь и Х. Чхан, необходим соразмерный учет государством конкурентных преимуществ и наделенность экономики ресурсами при влиянии на изменение отраслевой структуры экономики. Авторы также отмечают, что выстраивание промышленной политики с ориентацией на чужой опыт, без учета сравнительных преимуществ национальной экономики, в конечном счете исказит структуру производства, потребует больше времени для адаптации и, соответственно, несет большие издержки и риски [1] (Chang, Lin, 2009).

Теперь обратим внимание на нашу страну.

При анализе производительной структуры экономики мы исходим из положения о существовании базиса и надстройки (в трактовке К. Маркса и Д. Ходжсона) применительно к отраслевой структуре производственной подсистемы хозяйственной системы. Соответственно, исходя из задач нашего исследования, в качестве базиса необходимо выделить те виды производств, совокупность которых формирует качественно существенные черты каждого определенного периода развития производственной подсистемы – фактически формируют «каркас» энергоэффективности хозяйственной системы.

В этом наша идея крайне близка концепции технологических укладов С. Глазьева, однако она отличается от нее тем, что производственные процессы рассматриваются в контексте энергоэффективности, а также «оформляются» соответствующими институциональными структурами, конституирующими формальные и неформальные контексты/институты энергоэффективности, включая то, что можно назвать доминирующей культурой энергопотребления.

В качестве надстройки мы позиционируем все виды деятельности и хозяйственные механизмы, дополняющие производственную подсистему социально-экономической системы до «целого», – торговлю, транспорт, отрасли вспомогательных производств и иные виды хозяйственной деятельности. Их принципиальное отличие от «базиса» – они не формируют «каркас» энергоэффективности хозяйственной системы в фазах производства.

Принципиальное значение надстройки заключается в том числе в том, что ее существование «зацикливает» хозяйственный оборот, обеспечивая процессы потребления.

Заключение

Таким образом, обобщая все вышесказанное, можно сформулировать следующие выводы о государственном менеджменте в сфере формирования энергоэффективной структуры экономики:

- промышленная политика как инструментарий государственного менеджмента в значительной степени определяется новейшим технологическим укладом;

- вмешательство государства должно обеспечивать оптимальность структуры экономики и эффективное распределение ресурсов;

- меры промышленной политики, направленные на развитие отраслей, обеспечивают ускорение процессов изменения структуры экономики;

- промышленная политика как инструментарий государственного менеджмента предполагает в качестве одной из целей достижение устойчивого экономического роста;

- формирование факторов устойчивого роста предполагает перераспределение потребления во времени;

- промышленная политика как инструментарий государственного менеджмента предполагает привлечение государством ресурсов в ключевые и потенциально способствующие росту экономики отрасли и формирование энергоэффективной структуры экономики на основе исследования мирового опыта.

Совокупность использования инструментария государственного менеджмента и промышленной политики как его составляющей должна решить задачу создания «каркаса энергоэффективности» отечественной экономики как необходимого условия формирования энергоэффективной отраслевой структуры хозяйствования.

Также можно сделать вывод, что промышленная политика функционирует в рамках институциональной среды, взаимодействуя с прочими направлениями экономической политики, а следовательно, в условиях их общей согласованности способствует проявлению синергетического эффекта составляющих экономической политики государства.


Источники:

1. Chang H.J., Lin J. Should Industrial Policy in Developing Countries conform Comparative Advantage or Defy it? A debate between Justin Lin and Ha-Joon Chang // Development Policy Review. 2009. No. 27(5).
2. Graham O. L., Jr. Losing Time: The industrial Policy Debate. Harvard University Press, 1994. — 384 с. Цитата по: А. И. Татаркин, О. А. Романова ПП, генезис, регионал особенности С. 10.
3. Jepperson R.L., Meyer J.W. , "The public order and the construction of formal organizations," The new institutionalism in organizational analysis, 1991. pp. 204-231.
4. Krugman P. R., Obstfeld M. International economics: Trade and policy. 1991. Цитата по: Идрисов, Г.И. Промышленная политика России в современных условиях / Г. Идрисов. – М.: Изд-во Ин-та Гайдара, 2016. – С. 8.
5. Powell W.W., "Expanding the scope of institutional analysis," The new institutionalism in organizational analysis, Vol. 183, 1991. P. 203.
6. Price V.C. Industrial policies in the European Community // Macmillan for the Trade Policy Research Centre. 1981. Vol. 4. Цитата по: Идрисов, Г.И. Промышленная политика России в современных условиях / Г. Идрисов. – М.: Изд-во Ин-та Гайдара, 2016. – С. 8.
7. Rodrik D. Industrial Policy for the twenty-first century. (November 2004). CEPR Discussion Paper No. 4767. Available at SSRN: http://ssrn.com/abstract=666808 (дата обращения 02.12.2020 г.)
8. Rodrik D. Industrial Policy: don’t ask why, ask how // Middle East Development Journal. 2009. No. 1(01). P. 1–29.
9. Warwick K, "Beyond Industrial Policy: Emerging Issues and New Trends," OECD Publishing, №.2, 2013. Цитата по: Идрисов, Г.И. Промышленная политика России в современных условиях / Г. Идрисов. – М.: Изд-во Ин-та Гайдара, 2016. – С. 9.
10. Апарина У. А. Условия успешной реализации концессионных соглашений для объектов теплоэнергетических предприятий небольших муниципальных образований // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – Том 9. – № 1. – с. 45-54. – doi: 10.18334/epp.9.1.40636.
11. Блэк Дж. Экономика. Толковый словарь. – М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир", 2000. – [Электронный документ] – http://dic.academic.ru/dic.nsf/econ_dict/22083 (дата обращения 02.12.2020 г.)
12. Горкина Т.И. Роль пространства в стратегии транснациональных компаний на примере энергетических компаний // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 1. – с. 195-208. – doi: 10.18334/eo.9.1.39757.
13. Горкина Т.И. Энергетическая программа Бразилии как часть общей стратегии БРИКС // Экономические отношения. – 2018. – Том 8. – № 3. – с. 407-418. – doi: 10.18334/eo.8.3.39430.
14. Государственное регулирование рыночной экономики / Под ред. В.И. Видяпина. – М.: Издательский дом «Путь России», ЗАО «Издательский дом “Экономическая литература”», 2002. – С. 31 – 32.
15. Дашкин Р.М., Кох И.А., Макаренко Д.С., Хасанов Т.И. Энергоэффективность российских компаний нефтяной отрасли как детерминанта формирования их акционерной стоимости // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – Том 9. – № 4. – doi: 10.18334/epp.9.4.41465.
16. Дзюба А.П., Соловьева И.А. Исследование инструментов управления спросом на электропотребление в рамках оптового и розничного рынков электроэнергии России // Экономика, предпринимательство и право. – 2016. – Том 6. – № 2. – с. 147–162. – doi: 10.18334/epp.6.2.35309.
17. Иванова Т.Е., Гаврилова М.А., Скоморощенко К.В. Правовая среда обеспечения энергетической безопасности – опыт контент-анализа энергетической стратегии России // Экономика, предпринимательство и право. – 2018. – Том 8. – № 3. – с. 153-162. – doi: 10.18334/epp.8.3.39398.
18. Каменик Л.Л. Эколого-экономическая сбалансированность – стратегия управления инновационным развитием общества XXI века // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – Том 8. – № 1. – с. 25-38. – doi: 10.18334/vinec.8.1.38866.
19. Лапаева О.Ф., Иневатова О. А., Дедеева С. А. Современные проблемы и перспективы развития топливно-энергетического комплекса // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – с. 2129-2142. – doi: 10.18334/eo.9.3.40815.
20. Романова А.О., Бухвалов Н.Ю. Формирование теоретической платформы как системной основы промышленной политики в условиях новой индустриализации // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. 2014. №2 (32). С. 55.
21. Салыгин В.И., Мустафинов Р.К. Геополитические аспекты электроэнергетического развития: организационно-стратегический подход // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 1. – с. 177-194. – doi: 10.18334/eo.9.1.40123.
22. Салыгин В.И., Петрова Р.В., Мустафинов Р.К. Центральная Азия: устойчивое развитие и проблемы энергетического сотрудничества // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – с. 1563-1574. – doi: 10.18334/eo.9.3.41017.
23. Федеральный закон от 31.12.2014 N 488-ФЗ (ред. от 02.08.2019) "О промышленной политике в Российской Федерации" – [Электронный документ] – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_173119/ ( дата обращения 02.12.2020 г.)

Страница обновлена: 22.04.2021 в 11:02:23