Экономическое обоснование интерактивной модели обучения в сфере высшего образования

Черных Е.О.

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 11 (Ноябрь 2020)

Цитировать:
Черных Е.О. Экономическое обоснование интерактивной модели обучения в сфере высшего образования // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 11. – doi: 10.18334/epp.10.11.111127.

Аннотация:
Предмет/тема. В статье рассматриваются вопросы ускоренного перехода системы высшего образования (ВО) в РФ на удаленный режим работы в условиях угрозы повторения пандемий или новой волны существующей пандемии коронавируса и/или других кризисных ситуаций. Цели/задачи. Целью статьи является обоснование необходимости ускорения внедрения новой техники и технологий обеспечения образовательного процесса в высшей школе в режиме дистанционного обучения (ДО) для возможности оперативного реагирования на возможные неблагоприятные последствия во внешней среде. Методология. Методология исследования предполагала выявление (идентификацию) и классификацию проблем ВО при осуществлении ДО в период пандемии 2020 года. Метод сбора информации – кабинетное исследование (анализ периодической печати, материалов СМИ и интернет-изданий). Результаты. Выявлены, уточнены и классифицированы ключевые проблемы в дистанционном обучении студентов в период пандемии коронавируса 2020 года, указаны их количественные характеристики, определены основные причины и возможные пути по их устранению. На основании ряда объективных критериев обоснованы преимущества использования ДО. Показано, что новые вызовы и угрозы стимулируют ускоренный переход на новый формат приобретения знаний. Выводы/значимость. В статье сделан вывод, что рано или поздно интерактивная модель обучения, основанная на преимущественном использовании ДО, станет главенствующей формой приобретения новых знаний, включая ВО, и чем быстрее весь учебно-методический комплекс и материально-техническая база вузов будут готовы к кризисным ситуациям и сиюминутному переходу на ДО в случае их возникновения, тем положительнее они будут характеризоваться с точки зрения конкурентоспособности и стрессоустойчивости в условиях непрерывно меняющейся внешней среды. Практическое значение/рекомендации. Обоснована необходимость финансовых вливаний в инфраструктуру вузов для обеспечения процесса непрерывного удаленного образования

Ключевые слова: дистанционное обучение (ДО), высшее образование (ВО), удаленное обучение, пандемия коронавируса, чрезвычайные ситуации (ЧС), программное обеспечение (ПО), инфокоммуникационные технологии, информационные технологии (ИТ), цифровизация

JEL-классификация: I23, O32, O33



Введение

Дистанционное обучение, т.е. получение образования в удаленном режиме, не является синонимом заочной формы обучения. Это действительно два разных способа приобретения знаний, две различные формы образования.

Главное и принципиальное отличие состоит в использовании при ДО преимущественно удаленного доступа к информации и интерактивного способа общения между преподавателем и студентом [1] (Golovanova, 2015).

Хотя, конечно же, элементы интерактивности и в особенности электронного обмена информацией между обучаемым и педагогом появились сразу же вслед за появлением сети Интернет (а до него – Фидонет). Первые формы общения в сети Фидонет появились в России еще в начале 90-х годов ХХ века, а массовое проникновение интернет-технологий – в конце 90-х годов. Поэтому можно сказать, что ДО дополняет традиционные формы ВО в нашей стране уже на протяжении более 20 лет.

В современном понимании ДО является формой обучения, при которой активно используются средства связи и инфокоммуникационные технологии, базирующиеся на передаче данных посредством сети Интернет, включая аудио- и видеообмен информацией и видеоконференции в режиме реального времени [1] (Golovanova, 2015) (т.н. стримы).

Поэтому именно с началом развития сетей передачи данных, основанных на протоколе http, т.е. Интернета, связывают современный этап развития ДО в мире [2].

Вопросам изучения проблематики ДО в нашей стране и за рубежом за последние пару с лишним десятков лет посвящено множество научных статей и исследований. Из последних работ следует выделить труды Татаринова К.А., который системно и целенаправленно изучал различные аспекты данного явления с учетом последних достижений в развитии ИТ и организации учебного процесса в высшей школе [3–8] (Tatarinov, 2019). Особо подчеркивается возможность осуществления непрерывного процесса обучения при организации дистанционной формы [4] (Tatarinov, 2019).

Первые формы дистанционного обучения в современном понимании этого слова (с использованием компьютерных технологий передачи данных) возникли в США практически сразу вслед за появлением сети Интернет в 1992 году [2]. Ключевой их особенностью является обмен информацией в виде файлов, текста, графики, а в последние годы также потоковых аудио- или аудиовизуальных изображений в режиме реального времени. Естественно, это происходило постепенно на протяжении всех последних 25–28 лет по мере развития информационных и телекоммуникационных технологий: совершенствования средств связи, передачи данных, увеличения пропускной способности магистральных каналов связи и т.п.; а также вслед за совершенствованием аппаратной части: модемов, роутеров, маршрутизаторов и другой компьютерной и сетевой техники; пользовательских устройств: ПК, коммуникаторов, смартфонов и т.п.

Таким образом, на развитие современных технологий дистанционного образования повлиял весь комплекс современных инфокоммуникационных, технических и технологических решений:

1. Сетевые информационные технологии (ИТ) и средства связи и передачи данных, включая Интернет и мобильную сотовую связь.

2. Аппаратные и технические комплексы (сетевое оборудование, компьютерная техника, пользовательские устройства).

3. Программное обеспечение (ПО) для осуществления передачи заданных форматов информации.

Проще говоря, техника, технология и ПО – все современные компьютерные технологии участвовали в данном процессе.

Поэтому, говоря о проблемах и способах их преодоления в области обеспечения дистанционного образования, необходимо учитывать весь спектр технических, технологических и сетевых решений (не считая чисто методических и педагогических).

Проблематика дистанционного обучения в период пандемии существенно усилила свою актуальность. Вопросы ДО в России и в мире – тема, до конца не изученная в период пандемии 2020 года, чем вызвана ее особая значимость. Современные вызовы и угрозы для высшей школы, резко обострившиеся в период пандемии коронавируса в 2020 году, ставят для работников высшей школы новые актуальные задачи:

- определение эффективности существующей системы ДО;

- выявление узких мест и способов их устранения;

- рассмотрение перспектив перехода части образовательного процесса на ДО на постоянной основе;

- готовность перейти на полное ДО в случае повторения ситуации или второй волны коронавируса;

- совершенствование аппаратного комплекса и ПО для успешной в удаленном режиме работы без потери качества обучения;

- обеспечение возможности своевременного проведения экзаменационных сессий и выпускных экзаменов.

Сложности, возникшие при проведении исследования:

1. Отсутствие информации о предварительных результатах использования ДО в высшей школе РФ и других странах, т.к. период экзаменов во многих вузах еще не завершен, а некоторые вузы отказались от проведения летней экзаменационной сессии и выпускных квалификационных экзаменов.

2. Необходимость разделения вопросов элементов ДО, уже используемого в вузах ранее, с полным дистанционным обучением, на которое пришлось перейти в период пандемии.

Вопросы ускоренного перехода системы ВО в российских вузах на удаленный режим работы в условиях угрозы повторения пандемий или новой волны существующей пандемии являются предметом исследования.

Вопросы исследования:

1. Идентификация и классификация проблем в ДО студентов в период пандемии коронавируса 2020 года.

2. Обоснование необходимости ускорения процесса перехода на новые технологии образования в высшей школе.

3. Определение путей решения проблем перехода на ДО и способов ускорения данного процесса.

Результаты исследования

В той или иной степени элементы ДО присутствовали в высшей школе уже давно: удаленная рассылка учебников, заданий, проверка КР и ВКР (курсовых и выпускных квалификационных работ) на стадии написания, в некоторых вузах присутствовала даже удаленная защита при невозможности студента присутствовать лично. Сразу с появлением доступа Интернета, а вскоре и высокоскоростного Интернета многие вузы начали интегрировать элементы ДО в свою образовательную практику, совмещая ее с традиционным аудиторным образованием. В зависимости от «продвинутости» учебного заведения данный процесс длится в нашей стране уже на протяжении 10–20 лет [9] (Abramyan, Katasonova, 2020). Но это были отдельные элементы, а не вся система. Сейчас же одновременно, разом, все студенты и преподаватели перешли на новый режим ДО – 100%-ное удаленное обучение, что коренным образом меняет ситуацию. Мы сосредотачиваемся преимущественно на технических, технологических аспектах и только отчасти на методических и педагогических, социально-психологических и экономических. Хотя, несомненно, педагогический аспект также весьма важен. Эффективность ДО зависит в первую очередь от квалификации преподавателей, осуществляющих обучение через Интернет. Это должны быть профессионалы со всесторонней подготовкой: преподаватели профильных дисциплин с подготовкой в области ИТ-технологий не ниже базовой, готовые психологически и ментально к работе в новых условиях и полностью в цифровой среде. В РФ, как известно, подготовка специалистов такого уровня не ведется [1, 10] (Golovanova, 2015; Tataurshchikova, 2014).

Существовавшие до пандемии проблемы, недостатки, слабые стороны и «узкие места» ДО, систематизированные и описанные в работах Татаринова К.А. [3] (Tatarinov, 2019):

- большие финансовые вливания;

- невысокий по сравнению с традиционным обучением процент успешно закончивших электронный курс обучения;

- сопротивление обучению со стороны лиц, неграмотных с точки зрения общения с компьютером;

- вызванная вышестоящим обстоятельством общая низкая эффективность обучения;

- невысокий качественный уровень некоторых обучающих курсов;

- распыление знаний по дистанционным курсам приводит к пробелам в обучении;

- зависимость от поставщиков ПО (и обучающих курсов);

- поверхностная сущность ДО, т.к. оно направлено не на понимание сути проблем, а на успешную сдачу тестов и экзаменов;

- понижение авторитета педагогов и тьюторов;

- привлечение больших материально-технических ресурсов для обеспечения процесса ДО;

- высокая стоимость разработки и внедрения собственного обучающего контента и ПО;

- отсутствие личного контакта между студентами и педагогами.

К существующим и уже давно обоснованным проблемам ДО пандемия коронавируса добавила целый пласт новых проблем, выявленных по результатам реального воплощения ДО на практике отечественных и мировых учебных заведений в ходе поставленного жизнью уникального глобального эксперимента.

Абрамян Г.В., Катасонова Г.Р. [9] (Abramyan, Katasonova, 2020) выделяют следующие недостатки и слабые стороны ДО, выявленные в период пандемии коронавируса:

1. Отсутствие у многих студентов на дому и в особенности в общежитиях и пунктах самоизоляции современных аппаратно-технических комплексов и средств связи (компьютеров, ноутбуков, смартфонов), обеспечивающих полноценный сеанс связи по удаленному доступу [9] (Abramyan, Katasonova, 2020). До 30% студентов (преимущественно из семей с низкими доходами) вообще не имеют современной коммуникационной техники требуемого уровня [12, 13].

2. Отсутствие в инфраструктуре самих вузов, общежитий и на дому у студентов высокоскоростных каналов связи, обеспечивающих надежное интернет-соединение и требуемую скорость для обмена информацией [9] (Abramyan, Katasonova, 2020). Особенно острой проблема оказалась для студенческих общежитий, поскольку даже имея современные компьютеры, многие проживающие в них студенты оказываются лишенными возможности получить скоростной доступ к Интернет в силу технических возможностей.

3. Задержки и зависания в системах телекоммуникаций и связи, обеспечивающих функционирование системы ДО во многих регионах РФ, зависящие от владельцев вышестоящих магистральных каналов связи и провайдеров низшего уровня.

4. Студентам по многим направлениям естественнонаучной направленности, инженерных дисциплин и даже IT-направлений ДО не дает возможность приобрести необходимые практические знания, получаемые обычно в ходе лабораторных работ в специализированных предметных классах [9] (Abramyan, Katasonova, 2020) или даже на открытом воздухе (пример – геодезическая практика).

5. Создание виртуальных моделей специализированных компьютерных классов и лабораторий предметной направленности является дорогим и недолговечным процессом, быстро утрачивающим свою актуальность в силу устаревания технологий [9] (Abramyan, Katasonova, 2020).

Соответственно, в условиях самоизоляции фактически отсутствует полноценная техническая и технологическая база для осуществления большинства учебных, производственных и исследовательских практик, лабораторных и практических занятий [9] (Abramyan, Katasonova, 2020).

6. Низкая мотивация, уровень самоорганизации и самоконтроля обучающихся.

7. Отсутствие оперативной помощи, потокового консультирования и поддержки ответов на текущие вопросы.

8. Сложность перехода профессорско-преподавательского состава, в особенности старшего возраста, на 100%-ное сетевое ДО студентов.

Бойкова А.В. [11] (Boykova, 2020) отмечает ряд старых и новых «организационных, правовых, экономических и психологических проблем», зафиксированных во время ДО в период пандемии:

1. Доступность образовательного контента с учетом обеспечения защиты информации, представляющей государственную тайну (актуально для военных и других силовых вузов). Это должно быть не просто устройство для выхода в сеть Интернет, а полноценное рабочее место, прошедшее проверку службой защиты государственной тайны, что в условиях пандемии сделать не так просто с учетом числа обучающихся.

2. Отторжение цифровой трансформации образования педагогическим составом, особенно старшего поколения гуманитарных специальностей. Данная проблема не относится к числу принципиально новых, но ее влияние в период 100%-ного дистанционного обучения усилилось.

3. Отсутствие достаточной мотивации, самоорганизации и самодисциплины при ДО у большой части обучающихся (что предполагалось и ранее).

4. Возможный переток студентов и педагогов между вузами, обусловленный свободой выбора образовательных программ, а в случае с педсоставом – сравнением условий работы и предлагаемых курсов. Это может привести к нехватке профессиональных кадров в отдельных вузах.

5. Наличие большого выбора приложений для дистанционной работы усложняет процесс обучения как для педагогов, так и для обучающихся, т.к. вынуждает изучать основы пользования каждым программным продуктом, а также размывает целостность образовательного контента [11] (Boykova, 2020).

Проведенный анализ старых и новых проблем, возникших во время пандемии в процессе ДО, позволяет сделать их развернутую классификацию, представленную в таблице 1.

Таблица 1

Классификация проблем ДО в высшей школе РФ в период пандемии коронавируса

Технические
Технологические
Организации учебного процесса
Учебно-методические
Наличия профессиональных компетенций
Социально-психологические
Отсутствие аппаратно-технических комплексов у части студентов
Недостаточная пропускная способность магистральных каналов связи
Отсутствие оперативной помощи и поддержки
Отсутствие полноценного заменителя лабораторной базы для проведения практических занятий и учебных практик
Отсутствие необходимых навыков для осуществления ДО у профессорско-преподавательского состава
Отсутствие живого общения как между студентами, так и с преподавателем
Отсутствие высокоскоростных линий связи в местах проживания студентов
Проблема выбора надежного ПО для осуществления массового ДО
Доступность образовательного контента с учетом обеспечения защиты информации
Проблема создания обучающих интерактивных курсов
Отсутствие компетенций и навыков работы с программным обеспечением для осуществления ДО у студентов
Психологический дискомфорт, отсутствие обратной связи с аудиторией, отторжение современных форм обучения
Высокие затраты на модернизацию материально-технической базы
Зависимость от поставщиков ПО (обучающих курсов)
Невысокий качественный уровень некоторых обучающих курсов и неполный охват LMS-системами
Высокая стоимость разработки и внедрения собственного обучающего контента и ПО
Понижение авторитета педагогов и тьюторов
Отсутствие достаточной мотивации, самоорганизации и самодисциплины
Источник: составлено автором.

Таким образом, выявлен и уточнен комплекс технических и технологических проблем, включая разработку и применение обучающего контента и ПО, сетевые и инфокоммуникационные проблемы, учебно-методические и организационные вопросы, а также сопутствующие негативные моменты социального характера и адаптации к новым условиям работы и учебы, касающийся как студентов, так работников высшей школы, руководящих сотрудников образовательных учреждений.

Выявленный комплекс технических и технологических проблем, а также сопутствующих проблем обеспечения ДО в вузах уже подтвержден на официальном уровне [12, 13].

Актуальной остается и проблема мотивации обучающихся. Так, «65% студентов имеют нулевую активность уже на второй неделе обучения» [14].

Называются и такие «острые» моменты, как легкая возможность списать или узнать правильный ответ во время тестового задания или экзамена по параллельной сессии в Интернете или просто со шпаргалки [15] (Lemutkina, 2020).

При этом 24,3% работников вузов с ученой степенью ни разу не проводили занятия в режиме онлайн, а еще 36,1% преподавателей делали это время от времени, что свидетельствует о неготовности преподавательского состава к новому формату образования в полной мере [16] (рис. 1).

Рисунок 1. Распределение преподавательского состава вузов, имеющих ученую степень, по периодичности проведения занятий в режиме онлайн, %

Источник: составлено автором по данным [16].

Некоторые вузы оказались не готовы к полномасштабному переходу на ДО и ограничились переводом в онлайн своих студенческих лекций. В связи с этим некоторые направления обучения оказались недостаточно представленными на рынке онлайн-курсов [17] (Alkhov, 2020).

Особо отмечается невозможность равноценной замены лабораторной практики и учебно-производственных практик удаленными занятиями, что приводит к невозможности полноценного обучения по ряду дисциплин [14, 18] (Agranovich, 2020).

Также стоит отметить региональную дифференциацию вузов – наиболее успешные вузы, оперативно опубликовавшие свои онлайн-курсы к 16 марта 2020 года, расположены в Москве (47% от общего количества курсов) и Санкт-Петербурге (22%) [19] (рис. 2).

Рисунок 2. Распределение онлайн-курсов по местонахождению вуза, %

Источник: составлено автором по данным [19].

Таким образом, на все периферийные вузы страны приходится меньше 1/3 размещенных в сети образовательных курсов. Это в очередной раз подчеркивает проблему географической дискриминации (неравномерного территориального распределения) наиболее продвинутых цифровых вузов, предоставляющих услуги ДО. Пандемия не поспособствовала цифровому выравниванию столичных и периферийных вузов [20].

Как уже говорилось, цифровое неравенство проявляется и в студенческой среде, в особенности среди студентов, проживающих в общежитиях и среди иностранных студентов, значительная часть из которых не обладает современными средствами связи, подключенными к высокоскоростным каналам Интернета.

4% вузов оказались вообще не готовы к новой образовательной виртуальной реальности. Преимущественно это учебные заведения в отдаленных регионах, т.е. там, где нет ни отработанных технологий, ни устойчивой связи [18] (Agranovich, 2020).

Точно так же 4% преподавателей не смогли никоим образом перейти на цифровой режим. Из 96% перешедших на ДО преподавателей большинство испытывают проблемы различного характера: от психологических до недостатка компетенции для нахождения в цифровой среде (рис. 3).

Рисунок 3. Проблемы перехода на ДО среди преподавательского состава, % от общего числа перешедших

Источник: составлено автором по данным [12, 13].

В итоге значительная часть студентов фактически были переведены не на дистанционное, а на заочное обучение ввиду отсутствия необходимой инфраструктуры и опыта работы в удаленном формате [21].

Согласно докладу [12], около 20% студентов фактически оказались за бортом ДО, перейдя в режим заочного обучения (рис. 5).

Рисунок 5. Распределение вузов по степени осуществления перехода на дистанционные формы обучения, %

Источник: составлено автором по данным [12, 13].

Сами студенты оценивают материально-техническое обеспечение перехода на ДО явно негативно: 53% считают его неудовлетворительным [12, 13] (рис. 6).

Рисунок 6. Распределение студентов по степени восприятия технической составляющей перехода на дистанционные формы обучения, %

Источник: составлено автором по данным [12, 13].

Согласно другому исследованию [20], порядка 25% студентов негативно оценивают техническую и технологическую составляющую данного процесса (рис. 7).

Рисунок 7. Распределение студентов по степени удовлетворения технической и технологической реализацией перехода на дистанционные формы обучения, %

Источник: составлено автором по данным [20].

Технические проблемы стоят на первом месте среди всех сложностей перехода на ДО, по мнению студентов (рис. 8).

Рисунок 8. Проблемы и сложности перехода на дистанционные формы обучения, по мнению студентов, в % от числа опрошенных

Источник: составлено автором по данным [20].

Объясняется это довольно просто: из 80% учреждений ВО, перешедших на ДО, 27% испытывают периодические сбои, у 10% вузов инфраструктура не обеспечивает подключение всех обучающихся. 20% не перешли на ДО, из них 4%, как уже говорилось, не могут этого сделать «в принципе» по причине недоступности широкополосных каналов связи [22] (Savitskaya, 2020).

В целом по стране около 13% вузов не имеют даже минимальной инфраструктуры для обеспечения ДО, и только 11% обладают ею в полной мере [12] (рис. 9).

Рисунок 9. Распределение вузов по степени обеспечения инфраструктурой для перехода на дистанционные формы обучения, %

Источник: составлено автором по данным [12, 13].

Косвенно об этом свидетельствует слабая развитость электронных сервисов для управления обучением (LMS) – хранилищ цифровых данных и учебных материалов: 88% вузов декларируют их наличие, но реально используют всего 45% от всех российских вузов [12, 13].

Обсуждение результатов

«Век живи – век учись». Эта полушутливая в прошлом поговорка как никогда актуальна в период ускорения НТП, цифровизации общества и стремительного развития инфокоммуникационных технологий. К настоящему времени обществом воспринимается как данность необходимость непрерывного обучения и повышения уровня образования, квалификации, приобретения новых знаний и умений, трудовых навыков на протяжении всей трудовой деятельности человека (и даже после выхода на пенсию, как это происходит в случае с информационными технологиями, созданными для общения и обмена информацией). Повышение пенсионного возраста в РФ актуализировало этот аспект еще для нескольких миллионов соотечественников. Получение высшего образования в мегаполисах сопряжено со сложностями транспортной доступности и нехваткой времени, т.к. ежедневные поездки на учебу в вуз и обратно, как правило, занимают несколько часов. Поэтому процессы урбанизации выдвигают вопросы приобретения высшего образования в дистанционной форме на первый план, т.к. позволяют это сделать «из любого места в любое время» [10] (Tataurshchikova, 2014).

Второй аспект связан с имеющимися ограниченными возможностями определенной части населения, которые не позволяют им посещать образовательные учреждения лично. ДО предлагает более гибкий доступ к высшему образованию для тех, кому трудно или невозможно заниматься в классических формах [3] (Tatarinov, 2019).

Но в то же время угроза новой пандемии или второй/третьей волны пандемии коронавируса не снимается. Если раньше высказывались мнения, что вторая волна накроет Россию к середине лета, то на данный момент многие ученые сходятся во мнении, что приход второй волны следует ожидать осенью, как раз к началу нового учебного года или в разгар первого семестра [23, 24] (Ignatova, 2020).

Нельзя забывать о вероятности возникновения кризисных или чрезвычайных ситуаций локального или регионального масштаба, ускорение частоты возникновения которых отмечают не только специалисты МЧС, но и все население страны [25, 26].

Наконец, некоторые возможности ДО уникальны сами по себе, в частности, они раскрепощают студентов, чей темперамент / менталитет / тип характера / нервной системы / эмоциональность сковывает их при выступлении в аудитории. Как известно, многие психологические проблемы, возникающие в процессе обучения, решаются более успешно именно в дистанционной форме путем его дифференциации и индивидуализации. У многих студентов общение с преподавателем через ставший уже давно привычным экран смартфона снимает психологический блок, пробуждает в них активность и готовность к общению [14].

Итак, основные объективные факторы, которые позволяют говорить о необходимости ускорения процесса внедрения дистанционных форм обучения:

1. Экономия времени (и места).

2. Возможность получения образования людьми с ограниченными возможностями.

3. Возможность приобретения новых знаний людьми, которые не могут посещать лично вуз (например, привязаны к основной работе вахтовым методом, проживают в удаленных районах).

4. Угроза возникновения новой пандемии или второй волны пандемии коронавируса.

5. Угроза возникновения ЧС иного характера.

6. Учет индивидуальных психико-психологических особенностей студентов.

7. Дифференциация и индивидуализация, персонификация обучения.

8. Возможность осуществления непрерывного процесса обучения.

9. Возможность осуществления обучения и получения ВО, как было модно раньше говорить, «без отрыва от производства».

10. Существовавшая в большинстве вузов страны практика внедрения элементов ДО позволила большинству вузов максимально быстро и относительно безболезненно полностью перейти на данную форму обучения в период пандемии в 2020 году [14]. 16 марта 2020 года Минобрнауки предложило вузам перейти на ДО, а уже 17 марта 2/3 (65%) вузов объявили о переходе на данную форму обучения, только в первые дни количество онлайн-курсов составило 663 [27]. К 25 марта 80% российских высших учебных заведений полностью перешли на ДО, а из подведомственных Минобрнауки – все 100% [28]. Такая оперативность базируется на том, что более 75% сотрудников вузов в РФ на практическом опыте еще до пандемии получили представление об основах функционирования системы ДО [28].

В работах Татаринова К.А., посвятившего данной проблеме множество своих исследований, приводятся и другие положительные характеристики ДО, в частности: удобство, стандартизация знаний, облегченный контакт между обучаемым и педагогом, качество (при надлежащем исполнении), простота и скорость распространения/передачи новых знаний, привлекательность формы, высокая эффективность использования ресурсов учебного учреждения, централизация и согласованность учебного процесса, развитие навыков работы в инфокоммуникационной среде студентами и обогащение актива профессиональных знаний в области информационных технологий преподавателями [3] (Tatarinov, 2019).

Несмотря на очевидные проблемы, выявленные у ряда региональных вузов, эксперты уверены, что у наиболее «продвинутых» вузов страны проблем с переходом на ДО не возникает [18] (Agranovich, 2020).

Наглядное свидетельство успешности оперативного перехода на ДО российской высшей школы демонстрируют международные сравнения: в такой высокоразвитой стране, как Великобритания, всего 20 вузов (не процентов!) оказались готовы к переходу на ДО [20], в США 70% преподавательского состава незнакомы с технологиями ДО [22] (Savitskaya, 2020), уровень «продвинутости» российских студентов соответствует показателям стран ЕС [29].

Таким образом, российская система высшего образования показала свою состоятельность и в целом сохранила устойчивость в ситуации стресс-теста, вызванного пандемией [21].

В любом случае уже более 10 лет ДО если не заменяет, то довольно успешно дополняет существующие формы очного и заочного обучения студентов.

Уже практически никем не оспаривается, что интерактивная модель обучения, основанная на преимущественном использовании ДО, рано или поздно станет главенствующей формой приобретения новых знаний, включая ВО [3] (Tatarinov, 2019).

Поэтому ускорение темпов цифровизации и перехода системы ВО на качественно новую техническую и технологическую базу в условиях угроз возникновения новых и повторения старых чрезвычайных ситуаций, эпидемий и пандемий представляется не только обоснованным, но и необходимым. Это не значит, что все вузы страны должны стремиться к переходу на полное ДО. Это означает, что их материально-техническая база, аппаратные модули, средства и каналы связи должны поддерживать все современные форматы высокоскоростной передачи данных по сети Интернет, программное обеспечение должно соответствовать этому уровню и обеспечивать бесперебойное функционирований сетевых приложений, а прикладное технико-технологическое и методическое сопровождение – не отставать от базовых критериев обеспечения непрерывного ДО в случае возникновения кризисных или форс-мажорных ситуаций, подобных возникшим весной 2020 года при возникновении пандемии коронавируса. Говоря проще, весь учебно-методический комплекс и материально-техническая база вузов должны быть готовы к кризисным ситуациям и сиюминутному переходу на ДО в случае их возникновения.

Уже сейчас высказываются предположения, что такие «устаревшие технологии обучения», как лекции в аудиторном формате, уже не будут возвращены назад в образовательные программы в вузах [14], а вузы будут планомерно сокращать офлайн-курсы [22, 30, 31] (Savitskaya, 2020; Dudin, 2020; Tsvetkov, Dudin, Lyasnikov, Zaidov, 2018).

Таким образом, необходимость планомерного перехода на дистанционное обучение в вузах вызвана не только и не столько пандемией, а объективными факторами НТП и урбанизации, а пандемия коронавируса выступила своеобразным катализатором для выявления проблем и драйвером ускоренного перехода на ДО.

Что касается путей решения проблем и способов ускорения процесса перехода на ДО, то как ни банально это звучит, но для преодоления технического и технологического отставания ряда вузов необходимы, прежде всего, масштабные финансовые влияния.

Представляется, что постепенная интеграция дистанционных и очных форм обучения, которая производится в течение последних лет, должна достичь того уровня или стадии развития, при котором в любой нужный момент времени можно будет безболезненно перейти на полное ДО.

Успешное выполнение данной задачи будет ознаменовать достижение очередного этапа цифровизации страны, актуальность которой неоднократно декларировалась на всех уровнях, включая руководство РФ. Готовность к любым проявлениям неблагоприятной внешней среды и способность адаптироваться к возможным новым вызовам и угрозам будет характеризовать систему ВО только с положительной стороны.

Данный вектор развития представляется сегодня перспективным не только для вузов, но, судя по массовости и тону высказываний родителей, учеников и педагогов (а их существующий уровень развития цифровых технологий, подготовки кадров и организации удаленного учебного процесса категорически не устроил), и для средних школ, особенно учитывая тенденции цифровизации всего общества, от которой, как и от всего НТП в целом, уже нельзя абстрагироваться.

Для осуществления полноценного и качественного перехода на систему ДО в вузах необходимо, прежде всего, решение технических и технологических проблем, во-вторую очередь – решение проблем квалификации педсостава:

1. Обеспечение всего контингента обучаемых современными аппаратно-техническими комплексами и средствами связи.

2. Обеспечение вузов и мест компактного проживания студентов высокоскоростными каналами доступа в интернет.

3. Решение проблем затухания сигнала и пропускной способности магистральных каналов связи.

4. Привлечение высококвалифицированных специалистов, обладающих компетенциями как в области предметных знаний, так и в ИТ-сфере для создания специализированного ПО и обучающих онлайн-курсов.

5. Переобучение и повышение квалификации в области ИТ-технологий профессорско-преподавательского состава вузов для обеспечения непрерывности образовательного процесса.

Все это, безусловно, требует финансовых затрат, поэтому основным выходом из данной ситуации является усиление финансирования государственных вузов и рациональное распределение и целевое расходование средств на обеспечение модернизации аппаратно-технических комплексов и каналов связи; перераспределение бюджета коммерческих вузов в целях обеспечения безболезненного и эффективного перехода, в случае необходимости, на полное ДО.

Вторая по важности проблема и способ ее решения – повышение квалификации и уровня компьютерной грамотности педагогов путем прохождения специализированных курсов и обучения на рабочем месте в период послабления ограничительных мер (т.е. в очной форме). Рано или поздно человек, не владеющий компьютером, перестанет выживать в современном мире. В той или иной форме об этом говорится на протяжении уже 30 лет, и даже у преподавателя в возрасте 70 лет уже было более чем достаточно времени на переобучение. Поэтому педсостав, не способный, не готовый или не желающий приобретать новые знания, умения и навыки, постепенно должен выводиться из штата образовательных учреждений.

Как итог, следует заключить, что для обеспечения полной цифровой трансформации системы ВО в целях осуществления возможности 100%-ного ДО студентов необходимы масштабные финансовые вливания со стороны государства и коммерческих вузов.

Конечно же, полная реализация программ ДО в ВО в настоящих условиях невозможна. Но уже сейчас ближайшее будущее высшей школы видится в гармоничном сочетании цифровых технологий удаленного образования и традиционных форм обучения.

Формирование новой, комбинированной модели функционирования вузов с выявленных в период пандемии проблем и слабых сторон и распространение новых практик поможет стать системе ВО РФ устойчивей ко внешним вызовам и угрозам в целях развития всей российской экономики и общества [12].

Заключение

Стрессовый тест-драйв российской системы ДО в высшей школе выявил ряд новых и подтвердил наличие уже имеющихся проблем как технологического, так и социально-психологического, экономического и ментального характера.

1. Несмотря на общий успешный в целом переход на процесс удаленного обучения, не все вузы оказались в полной мере готовы к переходу на ДО в материально-техническом плане.

2. Не все преподаватели даже ведущих вузов страны готовы к переходу на ДО ментально.

3. Значительная часть обучаемых не готова к ДО в силу неустойчивого материального положения.

4. Для ускорения перехода на дистанционные формы обучения необходимы масштабные финансовые вливания в модернизацию аппаратно-технических комплексов и линий связи (передачи данных), создание специализированного ПО с привлечением специалистов высокого ранга как в области ИТ, так и предметных знаний.

5. Педсостав вузов должен быть готов к масштабному переобучению либо должен быть вынужден сменить место работы.

Но при этом появилась прекрасная возможность для осуществления качественного прорыва для внедрения новых информационных технологий в образовании:

1. После пандемии объем образовательных программ в онлайн-режиме непременно возрастет за счет сокращения офлайн-курсов.

2. На международном фоне российская система высшего образования доказала свою эффективность и готовность к изменениям, что означает возможность ее перехода в обозримой перспективе в полностью цифровой формат в случае возникновения такой необходимости.

3. Необходимость ускоренного перехода на дистанционные формы обучения в высшей школе вызвана не только пандемией и другими угрозами непреодолимой силы, но и объективными факторами НТП и урбанизации.

Многозадачность – это не только отличительный признак современного компьютерного процессора, это то, что требуется, не всегда обоснованно (в силу отсутствия базовой ИТ-подготовки), от современного преподавателя. Но со временем мы придем и к реальному воплощению этой идеи – когда педагог будет совмещать в себе требования и как к методисту, и как специалисту по инфокоммуникационным технологиям, и как к профильному преподавателю как таковому. Пока это время не пришло, необходимо ускоренными темпами модернизировать материально-техническую базу воплощения ДО в ВО как базис для перехода на новую ступень развития цифровизации общества. Для обеспечения полной цифровой трансформации системы ВО в целях осуществления возможности 100%-ного ДО студентов необходимы масштабные финансовые вливания со стороны государства и коммерческих вузов.

Таким образом, пандемия коронавируса не только высветила комплекс проблем, но и показала необходимость наискорейшего перехода всей системы обучения в вузах на возможность ДО при первой необходимости.


Источники:

Голованова, Ю. В. Проблемы и пути решения дистанционной формы обучения / Ю. В. Голованова. — Текст : непосредственный // Актуальные задачи педагогики : материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Чита, январь 2015 г.). — Чита : Издательство Молодой ученый, 2015. — С. 163-167. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/146/7048/ (дата обращения: 22.06.2020).
2. Дистанционное обучение: история, проблемы и решения [Электронный ресурс] / пер. с англ. Distance Learning: History, Problems and Solutions / Ashish Pant Number 2; November, 2014. – URL: https://swsu.ru/sbornik-statey/distantsionnoe-obuchenie-istoriya-problemy-i-resheniya.php (дата обращения: 09.07.2020).
3. Татаринов К.А. Проблемы и возможности дистанционного обучения студентов // Балтийский гуманитарный журнал. – 2019. – Т. 8. № 1(26). – С. 285-288.
4. Татаринов К.А. Предпосылки и условия развития непрерывного образования // Балтийский гуманитарный журнал. – 2019. – Т. 8. № 1(26). – С. 289-292.
5. Татаринов К.А. Мобильное обучение поколения "Z" // Балтийский гуманитарный журнал. – 2019. – Т. 8. № 2(27). – С. 103-105.
6. Татаринов К.А. Дидактические принципы дистанционного образования // Балтийский гуманитарный журнал. – 2019. – Т. 8. № 1(26). – С. 293-296.
7. Татаринов К.А. Геймификация в обучении студентов // Балтийский гуманитарный журнал. – 2019. – Т. 8. № 1(26). – С. 281-284.
8. Татаринов К.А. Особенности построения линейки информационных продуктов в российском онлайн-образовании // Азимут научных исследований: педагогика и психология. – 2019. – Т. 8. № 1(26). – С. 254-257.
9. Абрамян Г.В., Катасонова Г.Р. Особенности организации дистанционного образования в вузах в условиях самоизоляции граждан при вирусной пандемии [Электронный ресурс] / Современные проблемы науки и образования (Электронный научный журнал). – 2020. – №3. – URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=29830
10. Татаурщикова Д. Основные проблемы организации дистанционной формы обучения [Электронный ресурс] / 26.12.2014. – URL: https://4brain.ru/blog/проблемы-дист-обучения/ (дата обращения: 09.07.2020).
11. Бойкова А.В. Некоторые проблемы перехода на дистанционное обучение в военных вузах в условиях пандемии // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2020. – №4-2 (43). – С. 29-31.
12. Уроки «стресс-теста». Вузы в условиях пандемии и после нее [Электронный ресурс] / Аналитический доклад Минобрнауки России (Коллектив авторов). Июнь 2020. – 50 с. – URL: http://www.tsu.ru/upload/medialibrary/add/uroki-stress_testa-vuzy-v-usloviyakh-pandemii-i-posle-nee.pdf (дата обращения: 09.07.2020).
13. Презентация к докладу "Уроки «стресс-теста». Вузы в условиях пандемии и после нее" [Электронный ресурс]. – URL: http://www.tsu.ru/upload/medialibrary/c84/prezentatsiya-3.07.20-e.v.galazhinskiy.pdf (дата обращения: 09.07.2020).
14. Трудности на дистанции [Электронный ресурс] / "Коммерсантъ". 28.03.2020. – URL: https://www.kommersant.ru/doc/4307297
15. Лемуткина М. Большинство российских вузов заявили об изменении формата госэкзаменов [Электронный ресурс] / Московский комсомолец. 28.04.2020. – URL: https://www.mk.ru/social/2020/04/28/bolshinstvo-rossiyskikh-vuzov-zayavili-ob-izmenenii-formata-gosekzamenov.html (дата обращения: 09.07.2020).
16. Готовность российских вузов и школ к дистанционному обучению оценили [Электронный ресурс] / Лента.ру. 20.03.2020. – URL: https://lenta.ru/news/2020/03/20/distant_education/ (дата обращения: 09.07.2020).
17. Альхов А. Forbes Council. Исследование показало, какие Российские вузы оказались лучше всего готовы к переходу на дистанционное обучение [Электронный ресурс] / Forbs.ru/ 03.07.2020. – URL: https://blogs.forbes.ru/2020/07/03/issledovanie-pokazalo-kakie-rossijskie-vuzy-okazalis-luchshe-vsego-gotovy-k-perehodu-na-distancionnoe-obuchenie/ (дата обращения: 09.07.2020).
18. Агранович М. Зачет в удаленном доступе. 80 процентов российских вузов полностью перешли на онлайн [Электронный ресурс] / Российская газета. – № 62(8116). 23.03.2020. – URL: https://rg.ru/2020/03/23/80-procentov-rossijskih-vuzov-polnostiu-pereshli-na-onlajn.html (дата обращения: 09.07.2020).
19. Онлайн-образование 2020: какие российские вузы оказались готовы к дистанционному формату обучения [Электронный ресурс] / Исследование Couseburg (Коллектив авторов). 2020. – URL: https://courseburg.ru/analytics/Courseburg_onlain-obrazovanie_2020_kakie_rossiiskie_VUZy_okazalis_gotovy_k_distantsionnomu_formatu_obuchenia.pdf (дата обращения: 09.07.2020).
20. «Дистанционное образование», 2020 год. [Электронный ресурс] / Исследование «РАЭКС», 2020. – URL: https://raex-a.ru/researches/distance_education/2020 (дата обращения: 09.07.2020).
21. Уроки стресс-теста: вузы в условиях пандемии и после нее [Электронный ресурс] / 03.07.2020. – URL: http://www.tsu.ru/news/uroki-stress-testa-vuzy-v-usloviyakh-pandemii-i-po/ (дата обращения: 09.07.2020).
22. Савицкая Н. После пандемии высшее образование уже не будет прежним [Электронный ресурс] / Независимая газета. 25.03.2020. – URL: https://www.ng.ru/education/2020-03-25/8_7826_education1.html (дата обращения: 09.07.2020).
23. «Где-то осенью, конец октября — ноябрь»: Путин предупредил о возможности второй волны коронавируса [Электронный ресурс] / RT на русском. 22.05.2020. – URL: https://russian.rt.com/russia/article/748820-putin-volna-koronavirus-pandemiya-rossiya (дата обращения: 09.07.2020).
24. Игнатова О. В Роспотребнадзоре оценили вероятность второй волны коронавируса осенью [Электронный ресурс] / Российская газета. 07.07.2020. – URL: https://rg.ru/2020/07/07/v-rospotrebnadzore-ocenili-veroiatnost-vtoroj-volny-koronavirusa-oseniu.html (дата обращения: 09.07.2020).
25. Росгидромет: количество ЧС природного характера в РФ увеличилось вдвое за 10-15 лет [Электронный ресурс] / ТАСС. 24.10.2017. – URL: https://tass.ru/obschestvo/4673475 (дата обращения: 09.07.2020).
26. Названы причины увеличения масштабов стихийных бедствий в России [Электронный ресурс] / РИА НОВОСТИ. 16.10.2019. – URL: https://ria.ru/20191016/1559871582.html (дата обращения: 09.07.2020).
27. Две трети вузов перешли на дистанционное обучение [Электронный ресурс] / ТАСС. 17.03.2020. – URL: https://tass.ru/obschestvo/8003917 (дата обращения: 09.07.2020).
28. Дистанционное обучение в экстремальных условиях [Электронный ресурс] / Интерфакс. 15.04.2020. – URL: https://academia.interfax.ru/ru/analytics/research/4491/ (дата обращения: 09.07.2020).
29. К знаниям с любой дистанции [Электронный ресурс] / Исследование Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. 20.03.2020. – URL: https://issek.hse.ru/news/350448456.html (дата обращения: 09.07.2020).
30.Дудин М.Н. Инновационный статус учебного заведения в России и мировой практике // Проблемы рыночной экономики. 2020. №1. с.99-115.
31.Цветков В.А., Дудин М.Н., Лясников Н.В., Заидов К.Х. Реформы в сфере среднего математического образования в России в период XVIII-начала ХХ вв.: ретроспективный анализ // Экономика и управление. 2018 № 8 (154). С. 43-55

Страница обновлена: 27.11.2020 в 11:31:38