Риски и угрозы пространственного развития страны

Земсков В.В.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 3, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Земсков В.В. Риски и угрозы пространственного развития страны // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.3.3.110793.

Аннотация:
В статье рассматриваются проблемы, связанные с анализом рисков и угроз пространственного развития страны. Это связано с тем, что большинство регионов страны развиваются неравномерно и скачкообразно, что, в конечном счете, негативно влияет на социально-экономическое развитие региона и страны в целом, снижает качество жизни населения из-за снижения объемов налоговых поступлений в соответствующие бюджеты. Автором делается вывод о том, что пространственное развитие должно выступать драйвером экономического роста социально-экономических систем на основе учета внутренних и внешних рисков и угроз

Ключевые слова: пространственное развитие, экономический рост, интегральные показатели территориального развития, сравнительный анализ федеральных округов, риски и угрозы пространственного развития

JEL-классификация: R11, R12, R13



Введение

«Стратегия экономической безопасности страны в качестве основных задач государственной политики выделяет формирование системы управления рисками на разных уровнях управления с целью минимизации последствий реализации рисковых ситуаций на основе пространственного развития» [1]. Одним из последних документов, посвященных стратегическому планированию, можно считать появление распоряжения Правительства Российской Федерации [5], которое регламентирует и определяет современные тенденции и векторы пространственного развития России на основе формирования перспективных центров экономического роста и минерально-сырьевых центров. До выхода этого распоряжения Правительством Российской Федерации было утвержден соответствующий порядок разработки и утверждения пространственного развития страны [3] с указанием ответственных исполнителей за разработку стратегического документа.

На основе идентификации рисков и угроз пространственного развития определяются:

- выявление узких мест в социально-экономическом развитии регионов, городов и сельских населенных пунктов;

- разработка основных механизмов развития территорий;

- разработка мероприятий по стимулированию пространственного развития на федеральном, региональном и муниципальном уровнях;

- разработка приоритетных инфраструктурных проектов, необходимых для социально-экономического развития пространственного развития Российской Федерации и отдельных территорий.

«Опираясь на выявленные риски и угрозы, многие муниципальные образования в составе стратегии социально-экономического развития стали включать раздел, посвященный пространственному развитию, так как именно характеристики пространственного развития дают наиболее наглядное представление, как и каким образом будет развиваться данное образование» [14] (Suvorova, 2019).

Очевидно, что понятие «пространственное развитие» сопряжено с понятием «развитие территории» как экономического пространства, где осуществляется сложная хозяйственная деятельность многими субъектами хозяйствования на основе эффективного использования всех имеющихся ресурсов данной территории, включая как природные, так и человеческие.

В работе Лаженцева В.Н. «под территориальным развитием понимается прогрессивно направленное изменение (как правило, усложнение) пространственной структуры производительных сил, процесс сбалансированного и эффективного использования природно-ресурсного, материально-технического и человеческого потенциалов, формирование и качественное преобразование территориально-хозяйственных систем» [9].

Среди научных исследований, посвященных решению проблем анализа и оценки рисков пространственного развития, можно выделить работы авторского коллектива ученых Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева и Института экономики РАН [7, 8] (Zemskov, Dadalko, Starovoytov, 2020; Karavaeva, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2019).

Таким образом, пространственное развитие должно выступать драйвером экономического роста социально-экономических систем на основе учета внутренних и внешних рисков и угроз.

Актуальность анализа пространственного развития социально-экономических систем объясняется тем, что «основным инструментом этого анализа является сопоставление индикаторов социально-экономического развития регионов» [8] (Karavaeva, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2019), межрегиональное сравнение, на основании которых определяются рейтинги регионов по вкладу в национальный доход. Подтверждением этого подхода является, например, «распределение финансовых ресурсов из фонда регионального развития» [2].

Усиление интереса государственных органов к пространственному развитию вызывает необходимость рассмотрения некоторых финансовых инструментов, способствующих выявлению рисков и угроз в хозяйственной деятельности территориального развития, например федеральных округов. Таким образом, обобщенно уровень территориального развития федеральных округов можно представить в виде совокупности отдельных показателей социально-экономического развития.

В качестве основных показателей для проведения анализа территориального развития федеральных округов выступают отдельные показатели за 2012–2018 годы, в частности [13]:

- валовой региональный продукт, млн руб.;

- валовой региональный продукт на душу населения, руб.;

- задолженность по кредитам в рублях, предоставленным кредитными организациями юридическим лицам, млн руб.;

- задолженность по кредитам в рублях, предоставленным кредитными организациями физическим лицам, млн руб.;

- сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) деятельности организаций, млн руб.;

- индексы потребительских цен, декабрь к декабрю прошлого года, %.

По мнению автора, вышеуказанная совокупность наиболее полно характеризует особенности пространственного развития территорий.

Как видно из приведенного перечня показателей, они имеют отличительные признаки в единицах измерения, поэтому невозможно применить способ вычисления среднеарифметических значений для оценки уровня территориального развития. Поэтому необходимо привести их в стандартизированное состояние через «механизм расчета среднего квадратического отклонения» [11] (Plyuta, 1989). В этих целях необходимо произвести определенные расчеты в соответствии с нижеуказанными этапами.

Этап № 1. Проводится стандартизация показателей.

.

Этап № 2. Дифференциация показателей на: стимулирующие и дестимулирующие.

Этап № 3. Расчет матрицы расстояний.

.

Этап № 4. Расчет интегрального показателя.

.

Вычисленные значения интегральных показателей территориального развития федеральных округов РФ представлены в таблице 1.

Таблица 1

Расчетные показатели значения интегрального показателя

Название федерального округа
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Центральный федеральный округ
0,317869
0,366461
0,347334
0,377392
0,378592
0,312251
0,312547
Северо-Западный федеральный округ
0,354403
0,332712
0,302094
0,411898
0,434748
0,357836
0,353314
Южный федеральный округ
0,121535
0,143226
0,173069
0,210438
0,235238
0,176104
0,167899
Северо-Кавказский федеральный округ
-0,01971
-0,01213
-0,02624
-0,01525
-0,00624
-0,0017
-0,02177
Приволжский федеральный округ
0,273249
0,367561
0,380388
0,449801
0,369125
0,297752
0,313865
Уральский федеральный округ
0,303293
0,294309
0,287673
0,306124
0,284252
0,2246
0,215024
Сибирский федеральный округ
0,245799
0,270268
0,266381
0,309999
0,219866
0,21775
0,259876
Дальневосточный федеральный округ
0,235057
0,194004
0,192898
0,191726
0,17777
0,132297
0,181936
Источник: составлено автором.

Интерпретация значений интегрального показателя уровня территориального развития состоит в следующем: федеральный округ имеет более высокий уровень территориального развития, интегральный показатель которого наиболее приближен к 1.

Так, по результатам расчетов, наибольший уровень территориального развития имеет Северо-Западный федеральный округ, у которого значение интегрального показателя за 2018 г. равно 0,35. Наименьший уровень территориального развития имеет Северо-Кавказский федеральный округ (-0,02). Разрыв между максимальным и минимальным значением территориального развития исследуемых федеральных округов составляет 5,7 раза, что свидетельствует о высокой степени дифференциации в развитии территорий РФ.

Далее необходимо составить матрицу оценки позиций федеральных округов по уровню территориального развития. Для этого следует определить диапазон значений уровней территориального развития с соответствующей вербальной характеристикой (табл. 2).

Таблица 2

Диапазон значений уровней территориального развития

Диапазон данных
Характеристика уровней
0,36–0,4
Высокий
0,16–0,35
Средний
0–0,15
Низкий
Источник: составлено автором.

Далее на графике покажем расположение федеральных округов по уровню территориального развития.

Рисунок 1. Уровни территориального развития федеральных округов

Источник: составлено автором.

Из рисунка 1 видно, что точками экономического роста являются Северо-Западный, Центральный и Приволжский федеральные округа. Рассмотрим пространственное развитие Центрального федерального округа (ЦФО). Он занимает 3,8% территории РФ; плотность населения – 57,7 человек на 1 кв. км; занимает 1-е место в России по промышленному и с/х производству (20% и 25% соответственно).

Темпы роста промышленного производства на территории ЦФО выше средних показателей по стране. ЦФО лидирует среди федеральных округов по всем основным показателям социально-экономического развития. Факторы развития социально-экономической сферы: выгодное экономико-географическое положение (пересечение множества федеральных трасс), развитая инфраструктура и созданный производственный и научно-технический потенциал. Кроме того, ЦФО является финансовым центром России.

Отрасли специализации регионов ЦФО: машиностроение, металлообработка, легкая (особенно текстильная) промышленность, химическая промышленность, высоконаучные отрасли экономики.

Центр размещения высокотехнологичного производства и науки – Москва и Московская область.

Мерами по обеспечению пространственного развития являются:

- сохранение ориентации на развитие преимущественно обрабатывающих отраслей промышленности с пониженной материало- и энергоемкостью, но требующих высококвалифицированного труда;

- «использование цифровых технологий в организациях по видам экономической деятельности» [10, с. 33] (Lev, Leshchenko, 2020, р. 33);

- ввиду ухудшения экологической ситуации следует размещать промышленные новостройки в малых городах Брянской, Тверской, Калужской, Костромской, Орловской, Рязанской, Смоленской областей;

- опять же по причине ухудшения экологической ситуации существует необходимость в ограничении роста промышленности и населения крупных городов, Московской и Тульско-Новомосковской городских агломераций.

«Основными факторами экономического роста этих федеральных округов являются наличие высококвалифицированных кадров, развитая инфраструктура и близость к крупнейшим агломерациям, которые концентрируют вокруг себя экономический потенциал нескольких территорий» [12, с. 83] (Sokolinskaya, Khorev, 2020, р. 83). Одновременно эти агломерации выступают тормозом экономического роста для других территорий, которые не попадают в число крупнейших агломераций, поскольку происходит отток и концентрация трудовых ресурсов в крупнейших агломерациях. «Основными причинами оттока трудовых ресурсов из наименее развитых территорий являются отсутствие работы и неразвитость инфраструктуры по доступности жилья и комфортности проживания» [6, с. 185] (Zemskov, 2019, р. 185).

Депрессивным регионом является Северо-Кавказский федеральный округ. На выравнивание территориального развития Северо-Кавказского федерального округа Решением Правительства Российской Федерации от 17.12.2012 утверждена государственная программа Российской Федерации «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года. Общий объем финансирования госпрограммы за весь период ее реализации составит порядка 2,5 трлн рублей [4].

Отмечается спад в Уральском федеральном округе.

Заключение

Таким образом, рисками и угрозами современного пространственного развития России являются: неравномерное развитие территорий; формирование крупных городских агломераций, которые все больше притягивают трудоспособное население из менее развитых территорий.

В результате этого оказываются заброшенными промышленные центры мелких и средних городов, уменьшение посевных площадей из-за несвоевременного их возделывания; наличие инфраструктурных ограничений; отсутствие ясной государственной политики в области урбанизации и концентрации населения в развитых мегаполисах.


Источники:

Указ Президента РФ от 13.05.2017 № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» // «Собрание законодательства РФ», 15.05.2017, № 20, ст. 2902.
2. Приказ Министерства регионального развития Российской Федерации от 30 октября 2009 года № 493 «Об утверждении Методики расчета показателей и применения критериев эффективности региональных инвестиционных проектов, претендующих на получение государственной поддержки за счет бюджетных ассигнований Инвестиционного фонда Российской Федерации». Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/902186132 (дата обращения 14.08.2020).
3. Постановление Правительства Российской Федерации от 20.08.2015 № 870 «О содержании, составе, порядке разработки и утверждения пространственного развития Российской Федерации, а также о порядке осуществления мониторинга и контроля ее реализации». Режим доступа: https://base.garant.ru/71170676/ (дата обращения 14.03.2020).
4. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17.12.2012 №2408-р. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_139451/ (дата обращения 14.08.2020).
5. Распоряжение Правительства РФ от 13.02.2019 № 207-р «Об утверждении Стратегии пространственного развития РФ на период до 2025 г.». Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72074066/ (дата обращения 14.03.2020).
6. Земсков В.В. «Экономическая безопасность России: риски инвестиционной привлекательности». // Экономическая безопасность. – 2019. – Том 2. – № 3. – С. 179-187.
7. Земсков В.В., Дадалко В.А., Старовойтов В.Г. «Диагностика и мониторинг экономической безопасности страны». Монография / В. В. Земсков, В. А. Дадалко, В. Г. Старовойтов и др.; под науч. ред. В. В. Земскова. — М.: Прометей, 2020. — 338 с.
8. Караваева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Колпакова И.А. «Финансовые риски социально-экономической безопасности, формируемые системой государственного управления в современной России» // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. 2019. - № 2. - С. 45-65.
9. Лаженцев В.Н. «Территориальное развитие как экономико-географическая деятельность (теория, методология, практика)». Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/territorialnoe-razvitie-kak-ekonomiko-geograficheskaya-deyatelnost-teoriya-metodologiya-praktika (дата обращения 14.08.2020).
10. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. «Цифровая экономика: на пути к стратегии будущего в контексте обеспечения экономической безопасности» // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 1. – С. 25-44.
11. Плюта В. «Сравнительный многомерный анализ в эконометрическом моделировании». / Веслав Плюта. – М.: Финансы и статистика, 1989. – 174 с.
12. Соколинская Ю.М., Хорев А.М. «Дифференцированный подход к оказанию мер государственной поддержки моногородов в составе моделей экономической безопасности» // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 1. – С. 79-94.
13. «Социально-экономические показатели российской федерации в 1991-2018 гг.». Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13396 (дата обращения 14.08.2020).
14. Суворова А.В. «Пространственное развитие: содержание и особенности». Journal of New Economy. 2019. Т. 20, № 3

Страница обновлена: 27.08.2020 в 13:35:38