Возможности противодействия обороту контрафактной продукции как фактор социально-экономической безопасности России

Башлыкова В.В.

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 3, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Башлыкова В.В. Возможности противодействия обороту контрафактной продукции как фактор социально-экономической безопасности России // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.3.3.110594.

Аннотация:
Для обеспечения безопасного развития и роста экономики России необходимо своевременное и качественное противодействие возможным рискам и угрозам. Рассматривая угрозы социально-экономической безопасности, нельзя не упомянуть контрафакт в качестве одной из них. Данная проблема в условиях мировой глобализации существует и на международном уровне. Целью данной работы является выявление особенностей оборота контрафактной продукции, в том числе и наиболее распространенной, а значит, потенциально-опасной продукции на территории Российской Федерации и международном уровне и источников ее выпуска. Практическая значимость данной работы состоит в предложении методологических и правовых возможностей по совершенствованию контроля за оборотом контрафактной продукции на территории России при помощи обязательной маркировки, а также предложение дополнительных возможных перспективных путей формирования и реализации анти-контрафактной политики. В статье использовались системно-структурный, диалектический, сравнительный, структурно-функциональный, формально-правовой, логический и иные методы, которые позволили выявить ряд проблемных моментов в противодействии обороту контрафактной продукции, а также способствовали детальному анализу особенностей распространения и выпуска контрафактной продукции и нарушениям права на объекты интеллектуальной собственности в целом.

Ключевые слова: контрафакт, экономическая безопасность, угрозы безопасности

JEL-классификация: F52, O17, K33



Введение

Социальная безопасность и высокий стабильный рост экономики страны напрямую зависят от ее возможностей защиты своих экономических интересов на национальном и международном уровнях, а также противодействия различным угрозам.

Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года (далее – Стратегия экономической безопасности) предполагает среди основных направлений государственной политики в сфере обеспечения финансовой безопасности создание экономических условий для разработки и внедрения современных технологий, стимулирования инновационного развития, а также совершенствования нормативно-правовой базы в данной сфере. Более конкретно «пункты Стратегии экономической безопасности предполагают стимулирование введения в хозяйственный оборот результатов интеллектуальной деятельности, а кроме того, совершенствование правовых и административных механизмов защиты интеллектуальной собственности и прав российских правообладателей на объекты промышленной собственности» [2].

Однако в данный момент видно недостаточную разработанность норм права в данной области. Контрафактная продукция, составляющая основную угрозу в данной сфере общественных отношений, не имеет единого определения. Гражданский кодекс РФ определяет контрафактную продукцию как «материальные носители, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации и которые приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство», а также «товар, на этикетке и/или упаковке которого незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение» [3]. Данные определения содержатся в статьях 1252 и 1515 и не сводятся к единой формулировке. Кроме того, также определение контрактной продукции содержится в Стратегии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции в Российской Федерации на период до 2020 года и плановый период до 2025 года: «контрафактная промышленная продукция – промышленная продукция, находящаяся в обороте с нарушением прав правообладателей на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» [4].

К сожалению, по рассмотрению данных формулировок становится очевидным отсутствие унификации основополагающих терминов, а также то, что на данный момент требуется совершенствование нормативно-правовой базы в сфере защиты интеллектуальной собственности для реализации и разработки всех механизмов защиты интеллектуальной собственности. Так как для реализации политики успешного противодействия контрафактной продукции требуется и прочная теоретическая основа, и развитие технических методик противодействия обороту контрафактной продукции.

Особенности оборота контрафактной продукции

и возможности противодействия ему

Контрафакт является одной из ключевых угроз социальной и финансовой безопасности России. Выпуск и распространение контрафактной продукции представляют ощутимую угрозу жизни и здоровью граждан, являющихся потребителями данной продукции. Источниками данной угрозы могут являться как и российские товары нелегального производства, так и товары, ввозимые из-за рубежа. И большая часть контрафакта имеет именно зарубежное происхождение. Таким образом, большая часть нагрузки по выявлению контрафакта и защиты авторских прав ложится на Федеральную таможенную службу (далее – ФТС).

И с каждым годом проблема контрафакта становится лишь более актуальной. Согласно официальной статистике ФТС за последние годы, в 2014 году было выявлено более 9,5 млн единиц контрафактной продукции. Уже в 2015 году цифра возросла более чем до 18,1 млн единиц. И к 2016 году, если сравнивать с 2014 годом, это значение выросло уже вдвое. Оборот 2016 года составил более 20,4 млн единиц контрафактной продукции, и тенденции роста выявляемой контрафактной продукции сохраняются. Сложно недооценить финансовую и социальную угрозу, когда только за 2016 год предотвращенный ущерб правообладателям был оценен в 7,7 млрд рублей. Несмотря на спад выявления контрафактной продукции в 2017 году, когда согласно статистике ФТС цифры упали более чем вдвое, дальнейшие годы ясно показывают, что сложно назвать данную проблему решенной. В 2018 году произошел такой же резкий рост выявленной контрафактной продукции (более чем на 60%). Несмотря на то, что, судя по последним данным за 2019 год, объемы контрафактной продукции упали, это не касается сумм предотвращенного ущерба. Согласно статистике ФТС по суммам предотвращенного ущерба от контрафактной продукции, за 2019 год данная сумма достигла абсолютного максимума за последние шесть лет [7].

Таблица 1

Соотношение объемов общего оборота внешней торговли, импорта, выявленного контрафакта и предотвращенного ущерба от контрафактной продукции

Год
Общий оборот внешней торговли
Импорт
Контрафакт выявленный
Предотвращенный ущерб
2014
784,5
млрд долл.
286,7
млрд долл.
9,5
млн ед.
более 2,4
млрд руб.
2015
530,4
млрд долл.
194
млрд долл.
18,1
млн ед.
3,9
млрд руб.
2016
467 753
млн долл.
182 262
млн долл.
20,4
млн ед.
7,7
млрд руб.
2017
584 050
млн долл.
226 966
млн долл.
10,1
млн ед.
4,5
млрд руб.
2018
688 115
млн долл.
238 151
млн долл.
16,2
млн ед.
6,8
млрд руб.
2019
317 514
млн долл. – 1 полугодие
112 368
млн долл. – 1 полугодие
12
млн ед.
8
млрд руб.
Источник: составлено автором по материалам статистики Федеральной таможенной службы. Режим доступа: // http://customs.ru/folder/517.

В первую очередь оборот контрафактной продукции негативно влияет на государство, так как оно лишается налоговых и таможенных сборов и поступлений. Это приводит к дефициту бюджета и невозможности выполнения государством своих функций, как экономических, так и социальных. К социальным угрозам также относится возникновение недоверия граждан к продукции, имеющейся на рынке, и к государству, которое не может обеспечить их безопасность. Не стоит забывать и о том, что контрафактная продукция часто не только дешевле, но еще и уступает своими качествами оригинальной продукции, а иногда и способна причинить вред здоровью, так как при ее изготовлении часто не учитываются стандарты безопасности.

ФТС в данный момент проделало огромную работу в сфере защиты интеллектуальной собственности. Только за 2018 год было заведено 1255 дел об административных правонарушениях в сфере интеллектуальной собственности. Для сравнения: в 2017 эта цифра составляла 1072 дела, то есть разница составила примерно полторы сотни дел об административных правонарушениях, что является очевидным увеличением качества противодействия. Согласно предварительным данным, цифры за 2019 год также будут не ниже тысячи дел об административных правонарушениях в сфере интеллектуальной собственности. Такие результаты увеличивают доверие, а значит, и количество обращений правообладателей интеллектуальной собственности для защиты их прав.

Особую роль в защите прав владельцев торговых марок имеет Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (далее – ТРОИС), который находится в ведении Федеральной таможенной службы.

Механизм данного реестра предполагает, что при пересечении каким-либо путем границы срабатывают автоматизированные алгоритмы, регламентирующие действия должностных лиц таможенных органов по защите конкретного товарного знака. При обнаружении признаков правонарушения выпуск товаров приостанавливается на 10 рабочих дней. Правообладатель ставится об этом в известность таможенной службой. За это время правообладатель, в свою очередь, должен оценить ситуацию и заявить или же не заявить о нарушении своих исключительных прав. В случае обоснованной необходимости срок приостановления выпуска товаров может быть продлен еще на 10 рабочих дней.

Данная система способствует эффективному выявлению товаров, незаконно обозначенных товарными знаками, включенными в ТРОИС, не только при пересечении таможенной границы, но и на внутреннем рынке. Это происходит в ходе взаимодействия таможенных и иных правоохранительных органов. По возбуждаемым делам по фактам нарушения исключительных прав на объекты, включенные в ТРОИС, наработана положительная правоприменительная и судебная практика.

Если рассмотреть последние годы пополнения системы ТРОИС новыми объектами, будет заметен стабильный рост, что находит отражение в диаграмме по годам, данной ниже. По состоянию на 2017 год в реестре находилось 4617 объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих отечественным, а также зарубежным компаниям. В 2018 году это значение было поднято до 4916. В 2019 данный показатель также увеличился и дошел до 5141.

Рисунок 1. Количество объектов, включенных в ТРОИС

Источник: составлено автором по материалам «Основные результаты деятельности таможенных органов Российской Федерации по защите интеллектуальной собственности». Режим доступа: // http://customs.ru/document/text/210853.

Из этих данных можно сделать вывод, что таможенная служба заинтересована в пополнении данных ТРОИС и реестра. «Что касается категорий объектов, вносимых в ТРОИС, то в структуре данного таможенного реестра товаров преобладают алкогольные напитки, кондитерские изделия, спортивная одежда и обувь» [7].

Кроме того, ФТС наладила систему, которая позволяет контролировать также и не внесенные в таможенный реестр объекты интеллектуальной собственности. Такая система была налажена в рамках полномочий ex officio, и она позволяет контролировать использование товарных знаков, зарегистрированных Роспатентом, а также тех товарных знаков, которые имеют международную регистрацию, распространяющуюся на территорию России.

На данный момент ФТС продолжает активные исследования и разработку возможных методов и мер противодействия обороту контрафактной продукции, в том числе тесно взаимодействует с общественными объединениями по вопросам защиты прав интеллектуальной собственности.

Однако несмотря на более чем успешные показатели противодействия оборота контрафактной продукции, данная угроза остается постоянной и имеет международный характер. Согласно международной статистике Организации экономического сотрудничества и развития (далее – ОЭСР) совместно с Бюро интеллектуальной собственности Европейского союза (EUIPO), «крупнейшими странами-производителями контрафактной продукции являются Китайская Народная Республика, Гонконг (Китай), Турция, Сингапур, Таиланд, Индия» [8, 9]. Данные ФТС также сходятся в этом вопросе, «называя основными источниками контрафакта страны Юго-Восточной Азии» [7].

Рисунок 2. Крупнейшие страны – производители контрафактной продукции

Источник: составлено автором по материалам OECD / EUIPO (2019) Trends in Trade in Counterfeit and Pirated Goods – European Union Intellectual Property Office. Режим доступа: // https://doi.org/10.1787/g2g9f533-en.

Согласно этим же данным, опубликованным Организацией экономического сотрудничества и развития, а также Бюро интеллектуальной собственности Европейского союза, «к категориям товаров, составляющим наиболее часто подделываемые товары, а значит, и составляющим наибольшую группу риска в качестве подделки, являются обувь (22%), одежда (16%), кожаные вещи (13%), электрическое оборудование (12%), часы (7%), медицинское оборудование (5%), парфюмерия и косметика (5%), игрушки (3%), ювелирные изделия (2%), фармацевтические препараты (2%)» [8, 9]. Именно эти товары «чаще всего относятся к импортируемым контрафактным товарам и оказываются на отечественном рынке согласно данным ФТС» [7].

Рисунок 3. Товары, наиболее часто подвергающиеся фальсификации

Источник: составлено автором по материалам OECD / EUIPO (2019) Trends in Trade in Counterfeit and Pirated Goods – European Union Intellectual Property Office.

В борьбе с оборотом продукции еще одним и, возможно, наиболее перспективным направлением, помимо расширения реестров объектов интеллектуальной собственности, которые ведутся Федеральной таможенной службой и к которым ФТС имеет доступ, автор считает маркировку той продукции, которая попадает в наибольшую группу риска быть подделанной.

Обязательная маркировка алкогольной продукции вошла в применение уже довольно давно и является привычной для потребителей и продавцов. Что касается других групп товаров, то в 2018 году вступили в силу изменения в ФЗ-381 «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», согласно которым к обязательной маркировке средствами идентификации подлежат товары, включенные в перечень. Данный перечень не является конечным. Туда уже попала табачная продукция, духи и туалетная вода, шины и покрышки, кожаная одежда, белье, обувь, фотокамеры. И, что является довольно важным, молочная продукция. Однако «срок введения обязательной маркировки для молочной продукции наступает только с 1 июня 2020 года, то есть фактически данная маркировка пока не действует» [1].

Многие из товаров, уже внесенных в данный перечень, являются товарами, согласно статистике попавшими в группу риска. Однако некоторые товары все еще там не значатся. По мнению автора, целесообразным и перспективным является именно расширение данного перечня и, соответственно, перечня товаров, подлежащих обязательной маркировке и усиленному контролю, что позволит усилить контроль за оборотом контрафактной продукции.

Такими товарами, которые, по мнению автора, следует рассмотреть для обязательной маркировки в первую очередь, могут стать электроприборы и медицинские приборы. Так как эти две категории товаров могут представлять существенную угрозу, поскольку не только наносят ущерб правообладателям, но и в случае несоответствия продукции требованиям к качеству и безопасности, также представляют существенную угрозу потребителям. Ужесточения контроля требуют и медицинские препараты. Среди данной категории товаров также нередко наблюдается контрафактная и фальсифицированная продукция, представляющая существенную угрозу финансовой и социальной безопасности. Однако требуется и большая осторожность при введении соответствующих мер контроля за данной продукцией, которая бы не повлекла дефицита и подъема цен на фармацевтические препараты. Что, в свою очередь, также может стать социальной проблемой.

Еще одной необходимостью в комплексной борьбе с выпуском и распространением контрафактной продукции является формирование правильного общественного мнения. Право, как известно, имеет также воспитательную функцию. Однако, возможно, данная функция не работает достаточно в данной сфере общественных отношений. Спрос на контрафактную продукцию заставляет нечестных производителей и продавцов идти на все новые меры по продаже и изготовлению продукции с нарушением авторских прав. Так как данный незаконный бизнес способен принести большую прибыль, даже если на него налагаются штрафы. По мнению автора, для противодействия данному фактору необходимы образовательные меры, которые помогут потребителям осознать важность неприятия контрафактной продукции и проблем, которые она несет.

Сложно недооценить формирование правильного мышления населения в отношении норм законопослушного поведения. Согласно данным Газеты РБК, «в современном мире более 86% покупателей готовы покупать контрафактную продукцию по тем или иным причинам» [6]. На данный момент многие покупатели не видят проблемы в покупке контрафактного товара. Общеизвестным является возможный вред от некачественного товара, однако привлекательные цены и большей частью отсутствие чувства морально-этической ответственности за покупку таковых товаров часто склоняют чашу весов в пользу выбора товаров с нарушением авторского права. Мало что мотивирует население выбирать для личного пользования лицензионный товар, защищающий авторское право, особенно если цена такого товара существенно выше, чем у его контрафактного аналога.

Большая часть мер по борьбе с контрафактной продукцией направлена на производителя. С одной стороны, это совершенно справедливо. С другой, как нам известно из закона, сформулированного Джоном Мейнардом Кейнсом, предложение порождается именно спросом. Среди причин выбора покупки контрафактной продукции, а не оригинальной, самой важной будет являться цена. «Если нет разницы, то зачем платить больше?». Данное мнение достаточно популярно. И даже в случае, если качество отличается, многие готовы пожертвовать им в пользу более привлекательной цены. К этому приводит банальная нехватка денег, а также часто желание получить именно брендовый товар. «Импортные брендовые товары часто не соответствуют финансовым возможностям наших покупателей, но это не уменьшает желание обладать ими» [5]. К сожалению, это тот фактор, который весьма сложно преодолеть. Способствовать преодолению данного фактора могло бы повышению финансовых возможностей покупателей или же улучшение отечественной легкой промышленности до того уровня, чтобы российские брендовые вещи обладали высокой конкурентоспособностью по отношению к импортируемым. Оба решения довольно сложны в настоящих условиях российской экономики.

Но повлиять на спрос контрафактной продукции можно и с другой стороны. Еще один из вариантов формирования правильного отношения к контрафактной продукции и защите авторских прав – ужесточение законодательства в этой области, в том числе и со стороны покупателей. То есть введение административных наказаний за покупку контрафактной продукции. Однако это решение имеет и явно негативные стороны. В первую очередь то, что не всегда покупатель осведомлен о том, что покупаемый им товар является контрафактным. Если же наказывать только за осознанную покупку контрафактных товаров, то возникнет проблема того, что, поскольку контрафакт изготовляется похожим на оригинальную продукцию, сложно определить намерение на покупку именно контрафактной продукции. Еще одна проблема состоит в том, что те, кто покупает контрафакт, зачастую не могут себе позволить оригинальную продукцию. Лишившись возможности покупки контрафакта, данная категория потребителей все равно не смогут купить аналогичный оригинальный продукт. И если в нем есть нужда, то это породит только недовольства населения, а отнюдь не решение проблемы.

Таким образом, сложно сказать, что мера административных запретов на покупку контрафактной продукции является исчерпывающим решением. Существует возможность изменения моделей общественного поведения и формирования правильного мышления и другими методами. Такими как распространение информации, например, при помощи социальной рекламы.

Социальная реклама – это вид некоммерческой рекламы, направленной на постепенное изменение моделей общественного поведения и привлечение внимания к проблемам социума. Наиболее известными и знакомыми примерами такой рекламы могут служить кампании по борьбе с наркотиками, соблюдению правил дорожного движения, охране окружающей среды и другие. По мнению автора, социальная реклама, пропагандирующая правильное отношение к интеллектуальной собственности, поощряющая защиту интеллектуального права, могла бы быть эффективной. Защита интеллектуального права позволяет владельцам интеллектуальной собственности извлекать выгоду из объектов интеллектуальной собственности, созданных ими, что, в свою очередь, предоставляет финансовые стимулы для создания интеллектуальной собственности и инвестиций в нее и (в патентных случаях) оплату исследований и разработки.

Таким образом, соблюдение права интеллектуальной собственности позволяет стимулировать развитие финансовой сферы государства и делает затраты на социальную рекламу весьма выгодными. Кроме того, в социальной рекламе можно затронуть аргументы в пользу охраны интеллектуальной собственности, связанные с моралью, так как социальная реклама эффективна именно через осознание населением какой-либо социальной проблемы с точки зрения морали. Аргументом в пользу моральности интеллектуальной собственности может послужить неоспоримое право на производимую своим трудом продукцию. Кроме того, довольно существенным является и более прагматичный аргумент, заключающийся в том, что общество, которое защищает частную собственность, является более эффективным и процветающим, чем общество, которое этого не делает. Суть этого аргумента в том, что защита интеллектуальных прав повышает производительность общества и способствует общественному благосостоянию путем поощрения создания, производства и распространения интеллектуальных произведений.

Однако формирование другого отношения к какой-либо сфере общественных отношений – сложный и длительный процесс. В отношении интеллектуальной собственности и авторского права данное утверждение также будет верным. Автор считает, что еще одним перспективным и, возможно, наиболее эффективным способом формирования правильного мышления могут быть образовательные меры. Под образовательными мерами автор подразумевает не только распространение проверенной и правильной информации, направленной на изменение отношения к интеллектуальной собственности, но и введение обзора важности защиты интеллектуальной собственности в образовательную программу. Для этого не требуется отдельный предмет, который будет давать углубленные знания, данную информацию можно включить в общую образовательную программу, так же как включены права человека на жизнь, уважительное отношение, образование, частную собственность и многие другие. Почему-то в сознании общества использование чужой интеллектуальной собственности, в том числе и в контрафактной продукции, не является таким уж серьезным правонарушением. Это очень печально, потому что во многом лишает авторов данной интеллектуальной собственности их возможной прибыли, а значит, и повода развиваться и создавать новые разработки и объекты интеллектуальной собственности.

Заключение

Подводя итоги данного анализа, хочется отметить, насколько важным для социальной и финансовой безопасности является противодействие контрафактной продукции. Контрафактная продукция лишает бюджет России доли прибыли, а значит, и населения России некоторых социальных благ, что создает угрозу социальной и финансовой безопасности Российской Федерации. Кроме того, это лишает некоторые отрасли возможности развития, а также является отрицательным стимулом к совершению новых открытий, разработке новых интеллектуальных объектов и в целом лишает страну интеллектуального прогресса в сфере науки.

Как уже говорилось выше, данная проблема имеет международный масштаб, особенно в современных тенденциях к глобализации. А значит, требует и международного сотрудничества как от организаций, так и от стран для совместного сбора и обработки информации и последующего создания международных специальных организаций и программ, которые позволят качественно и комплексно обеспечить противодействие обороту контрафактной продукции.

Что касается непосредственно внутреннего противодействия данной угрозе в России, то для создания организованной системы борьбы с оборотом контрафактной продукции такое противодействие должно включать в себя разработку теории права, законодательные, организационные, правоприменительные, а также образовательные меры. Таким образом, автор считает, что для необходимого прогресса в противодействии оборота контрафактной продукции требуется доработка и развитие законов, подзаконных актов, которая будет включать унификацию терминов. Кроме того, что касается методик технического противодействия, автор считает необходимым дополнение перечня товаров для обязательной маркировки теми товарами, которые согласно статистике также попадают в категории наибольшего риска контрафактной подделки. Это позволит усовершенствовать противодействие обороту контрафактной продукции и создаст ощутимый вклад в финансовую и социальную безопасность России.


Источники:

1. Федеральный закон от 28.12.2009 N 381-ФЗ (ред. от 25.12.2018) «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»
2. Указ Президента РФ от 13 мая 2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года»
3. Гражданский кодекс Российской Федерации 30.11.1994 года N 51-ФЗ
4. Распоряжение Правительства РФ от 05.12.2016 N 2592-р (ред. от 18.10.2018) «Об утверждении Стратегии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции в Российской Федерации на период до 2020 года и плановый период до 2025 года»
5. Внешняя Торговля России. [Электронный ресурс]. URL: https://russian-trade.com (дата обращения: 06.06.2020).
6. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/business/08/03/2018 (дата обращения: 06.06.2020).
7. Фтс. [Электронный ресурс]. URL: http://customs.ru (дата обращения: 06.06.2020).
8. Oecd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd.org (дата обращения: 06.06.2020).
9. Тенденции в торговле контрафактными и пиратскими товарами – Бюро интеллектуальной собственности Европейского Союза. Oecd/euipo. [Электронный ресурс]. URL: https://euipo.europa.eu (дата обращения: 06.06.2020).

Страница обновлена: 03.07.2020 в 09:48:51