Проблемы и перспективы развития сферы товарного обращения в условиях цифровой экономики

Завьялов Д.В.1, Завьялова Н.Б.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 6 (Июнь 2020)

Цитировать:
Завьялов Д.В., Завьялова Н.Б. Проблемы и перспективы развития сферы товарного обращения в условиях цифровой экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 6. – С. 1701-1720. – doi: 10.18334/epp.10.6.110533.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=43811684

Аннотация:
В статье рассматриваются возможные направления развития сферы товарного обращения на основе современных информационно-коммуникационных систем, реализованных в рамках платформенных решений. В настоящее время данная сфера хозяйственной деятельности сталкивается с рядом трудностей субъективного и объективного характера. Существенно повысить конкурентоспособность предприятий, участвующих в сфере товарного обращения, возможно за счет высокопрофессиональных решений, используя бимодальные ИТ-модели развитии цифровых платформ. Такой подход может обеспечить стабильность основных бизнес-процессов при активном внедрении новых инструментов и решений, обеспечивающих повышение функциональности платформы, ее гибкости и адаптивности для обеспечения конкурентоспособности предприятий сферы товарного обращения.

Ключевые слова: сфера товарного обращения, тренды, проблемы и перспективы, современные бизнес-модели и решения в сфере товарного обращения, концептуальная архитектура портала

JEL-классификация: L81, L86, O33



Введение

Необходимость устойчивого развития экономики во многих странах мира стала драйвером процессов поиска и внедрения новых бизнес-моделей. В значительной степени этому процессу способствовали существенные изменения в инфраструктуре бизнеса, произошедшие благодаря развитию информационно-коммуникационных технологий. Именно технологии стали той отправной точкой, которая сформировала новые понятия: «цифровая экономика», «сетевая экономика», «распределенная экономика», «экономика совместного потребления» и ряд других [1, 2, 3, 4] (Osipov, Yudina, Geliskhanov, 2018; Hagiu, 2009).

Характерной особенностью происходящих изменений стало снижение роли иерархических систем управления и повышение значимости горизонтальных связей [5] (Andreev, 2019). Для сферы товарного обращения создание таких связей стало особо актуальным процессом. Учитывая, что современные технологии существенно повлияли на поведение потребителей конечной продукции [6] (Shvab, 2018), для развития товарооборота принципиальным становится формирование ценностного предложения (товара и услуги), которое превосходило бы предложение конкурентов. Для системы товарообращения, включающей значительное число субъектов, реализующих свою деятельность в различных областях, принципиальным условием устойчивого развития является внедрение бизнес-моделей, способных (1) обеспечить запросы потребителей; (2) реализовать согласованное взаимодействие субъектов хозяйственной деятельности внутри сферы товарного обращения и с клиентами; (3) адаптироваться к условиям внешней экономической среды, которая переживает период радикального ускорения преобразований.

Методика исследования

Процессы цифровой трансформации экономики сегодня являются одной из популярных тем обсуждения научным сообществом. Не считая технических вопросов создания базы цифровой экономики, исследования проводятся по таким направлениям, как формирование корректного понятийного аппарата [7, 8], выявление трендов, проблем и ограничений на пути создания цивилизованных экономических отношений с использованием информационно-коммуникационных технологий [9, 10] (Davydova, Shiplyuk, 2019; Gritsenko, 2019), нормативно-правовых аспектов реализации деятельности в цифровом поле [11] (Belikova, 2018). Значительный интерес вызывает обсуждение платформенных решений, их перспектив внедрения, безопасности, восприятия деловым и гражданским обществом [12, 13] (Grigorev, Maksimtsev, Uvarov, 2018; Shabanov, 2018).

Все эти направления не перестают быть актуальными и сегодня, хотя акцент целесообразно смещать в строну анализа накопленного опыта цифровизации и совершенствования цифровой экосистемы.

В статье рассматриваются проблемы и перспективы развития сферы товарного обращения на основе современных бизнес-моделей с учетом новых возможностей, обеспеченных современным уровнем развития технологий. Целью статьи является разработка современной концепции организации процессов в сфере товарного обращения на основе цифровых платформ. Объектом исследования является сфера товарного обращения, предметом исследования – процессы совершенствования организации взаимодействия субъектов, ассоциированных с деятельностью в области товарного обращения.

В ходе исследования использовались общенаучные (системный анализ, сравнение, описание, обобщение, систематизация, формализация), методы научного исследования, контент-анализ и статистические методы исследования.

Сфера товарного обращения как объект устойчивого развития

Система товарного обращения охватывает процессы движения товаров от места их производства до потребления, а также обусловленное товарообменными процессами денежное обращение, и представляет собой совокупность операций, обеспечивающих товародвижение, транспортировку, складирование, хранение, погрузочно-разгрузочные операции, управление запасами товарно-материальных ценностей в пути и в местах их хранения, а также реализацию товаров (рис. 1). Каждый из элементов системы товарного обращения подвержен влиянию различных факторов, что определяет устойчивость всей системы в целом.

Рисунок 1. Сфера товарного обращения

Источник: разработано авторами.

Принципиальное значение для развития сферы товарного обращения имеет развитие транспортной инфраструктуры в регионах. По данным InfraOne [1], лидирующие позиции в развитии транспортной инфраструктуры занимают Москва и Московская область. В разрезе федеральных округов наиболее развитой является транспортная инфраструктура Северо-Западного федерального округа, от него незначительно отстает Уральский федеральный округ [2]. Худшее состояние транспортной инфраструктуры отмечается в Приволжском и Дальневосточном федеральных округах.

Наибольший вклад в значение индекса развития транспортной инфраструктуры вносит уровень развития автодорог, субиндексы железных дорог и аэропортов во всех регионах существенно ниже. Учитывая, что ситуация по состоянию транспортной инфраструктуры не может измениться принципиально за 1–2 года, то можно говорить о неравномерности транспортной сети в разрезе регионов, что препятствует не только развитию сферы товарного обращения, но экономики страны в целом.

Особое место в сфере товарного обращения занимают оптово-распределительные центры (ОРЦ). Масштаб территорий, наличие различных географических зон, несовершенство существующей транспортной инфраструктуры предопределяют необходимость наличия сети ОРЦ в соответствии с потребностями регионов. Однако масштабное исследование по оценке оптово-распределительных складов, проведенное международной консалтинговой компанией Knight Frank, показывает, что по состоянию на конец августа 2018 г. в России присутствовал только один современный оптово-распределительный центр «Фут Сити». Общее состояние российского рынка ОРЦ достаточно сложное, поскольку до последнего времени базировалось на инфраструктуре советской эпохи (холодильники, морозильники, овощные и оптовые базы, заготовительные конторы и пр.). За последние 20 лет данная инфраструктура полностью деградировала, и в настоящее время необходимы существенные усилия как со стороны бизнеса, так и со стороны государства для ее возрождения. Такая работа уже началась, и по планам холдинга «РосАгроМаркет», в России будет создана единая федеральная платформа для эффективной организации доработки, фасовки, хранения, транспортировки и реализации сельскохозяйственной продукции, межрегионального перераспределения сельхозпродукции, а также таможенного обслуживания внешнеторговых потоков продовольствия.

В лучшем положении [14] находятся крупные федеральные сетевые компании и агрохолдинги, имеющие средства для строительства торгово-распределительных центров и установки современного оборудования (холодильных камер, линий по доработке и фасовке продукции), закупки транспорта и внедрения интегрированных информационных систем для взаимодействия с контрагентами.

Торговые организации – еще один компонент сферы товарного обращения. Роль торговли в последние два десятилетия существенно возросла [14, 15] (Shnorr, 2015). Принципиально изменилась сущность торговли: от формы товарно-денежного обмена она трансформировалась в организатора и регулятора рынка и рыночных отношений, в сферу общественно полезной деятельности, связанной с организацией товародвижения [16] (Krasyuk, Mirzoeva, 2018).

Следует отметить, что многие положительные изменения в торговле (сокращение торговых издержек на основе модернизации торговых процессов, рост ассортимента, сдерживание роста цен) стали возможны именно благодаря быстрому развитию и усиливающейся конкуренции торговых сетей. Крупные торговые сети создают в стране новые эффективные оптово-распределительные и логистические системы, которые покрывают уже более 2/3 регионов страны. Это позволяет ряду торговых сетей налаживать эффективное и стабильное снабжение регионов с широким ассортиментом продукции. Однако любой крупный производитель находится в зависимости от торговых сетей, рыночная власть которых возрастает с каждым годом.

Расширение торговых сетей на российском рынке привело к монополизации торгового пространства [17] (Klitina, 2016), что ухудшает условия добросовестной конкуренции. По данным ЕМИСС, торговая наценка в 45% организациях розничной торговли составляет от 16% до 30% (в Европе торговая наценка составляет 12%), в 24% организаций зафиксирована наценка более 31% (рис. 2).

Рисунок 2. Средняя торговая наценка в розничной торговле за 2019–2020 гг.

Источник: составлено авторами по данным ЕМИСС, по данным, полученным на основе репрезентативного выборочного обследования деловой активности организаций розничной торговли) [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/33958

Малые и средние предприятия розничной торговли в условиях жесточайшей конкуренции с крупным бизнесом используют различные методы, пытаясь сохранить свой бизнес. Зачастую эти методы носят противозаконный характер: недовес, некачественная продукция или продукция с истекшим сроком годности, применение агрессивной рекламы, открытая дезинформация покупателей – все это вызывает недоверие к торговым организациям.

В то же время сфера товарного обращения чрезвычайно подвержена влиянию множества внешних и внутренних факторов. Негативное воздействие на развитие внутренне-ориентированного товарного обращения оказывают сокращение доходной базы населения и высокая закредитованность домохозяйств и бизнеса, спровоцированные кризисом 2014 г. и пандемией 2020 г. Для организаций розничной торговли существенным препятствием являются также высокая конкуренция и налоговая нагрузка (рис. 3).

Рисунок 3. Опережающие индикаторы по видам экономической деятельности (розничная торговля) [3]

Источник: составлено авторами на основании данных Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/leading_indicators

Традиционная стационарная торговля испытывает серьезное воздействие со стороны онлайн-торговли. Развитие информационно-коммуникационных технологий существенно изменило не только модель сбыта, но и трансформировало всю систему торговли. Даже такие монстры офлайн-торговли, как ЦУМ и ГУМ, осуществляют продажи по интернет-каналам, сохраняя все преимущества стационарной торговли (фирменное обслуживание, упаковка, возможность выбора товара, примерка). Одновременно наблюдается процесс развиртуализации цифровых компаний: онлайн-оператор Uber приобретает собственный автопарк, магазины Lamoda, KupiVip инвестируют средства в региональные логистические структуры. Очевидно, что ритейл развивается в сторону омниканальных бизнес-моделей. Четко просматривается тенденция к партнерству с поставщиками, магазинами, интернет-площадками, что отражает процесс конвергенции – сближения каналов сбыта для взаимодействия с клиентами [18, 19] (Klitina, Reznikov, 2017; Zavyalova, Zavyalov, 2019).

Развитие интернет-торговли пока лишь отчасти способствует росту товарооборота. Хотя данный сегмент демонстрирует темпы прироста 20– 22%, к 2020 г. он составлял всего 4,7% от общей розницы [4]. Ситуация существенно изменилась в период пандемии, но высока вероятность того, что со снятием ограничений активность использования интернета для совершения покупок снизится. Активное распространение интернета и мобильной связи в России, формирование потребительского опыта и опыта розничной торговли свидетельствуют о том, что фундамент для электронной торговли уже сформирован.

Следует отметить, что создание/открытие нового онлайн-магазина не представляет особой ценности – сегодня это доступно каждому. При открытии интернет-площадки следует учитывать, что современный покупатель очень требователен, слабо подвержен воздействию рекламы, занимает активную позицию благодаря использованию социальных сетей и проявляет интерес к качественным товарам, включающим элемент инновации. Определяющим в развитии товарооборота становится создание ценностного предложения (товара и услуги), в полной мере соответствующего ожиданиям потребителей по качеству, экологическим характеристикам, срокам предоставления товаров/услуги. Товар/услуга должны включать инновационную составляющую как требование соответствия времени и современным трендам. Опыт лидирующих компаний наглядно демонстрирует, что решение данной задачи находится в плоскости развития партнерских отношений. Современные информационно-коммуникационные технологии в полном объеме обеспечивают возможность установления горизонтальных связей, способствуя кооперации организаций, идентификации партнеров, накоплению опыта взаимодействия и сотрудничества.

Новые бизнес-модели в товарном обращении

Современным трендом для ассоциированных с деятельностью в сфере товарного обращения субъектов является поиск партнеров. Это вызвано общими для сферы товарного обращения и индивидуальными для каждого из ее участников целями. Транспортные организации ориентированы на снижение транспортных издержек в экономике, повышение конкурентоспособности, реализацию транзитного потенциала страны, обеспечение безопасности грузоперевозок и устойчивости транспортной системы. Сети оптово-распределительных центров должны обеспечивать повышение удовлетворенности потребителей за счет расширения ассортимента товаров, предоставлять бизнесу услуги, способствующие повышению качества товаров, содействовать ведению предпринимательской деятельности производственных, транспортных и других предприятий. Цели развития оптовой и розничной торговли включают создание эффективной товаропроводящей инфраструктуры, соответствующей требованиям инновационного сценария развития экономики Российской Федерации, совершенствование существующей инфраструктуры, включая развитие торговли в малых и средних городах, поддержку малого и среднего бизнеса без ограничения развития сетевых магазинов. В этой связи все участники сферы товарного обращения должны ориентироваться на новые формы взаимодействия и бизнес-модели и интегрироваться в сложные партнерские отношения в цифровой экосистеме.

Современная экосистема ритейла уже сформировала ряд новых элементов взаимодействия с клиентами и партнерами, включая в действующие бизнес- модели:

1. Использование социальных сетей в качестве торговой площадки, пространства для создания своего бренда, повышения узнаваемости, что обусловлено значительным влиянием социальных сетей на поведение покупателей (52% респондентов из числа покупателей считают, что в определенных категориях на их решение о покупке повлияли социальные сети, 39% принимают решение о покупке, прочитав положительные отзывы о товаре или услуге в социальных сетях) [21, 22].

2. Развитие партнерских отношений с компаниями из различных сегментов (сотрудничество с Почтой России для увеличения числа пунктов выдачи заказов, персонализированные товары, услуги, предложения по онлайн-каналам (социальные сети, торговые площадки, создание сообщества, разделяющего видение компании, отвечающего на вопросы потребителей и предоставляющего техническую поддержку для желающих приобрести товар, ведение блогов для любителей спорта с разбором техники упражнений в спортивных интернет-магазинах, для сторонников здорового образа жизни в продуктовых интернет-магазинах предлагаются рецепты блюд, технологии их изготовления и т.п.);

3. Создание многофункциональных магазинов (Concept Store) – мультибрендовых бутиков, атмосфера и ассортимент которых передают определенное мировоззрение, концепт.

4. Внедрение формата временных торговых точек (Pop-Up Store). Концепция Pop-Up Store состоит в том, что торговая точка открывается на короткий промежуток времени и скорее соответствует некому мероприятию, способному произвести некий информационный резонанс, создать у потребителей ощущение срочности.

5. Применение в торговых точках формата «Все по одной цене» в непродовольственном ритейле.

6. Использование торговых площадей для экспериментальной продукции производителей, которые изучают реакцию клиентов на новый товар до выпуска его в массовое производство.

7. Использование цифровых технологий для привлечения покупателей (системы навигации в магазине с использованием технологии дополненной реальности, цифровые примерочные и др.).

8. Анализ больших объемов данных для изучения поведения потребителей, товарных предпочтений, особенностей принятия решения о покупке непосредственно в магазине. Ограничением является способность малого бизнеса собирать, обрабатывать, анализировать и обрабатывать массу данных, имеющихся в их распоряжении.

В последнее время все большую популярность приобретают новые инновационные бизнес-модели. Одной из них является бизнес-модель одноранговой экономики, ориентированная на совместное потребление, при этом коммерческая составляющая не исключается [23, 24, 25, 26] (Markeeva, 2017; Zavyalov, Zavyalova, Kiseleva, 2019). Этот тренд возник на волне понимания необходимости сохранения природных богатств, экологии во избежание природных катаклизмов и сохранения условий для жизнедеятельности будущих поколений. Значимую роль в развитии экономики совместного потребления сыграли: (1) развитие информационных и коммуникационных технологий; (2) потребность в решении социальных проблем; (3) понимание экономической выгоды и удобства совместного использования дорогостоящих активов; (4) необходимость устранения рисков, связанных со снижением востребованности трудовых ресурсов в условиях автоматизации и роботизации производственных процессов.

Основным преимуществом развития одноранговой модели бизнеса является расширение горизонтальных связей. Следует отметить, что одноранговые отношения возникают в зоне действия распределенных сетевых структур, когда возможно выстраивание прямых связей, что принципиально отличает их от децентрализованных структур, в которых возможно наличие нескольких центров контроля. Возможность выстраивания связей между участниками сетевой структуры существенно повышает устойчивость экономической системы в целом и снижает роль иерархических структур и вертикальных связей. При этом одноранговая и сетевая экономика не являются синонимами. Одноранговая экономка, складывающаяся в рамках сетевой экономики, в большей степени акцентируется на социальных процессах и самоорганизации, а процессы взаимодействия смещены от конкуренции в сторону сотрудничества [5] (Andreev, 2019).

Примером такого взаимодействия являются проекты Wikipedia (версия энциклопедии), Linux (семейство операционных систем), Flicker (фотохостинг) и др., которые наглядно демонстрируют возможность современных технологий для вовлечения людей в совместную реализацию проектов и формирования различных форм организации взаимоотношений.

Возрастает популярность равноправного кредитования Zaymigo (Займиго МФК – инновационная микрофинансовая компания нового поколения, претендующая на звание лидера на рынке российского потребительского микрокредитования и акцентирующая свое внимание на удобстве заемщиков и скорости выдачи кредитов), StartTrack (компания-инвестор). В течение последних лет появилось множество онлайн-платформ, позволяющих физическим и юридическим лицам вступать в прямые отношения по кредитованию друг друга, например P2P-ZAIM.ONLINE).

В транспортной сфере, кроме каршеринга (Delimobil, МатрёшCar, Carusel) или организации сервиса попутчиков (BlaBla Car), которые уже очень популярны в России, компании предлагают готовые решения для стартапов, внедрения корпоративного каршеринга организациям для сдачи автомобилей в аренду (MonGeoCar).

Онлайн-С2С-рынок в денежном эквиваленте вырос на 92,5% за 2 года и составляет 568 млрд руб. в 2019 году против 295 млрд в 2017. Основной тренд в торговле между частными лицами – рост количества междугородних и межрегиональных сделок и рост популярности доставки [5]. Следует отметить, что в 2019 г. доля продаж вещей, бывших в употреблении, снизилась и составляет 60%, но появилось больше частных торговцев, которые перепродают новые товары [27] (Bakharev, 2019).

Еще одним из проявлений одноранговой модели бизнеса является gig economy (англ. gig – подработка): рынок труда, характеризуемый широким распространением временной и (или) неполной занятости. По данным Федеральной налоговой службы, число зарегистрировавшихся в качестве самозанятых граждан с начала 2020 года выросло почти на 40% и составило более 465 тыс. человек. Нельзя исключать, что данный всплеск обусловлен необходимостью получения государственной поддержки в период пандемии.

Таким образом, новая одноранговая модель бизнеса развивается достаточно интенсивно и может стать значимым сегментом в товарообороте страны. Деятельность в рамках одноранговой модели бизнеса требует создания определенной платформы, которая удовлетворяла бы потребностям заинтересованных в бизнесе сторон в определенном функционале, снижала риски и повысила безопасность сделок, исключила бы избыточное информационное сопровождение.

Цифровые платформы как основа устойчивого развития сферы товарного обращения

В соответствии с подходами и типологизацией цифровых платформ, представленной ПАО «Ростелеком» [28], цифровые платформы рассматриваются в трех аспектах: (1) платформа как технология; (2) платформа как бизнес-модель; (3) платформа как экосистема.

С позиции системы товарного обращения наибольший интерес представляют прикладные платформы, обеспечивающие обмен определенными экономическими ценностями на заданных рынках, позволяющие зафиксировать сделку по факту приобретения товаров/услуги между участниками на заданном рынке. Современные платформы в значительной степени ориентированы на взаимодействие в рамках определенных видов деятельности (например, продажа, аренда, логистика и т.д.) или моделей их реализации (B2B, B2C, C2C). Рассмотрим несколько примеров:

1. Единая транспортная компания для бизнеса [6] предоставляет услуги по поиску прямых перевозчиков на карте, подбору груза для транспортных компаний, информированию водителей транспорта по вопросам стоянок, кафе и отзывов о них. На сайте можно получить информацию о транспортной обстановке в радиусе 300 км.

2. Международные грузоперевозки онлайн Lardi-Trans [7] позволяют найти груз или перевозчика, добавить груз, рассчитать расстояние, произвести онлайн-оплату с использованием наиболее популярных решений для каждой из стран, участвующих в перевозках груза, застраховать груз или транспортное средство, ознакомиться с предложением компаний деловых, рекламных, промышленных услуг, проката и аренды спецтехники и автомобилей, логистических и складских услуг, с предложениями торговых компаний по продаже автотехники, промышленных товаров и оборудования, продуктов питания и предложениями производственных предприятий. При несомненном достоинстве данной платформы она в большей степени является информационным ресурсом, чем инструментом ведения бизнеса.

3. Инновационная интернет-платформа КИФА связывает напрямую продавцов и производителей из России, Китая и других стран [8].

4. Платформа Qoovee – одна из крупнейших оптовых онлайн-площадок на пространстве России и СНГ, предоставляет услуги для реализации бизнеса в сегменте B2B [9] в области производства, логистики, продаж, организации тендеров и др.

Достаточно активно в России развивается интернет-торговля. Для многих производителей портальные структуры (торговые площадки) стали инструментом выхода на уровень международной торговли. Крупные торговые площадки увеличивают не только ассортимент, но и расширяют площади фулфилмент-центров (от англ. fulfillment – выполнение, исполнение). При этом рост продаж обеспечивается за счет числа заказов, но не за счет среднего чека, который падает третий год подряд [29].

Особый интерес к использованию платформ проявляют банковские структуры. Одним из первых решений стала платформа «ВТБ Бизнес-Коннект», предоставляющая возможность поиска покупателей, поставщиков, управления продажами компаний, поддержки выхода на международные рынки [10]. Еще один сервис, открытый на цифровой платформе, – «Сбермаркет» – сервис доставки продуктов и товаров первой необходимости с полок магазинов. Это совместный проект сервиса доставки Instamart и Сбербанка, реализованный на технологической платформе Instamart.

Интерес банковских структур вполне объясним: (1) крупные банки имеют сегодня реальную возможность анализа больших данных для формирования обоснованных предложений как продавцам, так и покупателям; (2) располагают достаточными средствами для создания и развития цифровых платформ; (3) банки заинтересованы в проведении операций и получении платы услуг как от поставщиков, так и от покупателей. Опасность может представлять монополизация в сфере товарооборота, что приведет к увеличению цен на товары, деформации рыночного пространства за счет поддержки банками неэффективных предприятий (например, с целью возврата кредитов), влиянию на спрос путем манипулирования поведением потребителей, делая его более предсказуемым не всегда в интересах самих потребителей. Наиболее опасным является сдерживание научно-технического прогресса, поскольку желаемые финансовые показатели могут быть достигнуты за счет повышения цены.

Фактически цифровое пространство в сфере товарооборота развивается по аналогии с офлайн-моделью, что нельзя назвать обоснованным. В реальной сфере экономики создание множества компаний и их узкая специализация были оправданы с точки зрения развития территорий, политики сокращения издержек и необходимости повышения качества услуг в условиях высокой конкуренции. Для цифровой экономики такая модель имеет ряд ограничений, связанных с обеспечением безопасности пользователей и сохранностью личной информации, с затратами времени и средств пользователей на поиск необходимой информации (каждая платформа требует внесения оплаты за использование ресурсов). Многообразие онлайн-ресурсов требует определенных навыков для выбора наиболее эффективных и надежных цифровых платформ, т.е. некоторого потребительского опыта, что в реальных условиях при особенностях получения информации о благонадежности компании только затрудняет процесс принятия решения.

Для реализации деятельности в сфере товарообращения наиболее целесообразным было бы создание открытой платформы, интегрирующей сферу товарооборота по аналогии с порталом государственных услуг (https://www.gosuslugi.ru), порталом г. Москвы (https://www.mos.ru/), порталом бизнес-навигатора МСП (https://smbn.ru/).

Концептуальная архитектура цифровой платформы в сфере товарного обращения (рис. 4) определяется требованиями к проведению изменений информационных систем и инфраструктуры бизнеса в условиях высокой динамики процессов в бизнес-среде и различиями в задачах, стоящих перед участниками хозяйственной деятельности в сфере товарооборота.

Рисунок 4. Концептуальная архитектура цифровой платформы в сфере товарного обращения

Источник: разработано авторами.

На концептуальном уровне архитектура цифровой платформы соответствует бимодальной ИТ-модели, в соответствии с которой развитие портала реализуется с применением двух взаимосвязанных процессов: функционирование интегрированного омниканального фронт-офиса концентрируется на стабильности, а операционный и аналитический функционал развиваются с учетом быстрой эволюции приложений в общем пуле ИТ-ресурсов. Такой подход обеспечивает адаптацию цифрового портала к происходящим изменениям и необходимую гибкость для развития бизнеса участников портальной структуры.

Различия в бизнес-процессах и информационных потребностях пользователей цифровой платформы должны учитываться в ролевом интерфейсе. Для B2B-покупателя важны простой и понятный каталог для осуществления быстрого поиска необходимого товара, возможность создания непосредственно в цифровой среде спецификации будущей закупки, предложение аналога товара при отсутствии необходимого, информация о наличии товара на складах или в филиалах компаний-производителей, сроки доставки товара в место назначения, сопроводительные документы (счета-фактуры, договоры и товарно-транспортные накладные, которые будут храниться в личном кабинете, статус документов), предлагаемые для оптовых покупателей цены и скидки и др. При продаже товаров в розницу очень важен каталог продукции, ее характеристики, условия возврата, условия получения заказанного товара. Для С2С-сегмента необходимо описание особых характеристик товаров (уровень износа, наличие повреждений, год выпуска и др.). Аналогичная ситуация наблюдается при выборе склада или логистической компании. Как правило, клиентов розничной торговли не интересует место и условия хранения товара в отличие от оптового покупателя, который по характеристикам складских помещений и собственному опыту определяет уровень рисков на этапе хранения товара.

При наличии различных потребностей интегрированный омниканальный офис позволяет повысить эффективность взаимодействия за счет (1) применения алгоритмов искусственного интеллекта, обеспечивающих формирование некоторого первичного предложения участнику платформы; (2) использования облачных или локальных решений по организации взаимодействия с клиентами и (или) поставщиками на каждом этапе движения товара от производителя к потребителю; (3) снижения затрат на внедрение транзакционных информационных систем; (4) анализа результатов хозяйственной деятельности и (5) использования аналитических прогнозов.

При этом ряд направлений по использованию, развитию и сопровождению ИТ-инфраструктуры выходит за рамки компетентности участников товарооборота и поддерживается ИТ-специалистами, обеспечивающими функционирование платформы и разработку новых сервисов, доступных в общем пуле ресурсов.

Предложенная концептуальная архитектура цифровой платформы в сфере товарного обращения позволяет разделить зоны ответственности между участниками бизнес-процессов, бимодальность ИТ-модели при сохранении стабильности базовых элементов инфраструктуры обеспечивает гибкость и надежность новых решений.

Заключение

Рассматривая сферу товарного обращения как систему предприятий, задействованных на различных этапах движения товаров от производителя к потребителю, необходимо отметить, что решение задач обеспечения запросов потребителей в различных сегментах экономики в настоящее время сопровождается рядом трудностей. Низкая покупательная способность домохозяйств, закредитованность населения и бизнеса, сложности малого бизнеса при доминировании сетевой торговли, недостаточно развитая транспортная инфраструктура, высокая конкуренция – эти и другие факторы негативно влияют на развитие предприятий в сфере товарного обращения. Логичным является использование современных достижений в области развития информационных технологий и систем для повышения конкурентоспособности всей сферы товарного обращения и предприятий, задействованных в товародвижении. Однако и это направление сегодня находится на начальном уровне зрелости. Многообразие портальных структур с однотипными предложениями для клиентов, непрозрачность происхождения этих порталов (разработчиков, владельцев), негарантированная защита персональных данных, отсутствие механизмов получения на порталах информации о потенциальных партнерах (по аналогии с кредитной историей заемщиков в банках), достаточно трудоемкий процесс выбора компаний и предложений, реализация принципов повторения логики организации бизнеса по образцу уже существующих офлайн-структур в цифровом пространстве не способствуют развитию сферы товарного обращения. Авторами предлагается реализовать укрупнение портальных структур с использованием механизмов государственно-частного партнерства. В этом случае существует реальная возможность обеспечить повышение конкурентоспособности предприятий, входящих в сферу товарообращения, на основе серьезной аналитики, основанной на алгоритмах искусственного интеллекта, машинного обучения, технологий многомерного анализа данных.

[1] InfraONE (ООО «Первая инфраструктурная») – российская независимая инвестиционная компания полного цикла, созданная в 2011 году, сейчас является одним из лидеров рынка инфраструктурных инвестиций страны. Основная специализация – прямые инвестиции в инфраструктуру.

[2] Индекс развития инфраструктуры России 2019 [Электронный ресурс]. Url:https://infraone-research.ru/index_id/2019 (дата обращения: 30.04.2020)

[3] [3] Рассчитывается по результатам ежеквартальных обследование удельный вес респондентов, отметивших тот или иной фактор, ограничивающий деятельность торговой организации

[4] Торговая активность в Интернете. Комментарий Леонида Делицына, аналитика ГК «ФИНАМ». [Электронный ресурс]. URL: https://marketmedia.ru/media-content/1-58/ (дата обращения: 04.06.2020)

[5] Исследовательское агентство, специализирующееся на рынке электронной коммерции Data Insigtht. URL: http://datainsight.ru/

[6] Единая транспортная платформа для бизнеса Карголинг. Сайт компании URL: https://cargolink.ru/landing/

[7] Международные грузоперевозки онлайн Lardi-Trans. URL: https://lardi-trans.com/

[8] Платформа цифровой торговли КИФА. [Электронный ресурс]. URL: https://www.qifa.ru/

[9] Платформа для бизнеса. [Электронный ресурс]. URL: https://www.qoovee.com/ru/

[10] ВТБ и Правительство Москвы интегрировали платформу «ВТБ Бизнес-Коннект» и Портал поставщиков URL: https://www.vtb.ru/o-banke/press-centr/novosti-i-press-relizy/2019/02/2019-02-12-vtb-i-pravitelstvo-moskvy-integrirovali-platformu-vtb-biznes-konnekt-i-portal-postavshchi/


Источники:

1. Введение в «Цифровую» экономику/ А.В. Кешелава В.Г. Буданов, В.Ю. Румянцев и др.; под общ. ред. А.В. Кешелава; гл. «цифр.» конс. И.А. Зимненко. – ВНИИГеосистем, –2017. – 28 с. (На пороге «цифрового будущего». Книга первая).
2. Глазьев С.Ю. Великая цифровая революция: выводы и перспективы для экономики XXI века [Электронный ресурс] URL: http://nlr.ru/news/20171130/glazjev.pdf
3. Осипов Ю.М., Юдина Т.Н., Гелисханов И.З. Цифровая платформа как институт эпохи технологического прорыва // Экономические стратегии. –2018. – № 5 (155). –С. 22–29.
4. Hagiu A. Two-sided platforms: product variety and pricing structures // Journal of Economics and Management Strategy. 2009. No. 18. P. 1011–1043.
5. Андреев К. Одноранговая экономика / К. Андреев. –2019. – «Издательские решения».
6. Шваб Клаус. Четвертая промышленная революция: перевод с английского / Клаус Шваб.- Москва : Издательство "Э", 2018 г. -208 с. : ил. (Top Business Awards).
7. Вторая международная конференция «Управление бизнесом в цифровой экономике»: сборник тезисов выступлений, 21–22 марта 2019 года, Санкт-Петербург / Под общей ред. д. э. н., профессора Аренкова И. А. и к. э. н., доцента Ценжарик М. К – СПб.:ИПЦ СПбГУПТД, 2019.
8. Что такое цифровая экономика? Тренды, компетенции, измерение Ч-80 [Текст]: докл. к XX Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 9–12 апр. 2019 г. / Г. И. Абдрахманова, К.О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др.; науч. ред. Л.М. Гохберг ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, –2019. – 82, [2] с. – 250 экз. – ISBN 978-5-7598-1974-5 (в обл.) — ISBN 978-5-7598- 1898-4 (e-book).
9. Давыдова А.А., Шиплюк В.С. Обзор мировых трендов цифровизации экономики // Научный вестник Южного института менеджмента. 2019. №4. С. 5-10. DOI: 10.31775/2305-3100- 2019-4-5-10
10. Гриценко В.С. Инновации и цифровизация российской экономики: проблемы и ограничения // Вестник РЭУ им. Г. В. Плеханова. – 2019. – № 5 (107).– С.44-50. DOI: http://dx.doi.org/10.21686/2413-2829-2019-5-44-50
11. Беликова К.М. Особенности правового регулирования цифровой интеллектуальной экономики // Закон и право. 2018. №8. –С.26-30. DOI 10.24411/2073-3313-2018-10090
12. Григорьев М. Н., Максимцев И. А., Уваров С. А. Цифровые платформы как ресурс повышения конкурентоспособности цепей поставок// Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. –2018. – № 2 (110). –С. 7–11.
13. Шабанов А. П. Инновационное управление цифровыми платформами в экономике знаний// Системы управления, связи и безопасности. –2018. –№ 3. –С. 106–135.
14. Сеть ОРЦ в России: шанс для МСБ и путь к зарубежному покупателю? [Электронный ресурс]. URL: http://www.rosagromarket.ru/publication_one_52.html (дата обращения 26.04.2020)
15. Шнорр Ж.П. Состояние и развитие торговли территории в условиях глобализации: теория, методология, практика: автореф. док. экон. наук. НОУ ВПО Центросоюза РФ «Сибирский университет потребительской кооперации». Красноярск. –2015. –42 с.
16. Красюк И.А, Мирзоева Д.Д. Роль торговли в системе товарного обращения // Российское предпринимательство. – 2018. – Том 19. – № 1. – С. 245-256. doi: 10.18334/rp.19.1.38766
17. Клитина Н. А. Производство и потребление в рамках современного рыночного цикла развития сферы товарного обращения в России: логистический аспект // Учет и статистика. 2016. №4 (44). С.117-123.
18. Клитина Н.А., Резников С.Н. Критический анализ тенденций системной трансформации торгово-логистического бизнеса в условиях изменения модели организации продаж // Вестник РГЭУ РИНХ. –2017. –№2 (58). –С.38-43.
19. Завьялова Н.Б., Завьялов Д.В. Бизнес в условиях цифровизации экономики//Экономика и предпринимательство. –2019. – №1(102). – 656-663.
20. Интернет-торговля в России 2019: аналитика Data Insight. URL:https://e-pepper.ru/news/internet-torgovlya-v-rossii-2019-analitika-data-insight.html (дата обращения 10.06.2020).
21. Цифровая эра в ритейле: Успех в будущем зависит от эффективности адаптации к цифровой среде уже сегодня. Июнь 2018 г. URL: https://www.pwc.ru/ru/retail-consumer/publications/digital-era-in-retail-ru.pdf (дата обращения 10.06.2020)
22. Global Consumer Insights Survey, PwC, Россия, – 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://www.pwc.ru/en/publications/consumer-insights-survey.html(дата обращения 8.06.2020)
23. Экономика совместного потребления как новая экономическая модель. Бюллетень о текущих тенденциях мировой экономики Август 2019. Аналитический центр при правительстве Российской Федерации. URL: https://ac.gov.ru/files/publication/a/23715.pdf (дата обращения 8.06.2020)
24. МаркееваА.В. Экономика участия (sharing economy): проблемы и перспективы развития // Инновации– № 8 (226), –2017. –С.73-79.
25. Цифровая эра в ритейле: Успех в будущем зависит от эффективности адаптации к цифровой среде уже сегодня. Июнь 2018 г. URL: https://www.pwc.ru/ru/retail-consumer/publications/digital-era-in-retail-ru.pdf (дата обращения 10.06.2020)
26. Завьялов Д.В., Завьялова Н.Б., Киселева Е.В. Цифровые платформы как инструмент и условие конкурентоспособности страны на мировом рынке товаров и услуг // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 2. – с. 443-454. – doi: 10.18334/eo.9.2.40608.
27. Интернет-торговля в России 2019: аналитика Data Insight. URL:https://e-pepper.ru/news/internet-torgovlya-v-rossii-2019-analitika-data-insight.html (дата обращения 10.06.2020).
28. Цифровые платформы подходы к определению и типизации. URL: https://files.data-economy.ru/digital_platforms.pdf (дата обращения 12.06.2020)
29. Глобальное развитие E-Commerce. США, Китай, Россия. IPG.Research.№3/04.2020. Санкт-Петербург.URL: https://rgud.ru/documents/2020-IPG.Research_E-commerce.pdf

Страница обновлена: 23.08.2020 в 19:58:39