Исследование процессов трансформации трудовых мотивов и форм занятости населения в условиях инновационного развития экономики

Дашкова Е.С.1, Дорохова Н.В.2, Зенкова О.А.1
1 Воронежский государственный университет
2 Воронежский государственный университет инженерных технологий

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Дашкова Е.С., Дорохова Н.В., Зенкова О.А. Исследование процессов трансформации трудовых мотивов и форм занятости населения в условиях инновационного развития экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 653-662. – doi: 10.18334/vinec.10.2.100909.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42936814

Аннотация:
В статье актуализирована проблема исследования процессов трансформации трудовых мотивов и форм занятости населения, возникающих вследствие инновационного пути развития экономики Российской Федерации. Раскрыта модификация системы трудовых мотивов работников в современных условиях, состоящая в расширении их спектра за счет включения следующих мотивов: возможности работать дистанционно, возможности совмещения профессионального развития и трудовой деятельности, многозадачности трудовой деятельности, условий труда, обеспеченных современной техникой и доступом к сети Интернет. Установлена логическая взаимосвязь процессов трансформации трудовых мотивов и форм занятости населения. Обоснована дисгармония в развитии структуры форм нестандартной занятости населения и потребностей инновационного развития экономики. Предложены направления решения данной проблемы на основе совместных действий всех сторон социально-трудовых отношений

Ключевые слова: социально-трудовые отношения, трудовые мотивы, формы нестандартной занятости

JEL-классификация: J01, J18, J21



Введение

Сегодня во всем мире именно инновации считаются основным катализатором экономического роста и развития. Инновации позволяют модернизировать материальную базу предприятий, повысить качество производимой продукции, оптимизировать затраты на ее производство и реализацию. Ориентация на знания и инновации обеспечивает экономике любой страны конкурентные преимущества и высокую репутацию на мировых рынках. Инновационная экономика характеризуется рядом особенностей: «развитие наукоемких производств, повышение роли интеллектуальной собственности, возрастание роли человеческого фактора, перехода экономики на интенсивный тип воспроизводства» [1, с. 4].

Кроме этого, все сферы жизнедеятельности человечества сегодня существенно модифицируются под воздействием таких важнейших процессов, как глобализация и информатизация. Трансформации в социально-трудовой сфере, обусловленные данными процессами, приводят к усложнению содержания и характера труда, расширению трудовых мотивов, диверсификации форм занятости на современном рынке труда и, как следствие, к развитию гибких форм занятости [2] (Kastels, 2000). Данные преобразования характерны и для отечественного рынка труда и могут оказывать на него как позитивное, так и негативное влияние. Ученые Московского государственного университета отмечают, что в условиях гибкой занятости имеются риски того, что сторонами не будут соблюдаться договорные условия, работа окажется социально незащищенной, вредной или опасной [3, с. 8](Razumova, 2017). По этой причине необходимо обеспечить эффективное регулирование процессов трансформации трудовых мотивов и форм занятости населения в условиях перехода российской экономики на инновационный путь развития.

Глубокие преобразования в начале XXI в. произошли в структуре трудовых ценностей и мотивов работников, что повлияло на расширение их спектра. Данные изменения обусловлены внутриличностными трансформациями. Корогодин И.Т. утверждает, что формируется новая модель работника, для которого «…важно стремление к достижению неординарного результата на основе реализации индивидуальных способностей и талантов… духовные ценности, которые имеют в его жизни все больше преимуществ перед экономическими ценностям» [4, с. 191] (Korogodin, 2005). Глобализация коммуникаций, доступность информации, возможность непрерывного профессионального развития повышают ценность информации, свободного времени, обучения. У работников сформировались новые трудовые мотивы: возможность работать дистанционно, возможность совмещения профессионального развития и трудовой деятельности, многозадачность трудовой деятельности, условия труда, обеспеченные современной техникой и доступом к сети Интернет. Некоторые ученые [5, 6, 7] (Deputatova, 2019; Chernikov, 2014) обосновывают формирование новых мотивов особенностями поколений «Y» и «Z». На основании проведенных ими исследований было доказано, что работники данных поколений высоко оценивают карьеру, образование, высокий заработок, гибкий график работы, свободное, неформальное общение на работе и возможность работать удаленно. Этих людей отличает высокая степень профессиональной мобильности, социальная активность, предприимчивость, а поколение «Z» –поверхностное и фрагментарное мышление (рис. 1).

Рисунок 1. Развитие трудовых мотивов с начала ХХ по начало ХХI вв.

Источник: составлено авторами.

Выявленные трансформации в системе трудовых мотивов работников существенно изменяют их трудовое поведение, что во многом определяет ситуацию на рынке труда и отношения занятости.

Рынок труда и сфера занятости населения в нашей стране прошли сложный путь становления и развития, во многом детерминированный советским наследием. Современные исследователи делят исторический путь развития российского рынка труда на два этапа: этап становления– с начала 90-х годов ХХ века до 2000 года; этап развития– с 2000 года по настоящее время.

Этап становления рынка труда исторически совпал с фундаментальными трансформационными процессами в нашей стране: переход к новой модели хозяйствования, изменения в собственности, зарождение и развитие рыночных отношений породили коренные преобразования в социально-трудовой сфере, сопровождающиеся заметным ухудшением положения занятого населения. По оценкам исследователей, до 60% занятого населения на данном этапе развития рынка труда вынуждено было изменить род занятий или сменить место работы [8, с. 341].

По мнению отечественных ученых [9, с. 90](Sarukhanov, 1993), данный исторический период характеризовался следующими изменениями в значении основных показателей развития рынка труда:

1) сокращение численности экономически активного населения, вызванное резким сокращением возможностей для трудоустройства и отчаянием найти новую работу у значительной части трудоспособного населения;

2) изменение отраслевой структуры занятого населения, сопровождающееся масштабным оттоком занятых из отраслей материального производства в отрасли нематериального производства;

3) резкое падение производительности труда по причине высокой степени физического и морального износа основных фондов на подавляющем большинстве отечественных предприятий;

4) возникновение нового для российской экономики социально-экономического явления – безработицы и ее динамичное распространение;

5) существенные изменения в половозрастной и профессионально-квалификационной структурах занятого населения;

6) возникновение и распространение новых форм занятости населения, нерегулируемых трудовым законодательством и выступающих средством адаптации к высокой степени изменчивости и неопределенности социально-экономической среды.

Кроме того, на данном этапе развития рынка труда не было сформировано нормативно-правовой базы, регулирующей социально-трудовую сферу и соответствующую новым условиям хозяйствования: так, до конца 2001 г. в стране действовал Кодекс законов о труде (КЗоТ), принятый еще в 1971 г. Можно сказать, что на наиболее тяжелом для России начальном этапе преобразования экономики сохранялось законодательство, соответствовавшее особенностям планового хозяйства.

Таким образом, этап становления российского рынка труда – это период его адаптации к новым условиям функционирования экономики, сопровождавшийся ростом числа безработных, а также отчаявшихся найти новое место работы, длительными задержками заработной платы, массовыми сокращениями работников, разрастанием неформального сектора экономики и многими другими негативными тенденциями. Все это спровоцировало рост социальной и экономической незащищенности занятого населения и вынужденный характер вновь появляющихся форм занятости.

Второй этап развития отечественного рынка труда может быть описан следующими явлениями и процессами [10, 11, 12, 13, 14, 15] (Zabelina, 2017; Zaytseva, 2018; Ivanov, 2011; Kazantsev, 2017; Kashepov, 2013; Korneychuk, 2010):

1) ростом численности и уровня занятости населения, вызванным расширением возможностей для трудоустройства;

2) сокращением численности безработного населения и уровня безработицы как ответной реакции на реализацию мер государственного регулирования рынка труда;

3) ростом численности неформально занятых как следствия разрастания неформального сектора экономики, а также широкого применения различных схем ухода от налогов и социальных обязательств предприятиями формального сектора;

4) нарастанием интенсивности миграционных процессов, проявляющим себя в массовой иммиграции граждан стран ближнего зарубежья, как правило, имеющих низкий уровень квалификации и претендующих на рабочие места,малопривлекательные для российских граждан, и эмиграцией высококвалифицированных специалистов в страны дальнего зарубежья, претендующих на более высокий уровень оплаты труда, чем в РФ;

5) ростомкоэффициентов демографической нагрузки как следствия усложнения демографической ситуации в стране;

6) ростом масштабов распространения разнообразных форм нестандартной занятости, детерминированных на данном этапе развития рынка труда действием следующих процессов: цифровизации экономики, глобализации, технологическим обновлением, изменением трудовых мотивов и т.д.

Нестандартная занятость как новое явление для российского рынка труда, вызывает большой исследовательский интерес [16, 17, 18, 19, 20, 21] (Lapina, 2017; Dolzhenkova, 2015; Smirnyh, 2017; Odegov, 2017; Kovalenko, 2017; Popov, 2017), направленный на выявление следующих аспектов:

1) масштабов распространения нестандартной занятости на общероссийском и региональных рынках труда;

2) особенностей, перспектив и проблем применения различных форм нестандартной занятости;

3) последствий распространения нестандартной занятости для всех сторон социально-трудовых отношений.

В ходе анализа результатов указанных исследований выявлено, что нестандартная занятость в современных условиях достаточно широко распространена на рынке труда, при этом ее масштабы существенно отличаются по субъектам РФ. Временная занятость и занятость на условиях договоров гражданско-правового характера получили наибольшее распространение на отечественном рынке труда. Дистанционная и агентская занятость динамично развиваются лишь в последние пять лет.

Проведенные авторами в 2019 году исследования на рынке труда Воронежской области в целом подтвердили представленные выше результаты анализа и позволили выявить масштабы и особенности распространения нестандартной занятости в регионе. Так, доля нестандартно занятых среди опрошенных составила 41%, при этом большая часть из них (62%) желают перейти к стандартной форме занятости. По нашему мнению, это свидетельствует о том, что нестандартная занятость на региональном рынке труда для большинства респондентов носит вынужденный характер и непривлекательна по причине низкого уровня социальных и правовых гарантий. Выявление степени распространения в регионе отдельных форм нестандартной занятости позволило получить следующие результаты (табл. 1).

Таблица 1

Распространение отдельных форм нестандартной занятости на рынке труда Воронежской области

Формы нестандартной занятости
Доля, в %
Временная занятость
48
Неполная занятость
12
Агентская занятость
4
Дистанционная занятость
2
Занятость на условиях договора гражданско-правового характера
19
Вторичная занятость
12
Сверхзанятость
3
Источник:составлено на основе данных исследований рынка труда Воронежской области, проведенных авторами в 2019 году.

Таким образом, в регионе получила наибольшее развитие временная занятость (48%), а также занятость на условиях договора ГПХ (19%). При этом наиболее перспективные и соответствующие условиям инновационной экономики формы нестандартной занятости (дистанционная, агентская занятость) получили в регионе наименьшее распространение – 2% и 4% соответственно.

Сложившаяся картина на рынке труда Воронежской области и в ряде других регионов РФ (представленная в указанных выше исследованиях) свидетельствует о неготовности отечественного рынка труда к инновационному развитию экономики.

Таким образом, трансформация трудовых мотивов является процессом непрерывным, обусловленным глубокими изменениями всех сфер жизнедеятельности человека, связанным с доминирующими в определенный период времени потребностями и детерминирующим модификацию форм занятости населения.

Заключение

Ориентация отечественной экономики на инновационный вектор развития определяет необходимость ресурсного обеспечения данного процесса. При этом важнейшим ресурсом в условиях становления инновационной экономики является человек с его способностью к генерации знаний и развитыми цифровыми компетенциями. Трансформации в системе трудовых мотивов, имеющие место на данном этапе развития общества, способствуют распространению разнообразных форм нестандартной занятости. При этом, согласно проведенному нами исследованию, сложившаяся на сегодняшний день структура форм нестандартной занятости не соответствует требованиям инновационной экономики. Решению данной проблемы, по нашему мнению, будут способствовать совместные усилия всех сторон социально-трудовых отношений:

1) со стороны государства: совершенствование организационных условий развития рынка труда в части законодательного закрепления и регулирования вновь возникающих форм занятости населения (в том числе повышения социальных гарантий), использования передовых цифровых технологий для обеспечения эффективного взаимодействия всех сторон социально-трудовых отношений;

2) со стороны работодателей: активизация инновационной деятельности на основе внедрения новых технологий и применения наиболее перспективных форм нестандартной занятости (агентской и дистанционной занятости), построение адекватных современным трудовым мотивам систем стимулирования персонала;

3) со стороны наемных работников: повышение роли профсоюзов в системе социального партнерства, рост социальной активности наемных работников в вопросах защиты своих трудовых прав.

Обобщая все изложенное выше, можно утверждать о необходимости обеспечения гармоничного развития процессов инновационного развития экономики и трансформации трудовых мотивов и форм занятости населения.


Источники:

1. Инновационное развитие России в XXI веке (мир инноваций: проблемы и решения) : монография / В.К. Кондрашова и др.; Моск. гос. ун-т печати имени Ивана Федорова. — М.: МГУП имени Ивана Федорова. — 2013. — 210 с.
2. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана; гос. ун-т. Высш. шк. Экономики, 2000. — Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/kastel/06.php
3. Разумова, Т.О. Гибкие формы занятости в системе критериев концепции "Будущее в сфере труда" / Т.О. Разумова, М.В.Артамонова // Научные исследования экономического факультета. Электронный журнал. — 2017. — Т. 9. — № 4 (26) . — С. 7-27.
4. Корогодин, И.Т. Социально-трудовая система: вопросы методологии и теории : монография / И.Т. Корогодин. – М.: Палеотип. — 2005. – С. 191.
5. Депутатова, Л.Н. Мотивация персонала в контексте теории поколений / Л.Н. Депутатова, К.А. Шишкина // Вестник ПНИПУ. Социально-экономические науки. — 2019. — № 2. – С. 178-191. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/motivatsiya-personala-v-kontekste-teorii-pokoleniy/viewer
6. Черников, Б.В. Дифференциация трудовых ценностей среди поколений современных работников / Б.В. Черников // Вестник Томского гос. ун-та. — 2014. — № 385. — С. 153-158. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/differentsiatsiya-trudovyh-tsennostey-sredi-pokoleniy-sovremennyh-rabotnikov
7. Котомина, О. Z-работники. Как компании удержать молодых сотрудников / О. Котомина, Ю. Мерзлых. — Режим доступа: https://iq.hse.ru/news/216387265.html
8. Курс экономической теории: учебник [под ред. М.Н. Чепурина, Е.А. Киселевой]. – 6-е изд., переб. и доп. – Киров: «АСА» . — 2009. – С. 341.
9. Саруханов, Э.Р. Управление занятостью населения : учебное пособие. – СПб: Изд-во СПбУЭФ. — 1993. — С. 90.
10. Забелина, И.А. Региональные структурные сдвиги в занятости населения: восточные регионы нового шелкового пути / И.А. Забелина, Е.А. Клевакина, И.С. Денисенко // Вестник Томского гос. ун-та. Экономика. — 2017. — №39. — С. 80-98.
11. Зайцева, И.Ю. Занятость и безработица в России: анализ основных тенденций / И.Ю. Зайцева // Иркутский национальный исследовательский тех. ун-т. — 2018. — №5 (1). — С. 44-46.
12. Иванов, С.Ю. Обеспечение занятости населения на основе регулирования внутрирегиональной трудовой мобильности / С.Ю. Иванов, Д.В. Иванова // Труд и социальные отношения. — 2011. — №5. — С. 14-22.
13. Казанцев, В.А. Виды и формы проявления безработицы. Специфика и проблемы занятости в России / Синергия Наук. – 2017. – № 13. – С. 111-117.
14. Кашепов, А.В. Структурные сдвиги в занятости населения России / А.В. Кашепов // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. — 2013. — №4. — С. 129-137.
15. Корнейчук, О.В. Трансформация занятости в условиях трудовой миграции : дис. ... канд. экон. наук : 08.00.05 / Корнейчук Ольга Викторовна. - Москва, 2010. - 187 с.
16. Лапина, Т.А. Динамика видов нестандартной занятости в Омской области в 2010–2015 гг. / Т.А. Лапина, О.С. Коржова // Вестн. Ом. ун-та. Сер. «Экономика». — 2017. — № 4 (60). — С. 162–171.
17. Долженкова, Ю.В. Дистанционная занятость в России: современное состояние и перспективы развития/ Ю.В. Долженкова, С.В. Сидоркина // Вестник НГУЭУ. — 2015. — №1. — С. 156-161.
18. Смирных, Л.И. Временная (непостоянная) занятость // В кн.: Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения / Под общ. ред.: В. Е. Гимпельсон, Р. И. Капелюшников, С. Ю. Рощин. М. : Центр стратегических разработок. — 2017. — Гл. 8. — С. 80-91.
19. Одегов, Ю.Г. Аутсорсинг в управлении персоналом / Ю.Г. Одегов, Ю.В. Долженкова, С.В. Малинин // Учебник и практикум. Москва. Сер. Бакалавр и магистр. Академический курс (1-е изд.). — 2017. — 389 с.
20. Коваленко, О.В. Нестандартная занятость: сущность, виды, оценка масштабов и последствий в Алтайском крае / О.В. Коваленко, О.В. Немировская // Актуальные вопросы функционирования экономики Алтайского края. — 2017. — № 9. — С. 165-205. — Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=30753543
21. Попов, А.В. Работники стандартной и нестандартной форм занятости на региональном рынке труда / А.В. Попов // Социальное партнерство. — 2017. — №1. — С. 1-10

Страница обновлена: 28.08.2020 в 09:36:41